Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 января 2015 г. N Ф07-401/14 по делу N А26-9284/2013

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 января 2015 г. N Ф07-401/14 по делу N А26-9284/2013

 

22 января 2015 г.

Дело N А26-9284/2013

 

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе

председательствующего Афанасьева С.В.,

судей Кадулина А.В. и Нефедовой О.Ю.,

при участии от общества с ограниченной ответственностью "АК1126" Лобаго О.А. (доверенность от 01.04.2014), от Петрозаводского муниципального унитарного предприятия "Городской транспорт" Подсадник П.Н. (доверенность от 18.11.2014 N 24),

рассмотрев 21.01.2015 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Администрации Петрозаводского городского округа на решение Арбитражного суда Республики Карелия от 30.04.2014 (судья Богданова О.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2014 (судьи Тимухина И.А., Барканова Я.В., Жиляева Е.В.) по делу N А26-9284/2013,

установил:

Администрация Петрозаводского городского округа, место нахождения: 185910, Республика Карелия, г. Петрозаводск, пр. Ленина, д. 2, ОГРН 1021000538481, ИНН 1001040505 (далее - Администрация), обратилась в Арбитражный суд Республики Карелия с иском к обществу с ограниченной ответственностью "АК1126", место нахождения: 185000, Республика Карелия, г. Петрозаводск, Путейская ул., д. 5, оф. 39, ОГРН 1061001009959, ИНН 1001173537 (далее - Общество), и Петрозаводскому муниципальному унитарному предприятию "Городской транспорт", место нахождения: 185031, Республика Карелия, г. Петрозаводск, Московская ул., д. 14, ОГРН 1101001002695, ИНН 1001232020 (далее - Предприятие), и с учетом уточнения в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) требования просила признать договор аренды нежилых помещений от 20.09.2013 N 15 (далее - Договор) недействительным и применить последствия недействительности ничтожной сделки в виде обязания Предприятия возвратить Обществу 4735,08 руб. арендной платы, полученной за период с сентября 2013 г. по январь 2014 г.

Решением от 30.04.2014, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2014, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Администрация просит решение от 30.04.2014 и постановление от 23.09.2014 отменить и иск удовлетворить. По мнению подателя жалобы, сдача в аренду одноэтажного здания диспетчерской N 1, площадью 109,4 кв. м, расположенного по адресу: Республика Карелия, г. Петрозаводск, Заводская ул., лит. "А" (далее - здание диспетчерской), используемого для размещения диспетчерской троллейбусных маршрутов N 3 и 8, приведет к невозможности осуществления Предприятием предусмотренной его уставом деятельности.

В отзыве на кассационную жалобу Общество, ссылаясь на необоснованность ее доводов, просит решение от 30.04.2014 и постановление от 23.09.2014 оставить без изменения.

В судебном заседании представитель Предприятия поддержал кассационную жалобу, представитель Общества возразил против ее удовлетворения.

Администрация надлежаще извещена о месте и времени судебного заседания, однако своего представителя в суд не направила, в связи с чем кассационная жалоба рассмотрена в ее отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, Предприятию на праве хозяйственного ведения принадлежит муниципальное недвижимое имущество - здание диспетчерской.

Администрация постановлением от 08.07.2010 N 2106 согласовала Предприятию сдачу в аренду находящегося у него на праве хозяйственного ведения недвижимого имущества в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом Предприятия.

По результатам открытого аукциона на право заключения договора аренды нежилых помещений между Предприятием (арендодателем) и Обществом (арендатором) подписан Договор, по условиям которого первое предоставило второму во временное владение и пользование на срок до 06.09.2023 здание диспетчерской.

По акту приема-передачи нежилых помещений от 20.09.2013 здание диспетчерской передано Обществу.

В период с сентября 2013 г. по январь 2014 г. Общество перечислило Предприятию 4 735,08 руб. арендной платы по Договору.

Полагая, что сдача здания диспетчерской в аренду влечет невозможность осуществления Предприятием деятельности, цели, предмет и виды которой определены его уставом, Администрация обратилась в арбитражный суд с указанным иском.

Предприятие в отзыве на иск признало требования Администрации обоснованными, а также указало на то, что здание диспетчерской Обществу во владение и пользование фактически не передавалось и в настоящее время используется для осуществления деятельности по организации троллейбусных маршрутов N 3 и 8.

Суды первой и апелляционной инстанций, посчитав, что Администрация не представила надлежащих доказательств невозможности осуществления Предприятием уставной деятельности в связи с заключением Договора, в удовлетворении иска отказали.

Однако суды первой и апелляционной инстанций не учли следующего.

В соответствии с пунктом 2 статьи 651 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

Как следует из материалов дела Договор не прошел государственную регистрацию.

Между тем в пункте 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 N 165 "Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными" разъяснено, что совершенный в надлежащей форме договор, все существенные условия которого согласованы сторонами, однако требуемая государственная регистрация которого не осуществлена, не порождает всех последствий, на которые он направлен, до осуществления регистрации. Вместе с тем такой договор уже с момента достижения сторонами соглашения по всем его существенным условиям влечет правовые последствия в отношениях между ними, а также может породить весь комплекс последствий, на которые он непосредственно направлен, после государственной регистрации. Поэтому подобный договор может быть оспорен по правилам о недействительности сделок.

При таких обстоятельствах Договор, несмотря на отсутствие его государственной регистрации, может быть оспорен Администрацией по правилам о недействительности сделок.

Согласно пункту 1 статьи 49 ГК РФ и пункту 1 статьи 3, статьям 8 и 9 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (далее - Закон N 161-ФЗ) унитарное предприятие может иметь гражданские права, соответствующие предмету и целям его деятельности, предусмотренным в уставе этого унитарного предприятия, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

Предусмотренные действующим законодательством ограничения в части совершения унитарными предприятиями сделок в пределах их специальной правоспособности вызваны необходимостью защиты публичного порядка в Российской Федерации, поскольку выполнение государством возложенных на него обществом функций происходит в том числе посредством создания государственных предприятий.

Пунктом 3 статьи 18 Закона N 161-ФЗ предусмотрено, что движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия. Сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными.

В пункте 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что унитарные предприятия, а также другие коммерческие организации, в отношении которых законом предусмотрена специальная правоспособность (банки, страховые организации и некоторые другие), не вправе совершать сделки, противоречащие целям и предмету их деятельности, определенным законом или иными правовыми актами. Такие сделки являются ничтожными на основании статьи 168 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 3 статьи 18 Закона N 161-ФЗ совершенные унитарным предприятием сделки, в результате которых предприятие лишено возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены его уставом, являются ничтожными независимо от их совершения с согласия собственника (пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав").

В связи с изложенным Администрация, заявляя требование о признании Договора недействительным (ничтожным), в силу положений статьи 65 АПК РФ должна доказать, что в результате его заключения Предприятие лишилось возможности осуществлять свою уставную деятельность.

Как следует из составленных комиссией контрольного управления аппарата Администрации акта проверки использования муниципального имущества от 05.11.2013 и акта внеплановой тематической проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности Предприятия от 14.11.2013, здание диспетчерской Обществу во владение и пользование не передавалось и используется для осуществления деятельности по организации троллейбусных маршрутов N 3 и 8; иное недвижимое имущество, принадлежащее на праве хозяйственного ведения Предприятию, так же сдано им в аренду Обществу.

Согласно пункту 2.1 устава Предприятия оно создано прежде всего с целью оказания услуг по перевозке пассажиров и багажа в городском, пригородном, междугородном и международном сообщении автобусами и троллейбусами по маршрутам регулярных перевозок, по заказам и легковыми такси.

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие соответствие Договора предмету и целям деятельности Предприятия, определенным в его уставе, который не предусматривает сдачу в аренду недвижимого имущества.

В силу статьи 20 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие на территории Российской Федерации деятельность, связанную с эксплуатацией транспортных средств, обязаны организовывать работу водителей в соответствии с требованиями, обеспечивающими безопасность дорожного движения; соблюдать установленный законодательством Российской Федерации режим труда и отдыха водителей (пункт 1); юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, должны обеспечивать наличие помещений и оборудования, позволяющих осуществлять стоянку, техническое обслуживание и ремонт транспортных средств, или заключение договоров со специализированными организациями о стоянке, техническом обслуживании и ремонте транспортных средств; организовывать и проводить предрейсовый контроль технического состояния транспортных средств. Перечень мероприятий по подготовке работников к безопасной работе и транспортных средств к безопасной эксплуатации, периодичность проведения соответствующих проверок определяются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере транспорта (пункт 4).

В соответствии с Перечнем мероприятий по подготовке работников юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, к безопасной работе и транспортных средств к безопасной эксплуатации, утвержденного приказом Министерства транспорта России (далее - Минтранс России) от 15.01.2014 N 7, мероприятия по подготовке работников, осуществляющих перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, к безопасной работе включают в себя: обеспечение проведения обязательных медицинских осмотров водителей; соблюдение условий работы водителей в соответствии с режимами труда и отдыха, установленными законодательством Российской Федерации, а также контроль за соблюдением указанных условий; поддержание транспортных средств в технически исправном состоянии в соответствии с инструкцией по эксплуатации изготовителя транспортного средства; проведение работ по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств в порядке и объемах, определяемых технической и эксплуатационной документацией изготовителей транспортных средств; проведение ежедневного контроля технического состояния транспортных средств перед выездом на линию с места стоянки и по возвращении к месту стоянки с соответствующей отметкой о технической исправности (неисправности) транспортных средств в путевом листе; обеспечение стоянки (хранения) транспортных средств, исключающее доступ к ним посторонних лиц, а также самовольное их использование водителями субъектов транспортной деятельности.

Статьей 2 Федерального закона от 08.11.2007 N 259-ФЗ "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта" определено, что сооружения, производственно-технологические комплексы, предназначенные для обслуживания пассажиров, фрахтователей, грузоотправителей, грузополучателей, перевозчиков и фрахтовщиков, а также для обеспечения работы транспортных средств являются объектами транспортной инфраструктуры.

В соответствии с пунктами 4.5.6 и 4.5.7 Правил технической эксплуатации троллейбуса, утвержденных распоряжением Минтранса России от 26.03.2001 N АН-20-р и являющихся нормативно-техническим документом, устанавливающим основные требования к технической эксплуатации, содержанию зданий, сооружений, устройств и подвижного состава троллейбусного транспорта (далее - Правила технической эксплуатации), на каждом маршруте троллейбусного транспорта должно быть не менее одной конечной станции. При продолжительности оборотного рейса более 1,5 ч на одном конце маршрута должно быть помещение, оборудованное санузлом. На каждую конечную станцию маршрута должен быть составлен технико-распорядительный акт, определяющий порядок движения, расстановки троллейбусов и производства маневровых работ, утверждаемый руководством предприятия. На конечных станциях должны быть площадки с усовершенствованным покрытием и соответствующее развитие контактной сети для осуществления разворота, обгона, отстоя и мелкого ремонта троллейбусов; служебные, санитарно-бытовые помещения и помещения для организации горячего питания и кратковременного отдыха водительских бригад и обслуживающего персонала.

Указанные требования, в том числе и в отношении объектов транспортной инфраструктуры конечных станций троллейбусного транспорта, направлены на обеспечение государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда работников транспорта, а также безопасности перевозок пассажиров.

Из представленных в материалы дела паспортов троллейбусных маршрутов N 3, 8 и свидетельств о государственной регистрации права хозяйственного ведения Предприятия на объекты недвижимости, не следует, что на конечных остановках указанных троллейбусных маршрутов Предприятие располагает какими-либо иным, кроме здания диспетчерской, объектом транспортной инфраструктуры, отвечающим требованиям конечных станций, установленных Правилами технической эксплуатации.

Таким образом в результате передачи в аренду здания диспетчерской и его использования Обществом Предприятие будет лишено возможности производить перевозку пассажиров по троллейбусным маршрутам N 3 и 8, движение по которым было открыто еще 01.12.1965 и 15.09.2006 соответственно, то есть осуществлять в полном объеме свою основную деятельность, предусмотренную уставом.

С учетом изложенного Договор в силу статьи 168 ГК РФ, пункта 3 статьи 18 Закона N 161-ФЗ подлежал признанию недействительным как ничтожная сделка, а потому у суда первой инстанции отсутствовали основания для отклонения иска Администрации.

Поскольку обжалуемые решение от 30.04.2014 и постановление от 23.09.2014 приняты с нарушением норм материального права, то они подлежат отмене.

Учитывая то, что дополнительного выяснения фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, не требуется, суд кассационной инстанции считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об удовлетворении иска - признании Договора недействительным и применении в соответствии со статьей 167 ГК РФ с учетом того, что здание диспетчерской фактически во владение Общества не передавалось, односторонней реституции в виде взыскания с Предприятия в пользу Общества арендной платы в сумме 4735,08 руб.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Карелия от 30.04.2014 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2014 по делу N А26-9284/2013 отменить.

Договор аренды нежилых помещений от 20.09.2013 N 15 признать недействительным.

Применить последствия недействительности сделки и взыскать с Петрозаводского муниципального унитарного предприятия "Городской транспорт", место нахождения: 185031, Республика Карелия, г. Петрозаводск, Московская ул., д. 14, ОГРН 1101001002695, ИНН 1001232020, в пользу общества с ограниченной ответственностью "АК1126", место нахождения: 185000, Республика Карелия, г. Петрозаводск, Путейская ул., д. 5, оф. 39, ОГРН 1061001009959, ИНН 1001173537, 4735,08 руб. арендной платы.

 

Председательствующий

С.В. Афанасьев

 

Судьи

А.В. Кадулин
О.Ю. Нефедова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Из представленных в материалы дела паспортов троллейбусных маршрутов N 3, 8 и свидетельств о государственной регистрации права хозяйственного ведения Предприятия на объекты недвижимости, не следует, что на конечных остановках указанных троллейбусных маршрутов Предприятие располагает какими-либо иным, кроме здания диспетчерской, объектом транспортной инфраструктуры, отвечающим требованиям конечных станций, установленных Правилами технической эксплуатации.

Таким образом в результате передачи в аренду здания диспетчерской и его использования Обществом Предприятие будет лишено возможности производить перевозку пассажиров по троллейбусным маршрутам N 3 и 8, движение по которым было открыто еще 01.12.1965 и 15.09.2006 соответственно, то есть осуществлять в полном объеме свою основную деятельность, предусмотренную уставом.

С учетом изложенного Договор в силу статьи 168 ГК РФ, пункта 3 статьи 18 Закона N 161-ФЗ подлежал признанию недействительным как ничтожная сделка, а потому у суда первой инстанции отсутствовали основания для отклонения иска Администрации.

Поскольку обжалуемые решение от 30.04.2014 и постановление от 23.09.2014 приняты с нарушением норм материального права, то они подлежат отмене.

Учитывая то, что дополнительного выяснения фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, не требуется, суд кассационной инстанции считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об удовлетворении иска - признании Договора недействительным и применении в соответствии со статьей 167 ГК РФ с учетом того, что здание диспетчерской фактически во владение Общества не передавалось, односторонней реституции в виде взыскания с Предприятия в пользу Общества арендной платы в сумме 4735,08 руб."