Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 февраля 2018 г. N Ф07-16409/17 по делу N А56-16918/2012

 

г. Санкт-Петербург

 

15 февраля 2018 г.

Дело N А56-16918/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 13.02.2018.

Полный текст постановления изготовлен 15.02.2018.

 

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе

председательствующего Боголюбовой Е.В.,

судей Асмыковича А.В., Нефедовой О.Ю.,

при участии от акционерного общества "Завод имени М.И. Калинина" Шащенко О.А. (доверенность от 09.01.2018), от открытого акционерного общества "Центральный институт по проектированию машиностроительных предприятий" Хабарова С.В. (доверенность от 24.07.2017),

рассмотрев 13.02.2018 в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Завод имени М.И. Калинина" на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.07.2017 (судья Константинова Е.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.10.2017 (судьи Лущаев С.В., Горбачева О.В., Загараева Л.П.) по делу N А56-16918/2012,

установил:

Открытое акционерное общество "Завод имени М.И. Калинина", место нахождения: 199155, Санкт-Петербург, Уральская улица, дом 1, ОГРН 1127847058910, ИНН 7801566094 (далее - Завод), обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением к открытому акционерному обществу "Центральный институт по проектированию машиностроительных предприятий", место нахождения: 129626, Москва, проспект Мира, дом 102, литера Б, ОГРН 1117746781140, ИНН 7717709121 (далее - Институт), об обязании выполнить в соответствии с техническим заданием работы по договору подряда от 11.07.2011 N 144.

Определением от 13.11.2012 утверждено мировое соглашение, заключенное между Заводом и Институтом по настоящему делу.

Завод 27.04.2015 обратился в суд первой инстанции с ходатайством о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение мирового соглашения.

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.01.2016 заявление удовлетворено.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.05.2016 и постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.08.2016 определение от 26.01.2016 оставлено без изменения.

На основании судебного акта по делу возбуждено исполнительное производство от 14.09.2016 N 64000/16/47035-ИП.

Завод, ссылаясь на неисполнение должником мирового соглашения и на положения статьи 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), 10.04.2017 заявил о взыскании за неисполнение судебного акта денежных средств в размере 500 000 руб. в месяц начиная с 01.03.2016 до дня фактического исполнения судебного акта.

Согласно пункту 1 статьи 308.3 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено названным Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330 Кодекса) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 Кодекса).

Решением от 31.07.2017 в удовлетворении заявления отказано. Суд пришел к выводам о том, что у Института отсутствовала объективная возможность для исполнения судебного акта, поскольку Завод не передал подрядчику ни объект для выполнения работ, ни необходимую для выполнения работ допущенную к производству работ проектная и рабочую документацию. Кроме того, суд указал на недоказанность истцом неисполнения ответчиком условий мирового соглашения. Суд также сослался на неправомерность взыскания судебной неустойки по причине отсутствия указанного условия в утвержденном судом мировом соглашении и по причине пропуска Заводом срока исковой давности.

Суд апелляционной инстанции в постановлении от 25.10.2017 не согласился с выводами суда о том, что истцом не доказано неисполнение ответчиком условий мирового соглашения, поскольку в данном случае бремя доказывания исполнения мирового соглашения должно быть возложено на ответчика, а он не ссылался на то, что им исполнены соответствующие обязательства, и не представлял доказательства исполнения мирового соглашения. Доводы ответчика о неисполнении истцом предусмотренных законом обязательств, по мнению апелляционного суда, не могут быть приняты во внимание, поскольку направлены на пересмотр условий мирового соглашения, в рамках которого истец обязан только принять выполненные ответчиком работы, а иных обязательств на него по мировому соглашению не возложено. Кроме того, ошибочным признан вывод суда первой инстанции о пропуске истцом срока исковой давности.

Между тем апелляционный суд не нашел оснований для отмены решения. Суд сослался на пункт 31 Постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 7), в котором разъясняется, что судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства. Суд апелляционной инстанции отметил, что мировое соглашение имеет особую правовую природу; таким соглашением, если оно утверждено арбитражным судом, стороны прекращают спор (полностью или в части) на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок, а поскольку в рассматриваемом случае решение о понуждении к исполнению обязательства в натуре не принималось, основания для взыскания судебной неустойки отсутствуют,

В кассационной жалобе Завод, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, просит решение от 31.07.2017 и постановление от 25.10.2017 отменить, требование удовлетворить. По мнению подателя жалобы, в данном случае должник должен быть привлечен к ответственности путем присуждения судебной неустойки, поскольку обязательства, утвержденные мировым соглашением, являются действительными, но не исполняются. Кроме того, Завод считает, что суд апелляционной инстанции ошибочно сослался на положения пункта 31 Постановления Пленума ВС РФ N 7, так как определение суда об утверждении мирового соглашения носит характер окончательного решения, в силу чего такой судебный акт не может давать стороне возможность исполнять или не исполнять его. Заключение мирового соглашения не должно приводить к утрате возможности для реализации права на понуждение к исполнению обязательства в натуре, то есть к защите прав.

Институт в отзыве на кассационную жалобу просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения.

В судебном заседании представитель Завода поддержал доводы жалобы, а представитель Института против ее удовлетворения возражал.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

В соответствии со статьей 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) мировое соглашение является волеизъявлением сторон и утверждается арбитражным судом. По результатам рассмотрения вопроса об утверждении мирового соглашения арбитражный суд выносит определение (часть 5 статьи 141 АПК РФ).

Мировое соглашение, не исполненное добровольно, в соответствии с частью 2 статьи 142 АПК РФ подлежит принудительному исполнению по правилам раздела VII Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение.

Как разъяснено в пункте 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 N 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе" (далее - Постановление ВАС РФ N 50), из смысла и содержания норм, регламентирующих примирение сторон, а также из задач судопроизводства в арбитражных судах следует, что утвержденное судом мировое соглашение основывается на примирении сторон на взаимоприемлемых условиях, что влечет за собой окончательное прекращение гражданско-правового спора.

В пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" разъяснено, что мировое соглашение, соглашение о примирении, не исполненные добровольно, подлежат принудительному исполнению на основании исполнительного листа, выдаваемого судом по ходатайству стороны данного соглашения (часть 2 статьи 142 АПК РФ, по аналогии закона судами общей юрисдикции в гражданском процессе на основании части 4 статьи 1 ГПК РФ, часть 9 статьи 137 КАС РФ). Отсутствие сведений о неисполнении условий мирового соглашения, соглашения о примирении, содержащих обязанности одной или обеих сторон по передаче имущества либо по совершению (несовершению) определенных действий, не является основанием для отказа суда в выдаче исполнительного листа и для отказа судебного пристава-исполнителя в возбуждении исполнительного производства на основании выданного судом исполнительного листа о принудительном исполнении мирового соглашения, соглашения о примирении, поскольку обстоятельства, связанные с исполнением, подлежат выяснению в ходе исполнительного производства.

Суд кассационной инстанции считает, что апелляционный суд ошибочно сослался на пункт 31 Постановления ВС РФ N 7 в качестве разъяснения, касающегося присуждения судебной неустойки исключительно на основании такого судебного акта, как решение суда.

Мировое соглашение является окончательным судебным актом, должно характеризоваться исполнимостью и может быть исполнено принудительно.

Таким образом, вывод апелляционного суда о том, что судебная неустойка не подлежит взысканию ввиду того, что судом не принималось именно решение о понуждении к исполнению обязательства в натуре, основан на ошибочном толковании разъяснений, данных в Постановлении Пленума ВАС РФ N 7.

Суд кассационной инстанции применительно к обстоятельствам настоящего дела также считает ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о том, что истец согласно условиям мирового соглашения обязан только принять выполненные ответчиком работы.

Суд апелляционной инстанции при этом сослался на пункт 15 Постановления ВАС РФ N 50, согласно которому утвержденное судом мировое соглашение влечет за собой окончательное прекращение гражданско-правового спора, поэтому последующее выдвижение в суде новых требований из того же правоотношения, независимо от того, возникло такое требование из основного либо из дополнительного обязательства, не допускается.

Между тем Институт, возражая против удовлетворения требований о взыскании судебной неустойки, не указывал на необходимость исполнения Заводом дополнительных требований, возникших из основного или дополнительного обязательства.

Институт ссылался на невозможность исполнить мировое соглашение ввиду препятствования этому Заводом, отсутствия со стороны последнего содействия, предусмотренного не только договором между сторонами, но и законом, а именно на то, что объект для выполнения работ и необходимая для выполнения работ допущенная к производству работ проектная и рабочая документация подрядчику не переданы, а разрешения на строительство, необходимое для производства работ, Заводом до настоящего времени не получено.

По смыслу приведенных в пункте 34 постановления Пленума ВС РФ N 7 разъяснений при наличии обстоятельств, объективно препятствующих исполнению судебного акта о понуждении к исполнению в натуре в установленный судом срок (пункт 3 статьи 401 ГК РФ), а также с момента незаконного отказа кредитора от принятия предложенного должником надлежащего исполнения (статья 406 ГК РФ) должник не обязан уплачивать судебную неустойку.

Суд первой инстанции на основании материалов дела установил, что у Института отсутствовала объективная возможность для исполнения судебного акта (Завод - вопреки требованиям статьи 65 АПК РФ - обратного не доказал), и, руководствуясь принципами справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Завода.

Суд апелляционной инстанции этот вывод суда первой инстанции опорочил по праву, но не касательно фактических обстоятельств, связанных с неисполнением Институтом мирового соглашения.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для иных выводов.

С учетом того, что ошибочные выводы суда апелляционной инстанции, на которые указала кассационная инстанция, не привели в итоге к принятию неправильного судебного акта, решение и постановление следует оставить без изменения, а кассационную жалобу Завода - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287 и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.07.2017 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.10.2017 по делу N А56-16918/2012 оставить без изменения, а кассационную жалобу акционерного общества "Завод имени М.И. Калинина" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.В. Боголюбова

 

Судьи

А.В. Асмыкович
О.Ю. Нефедова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" разъяснено, что мировое соглашение, соглашение о примирении, не исполненные добровольно, подлежат принудительному исполнению на основании исполнительного листа, выдаваемого судом по ходатайству стороны данного соглашения (часть 2 статьи 142 АПК РФ, по аналогии закона судами общей юрисдикции в гражданском процессе на основании части 4 статьи 1 ГПК РФ, часть 9 статьи 137 КАС РФ). Отсутствие сведений о неисполнении условий мирового соглашения, соглашения о примирении, содержащих обязанности одной или обеих сторон по передаче имущества либо по совершению (несовершению) определенных действий, не является основанием для отказа суда в выдаче исполнительного листа и для отказа судебного пристава-исполнителя в возбуждении исполнительного производства на основании выданного судом исполнительного листа о принудительном исполнении мирового соглашения, соглашения о примирении, поскольку обстоятельства, связанные с исполнением, подлежат выяснению в ходе исполнительного производства.

...

По смыслу приведенных в пункте 34 постановления Пленума ВС РФ N 7 разъяснений при наличии обстоятельств, объективно препятствующих исполнению судебного акта о понуждении к исполнению в натуре в установленный судом срок (пункт 3 статьи 401 ГК РФ), а также с момента незаконного отказа кредитора от принятия предложенного должником надлежащего исполнения (статья 406 ГК РФ) должник не обязан уплачивать судебную неустойку."

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 февраля 2018 г. N Ф07-16409/17 по делу N А56-16918/2012