Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 9 февраля 2017 г. N Ф08-121/17 по делу N А15-1566/2016

 

г. Краснодар

 

09 февраля 2017 г.

Дело N А15-1566/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 06 февраля 2017 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 09 февраля 2017 г.

 

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Дорогиной Т.Н., судей Воловик Л.Н. и Прокофьевой Т.В., в отсутствие в судебном заседании надлежаще извещенного о времени и месте его проведения заявителя - открытого акционерного общества "Дагэнергосеть" (ИНН 0562076791, ОГРН 1100562000208)), при участии в судебном заседании от заинтересованного лица - Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Дагестан (ИНН 0541018936, ОГРН 1030502625823) - Мусаева М.М. (доверенность от 01.02.2017), рассмотрев кассационную жалобу открытого акционерного общества "Дагэнергосеть" на решение Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.08.2016 (судья Магомедов Р.М.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.11.2016 (судьи Афанасьева Л.В., Белов Д.А., Семенов М.У.) по делу N А15-1566/2016, установил следующее.

ОАО "Дагэнергосеть" (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Дагестан (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительными решения от 05.10.2015 N 772 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения от 05.10.2015 N 113 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению.

Решением Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.08.2016, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.11.2016, обществу отказано в удовлетворении заявленных требований. Судебные акты мотивированы тем, что инспекция представила доказательства, совокупность которых свидетельствует об отсутствии у общества права на налоговый вычет.

В кассационной жалобе общество просит отменить решение суда первой инстанции от 26.08.2016 и постановление суда апелляционной инстанции от 15.11.2016, принять по делу новый судебный акт, удовлетворив заявленные требования в полном объеме. Как считает общество, налоговый орган незаконно отказал в принятии вычета по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам, предъявленным ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" по приобретению электрической энергии в целях компенсации потерь и по аренде сетевого имущества. Кроме того, в нарушение пункта 5 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) инспекция пришла к неверному выводу о наличии обстоятельств только отягчающих ответственность общества.

В отзыве на кассационную жалобу налоговый орган просит оставить судебные акты без изменения как законные и обоснованные.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва, выслушав представителей участвующих в деле лиц, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению ввиду следующего.

Как видно из материалов дела, инспекцией проведена камеральная налоговая проверка представленной обществом уточненной налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за I квартал 2015 года. По результатам проверки составлен акт от 11.08.2015 N 1454 и приняты решение от 05.10.2015 N 772 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым обществу начислены 92 713 941 рубль налога на добавленную стоимость, 3 365 512 рублей 46 копеек пеней по налогу на добавленную стоимость, 18 542 768 рублей 20 копеек штрафа по пункту 1 статьи 122 Кодекса, а также обществу предложено уменьшить сумму налога, излишне заявленного к возмещению, в размере 8 887 367 рублей и решение от 05.10.2015 N 113 об отказе в возмещении 8 887 367 рублей налога на добавленную стоимость, заявленного к возмещению.

Не согласившись с решениями налогового органа от 05.10.2015 N 772 и 113, общество обратилось с апелляционной жалобой в Управление Федеральной налоговой службы по Республике Дагестан. Решением Управления Федеральной налоговой службы по Республике Дагестан от 22.01.2016 N 16-08/00465@ жалоба общества оставлена без удовлетворения.

Считая решения налогового органа от 05.10.2015 N 772 и 113 незаконными, общество обратилось в арбитражный суд.

На основании пункта 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные статьей 171 Кодекса налоговые вычеты.

Согласно пункту 2 статьи 171 Кодекса вычетам, в частности, подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, а также для перепродажи.

В силу пункта 1 статьи 172 Кодекса налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Кодекса, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Таким образом, условиями, которые должны быть соблюдены налогоплательщиком для обоснования права на налоговый вычет, являются: принятие товара (работ, услуг) к учету при наличии соответствующих первичных документов; приобретение товаров (работ, услуг) для операций, подпадающих под обложение налогом на добавленную стоимость, или для перепродажи; предъявление счета-фактуры, оформленного в соответствии с положениями пунктов 5 и 6 статьи 169 Кодекса.

При этом документы, представленные налогоплательщиком, должны отвечать установленным требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает правовые последствия.

В пунктах 1, 3 и 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53) разъяснено, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Пунктом 3 статьи 32 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" закреплено, что величина потерь электрической энергии, не учтенная в ценах на электрическую энергию, оплачивается сетевыми организациями, в сетях которых они возникли, в установленном правилами оптового и (или) розничных рынков порядке. При этом сетевые организации обязаны заключить в соответствии с указанными правилами договоры купли-продажи электрической энергии в целях компенсации потерь в пределах не учтенной в ценах на электрическую энергию величины.

В соответствии с пунктом 50 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила), размер фактических потерь электрической энергии в электрических сетях определяется как разница между объемом электрической энергии, поставленной в электрическую сеть из других сетей или от производителей электрической энергии, и объемом электрической энергии, потребленной энергопринимающими устройствами, присоединенными к этой сети, а также переданной в другие сетевые организации.

Согласно пункту 51 Правил сетевые организации обязаны оплачивать стоимость фактических потерь электрической энергии, возникших в принадлежащих им объектах сетевого хозяйства, за вычетом стоимости потерь, учтенных в ценах (тарифах) на электрическую энергию на оптовом рынке.

По пункту 3 Инструкции по организации в Министерстве энергетики Российской Федерации работы по расчету и обоснованию нормативов технологических потерь электроэнергии при ее передаче по электрическим сетям, утвержденной приказом Минэнерго России от 30.12.2008 N 326, технологические потери электроэнергии при ее передаче по электрическим сетям ТСО, ФСК и МСК включают в себя технические потери в линиях и оборудовании электрических сетей, обусловленных физическими процессами, происходящими при передаче электроэнергии в соответствии с техническими характеристиками и режимами работы линий и оборудования, с учетом расхода электроэнергии на собственные нужды подстанций и потери, обусловленные допустимыми погрешностями системы учета электроэнергии.

Объем (количество) технологических потерь электроэнергии в целях определения норматива технологических потерь электроэнергии при ее передаче по электрическим сетям рассчитывается в соответствии с Методикой расчета технологических потерь электроэнергии при ее передаче по электрическим сетям в базовом периоде.

В соответствии с пунктом 121 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 N 530 и действовавших до 11.06.2012, сетевая организация определяет объем потерь электрической энергии в принадлежащих ей электрических сетях за расчетный период на основании данных коммерческого учета электрической энергии, подтвержденных потребителями и производителями (поставщиками) электрической энергии и сетевыми организациями, электрические сети которых технологически присоединены к ее электрическим сетям, и зафиксированных в первичных учетных документах, составленных в соответствии с договорами оказания услуг по передаче электрической энергии, и в случае покупки электрической энергии для компенсации потерь у гарантирующего поставщика (энергосбытовой организации) представляет ему (ей) рассчитанные на основании указанных документов данные о величине потерь электрической энергии.

Как следует из материалов дела и установлено судами, в проверяемый период общество на основании заключенного с ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" договора от 01.04.2012 N 171/2012-ДЭС осуществляло услуги по передаче электрической энергии посредством осуществления комплекса организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электроэнергии через технические устройства электрических, сетей принадлежащих обществу на праве собственности или ином установленном федеральным законом основании. Пунктом 2.2.1 договора предусмотрено, что ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" обязуется по заявке общества приобретать электроэнергию для компенсации потерь согласно приложению 5 к договору, а общество обязуется оплачивать указанные объемы электроэнергии на условиях данного договора.

Таким образом, в целях компенсации потерь в своих сетях общество приобретало у ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" электрическую энергию и предъявляло к налоговому вычету выделенный в счетах-фактурах налог на добавленную стоимость.

В подтверждение понесенных обществом расходов на приобретение электроэнергии в целях компенсации потерь, возникающих в принадлежащих ему сетях, в материалы дела представлен договор от 01.04.2012 N 171/2012-ДЭС, акты расчета стоимости электроэнергии, приобретаемой исполнителем в целях компенсации потерь электроэнергии в сетях, счета-фактуры, книги покупок и продаж, декларации по налогу на добавленную стоимость за указанный период.

Суды, оценив финансовые результаты хозяйственных операций между обществом и ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания", сделали обоснованный вывод о том, что в данном случае имеет место стремление общества к получению необоснованной налоговой выгоды. Так, за услуги по передаче электроэнергии для ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" за I квартал 2015 года, общество получает выручку в сумме 398 854 110 рублей 73 копеек и в то же время принимает расходы по компенсации потерь для этой же организации в сумме 427 040 310 рублей 05 копеек (из предъявленных 706 947 075 рублей 15 копеек), что составляет 107% к уровню доходов (уровень предъявленных расходов составляет 177%).

Данные результаты, по мнению суда, противоречат экономической сущности общества как субъекта гражданских правоотношений, деятельность которого направлена на извлечение прибыли, а налоговая выгода от экономической деятельности за I квартал 2015 года - заявленные к возмещению из бюджета 8 887 367 рублей налога на добавленную стоимость.

В рассматриваемом случае на общество как сетевую организацию, оказывающую услуги ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" по передаче электрической энергии через технические устройства своих электрических сетей, законом возложена обязанность по компенсации ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания", как энергоснабжающей организации потерь электрической энергии, возникающих при ее передаче.

Однако общество не представило достоверного расчета сумм потерь в сетях, возникающих при транспортировке электроэнергии, и сумм компенсации.

Акты расчета стоимости электроэнергии, приобретаемой исполнителем в целях компенсации потерь электроэнергии в сетях, за январь, февраль и март 2015 года, не согласованы сторонами договора, имеют отметку об оспаривании части объемов электроэнергии. Доказательств устранения указанных противоречий в расчетах в материалах дела не имеется. Сведения о расшифровке видов потерь в материалы дела не представлены. Расчет сумм потерь в сетях, возникающих при транспортировке электроэнергии, в материалах дела отсутствует.

Заключая договор с ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" на передачу электрической энергии и компенсации потерь в сетях, общество изначально поставило себя в невыгодное положение. Приобретение электрической энергии в целях компенсации потерь превышает количество электрической энергии, переданной по своим сетям конечным потребителям и сетевым компаниям. Общество, получая вознаграждение за передачу электроэнергии, получает выручку от оказанных услуг и начисляет налог на добавленную стоимость к реализации, заявляет к вычету суммы налога на добавленную стоимость с компенсации потерь, возмещаемых ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания", которая превышает суммы дохода от реализации, в результате чего общество заявляет значительные суммы к возмещению из бюджета.

Согласно пункту 1 статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации любая коммерческая юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации).

В соответствии с пунктом 9 постановления N 53 установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Изучив представленные в материалы дела документы, суды обоснованно пришли к вывод у о том, что деятельность общества не отвечает признакам статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку с момента создания является убыточной, соответственно налог на прибыль в бюджет не уплачивается, а доходы общество получает за счет возмещения налога на добавленную стоимость.

Такие действия общества по неправомерному возмещению налога на добавленную стоимость со стоимости компенсации потерь и увеличению расходов привели к фактическому банкротству общества. Определением Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.10.2015 по делу N А15-1517/2015 в отношении общества введена процедура банкротства (наблюдение).

Как верно указал суд, главной целью, преследуемой обществом, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды, что свидетельствует о стремлении общества к получению необоснованной налоговой выгоды. Деятельность общества направлена не на получение прибыли от своей деятельности с момента регистрации, а на получение налоговой выгоды от возмещаемой суммы налога на добавленную стоимость.

Учитывая изложенное, обществу обоснованно отказано в вычете налога на добавленную стоимость по счетам-фактурам, выставленным ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" за электрическую энергию, приобретаемую в целях компенсации потерь в электрических сетях.

Относительно отказа налогового органа в принятии налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам, выставленным обществу ОАО "МРСК Северного Кавказа" за арендованное сетевое имущество, судами установлено следующее.

Общество (арендатор) и ОАО "МРСК Северного Кавказа" (арендодатель) заключили договор аренды имущества от 01.05.2012 N 79/2012, в соответствии с которым ОАО "МРСК Северного Кавказа" обязуется предоставить обществу имущество (здания, сооружения, линии электропередачи, трансформаторы, транспортные средства и другое оборудование, и входящие в его состав различные основные средства, инвентарь) за плату во временное владение и пользование. Договор заключен на срок 5 лет с момента подписания.

При этом судом установлено, что данный договор заключен между взаимозависимыми лицами и не обусловлен разумными экономическими причинами.

Согласно пункту 1 статьи 20 Кодекса взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, в том числе, когда одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 %. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой.

Судом установлено, что учредителем общества с долей в уставном фонде, составляющей 100%, и, в соответствии с положениями договора от 08.02.2011 N 11/2011 о передаче полномочий единоличного исполнительного органа, управляющей организацией общества является ОАО "МРСК Северного Кавказа".

Генеральный директор ОАО "МРСК Северного Кавказа" согласно договору от 08.02.2011 N 11/2011 выступает в роли единоличного исполнительного органа общества, имеющего право, в частности, самостоятельно решать вопросы по руководству текущей деятельностью общества, распоряжаться имуществом общества. совершать сделки от имени общества, выдавать доверенности от имени общества, открывать в банках и иных кредитных организациях расчетные и иные счета общества.

Кроме того, доля участия ОАО "МРСК Северного Кавказа" в уставном капитале ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" составляет 51%.

Учитывая вышеизложенное, суды пришли к обоснованному выводу, что общество и ОАО "МРСК Северного Кавказа" являются взаимозависимыми.

Оценив взаимоотношения между указанными лицами, учитывая на заключение обще6ством договора аренды на заведомо невыгодных условиях (для увеличения расходов) при осуществлении деятельности себе в убыток, суды сделали обоснованный вывод о том, что передача имущества в аренду направлена на получение обществом необоснованной налоговой выгоды. Суд кассационной инстанции не имеет оснований к переоценке вывода судов первой и апелляционной инстанций.

Довод общества о том, что налоговый орган, в нарушение пункта 5 статьи 101 Кодекса пришел к выводу о наличии обстоятельств только отягчающих ответственность, являлся предметом проверки судов первой и апелляционной инстанций и получил надлежащую оценку.

Доводы кассационной жалобы общества не основаны на нормах права, направлены на переоценку исследованных судами доказательств и в силу статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отклонению.

Нормы права применены судами правильно, процессуальные нарушения, влекущие безусловную отмену обжалуемых судебных актов (часть 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.08.2016 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.11.2016 по делу N А15-1566/2016 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Т.Н. Дорогина

 

Судьи

Л.Н. Воловик
Т.В. Прокофьева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Изучив представленные в материалы дела документы, суды обоснованно пришли к вывод у о том, что деятельность общества не отвечает признакам статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку с момента создания является убыточной, соответственно налог на прибыль в бюджет не уплачивается, а доходы общество получает за счет возмещения налога на добавленную стоимость.

...

Согласно пункту 1 статьи 20 Кодекса взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, в том числе, когда одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 %. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой.

...

Довод общества о том, что налоговый орган, в нарушение пункта 5 статьи 101 Кодекса пришел к выводу о наличии обстоятельств только отягчающих ответственность, являлся предметом проверки судов первой и апелляционной инстанций и получил надлежащую оценку."