Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 ноября 2012 г. N Ф05-12581/12 по делу N А40-14605/2012

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 ноября 2012 г. N Ф05-12581/12 по делу N А40-14605/2012

 

г. Москва

 

14 ноября 2012 г.

Дело N А40-14605/12-118-133

 

Резолютивная часть постановления объявлена 07 ноября 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 14 ноября 2012 года.

 

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе председательствующего-судьи Волкова С.В.,

судей Комаровой О.И., Дунаевой Н.Ю.

при участии в заседании:

от истца - ЗАО "РусЕвроЛизинг" - Нуруллин К.Р., доверенность N 03-63/12 от 27.03.2012 г.,

от ответчиков: 1. ООО "Альянс-Групп" - Писарев В.А., генеральный директор, протокол N 13 от 01.04.2011 г.

2. ООО "УралПромТранс" - не явился, извещен,

рассмотрев 07 ноября 2012 года в судебном заседании кассационные жалобы ООО "Альянс-Групп" (ответчик), ООО "УралПромТранс" (ответчик) на решение от 12 апреля 2012 года Арбитражного суда города Москвы принятое судьей Кондрашовой Е.В. и на постановление от 26 июня 2012 года Девятого арбитражного апелляционного суда принятое судьями Савенковым О.В., Барановской Е.Н., Панкратовой Н.И.

по иску ЗАО "РусЕвроЛизинг" (ИНН 7723675079, ОГРН 087746040311)

к ООО "Альянс-Групп" (ИНН 8901023752, ОГРН 1108901000174), ООО "УралПромТранс" (ИНН 8901020663, ОГРН 1078901003653)

о взыскании солидарно задолженности по договору лизинга в сумме 7 153 038 руб. 84 коп., в том числе 6 150 977 руб. 57 коп. основного долга и 1 002 061 руб. 27 коп. пени,

по встречному иску: ООО "УралПромТранс" о признании договора поручительства N 03-01/11-ДЛ-ПЗ от 14.11.2011 года ничтожным

и встречному иску ООО "Альянс-Групп" о взыскании неосновательного обогащения в виде части выкупной цены в сумме 18 570 954 руб. 83 коп., взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 602 524 руб. 31 коп.

УСТАНОВИЛ:

Закрытое акционерное общество "Русско-Европейская Лизинговая Компания" (далее - ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском, с учетом уточненных в порядке статьи 49 АПК РФ требований, о взыскании солидарно с общества с ограниченной ответственностью "Альянс-Групп" (далее - ООО "Альянс-Групп") и общества с ограниченной ответственностью "УралПромТранс" (далее - ООО "УралПромТранс") долга в сумме 7 153 038 руб. 84 коп., в том числе 6 150 977 руб. 57 коп. основного долга и 1 002 061 руб. 27 коп. пени.

Требования мотивированы ненадлежащим исполнением лизингополучателем ООО "Аьянс-Групп" обязательства по внесению лизинговых платежей, ООО "УралПромТранс" выступало в качестве поручителя.

С учетом изменения предмета иска и размера исковых требований ООО "Альянс-Групп" заявлен встречный иск о взыскании неосновательного обогащения за счет незаконного удержания фактически уплаченной в составе лизинговых платежей части выкупной цены в сумме 21 522 787 руб. 19 коп., взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 707 860 руб. 56 коп.

Требования мотивированы тем, что лизингодатель неосновательно обогатился за счет незаконного удержания фактически уплаченной в составе лизинговых платежей части выкупной цены.

ООО "УралПромТранс" также заявлен встречный иск о признании договора поручительства N 03-01/11-ДЛ-ПЗ от 14 ноября 2011 года ничтожным.

Требование, предъявленное со ссылкой на нормы статьи 46 Федерального закон от 08.02.1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", статей 10, 166, 167, 367, 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, мотивировано тем, что договор поручительства является для ООО "УралПромТранс" крупной сделкой и эта сделка не была одобрена общим собранием участников общества. Кроме того, лизингодателем был расторгнут в одностороннем порядке договор лизинга до момента заключения договора поручительства, следовательно, отсутствовало основное обязательство, которое обеспечивается поручительством.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 12 апреля 2012 года заявленные требования удовлетворены частично.

Суд взыскал солидарно с ООО "Альянс-Групп" и ООО "УралПромТранс" в пользу ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" долг в сумме 7 153 038 руб. 84 коп., в том числе 6 150 977 руб. 57 коп. основного долга и 1 002 061 руб. 27 коп. пени, расходы по уплате госпошлины в сумме 58 765 руб. 20 коп.

Взыскал с ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" в пользу ООО "Альянс-Групп" неосновательное обогащение за счёт незаконного удержания фактически уплаченных в составе лизинговых платежей части выкупной цены в сумме 2 337 190 руб. В остальной части встречного иска ООО "Альянс-Групп" отказал. Взыскал с ООО "Альянс-Групп" в доход федерального бюджета государственную пошлину в сумме 122 467 руб. 29 коп.

В удовлетворении встречного иска ООО "УралПромТранс" отказал.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 июня 2012 года решение суда оставлено без изменения, с поддержанием выводов суда первой инстанции.

Законность вынесенных решения и постановления проверяется в порядке статей 274, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационным жалобам ООО "Альянс-Групп" и ООО "УралПромТранс", которые просят решение и постановление отменить, принять новый судебный акт.

Как указывает заявитель кассационной жалобы ООО "Альянс-Групп", суды не рассмотрели заявленное ООО "Альянс-Групп" требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. Кроме того, суд посчитал, что лизингодатель имеет право удерживать сумму задатка, а потому из суммы, на которую могло бы претендовать ООО "Алянс-Групп" должен быть исключен задаток в сумме 4 550 000 руб. Однако заявитель жалобы со ссылкой на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2006 г. N 15642/05 полагает, что правила о задатке не применяются при ненадлежащем исполнении договора, основания для применения предусмотренных пунктом 2 статьи 381 Гражданского кодекса Российской Федерации последствий имеются только в случае неисполнения договора. В соответствии с договором лизинга и графиком лизинговых платежей, внесенный лизингополучателем задаток в сумме 4 550 000 руб. должен был быть зачтен в счет уплаты лизинговых платежей в феврале и марте 2011 года, то есть с момента зачета является лизинговым платежом, в который также входит выкупная стоимость предмета лизинга.

Помимо этого, по мнению ООО "Альянс-Групп", суды неправомерно признали правильным расчет выкупной стоимости предмета лизинга, представленный лизингодателем, поскольку он не соответствует действительности, так как лизингодатель применяет срок полезного использования предмета лизинга 60 месяцев (5 лет), тогда как в соответствии с приказом Минфина РФ от 30.03.2001 г. N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01" срок полезного пользования автомобилей-самосвалов свыше 5 лет до 7 лет, соответственно минимальный срок полезного пользования предмета лизинга составляет 61 месяц.

Кроме того, как полагает заявитель жалобы, ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" должно было уменьшить свои требования на сумму полученного им страхового возмещения в размере 3 583 681 руб. 25 коп., поскольку в период действия договора лизинга лизингодателю было выплачено страховое возмещение по страховому случаю.

ООО "УралПромТранс" в своей кассационной жалобе ссылается на неправильное указание судом на то, что договор поручительства является сделкой, подлежащей одобрению в порядке статьи 45 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". Однако, между ООО "УралПромТранс" и ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" нет аффилированных лиц, поэтому договор поручительства, являясь крупной сделкой, должен был быть одобрен в порядке статьи 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Кроме того, как указывает ООО "УралПромТранс" 10 ноября 2011 года лизингодатель направил лизингополучателю уведомление о расторжении договора лизинга в части и возврате части предмета лизинга, а договор поручительства был заключен 14 ноября 2011 года, и поручитель не знал и не мог знать об имевшейся у лизингополучателя задолженности, следовательно, существенные условия договора лизинга изменились настолько, что если бы поручитель мог их разумно предвидеть, то договор поручительства не был бы им заключен.

Представитель заявителя кассационной жалобы ООО "Альянс-Групп" в судебном заседании суда кассационной инстанции поддержал доводы, изложенные в его жалобе, а также доводы жалобы ООО "УралПромТранс", просил судебные акты отменить.

Представитель ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" в судебном заседании суда кассационной инстанции возражал против доводов кассационных жалоб, просил в их удовлетворении отказать.

ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" представлены отзывы на кассационные жалобы, в которых содержатся доводы о том, что осведомленность руководителя ООО "УралПромТранс" (он же участник ООО "Альянс-Групп" с долей 50% уставного капитала) обо всех обстоятельствах заключаемых сделок подтверждена представленными в материалы дела доказательствами, получение страхового возмещения было первоначально учтено лизингодателем при расчете требований, суды обоснованно согласились с расчетом лизингодателя выкупной стоимости предмета лизинга.

Кассационным судом направлена в адрес ООО "УралПромТранс" копия определения о назначении судебного заседания по рассмотрению кассационных жалоб, однако его представители в суд не явились.

В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации информация о принятии кассационных жалоб к производству, о времени и месте судебного заседания была опубликована на официальном интернет-сайте суда. В деле имеется информация с сайта Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о публикации судебного акта.

С учетом принятых судом мер по надлежащему извещению указанного ответчика, суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, вынес определение о рассмотрении кассационных жалоб в его отсутствие.

Выслушав явившихся представителей сторон, обсудив доводы кассационных жалоб, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения норм процессуального и материального права при вынесении решения и постановления, Федеральный арбитражный суд Московского округа приходит к следующим выводам.

Как установили суды обеих инстанций на основании представленных в материалы дела доказательств, 19 января 2011 года между ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" (лизингодатель) и ООО "Альянс-Групп" (лизингополучатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 03-01/11-ДЛ, по условиям которого лизингодатель обязался предоставить лизингополучателю Предмет лизинга, указанный в спецификации к договору, являющейся приложением N 1 к нему, во временное владение, а лизингополучатель обязался ежемесячно, 20-ого числа каждого месяца производить оплату регулярных платежей в соответствии с Графиком лизинговых платежей.

В соответствии с дополнительным соглашением N 1 к договору лизинга от 11 апреля 2011 года, график лизинговых платежей был согласован в новой редакции.

Пунктом 9.10 договора лизинга установлена неустойка за несвоевременное исполнение обязанности по оплате лизинговых платежей в размере 0,1 % от суммы неисполненного обязательства за каждый день просрочки.

Лизингодатель выполнил свои обязательства путем передачи предмета лизинга лизингополучателю по актам приема-передачи.

Между тем, в связи с ненадлежащим исполнением лизингополучателем условий по оплате лизинговых платежей лизингодатель неоднократно, путем направления претензий, требовал оплаты задолженности по договору, но ответов на претензии не получал.

Как установили суды обеих инстанций, задолженность лизингополучателя по договору лизинга по состоянию на 07.12.2011 года составила 6 150 977 руб. 57 коп.

В связи с существенными нарушениями условий договора со стороны лизингополучателя, указанный договор лизинга был расторгнут в одностороннем порядке. Направленным лизингодателем уведомлением от 10.11.2011 г. N 01-146/11, полученным лизингополучателем 15.11.2011 года, ООО "Альянс-Групп" было уведомлено об обязанности возвратить предмет лизинга и считать расторгнутым в части Договор лизинга.

Судом также установлено, что договор лизинга был расторгнут 16 декабря 2011 года путем направления лизингополучателю уведомления от 15 декабря 2011 года.

Актами возврата от 15.11.2011 года и от 16.12.2011 года 10 (десять) единиц техники были возвращены.

Вместе с тем, суды также установили, что ООО "УралПромТранс" выступил поручителем лизингополучателя, поскольку в обеспечение исполнения обязательств лизингополучателя по договору финансовой аренды (лизинга) N 03-01/11-ДЛ от 19 января 2011 года между лизингодателем и ООО "УралПромТранс" был заключен договор поручительства от 14 ноября 2011 года N 03-01/11-ДЛ-ПЗ.

Согласно пункту 1.1 Договора поручительства поручитель обязался солидарно с Должником (ООО "Альянс-Групп") отвечать перед Кредитором (ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания") за неисполнение Должником его обязательств по Договору лизинга в полном объеме (общая сумма лизинговых платежей, выкупной платеж, неустойка, убытки).

Лизингодатель, в соответствии с пунктом 2.2 Договора поручительства, уведомил поручителя о неисполнении лизингодателем своих кредитных обязательств, направив 21.12.2011 года поручителю Уведомление по факсу, которое получено поручителем 21.12.2011 года.

В статьях 361 и 363 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность поручителя отвечать перед кредитором другого лица за исполнение последним его обязательства. При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Суды обеих инстанций отказали в удовлетворении встречного иска ООО "УралПромТранс" к ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" о признании договора поручительства от 14 ноября 2011 года N 03-01/11-ДЛ-ПЗ недействительным.

В этой части выводы судов являются правильными в связи со следующим.

ООО "УралПромТранс" ссылалось на отсутствие одобрения договора поручительства как крупной сделки, а также на отсутствие основного обязательства при заключении договора поручительства.

Согласно пунктам 1, 3 статьи 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" крупной сделкой является сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет двадцать пять и более процентов стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки. Крупными сделками не признаются сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, а также сделки, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными правовыми актами Российской Федерации и расчеты по которым производятся по ценам, определенным в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, или по ценам и тарифам, установленным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Решение об одобрении крупной сделки принимается общим собранием участников общества

В тоже время, в пункте 5 статьи 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" предусмотрено, что крупная сделка, совершенная с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней, может быть признана недействительной по иску общества или его участника.

Суд отказывает в удовлетворении требований о признании крупной сделки, совершенной с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней, недействительной при наличии одного из следующих обстоятельств:

-голосование участника общества, обратившегося с иском о признании крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием участников общества, недействительной, хотя бы он и принимал участие в голосовании по этому вопросу, не могло повлиять на результаты голосования;

-не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или участнику общества, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них;

-к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения данной сделки по правилам, предусмотренным настоящим Федеральным законом;

-при рассмотрении дела в суде доказано, что другая сторона по данной сделке не знала и не должна была знать о ее совершении с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней.

Таким образом, само по себе отсутствие надлежащего решения компетентного органа управления обществом об одобрении крупной сделки не является достаточным основанием для признания ее судом недействительной по иску общества или его участника.

Между тем, как установили суды обеих инстанций, ООО "УралПромТранс" документально не подтвердило факт нарушения его прав и законных интересов заключением договора поручительства и не доказало, что совершение данной сделки повлекло за собой возникновение неблагоприятных последствий и убытков обществу.

Помимо этого, суды обеих инстанций также установили, что договор лизинга от 19.01.2011 N 03-01/11-ДЛ, обязательства по которому обеспечивались договором поручительства, был расторгнут лизингодателем в одностороннем только 16 декабря 2011 года, что подтверждается уведомлениями от 15 декабря 2011 года N б/б (вручено руководителю ООО "Альянс-групп") и N 01-145-1/11 (направлено по почте).

Уведомление от 10 ноября 2011 года, на которое ссылается поручитель, содержало лишь предложение расторгнуть договор лизинга.

Более того, суды со ссылкой на имеющиеся в материалах дела доказательства сделали вывод о том, что на момент подписания договора поручительства, ООО "УралПромТранс" в лице руководителя Писарева А.А. было осведомлено о наличии долга ООО "Альянс-групп" перед ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания".

Таким образом, как установили суды обеих инстанций, договор лизинга был расторгнут после заключения договора поручительства и его расторжение не привело к неблагоприятным последствиям для ООО "УралПромТранс" как поручителя, наоборот, размер ответственности перестал увеличиваться. ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" поступило добросовестно, расторгнув договор в части изъятой техники.

При таких установленных судами обстоятельствах, выводы об отсутствии оснований для признания договора поручительства по доводам, изложенным ООО "УралПромТранс" в его встречном исковом заявлении, являются правильными.

Доводы кассационной жалобы ООО "УралПромТранс" рассмотрены кассационным судом и отклоняются как несостоятельные, направленные на переоценку имеющихся доказательств и установленных судами по факту заключения договора поручительства обстоятельств.

Между тем, суд кассационной инстанции не может согласиться с выводами судов обеих инстанций в части взыскания солидарно с ООО "Альянс-Групп" и ООО "УралПромТранс" в пользу ООО "Русская Европейская Лизинговая Компания" долга в сумме - 7 153 038 руб. 84 коп., расходов по госпошлине - 58 765 руб. 200 коп., о взыскании с ЗАО "Русская Европейская Лизинговая Компания" в пользу ООО "Альянс-Групп" выкупной цены в сумме 2 337 180 руб., об отказе в удовлетворении остальной части встречного иска ООО "Альянс-Групп".

Так, суды обеих инстанций удовлетворили требования ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания" о взыскании солидарно с ООО "Альянс-Групп" и ООО "УралПромТранс" долга в сумме 7 153 038 руб. 84 коп., посчитав их законными и подтвержденными представленными доказательствами, тогда как доказательств погашения задолженности лизингополучателем не представлено.

Суды обеих инстанций также исходили из того, что определение выкупной цены предмета лизинга должно производиться с учетом естественного износа имущества, образовавшегося в период временного владения предметом лизинга лизингополучателем и временного пользования этим имуществом.

Как указал суд первой инстанции, предметом договора лизинга являлись грузовые автомобили-самосвалы, которые в соответствии со статьей 258 Налогового кодекса Российской Федерации и постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 г. N 1 "О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы" относятся к 4 группе со сроком полезного использования от 5 до 7 лет. Вместе с тем, суд первой инстанции сделал вывод о том, что поскольку эксплуатация техники осуществлялась в сложных климатических условиях Крайнего Севера, срок полезного использования не превышает 5 лет.

В соответствии с постановлением Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым приказом Минфина РФ от 30.03.2001 N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01", исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.

Как указали суды обеих инстанций, рассчитанная по указанной методике стоимость техники по окончании срока лизинга составляет 20 661 578 руб. 62 коп. включая НДС. Исходя из этого, часть выкупной цены, выплаченная лизингополучателем в составе лизинговых платежей составила 6 887 190 руб.

В тоже время, суды также установили, что автомобиль-самосвал Вольво (VIN:Х3W6539B080000260) был возвращен лизингополучателем в неработоспособной состоянии, в соответствии с предварительным счетом N 1020011290 от 05.04.2012 ООО "Техцентры Вольво" только (без учета работ) стоимость запасных частей составляет 1 845 856 руб. 24 коп. Кроме того, в связи с неисполнением ООО "Альянс-групп" договора лизинга, лизингодатель был вынужден за счет собственных средств нести расходы по уплате процентов, налога на имущество, изъятию техники (командировочные расходы, транспортировку техники и ее хранение) и пр. Общий размер убытков, причиненных лизингодателю нарушением лизингополучателем обязательств по договору лизинга, составил 4 675 166 руб. 63 коп.

Помимо этого, со ссылкой на пункт 9.14.3 договора лизинга и статью 381 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды обеих инстанций сделали вывод о том, что из суммы, на которую мог бы претендовать лизингополучатель, должен быть исключен уплаченный им задаток в размере 4 550 000 руб., который был зачтен в счет оплаты стоимости лизинга в феврале и марте 2011 года.

В данном случае, как посчитали суды, задаток не приведет к неосновательному обогащению лизингодателя, а только частично покроет его убытки, вызванные неисполнением лизингополучателем своих обязательств. Иное толкование, по мнению судов, повлечет приобретение лизингополучателем таких сумм, которые поставили бы его в лучшее положение, по сравнению с тем, в котором он находился бы при надлежащем исполнении своих договорных обязательств.

Таким образом, подлежащую возврату ООО "Альянс-Групп" сумму суды рассчитали следующим образом: 6 887 900 руб. - 4 550 000 руб. = 2 337 190 руб.

Однако, такие выводы судов обеих инстанций являются неправильными и сделаны с нарушением норм материального права.

Согласно пункту 1 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

Пунктом 2 статьи 381 Гражданского кодекса Российской Федерации регулируются последствия нарушения обязательства, обеспеченного задатком.

В соответствии с пунктом 2 статьи 381 Гражданского кодекса Российской Федерации, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка.

Между тем, суды при рассмотрении настоящего дела не учли правовую позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 16.05.2006 N 15642/05, согласно которой основания для применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 381 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекса), имеются лишь в случае неисполнения договора, а не в случаях ненадлежащего или частичного исполнения обязательства.

Таким образом, штрафная функция задатка реализуется только в случае неисполнения обязательства, обеспеченного задатком. В тоже время денежное обязательство, обеспеченное задатком (обязательство уплатить денежные средства) частично исполняется как раз в момент выплаты задатка. Следовательно, лицо, которое выдало задаток, то есть частично исполнило свое обязательство, не может быть квалифицировано как лицо, не исполнившее обязательство, напротив, оно исполнило его ненадлежащим образом.

В данном случае, как видно из материалов дела, лизингополучателем обязательства по договору лизинга частично исполнялись, поэтому оснований для удержания задатка не имеется.

Кроме того, как установлено судами обеих инстанций и не оспаривается сторонами, внесенный лизингополучателем во исполнение условий договора лизинга задаток в сумме 4 550 000 руб., согласно Графику лизинговых платежей и Акту сверки на 07 декабря 2011 года был зачтен в счет лизинговых платежей за февраль и март 2011 года.

В связи с этим, суду следовало учесть правовую природу договора лизинга и внесенной суммы в качестве задатка, фактически являющейся предварительной платой (авансом) по договору, которая вошла в часть лизинговых платежей и соответственно в данном случае в выкупную цену предмета лизинга.

Суды при рассмотрении данного дела должны были учесть правовую позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 12.07.2011 N 17389/10, а именно следующее.

В силу общего правила статьи 665 Кодекса, статьи 2 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон о лизинге) по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.

Согласно статье 624 Кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.

Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже.

В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Кодекса по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель - принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.

Поскольку после расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), у лизингополучателя возникло право требовать возврата денежных средств, перечисленных им в счет погашения выкупной цены.

Однако, суду при рассмотрении требований ООО "Альянс-Групп" необходимо было учесть, что сумма уплаченного лизингополучателем задатка, зачтенная в лизинговые платежи, соответственно вошла в выкупную цену предмета лизинга.

При этом, лизингополучатель может претендовать только на ту часть выкупной цены предмета лизинга, которая вошла в составе фактически уплаченных им лизинговых платежей.

Таким образом, является необоснованным исключение судами суммы, поименованной в договоре задатком, из расчета выкупной цены предмета лизинга.

Договор финансового лизинга подлежит применению в спорных правоотношениях, если только его исполнение не ведет к приобретению лизингодателем таких сумм, которые ставили бы его в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он бы находился при выполнении указанных нормативных положений. В ином случае условия договора войдут в противоречие с положениями статьи 15 Кодекса о пределах возмещения убытков и статьи 1102 Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения.

Кроме того, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении N 9860/11 от 06 декабря 2011 года указал, что само по себе определение договором на случай его прекращения порядка распределения между участниками сделки понесенных ими расходов и возмещения возникших убытков с учетом произведенных ранее авансовых платежей не противоречит положениям статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 4 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Вместе с тем, исполняя упомянутое договорное соглашение, стороны должны также исходить и из необходимости соблюдения ограничений, вытекающих из иных положений гражданского законодательства.

Поэтому при прекращении договора финансовой аренды вследствие допущенного лизингополучателем правонарушения и при наличии соответствующего договорного условия, лизингодатель вправе удерживать сумму аванса в той части, в какой это не нарушает правила статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах возмещения убытков и статьи 1102 Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения.

Суд при рассмотрении заявленных по настоящему делу требований в целях соблюдения баланса интереса сторон должен принимать во внимание экономическую целесообразность и убытки лизингодателя, не получившего то, на что он рассчитывал при заключении договора лизинга, с учетом расторжения договора лизинга по вине лизингополучателя, не исполнявшего надлежащим образом денежное обязательство.

Между тем, делая вывод о том, что в случае возврата задатка убытки лизингодателя останутся непокрытыми, суды не мотивировали сумму 4 675 166 руб. 63 коп., которая, по их мнению, является общим размером убытков, и не дали правовую оценку расчету убытков.

Указание в решении суда на то, что "ЗАО "РусЕвроЛизинг" было вынуждено за счет собственных средств нести расходы по уплате процентов, налога на имущество, изъятию техники (командировочные расходы, транспортировку техники и ее хранение) и пр." не является конкретным и не содержит подробного исследования судом суммы расходов лизингодателя и причинную связь между действиями ответчика и возникшими в связи с этим убытками (ст.15 ГК РФ).

Поимо этого, срок полезного использования, представляя собой время, в течение которого объект основных средств служит для выполнения целей деятельности его владельца, не имеет произвольного характера.

По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (статья 2, пункт 1 статьи 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.

В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подпункте "в" пункта 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.

Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.

Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01", исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.

Аналогичная правовая позиция указана в Постановлении Президиума ВАС РФ N17389/10 от 12 июля 2011 года.

В соответствии с Классификацией основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 N 1, автомобили-самосвалы относятся к четвертой амортизационной группе, в которую входит имущество со сроком полезного использования свыше 5 лет до 7 лет включительно, а не со сроком полезного использования, который не превышает 5 лет - как это неправильно указал суд первой инстанции.

Соответственно в данном случае минимальный срок полезного пользования предмета лизинга составляет свыше 60-ти месяцев - этот срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, указанный в договоре - 18 месяцев (л.д.18,19, т.1).

При этом, применение по соглашению сторон (при наличии такого соглашения) ускоренной амортизации с использованием для целей бухгалтерского и налогового учетов специального повышающего коэффициента не свидетельствует ни о повышенном естественном износе техники в процессе ее эксплуатации лизингополучателем, ни о более быстрых темпах снижения текущей рыночной стоимости транспортных средств.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.05.10 N 1729/10.

В связи с этим, нельзя согласиться с произведенным судом расчетом стоимости предмета лизинга по окончании срока лизинга.

Помимо этого, в целях соблюдения баланса сторон и правильного определения подлежащих взысканию по заявленным требованиям денежных сумм в рамках договора лизинга, суду также следовало проверить довод ООО "Альянс-Групп" о получении лизингодателем страхового возмещения в сумме 3 583 681 руб. 21 коп. по страховому случаю, произошедшему 30 июня 2011 года в результате дорожно-транспортного происшествия автомобиля-самосвала, являющегося одним из предмета лизинга. Ходатайство об истребовании соответствующих доказательств заявлялось ООО "Альянс-Групп" в суде первой инстанции (л.д. 61, т. 4), однако оставлено судом без удовлетворения, а его доводы без соответствующей оценке.

Таким образом, с учетом вышеизложенного, суду необходимо определить подлежащие взысканию лизингополучателю и лизингодателю денежные средства в рамках договора лизинга и ввиду того, что встречный иск ООО "Альянс-Групп" направлен на зачет требований ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания", произвести зачет денежных требований.

Учитывая вышеизложенное, решение и постановление подлежат отмене в части взыскания солидарно с ООО "Альянс-Групп" и ООО "УралПромТранс" в пользу ООО "Русская Европейская Лизинговая Компания" долга в сумме - 7 153 038 руб. 84 коп., расходов по госпошлине - 58 765 руб. 200 коп., о взыскании с ЗАО "Русская Европейская Лизинговая Компания" в пользу ООО "Альянс-Групп" выкупной цены в сумме 2 337 180 руб., об отказе в удовлетворении остальной части встречного иска ООО "Альянс-Групп", а дело в этой части направлению на рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела, суду надлежит исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела и входящие в предмет доказывания обстоятельства, определить вошедшую в уплаченные лизинговые платежи выкупную цену предмета лизинга с учетом суммы задатка (аванса), исследовать вопрос о получении лизингодателем суммы страхового возмещения в период действия договора лизинга, правильно определить стоимость предмета лизинга на момент окончания срока лизинга с учетом срока его полезного использования, после чего, исходя из установленных обстоятельств, разрешив спор с учетом толкования процессуальных и материальных норм права, содержащегося в настоящем постановлении, произвести зачет исковых и встречных исковых требований, принять законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст.ст. 274, 284, 286, п.3 ч.1 ст.287, ч.ч. 1-3 ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 12 апреля 2012 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 июня 2012 года по делу N А40-14605/12-118-133: в части взыскания солидарно с ООО "Альянс-Групп" и ООО "УралПромТранс" в пользу ООО "Русская Европейская Лизинговая Компания" долга в сумме - 7 153 038 руб. 84 коп., расходов по госпошлине - 58 765 руб. 200 коп., о взыскании с ЗАО "Русская Европейская Лизинговая Компания" в пользу ООО "Альянс-Групп" выкупной цены в сумме 2 337 180 руб., об отказе в удовлетворении остальной части встречного иска ООО "Альянс-Групп" - отменить, дело в этой части направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

В остальной части указанные судебные акты оставить без изменения.

 

Председательствующий судья

С.В. Волков

 

Судьи

О.И. Комарова
Н.Ю. Дунаева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Помимо этого, в целях соблюдения баланса сторон и правильного определения подлежащих взысканию по заявленным требованиям денежных сумм в рамках договора лизинга, суду также следовало проверить довод ООО "Альянс-Групп" о получении лизингодателем страхового возмещения в сумме 3 583 681 руб. 21 коп. по страховому случаю, произошедшему 30 июня 2011 года в результате дорожно-транспортного происшествия автомобиля-самосвала, являющегося одним из предмета лизинга. Ходатайство об истребовании соответствующих доказательств заявлялось ООО "Альянс-Групп" в суде первой инстанции (л.д. 61, т. 4), однако оставлено судом без удовлетворения, а его доводы без соответствующей оценке.

Таким образом, с учетом вышеизложенного, суду необходимо определить подлежащие взысканию лизингополучателю и лизингодателю денежные средства в рамках договора лизинга и ввиду того, что встречный иск ООО "Альянс-Групп" направлен на зачет требований ЗАО "Русско-Европейская Лизинговая Компания", произвести зачет денежных требований.

Учитывая вышеизложенное, решение и постановление подлежат отмене в части взыскания солидарно с ООО "Альянс-Групп" и ООО "УралПромТранс" в пользу ООО "Русская Европейская Лизинговая Компания" долга в сумме - 7 153 038 руб. 84 коп., расходов по госпошлине - 58 765 руб. 200 коп., о взыскании с ЗАО "Русская Европейская Лизинговая Компания" в пользу ООО "Альянс-Групп" выкупной цены в сумме 2 337 180 руб., об отказе в удовлетворении остальной части встречного иска ООО "Альянс-Групп", а дело в этой части направлению на рассмотрение в суд первой инстанции."