Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 октября 2015 г. N Ф07-241/15 по делу N А21-6943/2014

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 октября 2015 г. N Ф07-241/15 по делу N А21-6943/2014

 

15 октября 2015 г.

Дело N А21-6943/2014

 

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Морозовой Н.А., судей Васильевой Е.С., Корабухиной Л.И.,

при участии от общества с ограниченной ответственностью "Амбер плюс" Федорова С.В. (доверенность от 01.02.2015), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Калининградской области Гайдученока М.И. (доверенность от 29.05.2015 N 01-160/10),

рассмотрев 13.10.2015 в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Амбер плюс" на решение Арбитражного суда Калининградской области от 26.03.2015 (судья Широченко Д.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2015 (судьи Горбачева О.В., Будылева М.В., Загараева Л.П.) по делу N А21-6943/2014,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Амбер плюс", место нахождения: 238520, Калининградская область, город Балтийск, Гвардейский бульвар, дом 18, помещение 1, ОГРН 1023902096041, ИНН 3901001894 (далее - Общество), обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), о признании недействительными решений Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Калининградской области, место нахождения: 238300, Калининградская область, город Гурьевск, Крайняя улица, дом 1, ОГРН 1043917999993, ИНН 3917007852 (далее - Инспекция), от 27.03.2014 N 7 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, решений от 02.09.2014 N 61253 о взыскании налогов, пеней и штрафа за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, N 76606 и 76602 о приостановлении операций по счетам налогоплательщика а банках, а также о признании незаконным бездействия Инспекции, выразившегося в не уведомлении Общества о принятии названных решений.

Решением суда первой инстанции от 26.03.2015 в удовлетворении требований отказано.

Постановлением апелляционного суда от 06.07.2015 решение от 26.03.2015 изменено; в удовлетворении требования Общества о признании недействительным решения Инспекции от 27.03.2014 N 7 отказано, в остальной части требования Общества оставлены без рассмотрения.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, а также на несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение от 26.03.2015 и постановление от 06.07.2015 в части отказа в признании недействительным решения Инспекции от 27.03.2014 N 7 и принять по данному делу новый судебный акт об удовлетворении требований Общества в этой части. По мнению подателя жалобы, судами при разрешении спора неправильно применена статья 40 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), в связи с чем суды необоснованно согласились с расчетом рыночной цены спорного товара, составленным Инспекцией, и доначислением по итогам выездной проверки оспариваемых налогоплательщиком сумм налога на прибыль организаций (далее - налог на прибыль). Общество полагает, что экспертное заключение не соответствует требованиям действующего законодательства в виду отсутствия в нем указания на предупреждение эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, поэтому не является допустимым доказательством по делу. Податель жалобы также не согласен с выводами судами относительно эпизода взаимоотношений с обществом с ограниченной ответственностью "Торгово-промышленная компания" (далее - ООО "ТПК").

В отзыве на кассационную жалобу Инспекция, считая принятые по данному делу решение и постановление в обжалуемой налогоплательщиком части законными и обоснованными, просит оставить их без изменения, а жалобу Общества - без удовлетворения.

В судебном заседании представитель Общества поддержал доводы кассационной жалобы, а представитель налогового органа возражал против ее удовлетворения по мотивам, изложенным в отзыве.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества за период с 01.01.2010 по 31.12.2012, по результатам которой составлен акт от 09.12.2013 N 53 и с учетом представленных налогоплательщиком документов принято решение от 27.03.2014 N 7 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Согласно данному решению Обществу доначислено 3 919 834 руб. налога на прибыль и 4 607 923 руб. налога на добавленную стоимость (далее - НДС), начислено 129 668 руб. 71 коп. пеней за нарушение срока уплаты этих налогов и несвоевременное перечисление в бюджет налога на доходы физических лиц. Налоговый орган также уменьшил на 1 121 694 руб. исчисленный налогоплательщиком убыток по налогу на прибыль за 2010 год. Кроме того, Общество привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ и статье 123 НК РФ, в виде взыскания 787 552 руб. штрафа.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Калининградской области от 10.07.2014 N 06-13/08458@ решение налогового органа оставлено без изменения.

Во исполнение вступившего в законную силу решения от 27.03.2014 N 7 Инспекция направила в адрес Общества требование от 07.08.2014 N 13821 об уплате доначисленных сумм налогов, пеней и штрафа.

В связи с неисполнением налогоплательщиком в установленный срок в добровольном порядке указанной требования Инспекция 02.09.2014 приняла решение N 61253 о взыскании налогов, пеней и штрафа в общей сумме 10 424 847 руб. 36 коп. за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, а также решения N 76606 и 76602 о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банках.

Не согласившись с решениями Инспекции, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Суд первой инстанции согласился с выводом Инспекции об уклонении налогоплательщика от уплаты налогов, в связи с чем признал обоснованными доначисление налоговым органом налогов, пеней и санкций, и признал правомерным осуществление последним полномочий по реализации права на принудительное взыскание доначисленных налоговых обязательств.

Апелляционный суд пришел к выводу, что требования Общества в части признания незаконными решений Инспекции N 61253, 76606 и 76602, а также в части признания незаконным оспариваемого бездействия Инспекции подлежит оставлению без рассмотрения ввиду того, что названные решения Инспекции не были оспорены налогоплательщиком в вышестоящий налоговый орган, т.е. не соблюден досудебный порядок урегулирования спора. В части требования налогоплательщика о признании недействительным решения Инспекции от 27.03.2014 N 7 суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Кассационная инстанция, рассмотрев материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Из материалов дела следует, что в проверенном периоде Общество на основании контрактов от 01.12.2009 N 07 - 09 и от 18.02.2010 N 01 - 10 осуществляло реализацию янтаря-сырца иностранному контрагенту - закрытому акционерному обществу "Паюрио Гинтарас" (Литва; далее - ЗАО "Паюрио Гинтарас").

Основанием для принятия Инспекцией оспариваемого решения в части доначисления налогоплательщику налога на прибыль послужил вывод налогового органа о занижении Обществом выручки от реализации янтаря ЗАО "Паюрио Гинтарас".

Согласно пункту 1 статьи 249 НК РФ доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав.

Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах. В зависимости от выбранного налогоплательщиком метода признания доходов и расходов поступления, связанные с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, признаются для целей главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации в соответствии со статьей 271 или статьей 273 НК РФ.

В пункте 1 статьи 274 НК РФ определено, что налоговой базой по налогу на прибыль организаций признается денежное выражение прибыли, определяемой в соответствии со статьей 247 НК РФ, подлежащей налогообложению.

В пункте 6 статьи 274 НК РФ (в редакции, действовавшей в спорный период) указано, что для целей исчисления налоговой базы рыночные цены определяются в порядке, аналогичном порядку определения рыночных цен, установленному абзацем 2 пункта 3, а также пунктами 4 - 11 статьи 40 НК РФ, на момент реализации или совершения внереализационных операций.

В соответствии с пунктом 2 статьи 40 НК РФ налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь в определенных случаях, в том числе при совершении внешнеторговых сделок (подпункт 3).

В случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 40 НК РФ, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги (пункт 3 статьи 40 НК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 40 НК РФ, если иное не предусмотрено настоящей статьей, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

При осуществлении налоговым органом контроля за ценой сделки рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4 - 11 статьи 40 НК РФ.

Согласно пункту 12 статьи 40 НК РФ при рассмотрении дела суд вправе учесть любые обстоятельства, имеющие значение для определения результатов сделки, не ограничиваясь обстоятельствами, перечисленными в пунктах 4 - 11 настоящей статьи.

Из анализа указанных норм права следует, что рыночной ценой может быть признана только та цена, которая соответствует двум условиям: аналогичность товаров (работ, услуг) и сопоставимость условий сделки.

В силу пункта 11 статьи 40 НК РФ при определении и признании рыночной цены товара (работы или услуги) используются официальные источники информации о рыночных ценах на товары (работы или услуги) и биржевых котировках.

В соответствии с пунктом 4 статьи 40 НК РФ рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях.

Согласно пунктам 4 - 10 статьи 40 НК РФ для определения рыночной цены используются три метода: метод цены идентичных (однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых условиях, основанный на информации о заключенных на момент реализации этого товара (работ, услуг) сделках; метод цены последующей реализации; затратный метод.

Названные методы могут применяться последовательно при отсутствии на соответствующем рынке товаров (работ, услуг) сделок по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) и при отсутствии других условий, делающих невозможным определение рыночной цены в порядке, предусмотренном пунктами 4 - 11 статьи 40 НК РФ.

Материалами дела, в том числе сведения, представленными Калининградской областной таможней, подтверждается, что в 2010 году вывоз янтаря на экспорт осуществляли только Общество и общество с ограниченной ответственностью "Специалист" (далее - ООО "Специалист").

Инспекция в ходе налоговой проверки назначила экспертизу в целях исследование динамики роста цен на янтарь сырец в 2010 - 2011 годах, а также исследования и установления идентификационных признаков янтаря фракции +14 мм и янтаря фракции +10-17 мм, исследования и установления сопоставимости условий сделки по признакам условий поставки, условий по соблюдению качества товара, способа и места транспортировки, страны назначения (покупатель, грузополучатель), условий платежа; исследование и установление рыночной цены на янтарь-сырец фракции +14 мм и янтарь-сырец фракции +17 мм, вывозимый в режиме экспорта с территории Калининградской области в Литву в 2010 году.

Результаты экспертизы отражены в заключение от 14.02.2014 N 4500948, из которого следует, что условия контрактов, по которым осуществляли поставку экспортируемого янтаря как ООО "Специалист", так и Общество по условиям поставок, условиям соблюдения качества товара, способам и месту транспортировки, стране назначения, условиям платежей - идентичны между собой. Из экспертного заключения усматривается, что рыночная стоимость реализации янтаря-сырца в 2010 и в 2011 годах составляла 95.6 Евро/1 кг.

Суды первой и апелляционной инстанций, дав надлежащую правовую оценку представленным сторонами в материалы дела доказательствам по правилам статьи 71 АПК РФ, признали выводы эксперта достоверными и указали, что экспертное заключение выполнено в соответствии с методологией и принципами, установленными статьей 40 НК РФ.

Суды пришли к выводу о преднамеренном занижении налогоплательщиком доходов по хозяйственным операциям с иностранным контрагентом в проверяемый период исходя из оценки обстоятельств, приведенных в экспертном заключении, в частности, судами учтено, что цена, по которой Общество реализовало товар, была значительно ниже цены на янтарь идентичных фракций, реализованных ООО "Специалист". Отклонение в цене по данным сделкам составляло от 163 до 1000 процентов.

Так, при рыночной стоимости реализации янтаря-сырца в 95.6 Евро/1 кг ООО "Специалист" поставляло указанный товар по цене 62 евро/1 кг, в то время как Общество осуществляло поставки по цене 38 евро/1 кг. При этом суды приняли во внимание, что в акте выездной проверки расчет суммы заниженного дохода произведен с учетом специфики Калининградской области, то есть из расчета цены 62 евро/1 кг. (цена реализации ООО "Специалист" однородной фракции). Рыночные цены, приведенные в экспертном заключении, превышают цену реализации ООО "Специалист". Однако, как установили суды, перерасчет суммы заниженного дохода в решении от 27.03.2014 N 7 налоговым органом произведен не по рыночной цене (95,6 евро), что дополнительно подтверждает правомерность приведенного Инспекцией расчета суммы налога на прибыль.

Суд кассационной инстанции отклоняет довод подателя жалобы о том, что экспертное заключение от 14.02.2014 N 4500948 не является допустимым и надлежащим доказательством по делу, поскольку составлено с нарушением норм действующего законодательства (в графе экспертного заключения отсутствует подпись эксперта о том, что он предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения).

Апелляционный суд правильно указал на то, что статья 95 НК РФ не содержит требования об обязательном предупреждении налоговым органом эксперта об ответственности, предусмотренной статьей 129 НК РФ за дачу экспертом заведомо ложного заключения. Более того, задачей назначения налоговым органом экспертизы является, как прямо следует из статьи 95 НК РФ, получение разъяснений по возникающим вопросам, требующим специального познания в науке, искусстве, технике или ремесле, и эксперт в этом случае может быть привлечен налоговым органом на договорной основе, что в данном споре и имело место.

Таким образом, получение такого заключения, каждый лист которого относительно полноты его содержания по использованным материалам, методологии их оценки и правильности сделанных на их основании экспертом выводов обоснованно признан судом апелляционной инстанции надлежащим доказательством. Следовательно, выводы такого экспертного заключения, тем более вопрос о заведомой ложности такого заключения (в отношении последнего и предусмотрена ответственности по статье 129 НК РФ) подлежат опровержению представлением заинтересованной стороной других относимых и допустимых доказательств.

Как видно из материалов дела, в ходе судебного разбирательства Общество не приводило каких-либо доводов и доказательств (включая иное экспертное заключение), опровергающих достоверность выводов эксперта, изложенных в названном заключении, а также не заявляло в порядке статьи 82 АПК РФ ходатайство о проведении судебной экспертизы. На основании части 2 статьи 9 АПК РФ заявитель несет риск наступления последствий несовершения им процессуальных действий. Более того, Общество в жалобе не привело ни одного довода о том, что экспертное заключение заведомо ложное и недостоверное. В то время как именно за совершение таких действий предупреждается эксперт и ответственность за которые для эксперта предусмотрена пунктом 2 статьей 129 НК РФ.

Изложенные в жалобе замечания относительно экспертного заключения голословны, не являются достаточными основаниями для исключения данного документа из состава доказательств. Экспертное заключение от 14.02.2014 N 4500948 было полно и всесторонне оценено судами первой и апелляционной инстанций, которые пришли к выводу, что оно составлено без нарушений действующего законодательства и является надлежащим и достоверным доказательством. Кроме того, результаты экспертизы рассмотрены судами в совокупности с иными доказательствами.

Одним из оснований доначисления налогоплательщику оспариваемых сумм налога на прибыль и НДС послужил вывод налогового органа о том, что Обществом и его контрагентом - ООО "ТПК" создан формальный документооборот в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ), которыми признаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Бремя документального обоснования понесенных расходов и их связи с осуществляемой финансово-хозяйственной деятельностью лежит на налогоплательщике.

Как указано в пункте 1 статьи 171 НК РФ, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты. Вычетам согласно статье 172 НК РФ подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов. Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании соответствующих требованиям статьи 169 НК РФ счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в абзаце 2 пункта 1 постановления от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53) разъяснил, что уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы и получения налогового вычета признается налоговой выгодой.

В пункте 1 Постановления N 53 указано, что представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Таким образом, правомерность предъявления налоговых вычетов по НДС в соответствии с перечисленными выше нормами подлежат доказыванию налогоплательщиком путем представления документов, предусмотренных статьями 169, 171, 172 НК РФ. При этом документы, на которые ссылается налогоплательщик в подтверждение исполнения такой обязанности, должны отвечать предъявляемым требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.

Обязанность доказать факт получения необоснованной налоговой выгоды возлагается на налоговый орган, если на это обстоятельство он ссылается в обоснование выводов, сделанных по результатам проверки, а обязанность подтвердить право на вычеты возлагается на налогоплательщика.

Из материалов дела следует, что в бухгалтерской документации Общества за апрель 2010 года отражена сделка по приобретению янтаря-сырца, полуфабрикатов и изделий из янтаря у ООО "ТПК". По условиям этой сделки Общество в лице директор и учредителя Богдана Виктора Пшемыславовича приобрело у ООО "ТПК" в лице Богдана Игоря Владиславовича янтарь-сырец, полуфабрикаты и изделия из янтаря на общую сумму 30 207 497 руб. 42 коп., в том числе 4 607 923 руб. 34 коп. НДС.

В подтверждение совершения данной хозяйственной операции Общество представило к проверке и в материалы дела товарную накладную от 02.04.2010 N 2 и счет-фактуру от 02.04.2010 N 00000002.

Налоговый орган в рамках мероприятий налогового контроля по рассматриваемому эпизоду пришел к выводу о нереальности хозяйственных операций между Обществом и ООО "ТПК".

Оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, суды обеих инстанций пришли к выводу, что представленные налогоплательщиком документы в обоснование расходов по налогу на прибыль и налогового вычета по НДС по операциям с ООО "ТПК" не удовлетворяют требованиям, предъявляемым к ним действующим законодательством, содержат противоречивые сведения, подписаны неустановленным лицом, что подтверждается экспертным заключением от 14.02.2014 N 421/01, в связи с чем не подтверждают реальность спорной хозяйственной операции.

Судами установлено, что в течение 2010 года контрагент - ООО "ТПК" имел готовую продукцию и товары для перепродажи только на сумму 946 руб.; каких-либо контрактов с поставщиками о приобретении соответствующей продукции ООО "ТПК" в указанный период не заключало; у ООО "ТПК" отсутствуют производственные активы, транспортные средства, необходимые для достижения результатов соответствующей экономической деятельности; организация согласно выпискам по операциям на расчетных осуществляет транзитные платежи между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, имеет признаки "анонимной структуры", искусственно созданной для вывода денежных средств из-под налогового контроля, не имеет постоянного места регистрации? по которому он осуществляет свою деятельность или по крайней мере находится.

Кроме того, судами при рассмотрении настоящего дела в числе прочего принято во внимание, что Общество и ООО "ТПК" являются взаимозависимыми лицами, в силу родственных отношений между их учредителями и руководителями. Как установлено судами, руководитель и учредитель ООО "ТПК" Богдан И.В. является племянником руководителя и учредителя Общества Богдана В.П., что подтверждается уставными, регистрационными документами, а также протоколом допроса Богдана В.П., проведенного в рамках налоговой проверки.

Согласно пункту 10 Постановления N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Ввиду изложенного, суды сделали правомерный вывод о том, что наличие взаимосвязи между Обществом и ООО "ТПК" в совокупности с иными установленными по делу обстоятельствами свидетельствует о создании между указанными лицами формального документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Следовательно, при рассмотрении спорного эпизода суды сделали обоснованные и законные выводы и правомерно отказали в удовлетворении требования Общества по этому эпизоду, в связи с чем отсутствуют основания для удовлетворения жалобы.

Доводов, оспаривающих постановление суда апелляционной инстанции в части оставления без рассмотрения требований Общества о признании незаконными решений Инспекции N 61253, 76606 и 76602, а также о признании незаконным оспариваемого бездействия Инспекции, кассационная жалоба Общества не содержит. Нарушений норм процессуального законодательства, которые являются безусловным основанием для отмены судебных актов, в указанной части кассационной инстанцией не установлено. В силу чего отсутствуют основания для отмены или изменения судебных актов в этой части.

При подаче кассационной жалобы Общество ошибочно уплатило по платежному поручению от 13.08.2015 N 102 государственную пошлину в сумме 3000 руб. вместо 1500 руб. Излишне уплаченная государственная пошлина в сумме 1500 руб. подлежит возврату Обществу из федерального бюджета.

Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2015 по делу N А21-6943/2014 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Амбер плюс" - без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Амбер плюс", место нахождения: 238520, Калининградская область, город Балтийск, Гвардейский бульвар, дом 18, помещение 1, ОГРН 1023902096041, ИНН 3901001894, из федерального бюджета 1500 руб. государственной пошлины, излишне уплаченной при подаче кассационной жалобы по платежному поручению от 13.08.2015 N 102.

 

Председательствующий

Н.А. Морозова

 

Судьи

Е.С. Васильева
Л.И. Корабухина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

пункте 1 Постановления N 53 указано, что представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Таким образом, правомерность предъявления налоговых вычетов по НДС в соответствии с перечисленными выше нормами подлежат доказыванию налогоплательщиком путем представления документов, предусмотренных статьями 169, 171, 172 НК РФ. При этом документы, на которые ссылается налогоплательщик в подтверждение исполнения такой обязанности, должны отвечать предъявляемым требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.

...

Согласно пункту 10 Постановления N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом."