Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23 мая 2016 г. N Ф08-2743/16 по делу N А53-5042/2015

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23 мая 2016 г. N Ф08-2743/16 по делу N А53-5042/2015

 

г. Краснодар

 

23 мая 2016 г.

Дело N А53-5042/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 17 мая 2016 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 23 мая 2016 года.

 

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Драбо Т.Н., судей Посаженникова М.В. и Трифоновой Л.А., при участии в судебном заседании, проведенном с применением видеоконференц-связи с Арбитражным судом Ростовской области, от заявителя - публичного акционерного общества "Донхлеббанк" (ИНН 6164026390, ОГРН 1026103273382) - Бледных Л.М. (доверенность от 01.06.2015) и Пескелиди А.Д. (доверенность от 11.01.2016), от заинтересованного лица - Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону (ИНН 6152001105, ОГРН 1046163900012) - Конкиной Н.Н. (доверенность от 08.12.2015) и Шадурий Ю.В. (доверенность от 26.04.2016), рассмотрев кассационные жалобы публичного акционерного общества "Донхлеббанк" и Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону на решение Арбитражного суда Ростовской области от 09.10.2015 (судья Кривоносова О.В.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2016 (судьи Сулименко Н.В., Николаев Д.В., Шимбарева Н.В.) по делу N А53-5042/2015, установил следующее.

Публичное акционерное общество "Донхлеббанк" (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону (далее - инспекция) от 21.11.2014 N 14/97.

Решением суда от 09.10.2015 признано недействительным решение инспекции от 21.11.2014 N 14/97 в части начисления 244 904 рублей 11 копеек налога на прибыль, соответствующей пени, 24 490 рублей 41 копейки штрафа по налогу на прибыль, 7 834 рублей 20 копеек пени по НДФЛ; в удовлетворении остальной части требований отказано; с инспекции в пользу общества взыскано 3 тыс. рублей судебных расходов по уплате государственной пошлины. Судебный акт мотивирован тем, что права требования по кредитному договору от 12.07.2010 с ООО "Регион-Инвест" переданы третьему лицу (ООО "Донское страховое агентство", далее - ООО "ДСА"), поэтому у общества отсутствуют основания для начисления доходной части в виде процентов по указанному кредитному договору; уступаемое обществом право по договору с ООО "Корпорация "Севкавэлеваторспецстрой"" (далее - СКЭСС КОРПОРАЦИЯ) от 28.12.2011 N 23 не вытекает из кредитных договоров, а связано с наличием иного имущественного права - пава требования оплаты переданных имущественных прав, в связи с чем подлежит налогообложению налогом на прибыль; затраты общества, связанные с приобретением услуг автостоянок и покупкой ТМЦ, документально не подтверждены, поэтому данные расходы общества подлежат исключению из налоговой базы по налогу на прибыль; поскольку факт расходования полученных сотрудниками общества авансовых платежей в интересах общества документально не подтвержден, данные авансовые средства правомерно квалифицированы как доходы физических лиц; предложение инспекции произвести удержание НДФЛ с налогоплательщиков, которые уже не состоят в трудовых отношениях с обществом, не влечет нарушения прав общества.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 09.03.2016 решение суда от 09.10.2015 отменено в части отказа в удовлетворении заявления о признании недействительным решения инспекции от 21.11.2014 N 14/97 в части предложения обществу удержать 11 078 рублей 86 копеек НДФЛ, начисления 3 291 рубля 50 копеек пени по НДФЛ, 2 661 рубля 10 копеек штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации; в указанной части решение инспекции от 21.11.2014 N 14/97 признано недействительным. Судебный акт мотивирован тем, что у инспекции отсутствовали правовые основании для оценки денежных средств, выданных физическим лицам под отчет на приобретение ТМЦ, как дохода физических лиц и иных вознаграждений в пользу работников.

В Арбитражный суд Северо-Кавказского округа обратилось общество с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда и постановление апелляционной инстанции в части отказа обществу в удовлетворении требований. По мнению подателя жалобы, суды не учли, что передача права требования уплаты по договору от 28.12.2011 N 23 не подлежит налогообложению, поскольку размер переданных обществом имущественных прав определен из расчета суммы обязательств, вытекающих из 33 кредитных договоров; в данном случае само обязательство не прекращается и не изменяется, а происходит перемена кредитора в этом же обязательстве; финансовый результат данной операции отрицателен, соответственно, отсутствует сумма превышения полученного дохода над размером денежного требования, права по которому уступлены. Затраты на приобретение ТМЦ и оплату услуг автостоянки экономически оправданы, документально подтверждены и оформлены в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить судебные акты в обжалуемой обществом части без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

В Арбитражный суд Северо-Кавказского округа обратилась инспекция с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда и постановление апелляционной инстанции в части удовлетворения требований общества и принять новый судебный акт об отказе обществу в удовлетворении требований. По мнению подателя жалобы, суды сделали необоснованный вывод о передаче обществом по договору цессии лишь суммы основного долга без процентов по кредитному договору от 12.07.2010 с ООО "Регион-Инвест". Если кредитный договор не расторгнут, при формировании налоговой базы по налогу на прибыль общество обязано учитывать доходы в виде сумм процентов по всем действующим кредитным договорам. По эпизоду начисления НДФЛ, пени и штрафа суд апелляционной инстанции необоснованно не согласился с выводом суда первой инстанции о том, что в течение трех лет при принятии от подотчетных лиц документов, подтверждающих приобретение ТМЦ, общество нарушало требования Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон о бухгалтерском учете) и принимало документы, составленные от имени хозяйствующих субъектов, не зарегистрированных в установленном законом порядке.

Отзыв общества на кассационную жалобу инспекции в суд не поступил.

В судебном заседании представители инспекции просили удовлетворить кассационную жалобу инспекции и отклонить кассационную жалобу общества, представители общества просили удовлетворить кассационную жалобу общества и отклонить кассационную жалобу инспекции.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, проверив законность судебных актов, оценив доводы кассационных жалоб и отзыва инспекции, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, считает, что постановление апелляционной инстанции надлежит отменить в части отмены решения суда об отказе обществу в удовлетворении заявления о признании недействительным решения инспекции от 21.11.2014 N 14/97 в части начисления 11 078 рублей 86 копеек НДФЛ, 3 291 рубля 50 копеек пени, 2 661 рубля 10 копеек штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации и удовлетворения требований общества, и в этой части оставить в силе решение суда по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам контроля за правильностью исчисления, своевременности и полноты уплаты налогов и сборов, по результатам которой составила акт от 06.10.2014 N 14/97 и приняла решение от 21.11.2014 N 14/97 о привлечении общества к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде 270 378 рублей 77 копеек штрафа, по статье 123 Кодекса в виде 3 518 рублей 50 копеек штрафа, начислении 1 901 216 рублей НДС, 80 257 рублей 17 копеек налога на прибыль организаций, зачисляемого в федеральный бюджет, 722 314 рублей 53 копейки налога на прибыль организаций, зачисляемого в бюджет субъекта, 11 078 рублей 86 копеек НДФЛ, 535 168 рублей 74 копеек пени по НДС, 13 873 рублей 64 копеек пени по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в федеральный бюджет, 124 794 рублей 53 копеек пени по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в бюджет субъекта, 11 125 рублей 70 копеек пени по НДФЛ.

Решением Управления Федеральной налоговой службы от 17.02.2015 N 15-15/451 решение инспекции от 21.11.2014 N 14/97 отменено в части начисления 503 537 рублей налога на прибыль за 2011 год, соответствующих сумм пени и штрафа по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации; начисления 11 078 рублей 86 копеек НДФЛ, привлечения к ответственности по статье 122 Кодекса в виде 1 319 рублей 62 копеек по налогу на прибыль организаций за 2010 год, привлечения к ответственности по статье 123 Кодекса в виде 857 рублей 40 копеек штрафа по НДФЛ за 2010 год. Пункт 4 оспариваемого решения инспекции дополнен подпунктом 4: удержать и перечислить 4 533 рубля 23 копейки НДФЛ за 2010 год, 5 206 рублей 63 копейки НДФЛ за 2011 год, 1 339 рублей НДФЛ за 2012 год. В остальной части решение инспекции от 21.11.2014 N 14/97 оставлено без изменения.

В порядке статей 137 и 138 Налогового кодекса Российской Федерации общество обжаловало решение инспекции в арбитражный суд.

По эпизоду начисления обществу налога на прибыль, пен и штрафа в связи с невключением в состав доходов процентов по предоставленному ООО "Регион-Инвест" кредиту суды установили следующее.

По договору от 08.07.2010 N 34-10 общество предоставило ООО "Регион-Инвест" кредит в размере 5 млн рублей сроком на один год под 10% годовых. По договору цессии от 12.07.2010 N 34-10 общество уступило ООО "ДСА" право требования долга по кредитному договору с рассрочкой платежа до 30.12.2016.

Инспекция сделала вывод о передаче обществом по договору цессии только прав требования основного долга, в связи с чем начислила налог на прибыль на сумму процентов по кредитному договору.

Суды признали налоговые начисления незаконными, правомерно исходя из следующего.

В силу статей 382 и 384 Гражданского кодекса Российской Федерации при переходе прав кредитора к другому лицу происходит перемена лиц в обязательстве.

Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на получение процентов.

Как указано в пункте 15 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации", в силу статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации в отсутствие соглашения сторон об ином при уступке части права (требования) к цессионарию переходят в части, пропорциональной переданному требованию, и права, связанные с данным требованием.

Суды установили: из текста договора от 12.07.2010 N 34-10 не следует, что цедент передал цессионарию только право требования основного долга, правильно указав следующее.

Поскольку права требования по кредитному договору с ООО "Регион-Инвест" общество передало третьему лицу на основании договора уступки права требования, после 12.07.2010 у общества отсутствовали основания для начисления процентов по указанному кредитному договору и для исчисления налога на прибыль с этой суммы.

Довод инспекции о передаче при заключении договора уступки права требования цессионарию лишь суммы основного долга, без права требования процентов, не соответствует условиям договора уступки права требования от 12.07.2010 N 34-10, согласно пункту 1 которого общество передало ООО "ДСА" право требования по кредитному договору, заключенному с ООО "Регион-Инвест", 5 млн рублей под 10% годовых.

По эпизоду признания недействительным решения инспекции от 21.11.2014 N 14/97 в части начисления обществу НДС при уступке права требования по договору от 28.12.2011 N 23, заключенному между обществом и СКЭСС КОРПОРАЦИЯ (цессионарий), суды отказали обществу в удовлетворении требований, обоснованно исходя из следующего.

В соответствии со статьей 39 Налогового кодекса Российской Федерации реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

К операциям, не признаваемым реализацией в целях налогообложения, предусмотренным пунктом 3 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации, передача имущественных прав не отнесена

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации передача имущественных прав признается объектом налогообложения по НДС.

Суды установили, что в течение 2004 - 2008 годов общество заключило 39 кредитных договоров с физическими лицами, общая сумма задолженности по возврату основного долга по данным договорам составила 13 720 996 рублей 54 копейки, задолженность по процентам - 99 484 рубля 21 копейку (далее - спорные кредитные договоры).

По договору уступки права требования от 28.06.2011 N 1 общество (цедент) уступило право требования 13 820 480 рублей 75 копеек по спорным кредитным договорам СКЭСС КОРПОРАЦИЯ (цессионарий) за 13 700 тыс. рублей.

Согласно договору от 11.10.2011 N 11 СКЭСС КОРПОРАЦИЯ (цедент) реализовало обществу (цессионарий) за 13 700 тыс. рублей право требования 13 820 480 рублей 75 копеек по тем же спорным кредитным договорам.

Общество (цедент) заключило три договора уступки права требования: от 11.10.2011 N 12, согласно которому КФХ Гречкин Г.В. (цессионарий) приобрело за 2 981 тыс. рублей у общества права требования по 6 спорным кредитным договорам на общую сумму 3 004 126 рублей 38 копеек; от 11.10.2011 N 13, согласно которому ООО "Донское страховое агентство" (далее - "ДСА") (цессионарий) приобрело у общества за 5 197 тыс. рублей права требования по 25 кредитным договорам на сумму 5 301 913 рублей 80 копеек; от 11.10.2011N 14, согласно которому ООО "ДСА" (цессионарий) приобрело у общества за 5 522 тыс. рублей права требования по 8 кредитным договорам на сумму 5 514 440 рублей 57 копеек.

Согласно договорам уступки прав требований от 11.10.2011 N 13 и 14 ООО "ДСК" обязано оплатить обществу стоимость переданных прав, соответственно, в размере 5 197 тыс. рублей и 5 522 тыс. рублей (11 439 тыс. рублей).

По договору уступки права требования от 28.12.2011 N 23 общество (цедент) реализовало СКЭСС КОРПОРАЦИЯ за 10 562 310 рублей право требования у ООО "ДСА" 10 669 тыс. рублей за уступленное право по договорам от 11.10.2011 N 13 и 14.

На основании совокупной оценки представленных в материалы дела доказательств, доводов участвующих в деле лиц, правильного применения к установленным по делу обстоятельствам положений статей 39, 146, 149, 153 Налогового кодекса Российской Федерации суды сделали правильный вывод о том, что при реализации права требования по договору от 28.12.2011 N 23 у общества возникла налоговая база для исчисления НДС. Суды обоснованно указали, что к спорным правоотношениям не подлежит применению подпункт 26 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку из анализа заключенных обществом договоров следует, что по договору от 28.12.2011 N 23 общество уступило денежное требование, вытекающее из договора реализации имущественных прав, то есть право требования кредиторской задолженности по договорам уступки от 11.10.2011 N 13 и 14, а не требование по кредитным договорам.

Таким образом, уступаемое обществом право по договору от 28.12.2011 N 23 не вытекает из кредитных договоров, а связано с наличием иного имущественного права - права требования оплаты переданных имущественных прав.

Довод общества о том, что в рассматриваемом случае объект налогообложения НДС отсутствует, поскольку общество, как первоначальный кредитор, уступило новому кредитору за 10 562 310 рублей право требования у ООО "ДСА" 10 669 тыс. рублей задолженности, то есть, не получило доход от этой сделки, следовательно, в соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 155 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база для исчисления НДС составляет 0 рублей, был предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции и получил надлежащую правовую оценку.

В соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 155 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база при уступке первоначальным кредитором денежного требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг), определяется как сумма превышения суммы дохода, полученного первоначальным кредитором при уступке права требования, над размером денежного требования, права по которому уступлены.

Однако статья 155 Налогового кодекса Российской Федерации не устанавливает особенности определения налоговой базы при уступке первоначальным кредитором денежного требования, вытекающего из договора реализации имущественных прав. Абзац 2 пункта 1 статьи 155 Кодекса определяет лишь налоговую базу при уступке первоначальным кредитором денежного требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг).

Принимая во внимание правовое регулирование спорного вопроса, налоговая база при передаче имущественных прав определяется в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 153 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому при определении налоговой базы выручка от передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных имущественных прав.

При таких обстоятельствах суды обоснованно отказали обществу в удовлетворении требований о признании недействительным решения инспекции от 21.11.2014 N 14/97 в части начисления 1 901 216 рублей НДС при уступке права требования по договору от 28.12.2011, заключенному между обществом и СКЭСС КОРПОРАЦИЯ (цессионарий).

По эпизоду исключения из налоговой базы по налогу на прибыль расходов и начисления налога на прибыль суды указали, что в качестве документального подтверждения затрат, связанных с оплатой услуг автостоянки и покупкой хозяйственных принадлежностей, общество представило авансовые отчеты Смирнова Р.Г., Пашкова П.П., Атарова Н.В. и кассовые чеки, оформленные с нарушением Закона о бухгалтерском учете и составленные с несуществующими организациями.

Суды сделали вывод о том, что общество не проявило должной степени осмотрительности при принятии указанных документов к налоговому учету, поскольку на протяжении трех лет допускалась выдача подотчетным лицам денежных средств на основании первичных документов, не содержащих расшифровки подписей подписавших их лиц, без проведения проверки ИНН и ОГРН контрагентов в общедоступной базе ФНС России.

Так, на момент выдачи кассовых чеков ООО "Юнивест" ИНН 6168719005, ООО "Вектор" ИНН 6167011302, ООО "Арена" ИНН 6161200153, ООО "Крепость" ИНН 6165218999, ООО "Автомаркет" ИНН 6161340111, ООО "Донхозторг" ИНН 6168554873, ООО "Вестком2 ИНН 6166809950, ООО "Хозстройснаб" ИНН 6168635081, ООО "Донтехавто" ИНН 6164025446, ООО "Стимул" ИНН 6168263025, ООО "Снабторгкомплект" ИНН 6164025647, ООО "Спектр" ИНН 6167050017, ООО "Автомир" ИНН 6165054418; ООО "Торговый Дом "Донской"" ИНН 6168041431 не зарегистрированы в ЕГРЮЛ. Суды отметили, что иное документальное подтверждение затрат, связанных с приобретением услуг автостоянок и ТМЦ, общество не предоставило.

Суды обоснованно отклонили довод общества о реальности и документальной подтвержденности расходов как не основанный на законе и не соответствующий фактическим обстоятельствам дела.

Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Закона о бухгалтерском учете все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами.

Пунктом 2 пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации и пунктом 13 Положения по ведению бухгалтерского учета в Российской Федерации (утвержденного приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н) установлен перечень обязательных реквизитов первичных учетных документов. В указанный перечень, в частности, входят обозначения должностных лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, их личные подписи с расшифровкой.

На основании совокупной оценки представленных в материалы дела доказательств суды сделали не подлежащий переоценке вывод о том, что общество не проявило должной степени осмотрительности при принятии указанных документов к налоговому учету, поскольку на протяжении трех лет выдавало подотчетным лицам денежные средства на основании первичных документов, не содержащих расшифровки подписей указанных в них лиц, не проверив ИНН и ОГРН контрагентов в общедоступной базе ФНС России.

Имея возможность критически оценить первичные документы и потребовать от подотчетных лиц представления надлежащих документов в обоснование расходования подотчетных средств, общество не обеспечило надлежащее оформление первичных документов.

При таких обстоятельствах суды сделали правильный вывод о том, что представленные обществом документы не подтверждают несение расходов в целях осуществления предпринимательской деятельности, в связи с чем инспекция правомерно начислила обществу оспариваемую суммы налога на прибыль, соответствующие пени и штраф.

По эпизоду начисления обществу 11 078 рублей 86 копеек НДФЛ, 3 291 рубля 50 копеек пени, 2 661 рубля 10 копеек штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации суд первой инстанции применил к установленным по делу обстоятельствам пункт 3 статьи 24, пункт 1 статьи 45, статьи 223 и 224, пункты 2 и 4 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации, обоснованно исходил из того, что факт расходования полученных под отчет физическими лицами денежных средств в интересах общества не подтвержден надлежаще оформленными документами (в связи с чем эти документы не могут быть приняты к учету лицом, выдавшим денежные средства под отчет), и сделал вывод о правильной квалификации инспекцией указанных денежных средств в качестве доходов физических лиц.

В данном случае суд правильно исходил из положений Закона о бухгалтерском учете, не допускающих принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной деятельности, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок. Отсутствие в документе тех или иных реквизитов, неподтвержденность содержащихся в документах сведений автоматически ставит под сомнение достоверность содержащейся в нем информации и в целом факт осуществления хозяйственной операции. Иное способствует получению налоговым агентом необоснованной налоговой выгоды в виде неуплаты НДФЛ от сумм, полученных под отчет физическими лицами, представившими недостоверные документы.

В соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Поскольку по эпизоду начисления обществу 11 078 рублей 86 копеек НДФЛ, 3 291 рубля 50 копеек пени, 2 661 рубля 10 копеек штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации суд первой инстанции полно, всесторонне исследовал представленные в материалы дела доказательства, в совокупности оценил все доказательства и доводы участвующих в деле лиц, правильно применил нормы права к установленным по делу обстоятельствам и обоснованно отказал обществу в удовлетворении требований в этой части, суд кассационной инстанции в силу пункта 5 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным отменить постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2016 и оставить в силе решение Арбитражного суда Ростовской области от 09.10.2015.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2016 по делу N А53-5042/2015 отменить в части отмены решения Арбитражного суда Ростовской области от 09.10.2015 об отказе публичному акционерному обществу "Донхлеббанк" в удовлетворении заявления о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Ростова-на-Дону от 21.11.2014 N 14/97 в части начисления 11 078 рублей 86 копеек НДФЛ, 3 291 рубля 50 копеек пени, 2 661 рубля 10 копеек штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации и удовлетворения требований публичного акционерного общества "Донхлеббанк", и в этой части оставить в силе решение Арбитражного суда Ростовской области от 09.10.2015.

В остальной части решение Арбитражного суда Ростовской области от 09.10.2015 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2016 по делу N А53-5042/2015 оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Т.Н. Драбо

 

Судьи

М.В. Посаженников
Л.А. Трифонова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"По эпизоду начисления обществу 11 078 рублей 86 копеек НДФЛ, 3 291 рубля 50 копеек пени, 2 661 рубля 10 копеек штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации суд первой инстанции применил к установленным по делу обстоятельствам пункт 3 статьи 24, пункт 1 статьи 45, статьи 223 и 224, пункты 2 и 4 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации, обоснованно исходил из того, что факт расходования полученных под отчет физическими лицами денежных средств в интересах общества не подтвержден надлежаще оформленными документами (в связи с чем эти документы не могут быть приняты к учету лицом, выдавшим денежные средства под отчет), и сделал вывод о правильной квалификации инспекцией указанных денежных средств в качестве доходов физических лиц.

В данном случае суд правильно исходил из положений Закона о бухгалтерском учете, не допускающих принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной деятельности, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок. Отсутствие в документе тех или иных реквизитов, неподтвержденность содержащихся в документах сведений автоматически ставит под сомнение достоверность содержащейся в нем информации и в целом факт осуществления хозяйственной операции. Иное способствует получению налоговым агентом необоснованной налоговой выгоды в виде неуплаты НДФЛ от сумм, полученных под отчет физическими лицами, представившими недостоверные документы."