Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 марта 2015 г. N Ф05-2840/15 по делу N А40-27867/2014

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 марта 2015 г. N Ф05-2840/15 по делу N А40-27867/2014

 

г. Москва

 

30 марта 2015 г.

Дело N А40-27867/14

 

Резолютивная часть постановления объявлена 23 марта 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 марта 2015 года.

 

Арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Волкова С.В.,

судей Дербенева А.А., Русаковой О.И.,

при участии в заседании:

от истца - Федерального государственного бюджетного учреждения "РОССИЙСКАЯ ДЕТСКАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА" Министерства здравоохранения Российской Федерации - 1.Свиридов Д.В., довер.N 1 от 17.03.2015 г., сроком на 1 год; 2. Шишова К.И., довер. N 11 от 17.03.2015 г., сроком на 1 год; 3. Гайшина Е.В., довер. N 15 от 19.03.2015 г., сроком на 1 год

от ответчика - Общества с ограниченной ответственностью "Ритм+" - Гречишников А.Ю. генеральный директор (решение общего собрания акционеров N 1 от 16.04.2012 г.)

рассмотрев 23 марта 2015 года в открытом судебном заседании кассационную жалобу Федерального государственного бюджетного учреждения "РОССИЙСКАЯ ДЕТСКАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА" Министерства здравоохранения Российской Федерации (истец) на решение Арбитражного суда города Москвы от 21 августа 2014 года, принятое судьей: Рящиной Е.Н., на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08 декабря 2014 года, принятое судьями: Яремчук Л.А., Баниным И.Н., Сазоновой Е.А.,

по иску Федерального государственного бюджетного учреждения "РОССИЙСКАЯ ДЕТСКАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА" Министерства здравоохранения Российской Федерации (ОГРН 1027700254394)

к Обществу с ограниченной ответственностью "Ритм+" (ОГРН 1097746260050)

о взыскании 667 755 руб. и по встречному иску о взыскании долга в сумме 295 680 руб.,

УСТАНОВИЛ:

Федеральное государственное бюджетное учреждение "РОССИЙСКАЯ ДЕТСКАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА" Министерства здравоохранения Российской Федерации (далее - ФГБУ "РДКБ" Минздрава России) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Ритм+" (далее - ООО "Ритм+") о взыскании неустойки на основании пункта 4.3 договора N 138/Э-У от 14.10.2013 года, штрафа на основании Федерального закона от 05.04.2013 года N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" и Постановления Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 года N 1063 в сумме 221 760 руб.

Требования мотивированы ненадлежащим исполнением ответчиком договорных обязательств по оказанию предусмотренных договором услуг, в том числе, по устранению неполадок в работе обслуживаемого медицинского оборудования с заменой необходимых деталей.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 21 мая 2014 года к совместному производству принят встречный иск о взыскании задолженности по оплате оказанных по договору N 138/Э-У от 14.10.2013 года услуг в сумме 295 680 руб.

Требования встречного иска, предъявленные со ссылкой на положения статей 309, 310, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, мотивированы ненадлежащим исполнением ФГБУ "РДКБ" Минздрава России обязательств по договору в части оплаты оказанных истцом услуг.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 21 августа 2014 года первоначальные исковые требования удовлетворены частично, встречный иск удовлетворен в полном объеме. В порядке зачета первоначального и встречного иска с ФГБУ "РДКБ" Минздрава России в пользу ООО "Ритм+" взыскана задолженность в сумме 155 366 руб. 96 коп. и расходы по уплате государственной пошлины по иску в сумме 5 119 руб. 12 коп.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что поскольку требование о расторжении договора направлено истцом 30.12.2013 года, а подписано ответчиком лишь 29.01.2014 года, то период для начисления неустойки следует исчислять с 01.01.2014 года по 28.01.2014 года, в связи с чем требование о взыскании неустойки подлежит удовлетворению в сумме 140 313 руб. 04 коп.

Принимая решение в части отказа во взыскании штрафа на основании Федерального закона от 05.04.2013 года N 44-ФЗ NО контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нуждN и Постановления Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 года N 1063, суд первой инстанции указал, что Федеральный закон от 05.04.2013 года N 44-ФЗ вступил в силу с 01.01.2014 года и к спорным правоотношениям сторон не применим.

Удовлетворяя требования встречного иска в полном объеме, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что поскольку со стороны ответчика по встречному иску не предоставлены доказательства по оплате оказанных услуг, а мотивированного отказа от принятия услуг не направлено, следовательно требования ООО "Ритм+" являются правомерными.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 08 декабря 2014 года указанное решение оставлено без изменения, с поддержанием выводов суда первой инстанции.

Законность принятых судебных актов проверяется в порядке статей 274, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационной жалобе ФГБУ "РДКБ" Минздрава России.

В обоснование кассационной жалобы заявитель указывает на то, что суды при оценке обстоятельств дела сделали ошибочный вывод о том, что услуги ООО "Ритм+" по договору N 138/Э-У оказывались надлежащим образом, поскольку данный вывод прямо опровергается имеющимися в деле доказательствами.

По мнению заявителя, при решении вопроса о взыскании с ФГБУ "РДКБ" Минздрава России денежных средств в качестве оплаты услуг ООО "Ритм+" по договору N 138/Э-У судами не учтены положения подписанного указанными сторонами дополнительного соглашения о расторжении договора N 138/Э-У в связи с ненадлежащим исполнением ООО "Ритм+" договорных обязательств, в котором определено право требования ООО "Ритм+" оплаты услуг только за одно обслуживаемое им оборудование.

Представитель ФГБУ "РДКБ" Минздрава России поддержал доводы кассационной жалобы, просил обжалуемые судебные акты отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении первоначального иска в полном объеме и отказе в удовлетворении встречного иска.

Представитель ООО "Ритм+" возражал против удовлетворения жалобы, просил оставить обжалуемые судебные акты без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Отзыв на кассационную жалобу не предоставлен.

Выслушав представителей сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения норм процессуального и материального права при вынесении решения и постановления, Арбитражный суд Московского округа считает, что судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в связи со следующим.

Как установлено судами обеих инстанций 14.10.2013 года между ФГБУ "РДКБ" Минздрава России (заказчик) и ООО "Ритм+" (исполнитель) по результатам проведения открытого аукциона в электронной форме был заключен договор N 138/Э-У (далее - договор), по условиям которого исполнитель принял на себя обязательство по оказанию услуг по техническому обслуживанию с заменой запасных частей медицинского оборудования - установок для утилизации обеззараживания медицинских отходов "STERIMED-1" и "STERIMED-Junior", а заказчик обязался принять и оплатить данные услуги.

Цена договора составляет 2 217 600 руб., из них: в 2013 году 443 520 руб., в 2014 году 1 774 080 руб. (пункт 3.1 договора).

Согласно пункту 2.3.1 договора, исполнитель обязуется своевременно и надлежащим образом оказывать услуги в соответствии с Техническим заданием (приложение N 1 к договору).

Приложением N 1 к договору установлены виды и периодичность оказания услуг.

Как установлено судами обеих инстанций, для эксплуатации медицинского оборудования "STERIMED-1" требовалась замена деталей, о чем ФГБУ "РДКБ" Минздрава России информировало ООО "Ритм+" письмами от 16.12.2013 года исх. N 984/а, от 30.12.2013 года исх. N 1038.

Письмом от 27.11.2013 года исх. N 18 исполнитель подтвердил необходимость замены запасных частей для эксплуатируемого оборудования и гарантировал их поставку не позднее 14.04.2014 года, то есть не позднее пяти месяцев со дня направления (оформления) заказа на поставку.

В соответствии с Техническим заданием на оказание услуг по договору (приложением N 1), в случае отсутствия на складе исполнителя запасных частей, необходимых для выполнения работ по настоящему договору, срок оказания услуг увеличивается до 3 (трех) месяцев. Срок более указанного оговаривается с заказчиком отдельно.

Заказчик вправе требовать представления информации, касающейся вопросов оказываемых исполнителем услуг (пункт 2.2.2 договора), а также контролировать ход исполнения обязательств по договору (пункт 2.2.4 договора), а исполнитель информировать заказчика по его запросам о состоянии дел по выполнению настоящего договора (пункт 2.3.4 договора).

На основании указанных положений Договора ФГБУ "РДКБ" Минздрава России запросило у ООО "Ритм+" информацию (письмо от 16.12.2013 г. исх. N 984/а) по замене запасных частей обслуживаемого медицинского оборудования требованиям Технического задания Договора (в части комплектности, размеров, технических характеристик и статус поставщика).

30.12.2013 г. ФГБУ "РДКБ" Минздрава России направило в адрес ООО "Ритм+" претензию о невыполнении обязательств по договору N 138/Э-У, в которой предложило расторгнуть договор по соглашению сторон в связи с его ненадлежащим исполнением со стороны ООО "Ритм+".

29.01.2014 г. указанное дополнительное соглашение N 1 о расторжении договора N 138/Э-У подписано обеими сторонами, на предложенных ФГБУ "РДКБ" Минздрава России условиях.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

В силу пункта 1 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Согласно пункту 2 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при расторжении договора обязательства сторон прекращаются.

Следовательно, по смыслу статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение о расторжении договора является сделкой, так как направлено на прекращение гражданских прав и обязанностей.

Вместе с тем, в силу положений статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Так, юридическое лицо, осуществляя предпринимательскую деятельность в соответствии с действующим законодательством и вступая в новые договорные отношения, должно было предвидеть последствия совершения им юридически значимых действий. Являясь субъектом гражданских правоотношений, ответчик обязан не только знать нормы гражданского законодательства, но и обеспечить соблюдение этих норм.

Вместе с тем, статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Проанализировав условия дополнительного соглашения N 1 к договору применительно к положениям статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанции пришли к правильному выводу, что указанное соглашение направлено на прекращение обязательств по договору с 29.01.2014 года.

Между тем, удовлетворяя требования встречного иска в полном объеме, судами ошибочно не учтено следующее.

Так, согласно п.3 соглашения ООО "Ритм+" вправе требовать оплаты за услуги, фактически оказанные до даты расторжения договора в части технического обслуживания только одной единицы - установки для утилизации, обеззараживания медицинских отходов "STERIMED-Junior".

Кроме того, из данного соглашения усматривается, что оно заключено в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по договору (л.д. 40, т.1).

Как усматривается из материалов дела, соглашение N 1 о расторжении договора N 138/Э-У подписано как со стороны ООО "Ритм+", так и со стороны ФГБУ "РДКБ" Минздрава России без каких-либо замечаний.

Доказательств об оспаривании ООО "Ритм+" данного соглашения в установленном законе порядке в материалы дела не предоставлено.

Более того, в материалы дела предоставлен акт об отказе в приемке результатов оказания услуг по договору N 138/Э-У от 23.01.2014 г., составленный по результатам рассмотрения документов ООО "Ритм+", переданных в подтверждение исполнения условий договора (акта и счета на оказанные услуги за ноябрь и декабрь 2013 года), с учетом имеющихся материалов технического обслуживания медицинской техники (л.д. 54, т.1).

Таким образом, выводы судов первой и апелляционной инстанции о надлежащим выполнении ООО "Ритм+" договорных обязательств по техническому обслуживанию медицинского оборудования - установок для утилизации обеззараживания медицинских отходов "STERIMED-1", а также "STERIMED-junior", являются несостоятельными, поскольку противоречат предоставленным в материалы дела доказательствам и условиям соглашения N 1 о расторжении договора N 138/Э-У.

В связи с чем, суды, не установив точный объем оказанных ООО "Ритм+" услуг и оставив без правовой оценки условия, согласованные сторонами при расторжении договора N 138/Э-У (соглашение N 1 о расторжении), неправомерно удовлетворили требование встречного иска о взыскании задолженности по оплате оказанных по договору N 138/Э-У в полном объеме.

С учетом изложенного, поскольку судами первой и апелляционной инстанции не оценены и не исследованы предоставленные сторонами доказательства с позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности и взаимосвязи, в том числе о качестве и объеме оказанных (не оказанных) ООО "Ритм+" услуг по договору, вывод судов о расчете и сумме, заявленной ко взысканию истцом по первоначальному иску неустойки, также является необоснованным.

При таких обстоятельствах, поскольку судами обеих инстанций не установлены в полной мере обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, принятые по настоящему делу судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела, суду необходимо дать оценку всем предоставленным истцом в материалы дела доказательствам и его доводам, с учетом условий соглашение N 1 о расторжении договора N 138/Э-У, установить какой объем услуг фактически оказан исполнителем и имеется ли у истца по первоначальному иску неоплаченная задолженность по выполненным услугам, исходя из этого определить период и сумму заявленной ко взысканию неустойки, после чего правильно применив нормы материального и процессуального права принять законный и обоснованный судебный акт.

Руководствуясь ст. ст. 274, 284, 286, п. 3 ч. 1 ст. 287, ч.ч. 1 - 3 ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 21 августа 2014 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08 декабря 2014 года по делу N А40-27867/14 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

 

Председательствующий судья

С.В.Волков

 

Судьи

А.А.Дербенев
О.И.Русакова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Согласно пункту 2 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при расторжении договора обязательства сторон прекращаются.

Следовательно, по смыслу статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение о расторжении договора является сделкой, так как направлено на прекращение гражданских прав и обязанностей.

Вместе с тем, в силу положений статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Так, юридическое лицо, осуществляя предпринимательскую деятельность в соответствии с действующим законодательством и вступая в новые договорные отношения, должно было предвидеть последствия совершения им юридически значимых действий. Являясь субъектом гражданских правоотношений, ответчик обязан не только знать нормы гражданского законодательства, но и обеспечить соблюдение этих норм.

Вместе с тем, статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Проанализировав условия дополнительного соглашения N 1 к договору применительно к положениям статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанции пришли к правильному выводу, что указанное соглашение направлено на прекращение обязательств по договору с 29.01.2014 года."

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 марта 2015 г. N Ф05-2840/15 по делу N А40-27867/2014