Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30 ноября 2012 г. N Ф05-9723/12 по делу N А40-77244/2011

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 30 ноября 2012 г. N Ф05-9723/12 по делу N А40-77244/2011

 

г. Москва

 

30 ноября 2012 г.

Дело N А40-77244/11-129-330

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 ноября 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 ноября 2012 года.

 

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Н.В. Буяновой,

судей Т.А. Егоровой, Э.Н. Нагорной,

при участии в заседании:

от заявителя - О.С. Иванова (дов. от 06.06.2012); Р.И. Ахметшина (дов. от 14.07.2011); Е.М. Леонова (дов. от 14.07.2011); Н.С. Иващенко (дов. от 14.07.2011);

от заинтересованного лица - Э.Л. Ваша (дов. от 23.10.2012); А.А. Кожанова (дов. от 31.10.2012); В.В. Званкова (дов. от 02.11.2012);

рассмотрев 26.11.2012 в открытом судебном заседании кассационную жалобу МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 7,

на решение от 13.02.2012

Арбитражного суда города Москвы

принятое судьей Н.В. Фатеевой,

на постановление от 25.05.2012

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Л.Г. Яковлевой, Е.А. Солоповой, М.С. Сафроновой,

по заявлению ОАО "Вымпел-Коммуникации"

о признании недействительным решения

к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 7,

УСТАНОВИЛ:

открытое акционерное общество "Вымпел-Коммуникации" (далее - общество, заявитель) (ОГРН 1027700166636) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 7 (далее - налоговый орган, инспекция) от 31.03.2011 N 7 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль в размере 870 636 935 рублей, НДС в размере 69 199 669 рублей 10 копеек, соответствующих сумм пени и штрафов, предложения внести соответствующие исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.02.2012, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2012, заявленные требования удовлетворены.

Законность принятых судебных актов проверяется в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой инспекции, в которой ставится вопрос об их отмене и принятии нового судебного акта об отказе заявителю в удовлетворении заявленных требований. В обоснование жалобы инспекция ссылается на то, что судами не дана надлежащая оценка обстоятельствам, установленным налоговым органом в рамках налоговой проверки в отношении налогоплательщика.

Заявителем в порядке статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представлен отзыв на кассационную жалобу, который приобщен к материалам дела.

В заседании суда кассационной инстанции представитель налогового органа поддержал доводы кассационной жалобы.

Представитель заявителя в судебном заседании против доводов кассационной жалобы возражал, считая судебные акты законными и обоснованными.

Изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права, доводы кассационной жалобы, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами и следует из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки общества, в том числе филиалов и обособленных подразделений по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 2007 по 2008 год инспекцией вынесено решение от 30.03.2011 N 7 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением ФНС России от 20.07.2011 N СА-4-9/11754@ решение налогового органа от 30.03.2011 N 7 оставлено без изменения, утверждено и признано вступившим в законную силу.

Посчитав решение налогового органа частично незаконным, заявитель обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

По налогу на прибыль в связи с ускоренной амортизацией оборудования (коэффициент 2), используемого для оказания услуг связи (пункт 1.1 решения).

В ходе проверки инспекцией установлено, что заявитель неправомерно применял специальный коэффициент 2 к основной норме амортизации оборудования, используемого для оказания услуг связи, поскольку, по мнению налогового органа, подобное оборудование изначально предназначено для круглосуточной работы, следовательно, такое оборудование не может признаваться в качестве оборудования, используемого в режиме повышенной сменности, в связи с чем заявителю доначислен налог на прибыль за 2007-2008 годы в размере 545 423 042 рублей.

Суды, удовлетворяя требования в данной части, руководствуясь пунктом 7 статьи 259 Налогового кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что заявитель, использующий амортизируемые основные средства в условиях повышенной сменности, правомерно применял специальный коэффициент 2 к основной норме амортизации оборудования, используемого для оказания услуг связи.

Судами установлено, что заявитель эксплуатировал основные средства (телекоммуникационное оборудование в трехсменном (круглосуточном) режиме и, руководствуясь пунктом 7 статьи 259 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в проверяемом периоде), применял к основной норме амортизации оборудования, участвующего в процессе оказания услуг связи, специальный коэффициент "2", как к используемым в условиях повышенной сменности.

При этом заявитель, соблюдая особенности технологического процесса оказания услуг связи, обеспечивает круглосуточную работу телекоммуникационного оборудования; продолжительность работы основных средств превышает нормальную продолжительность рабочей смены.

Письмами Минсвязи России от 04.09.2003 и Минэкономразвития России от 17.10.2003 разъяснено, что при условии круглосуточной эксплуатации предприятиями связи технологического оборудования, входящего в состав сетей связи, следует считать, что данное оборудование эксплуатируется в условиях повышенной сменности и организация имеет право применять специальный (повышенный) коэффициент к основной норме амортизации, но не выше "2".

Правомерность применения для целей налогообложения прибыли к основной норме амортизации специального повышающего коэффициента "2" в отношении круглосуточно работающего телекоммуникационного оборудования подтверждается письмом Минфина РФ от 18.03.2005 N 03-03-01-04/1/125.

При это судами учтено, что техническая возможность работы оборудования в круглосуточном режиме не является обстоятельством, исключающим возможность применения специального коэффициента, поскольку такого исключения из правил пункт 7 статьи 259 Налогового кодекса Российской Федерации не содержит, в связи с чем довод инспекции о возможности работы оборудования в круглосуточном режиме как факторе, исключающем применение специального коэффициента, не основан на законе. Возможность круглосуточной эксплуатации оборудования связи не свидетельствует о том, что оказание услуг связи является непрерывным производством.

Также суды пришли к выводу о том, что режим работы оборудования неразрывно связан с режимом работы сотрудников, которые обеспечивают работу соответствующего оборудования.

Довод инспекции о том, необходимо разделять понятия "режим работы сотрудников" и "режим работы оборудования", поскольку круглосуточный режим работы оборудования является нормальным режимом работы оборудования в одну смену, отклонен судами со ссылкой на статьи 103, 91 Трудового кодекса Российской Федерации в совокупности с положениями Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми наличие повышенной сменности - это самостоятельный фактор, являющийся достаточным основанием для применения специального коэффициента. Суды пришли к выводу о том, что к работе в режиме повышенной сменности относится круглосуточная работа и оборудования, и персонала, обслуживающего это оборудование и обеспечивающего круглосуточное оказание услуг связи.

В материалы дела заявителем представлены документы, подтверждающие использование оборудования в режиме "повышенной сменности" и факта эксплуатации оборудования в круглосуточном режиме.

Ссылки налогового органа на письма Минэкономразвития России от 20.03.2007, от 13.01.2011 являются необоснованными, поскольку приведенные разъяснения касаются деятельности по изготовлению продукции, непрерывной технологии производства, а также когда работа основных средств в не может быть остановлена по технологическим причинам (как, например, выплавка чугуна и ферросплавов в доменной печи), тогда как заявитель оказывает услуги и оказание услуги связи такой технологией не является.

Довод налогового органа со ссылкой на заключение ГОУ МТУСИ о том, что круглосуточная эксплуатация оборудования не приводит к его повышенному износу, отклонен судами как носящий предположительный характер, не подтвержденный мнением экспертов ГОУ МТУСИ и техническими расчетами и противоречащий мнению Минкомсвязи России (письма от 04.09.2003 N ПЗ-5-34-1215, от 11.04.2011 N П12-3-21-8516).

При таких обстоятельствах суды обоснованно пришли к выводу о правомерности применения заявителем коэффициента амортизации "2" к оборудованию связи, которое эксплуатируется в режиме повышенной сменности.

По налогу на прибыль и НДС в связи с оплатой услуг в пользу контрагента - ООО "Ника" (пункты 1.5, 2.9 решения).

В ходе проверки инспекцией установлено, что заявитель неправомерно включил в состав расходов затраты по оплате телематических услуг ООО "Ника", а также принял к вычету соответствующие суммы НДС, что привело к неуплате налога на прибыль в размере 10 389 953 рублей, НДС в размере 7 858 282 рублей, поскольку первичные документы подписаны неустановленными лицами; ООО "Ника" не имело возможности оказывать услуги в соответствии с заключенными договорами о предоставлении услуг; заявителем не доказано проявление должной осмотрительности при выборе контрагента.

Удовлетворяя заявленные требования в данной части, суды установили наличие в действиях общества деловой цели, реальность хозяйственных взаимоотношений с контрагентом, достоверности информации в представленных обществом документах проявление должной осмотрительности и осторожности при заключении договоров, соответствие представленных документов требованиям статей 169, 171, 172 и 252 Налогового кодекса Российской Федерации, и пришли к выводу о правомерном отнесении спорных затрат в состав расходов при исчислении налога на прибыль и заявлении налоговых вычетов.

При этом судами показания руководителей признаны противоречащими представленным в материалы дела доказательствам в их совокупности, и не опровергающими реальность хозяйственных операций с заявителем.

Согласно статье 252 Налогового кодекса Российской Федерации, расходы - обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком; обоснованные расходы - экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме; документально подтвержденные расходы - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Нормы статей 169, 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации содержат исчерпывающие условия возникновения у налогоплательщика права на применение налоговых вычетов: наличие счета-фактуры на приобретенный товар (работы, услуги), составленного в соответствии с требованиями статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации; принятие товара (работ, услуг) к учету; использование товара (работ, услуг) в облагаемых налогом на добавленную стоимость операциях; наличие соответствующих первичных документов.

Следовательно, при выполнении указанных условий, налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Исследовав и оценив представленные доказательства, суды пришли к выводу, что представленные документы содержат все обязательные реквизиты, предусмотренные действующим законодательством, подтверждают реальность хозяйственных операций с контрагентами и оплату их стоимости. Расходы общества отвечают критериям, установленным в статье 252 Налогового кодекса Российской Федерации, то есть являются обоснованными и документально подтвержденными. Претензий к оформлению документов в части соответствия их реквизитов установленным требованиям у инспекции отсутствуют.

Судами установлено, что в обоснование произведенных расходов и права на вычеты по НДС представлены документы, подтверждающие реальность совершенных операций (договоры, акты, счета-фактуры). Кроме того, в ходе проведения проверки заявителем были представлены налоговому органу справки - отчеты о вознаграждении провайдера - ООО "Ника", в которых содержатся данные о трафике. Указанные данные были получены на основании показаний сертифицированной биллинговой системы.

Кроме того, доказательством, подтверждающим реальность оказанных ООО "Ника" услуг, - является установленный проверкой факт взаимоотношений данной организации с ОАО "Межрегиональный ТранзитТелеком". Согласно письму от 21.10.2010 N Пс-120 ОАО "МТТ" представлена справка об объеме переданного трафика ОАО "МТТ" по договору N 095-85-7/07. Из данной справки следует, что финансово-хозяйственные взаимоотношения между ОАО "МТТ" и ООО "Ника" имели место, начиная с 01.10.2007.

Вместе с тем, реальность затрат налогоплательщиков на оплату телематических услуг ООО "Ника" была предметом рассмотрения ФАС МО, который в постановлении от 24.01.2011 N КА-А40/16314-10, указал на необоснованность претензий налогового органа.

Доводы налогового органа о непроявлении обществом должной осмотрительности были предметом рассмотрения судов, им дана соответствующая оценка. Доказательств получения обществом неосновательной налоговой выгоды или наличия между сторонами по сделке согласованных действий, направленных на получения такой выгоды, инспекцией не представлено.

Доказательств, опровергающих установленные судами обстоятельства, инспекцией не представлено.

Таким образом, доводы налогового органа о неподтвержденности реальности хозяйственных операций необоснованны и противоречат материалам дела.

Довод налогового органа о том, что ООО "Ника" не имело возможности оказывать телематические услуги, не может являться основанием для признания получения Заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Довод инспекции о том, что у ООО "Ника" была аннулирована лицензия, судами отклонена, поскольку не доказывает отсутствия факта оказания услуг. Кроме того, на момент оказания услуг данная лицензия являлась действующей.

Учитывая факт наличия у заявителя документов, подтверждающих реальность осуществленных хозяйственных операций, факт реальной оплаты НДС в составе платежей контрагентам, недоказанность налоговым органом получения заявителем необоснованной налоговой выгоды, а также проявление заявителем должной степени осторожности и осмотрительности при выборе контрагентов, суды пришли к обоснованному выводу о том, что у налогового органа отсутствовали законные основания для отказа в принятии расходов и налоговых вычетов, доначисления налогов, привлечения заявителя к налоговой ответственности.

По налогу на прибыль в связи с включением заявителем в 2007 году в состав расходов сумм безнадежной задолженности (пункт 1.9 решения).

Обществом в 1 квартале 2007 года в ходе инвентаризации была выявлена дебиторская задолженность с истекшим сроком исковой давности, в том числе задолженность, возникшая в 1999 году. Заявитель включил в состав расходов в целях налога на прибыль в 2007 году указанную дебиторскую задолженность. Задолженность была выявлена и списана на основании актами о списании безнадежной дебиторской задолженности от 31.03.2007, которые являлись основанием для отражения результатов инвентаризации в бухгалтерском учете.

Спорная безнадежная дебиторская задолженность была выявлена только при проведении инвентаризации дебиторской задолженности в 2007 году, когда появилась соответствующая техническая возможность, соответственно, сумма данной безнадежной дебиторской задолженности, образовавшейся в 1999 году, была включена в состав внереализационных расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль за 2007 год, в тот же период, когда она была выявлена и подтверждена документально.

Инспекция в обоснование позиции указала на то, что обществом в период 2007 года была списана на внереализационные расходы сумма дебиторской задолженности, срок исковой давности по которой истек в период 2002 году.

Суды не согласились с инспекцией, указав, что законом и иными нормативными актами не установлена обязанность организации списывать задолженность исключительно в период, когда истек срок исковой давности.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, - суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва.

Безнадежными долгами (долгами, нереальными к взысканию) пунктом 2 статьи 266 Налогового кодекса Российской Федерации признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Таким образом, списание дебиторской задолженности во внереализационные расходы осуществляется при условии безнадежности долга, нереальности его взыскания.

По истечении срока исковой давности, установленного статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации и равного трем годам, налогоплательщик вправе учесть просроченную дебиторскую задолженность в составе убытков как долги, нереальные к взысканию (если организацией не создан резерв по сомнительным долгам).

Порядок списания дебиторской задолженности установлен пунктом 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 N 34н. Дебиторская задолженность, по которой истек срок исковой давности, а также другие нереальные для взыскания долги списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации.

Приведенные нормы опровергают занятую инспекцией позицию об обязательности включения налогоплательщиком сумм безнадежных долгов, по которым истек установленный срок исковой давности, во внереализационные расходы в том налоговом периоде, в котором истек срок исковой давности.

Суды пришли к правильному выводу о том, что изменение позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в середине 2010 года не может влиять на налоговые обязательства заявителя в проверяемый период. Иное означало бы придание этой позиции обратной силы с ухудшением положения налогоплательщика, в нарушение правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 21.01.2010 N 1-П, в связи с чем признали неправомерной ссылка налогового органа на позицию, изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.06.2010 N 1574/10.

При этом судами учтено, что в случае правомерности списания дебиторской задолженности в более раннем налоговом периоде, включение дебиторской задолженности в состав расходов в более позднем периоде не является основанием для доначисления налога на прибыль, пеней и привлечения к налоговой ответственности, поскольку такой порядок признания расходов приводит к переплате налога в предыдущих периодах. В таком случае задолженности перед бюджетом при учете расходов в последующих периодах не возникает, поскольку переплата за период, в котором у налогоплательщика появилось право признать расходы, должна быть зачтена в счет недоимки за период, в котором эти расходы фактически учтены.

Как правильно установлено судами, инспекции было известно о том, что заявитель не учитывал в прошлых периодах в составе расходов суммы спорной дебиторской задолженности. В предшествующие периоды заявитель не признавал в составе расходов спорную дебиторскую задолженность.

Ссылка инспекции на истечение трехлетнего срока для зачета возникшей у заявителя переплаты, в соответствии со статьей 78 Налогового кодекса Российской Федерации, отклонена судами, поскольку в рассматриваемой ситуации заявитель на данную процедуру не ссылается.

По налогу на прибыль в связи с учетом заявителем в составе расходов затрат на приобретение акций: вознаграждения за эксклюзивность, опционной премии и отступного (пункты 1.10 - 1.12 решения).

Как установлено судами, в целях расширения сферы своей деятельности и создания телекоммуникационной системы во Вьетнаме Заявителем заключены ряд соглашений с MillenniumGlobalSolutionsGroupInc. (далее - Компания Миллениум), резидентом Соединенных Штатов Америки, в рамках которых Заявителем понесены затраты в связи с планируемым приобретением акций Компании GTEL-Mobile. Поскольку впоследствии договоренности сторон были расторгнуты, и акции не были приобретены заявителем, Заявитель учел понесенные затраты в составе внереализационных расходов (подпункт 20 пункт 1 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации).

В ходе проверки налоговый орган пришел к выводу, что заявитель занизил налог на прибыль в результате неправильного учета данных расходов, поскольку, по мнению инспекции, указанные расходы должны были учитываться и признаваться для целей налогообложения по правилам статьи 280 Налогового кодекса Российской Федерации (как расходы на приобретение ценных бумаг), а не в составе внереализационных расходов, как это сделано заявителем.

При этом в ходе выездной налоговой проверки налоговым органом не установлен факт получения заявителем необоснованной налоговой выгоды. Претензии налогового органа в данной части касались лишь методологии учета расходов по договорам с компанией Миллениум. В ходе выездной налоговой проверки инспекцией не устанавливались признаки и факт получения необоснованной налоговой выгоды, факт "формального неотражения" акций на балансе заявителя.

Удовлетворяя заявленные требования в данной части, суды, установив наличие у заявителя деловой цели и разумного экономического смысла в осуществлении спорных расходов, проанализировав порядок приобретения акций через компанию GreenCo и через дочернюю компанию Арарима, а такде Инвестиционный сертификат компании GTEL-Mobile, выданный уполномоченным органом Вьетнама, подтверждающий состав акционеров компании GTEL-Mobile, пришли к выводу о документальной неподтвержденности того факта, что акции GTEL-mobile заявителем не приобретались.

Доводы налогового органа о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды со ссылкой на пункт 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", поскольку налоговая выгода, по его мнению, состояла в единовременном учете расходов, понесенных заявителем по сделкам с компанией Миллениум, отклонены судами как документально не подтвержденные.

Доводы налогового органа о том, что на момент заключения сделок с компанией Миллениум компания Арарима уже владела акциями GTel-Mobile, противоречат фактическим обстоятельствам.

По налогу на прибыль в связи с учетом заявителем в составе расходов затрат на консультационные услуги при приобретении акций (пункт 1.13 решения).

Отказывая в учете данных расходов, налоговый орган указывает на то, что данные расходы подлежали учету в стоимости акций, а не единовременно в составе прочих расходов. Заявитель обязан был руководствоваться статьей 280 Налогового кодекса Российской Федерации и учесть данные затраты на дату реализации этих ценных бумаг.

Отклоняя данные доводы налогового органа, суды, руководствуясь пунктами 14, 15 части 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации, установив, что данные затраты носят характер общехозяйственных расходов, произведенных для целей извлечения дохода, пришли к выводу о том, что заявитель правомерно учел данные расходы в составе прочих расходов. При этом суды пришли к выводу о приобретении заявителем бизнеса, а не акций.

Как установлено материалами дела и судами, заявитель намеревался приобрести сам бизнес, при этом приобретаться могли и акции, и иные активы (оборудование, технологические мощности, иные телекоммуникационные объекты и т.п.).

Суды, проанализировав представленные в материалы дела доказательства, в том числе, Соглашения об оказании консультационных услуг, в соответствии с которыми предусматривалось оказание финансовых услуг: проведение оценки стоимости объекта, определение возможных синергетических эффектов от приобретения объекта, заключение относительно справедливости финансовых условий сделки для Компании с финансовой точки зрения и т.п., пришли к выводу о возможности учесть стоимость консультационных услуг единовременно в качестве прочих расходов, а не в первоначальной стоимости актива.

В данном случае расходы на информационные и консультационные услуги прямо предусмотрены пунктами 14, 15 части 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации, следовательно, расходы на информационные и консультационные услуги не относятся, как утверждает инспекция, на увеличение первоначальной стоимости основных средств, а учитываются единовременно в составе прочих расходов.

При этом суды правомерно руководствовались пунктом 4 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым если некоторые затраты с равными основаниями могут быть отнесены одновременно к нескольким группам расходов, налогоплательщик вправе самостоятельно определить, к какой именно группе он отнесет такие затраты.

Применение вычетов по НДС по консультационным услугам ОАО "КИТ Финанс Инвестиционный банк" (пункт 2.4. решения).

Налоговый орган утверждает, что поскольку консультационные услуги по соглашению с ОАО "КИТ Финанс Инвестиционный банк" были направлены на приобретение ценных бумаг, то они приобретены не для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения НДС.

Признавая недействительным решение налогового органа в данной части, суды, руководствуясь предметом договора и содержанием услуг, исходили из того, что целью приобретения указанных услуг являлась оценка и понимание финансово-экономического аспекта, в связи с чем судами признана правомерность учета заявителем указанных затрат как общехозяйственных расходов, НДС по которым принимается к вычету в общем порядке.

Иная оценка налоговым органом установленных судами обстоятельств не свидетельствует о судебной ошибке.

Кроме того, судами учтено, что налоговый орган признал правомерным учет данных затрат для целей исчисления налога на прибыль как прочих затрат, а не как расходов, связанных с приобретением акций.

Применение вычетов по НДС по приобретенным консультационным услугам ООО "МБС Интеллект Сервисиз", Московским филиалом "ПрайсвотерхаусКуперс Раша Б.В.", UBSLimited (пункт 2.5 Решения).

Как следует из материалов дела, заявителем заключен ряд договоров, предметом которых являлись различные консультационные услуги, связанные с приобретением заявителем акций компании GoldenTelecomInc. (проект "OSLO").

Налоговый орган ссылается на то, что консультационные услуги направлены на приобретение акций. В связи с этим, они приобретены не для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения НДС.

По данному эпизоду суды пришли к выводу о том, понесенные затраты были направлены на осуществление стратегических целей компании - увеличение числа абонентов за счет клиентов компании GTI, а также возможности представлять клиентам интегрированные телекоммуникационные услуги, что является объектом обложения НДС.

Услуги имели экономический характер, то есть приобретались с целью прогнозов финансово-экономических показателей заявителя от расширения сферы бизнеса.

Суды, ссылаясь на соглашения с компанией "ПрайсвотерхаусКуперс Раша Б.В." с UBSLimited от 09.11.2007, правомерно указали на то, что в соответствии с указанными соглашениями предусматривалось оказание финансовых услуг.

Кроме того, заявитель не предполагал последующую реализацию акций GTI, в связи с чем ссылка инспекции на подпункт 12 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации несостоятельна.

Выводы инспекции о том, что консультационные услуги, связанные с приобретением акций, направлены на деятельность, указанную в подпункте 4 пункта 3 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации, необоснованны, поскольку данная норма регулирует отношения связанные с передачей имущества, если такая передача носит инвестиционный характер. В данном случае заявитель не планировал ни вкладывать акции в уставный капитал другой компании, ни иным образом использовать их в качестве инвестиционного вклада.

В силу пункта 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного акта закону или иному нормативному акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган или лицо, которые приняли решение. Налоговым органом правомерность принятия оспариваемого решения не доказана.

Арбитражным судом первой и апелляционной инстанций правильно установлены все юридически значимые обстоятельства по делу, всесторонне исследованы доказательства, им дана оценка в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правовые основания для их переоценки у суда кассационной инстанции отсутствуют.

В кассационной жалобе не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судебными инстанциями обстоятельства и выводы судебных инстанций, как и не приведено оснований, которые в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могли бы явиться основанием для отмены принятых по делу обжалуемых судебных актов.

Нарушения или неправильного применения норм материального и процессуального права судами не допущено.

При изложенных обстоятельствах оснований для отмены судебных актов не имеется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 13.02.2012, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2012 по делу N А40-77244/11-129-330 - оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

Н.В.Буянова

 

Судьи

Т.А.Егорова
Э.Н.Нагорная

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В силу п. 7 ст. 259 НК РФ в отношении амортизируемых основных средств, используемых для работы в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности, к основной норме амортизации налогоплательщик вправе применять специальный коэффициент, но не выше 2.

По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно применил специальный коэффициент 2 к нормам амортизации оборудования, используемого для оказания услуг связи, поскольку оно изначально предназначено для круглосуточной работы, следовательно, такое оборудование не может признаваться используемым в режиме повышенной сменности.

Суд не согласился с позицией ИФНС.

Основанием для применения специального коэффициента 2 к норме амортизации основного средства является эксплуатация оборудования в условиях повышенной сменности. К работе в режиме повышенной сменности относится круглосуточная работа и оборудования, и персонала, обслуживающего это оборудование и обеспечивающего круглосуточное оказание услуг связи.

Правомерность применения специального повышающего коэффициента 2 в отношении круглосуточно работающего телекоммуникационного оборудования подтверждается письмом Минфина РФ от 18.03.2005 N 03-03-01-04/1/125.

Как установил суд, налогоплательщик эксплуатировал основные средства (телекоммуникационное оборудование) в трехсменном (круглосуточном) режиме. При этом он, соблюдая особенности технологического процесса оказания услуг связи, обеспечивает круглосуточную работу телекоммуникационного оборудования; продолжительность работы основных средств превышает нормальную продолжительность рабочей смены. Факт эксплуатации оборудования в круглосуточном режиме документально подтвержден.

Судом учтено, что техническая возможность работы оборудования в круглосуточном режиме не является обстоятельством, исключающим возможность применения специального коэффициента, поскольку такого исключения из правил п. 7 ст. 259 НК РФ не содержит.

Таким образом, применение коэффициента 2 при амортизации данного оборудования правомерно.