Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 сентября 2015 г. N Ф08-5998/15 по делу N А63-10115/2014

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 сентября 2015 г. N Ф08-5998/15 по делу N А63-10115/2014

 

г. Краснодар

 

04 сентября 2015 г.

Дело N А63-10115/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 02 сентября 2015 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 04 сентября 2015 года.

 

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Драбо Т.Н., судей Дорогиной Т.Н. и Посаженникова М.В., при участии в судебном заседании от заявителя - закрытого акционерного общества "Краевой клинический диагностический центр" (ИНН 2633001799, ОГРН 1022601932011) - Скрипникова А.С. (доверенность от 23.06.2015), от заинтересованного лица - Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Ставрополя (ИНН 2635028348, ОГРН 1042600329969) - Сидельникова Е.А. (доверенность от 12.01.2015), рассмотрев кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Ставрополя на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 09.02.2015 (судья Лукьянченко Т.С.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2015 (судьи Параскевова С.А., Афанасьева Л.В., Белов Д.А.) по делу N А63-10115/2014, установил следующее.

Закрытое акционерное общество "Краевой клинический диагностический центр" (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Ставрополя (далее - инспекция) от 30.06.2014 N 12-08/20 в части начислении 14 687 605 рублей налога на прибыль, 4 919 119 рублей 03 копеек пени, 102 425 рублей штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, 15 тыс. рублей штрафа по пункту 2 статьи 120 Кодекса (уточненные требования, с учетом отказа от части требований, принятые судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением суда от 09.02.2015, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 15.05.2015, требования удовлетворены со ссылкой на то, что ни налоговое, ни гражданское законодательство не предусматривает возложение обязанности по уплате налога на прибыль в случае признания сделки недействительной на лицо, фактически не получившее доход, с которого может быть начислен налог. Инспекция не доказала заключение между обществом и автономной некоммерческой медицинской организацией "Ставропольский краевой клинический консультативно-диагностический центр" (далее - АНМО "СКККДЦ") договора простого товарищества от 26.02.2001 N 01/01 в целях минимизации, уклонения от уплаты налога на прибыль, получения необоснованной налоговой выгоды. Произведенные инспекцией начисления налога свидетельствуют о двойном налогообложении, что исключено законом.

В Арбитражный суд Северо-Кавказского округа обратилась инспекция с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда и постановление апелляционной инстанции и принять новый судебный акт. По мнению подателя жалобы, суды не учли, что налоговые правоотношения носят публично-правовой характер, соответственно, необходимо, применив последствия недействительности ничтожной сделки, определить налоговые обязательства общества в соответствии со статьями 247 - 249 Налогового кодекса Российской Федерации, исходя из всех доходов, полученных по договору простого товарищества, заключенному между обществом и АНМО "СКККДЦ" за минусом всех расходов общества и АНМО "СКККДЦ". Общество незаконно передавало АНМО "СКККДЦ" доход, полученный в рамках договора простого товарищества, т. к. в силу статьи 1041 Гражданского кодекса Российской Федерации такой договор может быть заключен лишь между коммерческими организациями, предпринимателями, а АНМО "СКККДЦ" к таковым не относится. Поскольку юридически недействительная сделка считается несостоявшейся, то все связанные с ней учетные операции считаются ошибочными и исправление ошибок происходит путем подачи уточненных деклараций либо путем корректировки налоговой базы текущего периода. Представленные к проверке и указанные в акте протоколы собрания участников договора простого товарищества по распределению к возмещению расходов, произведенных товарищами на общее дело, пропорционально доле дохода от деятельности простого товарищества в суммарном объеме всех доходов, не соответствуют Кодексу, условиям договора и дополнительных соглашений. Суды не учли пункт 17 Положения по бухгалтерскому учету "Информация об участии в совместной деятельности" ПБУ 20/03, утвержденного приказом Министерства финансов России от 24.11.2003 N 105н (далее - ПБУ 20/03), в связи с чем неправомерно признали незаконным начисление обществу налога на прибыль, пени, штрафов по статьям 120 и 122 Кодекса.

В отзыве на кассационную жалобу общество просит оставить судебные акты без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали доводы кассационной жалобы и отзыва.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, проверив законность судебных актов, оценив доводы кассационной жалобы и отзыва, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов с 01.01.2010 по 31.12.2012, по результатам которой составила акт от 16.05.2014 N 12-08/20 и приняла решение от 30.06.2014 N 12-08/20 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде 102 425 рублей штрафа за неуплату налога на прибыль, 15 тыс. рублей по пункту 2 статьи 120 Кодекса, начислении 14 687 605 рублей налога на прибыль, 4 919 119 рублей 03 копеек пени.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю от 29.08.2014 N 07-20/013921 апелляционная жалоба общества на решение инспекции от 30.06.2014 N 12-0820 оставлена без удовлетворения.

В соответствии со статьями 137 и 138 Налогового кодекса Российской Федерации общество обжаловало решение инспекции в арбитражный суд.

Суды установили все фактические обстоятельства, полно, всесторонне исследовали представленные в материалы дела доказательства и доводы участвующих в деле лиц и приняли законные и обоснованные судебные акты, правильно исходя из следующего.

Как установлено статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации, объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

Согласно пункту 1 статьи 248 Налогового кодекса Российской Федерации к доходам в целях главы 25 Кодекса относятся: доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, внереализационные доходы.

В силу пункта 9 статьи 250 Налогового кодекса Российской Федерации внереализационным доходом налогоплательщика признается, в том числе доход, распределяемый в пользу налогоплательщика при его участии в простом товариществе, учитываемый в порядке, предусмотренном статьей 278 Кодекса.

По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (пункт 1 статьи 1041 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 4 статьи 278 Налогового кодекса Российской Федерации доходы, полученные от участия в товариществе, включаются в состав внереализационных доходов налогоплательщиков - участников товарищества и подлежат налогообложению в порядке, установленном главой 25 Кодекса. Убытки товарищества не распределяются между его участниками и при налогообложении ими не учитываются.

Участник товарищества, осуществляющий учет доходов и расходов этого товарищества для целей налогообложения, обязан определять нарастающим итогом по результатам каждого отчетного (налогового) периода прибыль каждого участника товарищества пропорционально доле соответствующего участника товарищества, установленной соглашениями, в прибыли товарищества, полученной за отчетный (налоговый) период от деятельности всех участников в рамках товарищества (пункт 3 статьи 278 Налогового кодекса Российской Федерации).

По смыслу статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые в их исполнение финансово-хозяйственные операции, отражаемые в бухгалтерском учете. При этом налогообложению подвергается финансовый результат, формируемый по итогам налогового (отчетного) периода на основе данных регистров бухгалтерского учета, в том числе совокупности совершенных в этом периоде операций.

В соответствии с пунктом 3 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации к налоговым отношениям гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Более того, Налоговый кодекс Российской Федерации прямо устанавливает, что обязанность по уплате налога может быть изменена только при наличии обстоятельств, установленных Налоговым кодексом Российской Федерации или иным актом законодательства о налогах и сборах (статья 44 Налогового кодекса Российской Федерации), в связи с чем признание гражданско-правовой сделки недействительной само по себе не может изменять налоговых правоотношений, если только законодательство о налогах и сборах не предусматривает это обстоятельство в качестве основания возникновения, изменения или прекращения обязанности по уплате налогов.

Суды установили, что в нарушение статьи 1041 Гражданского кодекса Российской Федерации общество заключило с АНМО "СКККДЦ" договор от 26.02.2001 N 01/01, предметом которого является оказание специализированной и высококвалифицированной медицинской помощи гражданам Ставропольского края и Российской Федерации за счет централизации высокоэффективного и высокопроизводительного медицинского оборудования, электронной вычислительной техники, с использованием высококвалифицированного медицинского персонала, позволяющего обеспечить комплексные подходы в диагностике и лечении различных заболеваний; оказание медицинской, консультативно-диагностической помощи гражданам Российской Федерации в рамках программ добровольного медицинского страхования; закупка, хранение и реализация лекарственных средств и изделий медицинского назначения для достижения целей договора; проведение санитарно-просветительской и научно-лекционной деятельности; совместное строительство административных и (или) лечебных помещений для достижения целей простого товарищества. Согласно пункту 1.1 данного договора извлечение прибыли и последующее ее распределение между сторонами договора не являются целью простого товарищества. Целью договора является развитие и внедрение в Ставропольском крае новых, современных, на уровне мировых стандартов методов диагностики и лечения больных, имеющих приоритетное значение для совершения системы здравоохранения региона за счет использования дорогостоящего уникального медицинского оборудования (пункт 1.2 договора).

Суды сделали обоснованный вывод о том, что договор простого товарищества от 26.02.2011, заключенный между обществом и АНМО "СКККДЦ", является ничтожной сделкой. Вместе с тем, установив получение товарищами в проверяемом периоде (2010 - 2011 годы) прибыли от совместной деятельности, суды признали незаконным произведенное инспекцией начисление налога на прибыль.

При этом суды учли разъяснения, содержащиеся в пункте 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 148 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 30 Налогового кодекса Российской Федерации", и правильно указали, что налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые во исполнение этих сделок финансово-хозяйственные операции, в частности финансово-хозяйственные операции, учитываемые для целей налога на прибыль организаций. Сам по себе факт действительности или недействительности (ничтожности) сделки не влияет на размер налоговых обязательств.

Суды указали, что в силу особого порядка налогообложения прибыли при осуществлении совместной деятельности, предусмотренной статьей 278 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктом 1 статьи 1043 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 8 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", пунктами 17 - 21 ПБУ 20/03, товарищ, ведущий общие дела (в данном случае - общество), все финансово-хозяйственные операции, осуществляемые в рамках договора простого товарищества, учитывало обособленно от своего имущества на отдельном балансе. Показатели отдельного баланса в бухгалтерский баланс общества, ведущего общие дела, не включались. Отражение хозяйственных операций по договору о совместной деятельности, включая учет доходов и расходов, а также расчет и учет финансовых результатов по отдельному балансу, осуществлялись в общеустановленном порядке, что подтверждено оборотно-сальдовыми ведомостями.

Во исполнение положений пункта 3 статьи 278 Налогового кодекса Российской Федерации и ПБУ 220/03 общество сообщало и перечисляло каждому участнику договора простого товарищества его долю прибыли от совместной деятельности. Каждый из участников договора простого товарищества отражал в бухгалтерском учете на своем балансе и в налоговом учете полученную долю прибыли от участия в совместной деятельности. Данный факт инспекция не оспаривает.

Суды отметили, что в материалы дела не представлены доказательства заключения договора от 26.02.2001 N 01/01 в целях минимизации, уклонения от уплаты налога на прибыль, получения необоснованной налоговой выгоды. Примененные инспекцией последствия недействительности ничтожной сделки привели к двойному налогообложению, а соответственно, к нарушению прав и законных интересов, поскольку обществу вменяется обязанность уплатить налог на прибыль с неполученного дохода.

Суды установили, что расходы за 2010 - 2011 годы, не учитываемые для целей налогообложения прибыли организаций, распределены между товарищами - обществом и АНМО "СКККДЦ" пропорционально доли вклада в совместную деятельность, что подтверждено протоколами собраний товарищей, журналами-ордерами и соответствующими записями бухгалтерского учета по счетам 79.1 и 91.3. Общество не предъявляло для возмещения за счет средств товарищества расходы, не учитываемые для целей налогообложения прибыли организации. Факт документального подтверждения расходов инспекция не оспаривает.

Довод инспекции о том, что полученный обществом доход от совместной деятельности за 2010 - 2012 годы подлежит возврату на основании статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому налоговые обязательства общества следует исчислять исходя из всех доходов простого товарищества за минусом всех расходов простого товарищества, был предметом рассмотрения в судах первой и апелляционной инстанций и получил надлежащую правовую оценку.

Суды указали, что признание гражданско-правовой сделки ничтожной не влечет автоматическое аннулирование реально совершенных в 2010 - 2012 годах финансово-хозяйственных операций, связанных с распределением и получением обществом внереализационного дохода от совместной деятельности, а также соответствующих записей в регистрах бухгалтерского и налогового учета.

При таких обстоятельствах суды сделали обоснованный вывод о неправомерном начислении обществу налога на прибыль, пени, налоговых санкций и незаконности решения инспекции от 30.06.2014 N 12-08/20.

Доводы кассационной жалобы инспекции не основаны на нормах права, направлены на переоценку доказательств, полно и всесторонне исследованных судами первой и апелляционной инстанции и в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отклонению.

Нормы права при рассмотрении дела применены правильно, нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебных актов (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Основания для удовлетворения кассационной жалобы инспекции отсутствуют.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ставропольского края от 09.02.2015 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2015 по делу N А63-10115/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Т.Н. Драбо

 

Судьи

Т.Н. Дорогина
М.В. Посаженников

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Суды указали, что в силу особого порядка налогообложения прибыли при осуществлении совместной деятельности, предусмотренной статьей 278 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктом 1 статьи 1043 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 8 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", пунктами 17 - 21 ПБУ 20/03, товарищ, ведущий общие дела (в данном случае - общество), все финансово-хозяйственные операции, осуществляемые в рамках договора простого товарищества, учитывало обособленно от своего имущества на отдельном балансе. Показатели отдельного баланса в бухгалтерский баланс общества, ведущего общие дела, не включались. Отражение хозяйственных операций по договору о совместной деятельности, включая учет доходов и расходов, а также расчет и учет финансовых результатов по отдельному балансу, осуществлялись в общеустановленном порядке, что подтверждено оборотно-сальдовыми ведомостями.

Во исполнение положений пункта 3 статьи 278 Налогового кодекса Российской Федерации и ПБУ 220/03 общество сообщало и перечисляло каждому участнику договора простого товарищества его долю прибыли от совместной деятельности. Каждый из участников договора простого товарищества отражал в бухгалтерском учете на своем балансе и в налоговом учете полученную долю прибыли от участия в совместной деятельности. Данный факт инспекция не оспаривает.

...

Довод инспекции о том, что полученный обществом доход от совместной деятельности за 2010 - 2012 годы подлежит возврату на основании статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому налоговые обязательства общества следует исчислять исходя из всех доходов простого товарищества за минусом всех расходов простого товарищества, был предметом рассмотрения в судах первой и апелляционной инстанций и получил надлежащую правовую оценку."