Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 января 2019 г. N Ф08-11346/18 по делу N А53-2722/2018

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 января 2019 г. N Ф08-11346/18 по делу N А53-2722/2018

 

г. Краснодар

 

11 января 2019 г.

Дело N А53-2722/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 10 января 2019 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 11 января 2019 года.

 

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Рассказова О.Л., судей Артамкиной Е.В. и Фефеловой И.И., в отсутствие в судебном заседании истца - общества с ограниченной ответственностью "Донская ассоциация жилищных проектов" (ИНН 6161069163, ОГРН 1136193006652), ответчика - государственного бюджетного учреждения Ростовской области "Центр медицинской реабилитации N 1 в г. Таганроге (ИНН 6154058812, ОГРН 1026102586212), извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Донская ассоциация жилищных проектов" на решение Арбитражного суда Ростовской области от 25.04.2018 (судья Новожилова М.А.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2018 (судьи Нарышкина Н.В., Ванин В.В., Маштакова Е.А.) по делу N А53-2722/2018, установил следующее.

ООО "Донская ассоциация жилищных проектов" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к ГБУ Ростовской области "Центр медицинской реабилитации N 1 в г. Таганроге (далее - учреждение) о признании договора от 13.04.2016 N ЭА-15 в части проведения работ по ремонту кровли (литера А) недействительной сделкой (измененные требования в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее - Кодекс).

Решением суда первой инстанции от 25.04.2018, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 17.07.2018, в удовлетворении исковых требований отказано. Судебные акты мотивированы тем, что вся необходимая информация об объекте работ предоставлена всем участникам аукциона до его проведения, общество, будучи профессиональным участником отношений в области строительства, не было лишено возможности осмотреть объект, ознакомиться с общедоступными сведениями о его принадлежности к памятникам культуры до заключении сделки и принять меры к получению лицензии на производство работ после получения информации о статусе объекта от уполномоченного органа. Пропущен срок исковой давности.

В кассационной жалобе общество просит состоявшиеся судебные акты отменить, исковые требования - удовлетворить, взыскать 15 тыс. рублей судебных расходов на оплату юридических услуг за рассмотрение кассационной жалобы. По мнению заявителя, выводы судов не обоснованы, предмет иска по иным делам основывался на других обстоятельствах, выводы не являются преюдициальными, суд неправильно оценили доказательства, подрядчика намеренно ввели в заблуждение, чтобы уменьшить стоимость контракта, не применен Федеральный закон от 25.06.2002 N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" (далее - Закон N 73-ФЗ). Вывод о том, что подрядчик не воспользовался правом на приостановление работ, безоснователен. Суд не учел специфику работ с памятником архитектуры, степень ответственности за ремонтно-реставрационные работы, вся вина за отсутствие лицензии возложена на подрядчика, который не имел представления, что объект договора является памятником архитектуры. Стоимость лицензии, если бы подрядчик захотел ее получить не входила в аукционную и сметную документацию, ее получение связано с дополнительными расходами, не предусмотренными договором и сметной документацией, что повлекло бы уменьшение заработка подрядчика, дополнительное время, не предусмотренное договором, на получение такого документа, а также поиск специалистов, умеющих заниматься такого рода работами и поиском научного руководителя, не предусмотренного в строительной фирме. Суды не отразили позицию Министерства Культуры Ростовской области. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года.

В отзыве на кассационную жалобу учреждение указало на ее несостоятельность, а также законность и обоснованность принятых по делу судебных актов.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно и суды установили, что 13.04.2016 учреждение (заказчик) и общество (подрядчик) заключили договор N ЭА-15, согласно которому подрядчик обязался выполнить работы по капитальному ремонту кровли (литера А) кровли котельной, кровли гаража ГБУ РО "ЦМР N 1" в г. Таганроге (далее - договор). Срок окончания выполнения работ - 30.08.2016 (пункт 3.1 договора). Цена договора - 4 379 240 рублей (пункт 2.1 договора).

В ходе выполнения работ общество получило информацию о том, что подлежащий капитальному ремонту объект, расположенный по адресу: г. Таганрог, ул. Фрунзе 37/ пер. Летмонтовский, 12 (литера А) является объектом культурного наследия Ростовской области.

Общество письмом от 21.07.2016 N 24 обратилось в Министерство культуры Ростовской области с просьбой дать разъяснения по вопросу о том, может ли организация, не имеющая лицензии на осуществление деятельности по сохранению объектов культурного наследия, выполнять работы по капитальному ремонту кровли данного объекта.

Министерство культуры Ростовской области в письме от 29.07.2016 N 23/02-04/2661 сообщило обществу, что работы по ремонту кровли объекта культурного наследия, независимо от состава таких работ, необходимо проводить в соответствии с порядком определенным статьей 45 Закона N 73-ФЗ.

Общество 22.12.2017 направило учреждению претензию, в которой потребовало признать договор недействительной сделкой в связи с сокрытием заказчиком факта об обязательной лицензии для проведения работ на объекте.

Ссылаясь на наличие обстоятельств для признания договора недействительным на основании статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс) общество обратилось в суд с иском.

В соответствии с пунктом 1 статьи 178 Гражданского кодекса сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Согласно пункту 2 статьи 178 Гражданского кодекса при наличии условий, предусмотренных пунктом 1 данной статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности, если сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т. п. и (или) если сторона заблуждалась в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные.

В пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.12.2013 N 162 "Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения (статья 178 Гражданского кодекса), если истцом будет доказано, что при заключении контракта им была допущена техническая ошибка.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", если стороне переговоров ее контрагентом представлена неполная или недостоверная информация либо контрагент умолчал об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны были быть доведены до ее сведения, и сторонами был заключен договор, эта сторона вправе потребовать признания сделки недействительной и возмещения вызванных такой недействительностью убытков (статья 178 или 179 Гражданского кодекса) либо использовать способы защиты, специально предусмотренные для случаев нарушения отдельных видов обязательств, например, статьями 495, 732, 804 и 944 Гражданского кодекса.

Как следует из материалов дела, при заключении договора разногласия между сторонами отсутствовали. Общество приступило к выполнению работ, выполнило их частично, предъявило к приемке заказчика и получило оплату за фактически выполненные работы.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (часть 2 статьи 69 Кодекса).

Преюдициальная связь судебных актов арбитражных судов обусловлена указанным свойством обязательности как элемента законной силы судебного акта, в силу которой в процессе судебного доказывания суд не должен дважды устанавливать один и тот же факт в отношениях между теми же сторонами. Иной подход означает возможность опровержения опосредованного вступившим в законную силу судебным актом вывода суда о фактических обстоятельствах другим судебным актом и противоречит общеправовому принципу определенности, а также упоминаемым в актах Конституционного Суда Российской Федерации принципам процессуальной экономии и стабильности судебных решений (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 05.02.2007 N 2-П).

Исследовав и оценив фактические обстоятельства дела и имеющиеся доказательства в соответствии со статьей 71 Кодекса в их совокупности и взаимосвязи, доводы и возражения участвующих в деле лиц, принимая во внимание судебные акты по делам N А53-32887/2016 и N А53-4270/2017, имеющим преюдициальное значение, с учетом того, что обязательства сторон из договора, о признании недействительным которого заявлены требования, прекращены в связи с отказом учреждения от его исполнения в одностороннем порядке в связи с неисправным поведением подрядчика, несвоевременно выполнявшего работы. Установив, что вся необходимая информация об объекте работ предоставлена всем участникам аукциона до его проведения, а общество, будучи профессиональным участником отношений в области строительства, не было лишено возможности осмотреть объект, ознакомиться с общедоступными сведениями о его принадлежности к памятникам культуры до заключении сделки и принять меры к получению лицензии на производство работ после получения информации о статусе объекта от уполномоченного органа (информация о статусе объекта, где производились работы, изначально получена обществом самостоятельно). Право на заключение договора выставлено на аукцион, общество могло осмотреть объект и принять решение о необходимости участия в аукционе, оценив имеющиеся риски, однако при заключении договора общество не проявило требующую в таких обстоятельствах осмотрительность, обычную для деловой практики совершения подобных сделок, а учреждение, исходя из действий общества, не могло и не должно было распознать, что общество заблуждается относительно природы работ, о необходимости выполнении которых размещена аукционная документация. После заключения спорного договора каких-либо указаний на то, что сделка является недействительной, общество не заявляло, частично выполненные работы предъявлены к приемке по актам формы N КС-2, выяснения вопроса возможности проведения работ без наличия лицензии инициировано обществом 29.07.2016 (за день до истечения срока исполнения обязательств в части ремонта кровли здания (литера А) и за месяц до истечения общего срока выполнения работ по договору), суды пришли к верному выводу о невозможности признания недействительным договора по основаниям, предусмотренным статьей 178 Гражданского кодекса и правомерно отказали в удовлетворении заявленных требований.

Учреждение в суде первой инстанции заявило о пропуске срока исковой давности.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год (статья 181 Гражданского кодекса).

Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179 Гражданского кодекса), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 102 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" годичный срок исковой давности по искам о признании недействительной оспоримой сделки следует исчислять со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Суды установили, что общество узнало о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению обязательств по договору не позднее 29.07.2016 (ответ Министерства культуры Ростовской области от 29.07.2016 N 23/020-04/2661), а обратилось с иском в суд 02.02.2018, то есть с пропуском срока исковой давности.

В силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Учитывая изложенное суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены или изменения судебных актов.

Поскольку в удовлетворении кассационной жалобы общества отказано, то и в удовлетворении заявления о взыскании с учреждения расходов по уплате государственной пошлины и 15 тыс. рублей на оплату услуг представителя, следует отказать (пункт 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела").

Довод заявителя жалобы о том, что суды не учли специфику работ с памятником архитектуры, степень ответственности за ремонтно-реставрационные работы, стоимость лицензии (ее получение связано с дополнительными расходами) надлежит отклонить. Из положений абзаца 3 пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса следует, что лицо, являясь хозяйствующим субъектом и действуя в рамках предпринимательской деятельности, осуществляемой им на свой риск, должно проявлять достаточную осмотрительность в делах и разумность при заключении сделок. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.06.2007 N 366-О-П со ссылкой на постановление от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Выявление сторонами деловых просчетов, которые не учтены на стадии заключения договора, при его исполнении на определенных в нем условиях, являются рисками предпринимательской деятельности. Общество, осуществляющее предпринимательскую деятельность, являясь профессиональным участником рассматриваемых правоотношений, для которого действующим законодательством установлен повышенный стандарт осмотрительности, при должной степени заботливости несет риск негативных последствий своего делового просчета. Суды верно указали, что действуя разумно и предусмотрительно, участвуя в конкурсе и приступая к реализации договорных отношений, общество могло рассчитать возможности, наличие необходимых лицензий, разрешений и др., оценить риски по исполнению договора, осмотреть объект, его техническое состояние и поинтересоваться о его возможном особом статусе.

Несогласие подателя жалобы с применением срока исковой давности также не принимается во внимание. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179 Гражданского кодекса), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Соответствие выводов арбитражных судов первой и апелляционной инстанций о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильное применение норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов в совокупности с учетом доводов, содержащихся в кассационной жалобе, исключают возможность ее удовлетворения в силу норм статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушения норм процессуального права, предусмотренных частью 4 статьи 288 Кодекса, при разрешении спора не установлены.

Руководствуясь статьями 24, 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 25.04.2018 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2018 по делу N А53-2722/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

О.Л. Рассказов

 

Судьи

Е.В. Артамкина
И.И. Фефелова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Довод заявителя жалобы о том, что суды не учли специфику работ с памятником архитектуры, степень ответственности за ремонтно-реставрационные работы, стоимость лицензии (ее получение связано с дополнительными расходами) надлежит отклонить. Из положений абзаца 3 пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса следует, что лицо, являясь хозяйствующим субъектом и действуя в рамках предпринимательской деятельности, осуществляемой им на свой риск, должно проявлять достаточную осмотрительность в делах и разумность при заключении сделок. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.06.2007 N 366-О-П со ссылкой на постановление от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Выявление сторонами деловых просчетов, которые не учтены на стадии заключения договора, при его исполнении на определенных в нем условиях, являются рисками предпринимательской деятельности. Общество, осуществляющее предпринимательскую деятельность, являясь профессиональным участником рассматриваемых правоотношений, для которого действующим законодательством установлен повышенный стандарт осмотрительности, при должной степени заботливости несет риск негативных последствий своего делового просчета. Суды верно указали, что действуя разумно и предусмотрительно, участвуя в конкурсе и приступая к реализации договорных отношений, общество могло рассчитать возможности, наличие необходимых лицензий, разрешений и др., оценить риски по исполнению договора, осмотреть объект, его техническое состояние и поинтересоваться о его возможном особом статусе.

Несогласие подателя жалобы с применением срока исковой давности также не принимается во внимание. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179 Гражданского кодекса), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске."