Постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 августа 2015 г. N Ф05-10477/15 по делу N А40-131843/2014

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 августа 2015 г. N Ф05-10477/15 по делу N А40-131843/2014

 

г. Москва

 

07 августа 2015 г.

Дело N А40-131843/14

 

Резолютивная часть постановления объявлена 06 августа 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 07 августа 2015 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Ворониной Е.Ю.,

судей Новоселова А.Л.. Чалбышевой И.В.,

при участии в заседании:

от Департамента строительства города Москвы Ишханян А.Г., доверенность от 11.08.2014 N ДС-29-425/14,

от акционерного общества "Объединение "ИНГЕОКОМ" Каткова В.В.. доверенность от 13.03.2015,

от ГУП города Москвы "Центр-Сити" не явился, уведомлен,

рассмотрев 06 августа 2015 года в судебном заседании кассационную жалобу

акционерного общества "Объединение "ИНГЕОКОМ"

на решение от 22 января 2015 года Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Ведерниковым М.А.,

на постановление от 28 апреля 2015 года Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Гармаевым Б.П., Титовой И.А., Гончаровым В.Я.,

по иску Департамента строительства города Москвы (ОГРН 1077760867304)

к акционерному обществу "Объединение "ИНГЕОКОМ" (ОГРН 1037700018124)

о признании госконтракта недействительным в части, взыскании неустойки,

по встречному иску акционерного общества "Объединение "ИНГЕОКОМ"

к Департаменту строительства города Москвы

о понуждении заключения дополнительного соглашения,

третье лицо: ГУП города Москвы "Центр-Сити" (ОГРН 1037703009057),

УСТАНОВИЛ:

Департамент строительства города Москвы (далее - истец) обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к акционерному обществу "Объединение "ИНГЕОКОМ" (далее - ответчик) о признании пункта 15.1 государственного контракта от 21.09.2011 N 0173200001411001093-0132642-01 недействительным; взыскании неустойки в размере 373 363 995,72 руб.

Ответчиком заявлен встречный иск об обязании истца заключить с ответчиком дополнительное соглашение о продлении сроков строительства по государственному контракту от 21.09.2011 N 0173200001411001093-0132642-01 в редакции, предложенной ответчиком.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ГУП города Москвы "Центр-Сити".

Решением суда от 22.01.2015, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2015, первоначальный иск удовлетворен в части признания недействительным пункта 15.1 контракта N 0173200001411001093-0132642-01 от 21.09.2011, взыскания с ответчика в пользу истца 7 900 000 руб. договорной неустойки; в удовлетворении остальной части первоначального иска отказано; в удовлетворении встречного иска отказано.

Законность судебных актов проверена в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) по кассационной жалобе ответчика, который просит об их отмене в части удовлетворения первоначального иска и отказа в удовлетворении встречного иска, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального, процессуального права, несоответствие выводов судов обстоятельствам дела, имеющимся в материалах дела доказательствам, и отказе в удовлетворении первоначального иска и удовлетворении встречного иска.

Отзыв на кассационную жалобу истцом не представлен.

В заседании суда кассационной инстанции представитель ответчика поддержал доводы жалобы, представитель истца против удовлетворения жалобы возражал по мотивам, изложенным в обжалуемых судебных актах.

Выслушав представителей сторон, обсудив доводы жалобы, изучив материалы дела, суд кассационной инстанции находит доводы жалобы частично обоснованными, а обжалуемые судебные акты - подлежащими частичной отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, одним из основных условий аукционной документации являлось - ввод в эксплуатацию объекта в срок не более 12 месяцев с даты начала работ (п. 8.8 Информационной карты открытого аукциона в электронной форме). Начальная цена контракта составляла 883 032 959 руб.

Согласно Протоколу подведения итогов открытого аукциона в электронной форме участником, занявшим первое место в открытом аукционе (победителем) явился ответчик, предложившее цену контракта в размере 768 238 674,33 руб.

По итогам проведения открытого аукциона ответчик заключил с истцом государственный контракт от 21.09.2011 N 0173200001411001093-0132642-01 на выполнение работ по строительству объекта, заказчиком по строительству которого является третье лицо.

Согласно пункту 3.1 контракта, его цена составила 768 238 674,33 руб.

В соответствии с пунктом 2.1 контракта, ответчик обязался выполнить работы по строительству объекта, соблюдая промежуточные сроки этапов работ и срок строительства, а истец - принять и оплатить работы, выполненные ответчиком в соответствии с требованиями контракта.

Согласно пунктам 4.2, 4.3 контракта, работы надлежало начать с даты заключения контракта - 21.09.2011 и завершить не позднее 12 месяцев с даты начала работ, то есть 21.09.2012.

В силу пункта 12.3 контракта, за невыполнение и/или ненадлежащее исполнение обязанностей по контракту, в том числе за нарушение сроков выполнения этапов работ и строительства объекта, установленных в Графике производства работ (Приложение N 1), размер неустойки составляет 0,1% от цены контракта за каждый день просрочки до даты фактического завершения работ.

Обращаясь в суд истец указал, что до настоящего времени обязательства ответчиком в полном объеме не выполнены, поскольку согласно акту выполненных работ от 30.04.2014 N 19 ответчик выполнил работы на сумму 483 031 765,90 руб., что составляет 63% от цены контракта.

Как указал истец, по состоянию на дату направления претензии просрочка исполнения обязательств по контракту составила 486 дней. (с 22.09.2012 по 21.01.2014, в связи с чем истцом начислена ответчику неустойка в размере 373 363 995,72 руб. за период с 22.09.2012 по 21.01.2014.

Поскольку претензия истца от 03.02.2014 N ДС-11-201/13-20 о выплате неустойки ответчиком оставлена без удовлетворения, истец обратился в суд с первоначальным иском.

Также истцом заявлено требование о признании недействительным пункта 15.1 госконтракта, содержащего третейскую оговорку.

Удовлетворяя требование первоначального иска о признании недействительным пункта 15.1 госконтракта, суды обоснованно исходили из того, что что споры из контрактов, заключаемых на основании Федерального закона N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", не могут рассматриваться третейскими судами в силу специфики их субъектного состава и характера правоотношений, а также ввиду несовместимости законодательных принципов третейского разбирательства и законодательных принципов размещения заказов.

Так, в силу статьи 1 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" по соглашению сторон третейского разбирательства в третейский суд может передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Однако государственный контракт заключается в публичных интересах, специальным публичным субъектом (государственным или муниципальным образованием, казенным учреждением), целью его заключения выступает удовлетворение государственных или муниципальных потребностей, финансирование этих потребностей осуществляется за счет средств соответствующих бюджетов.

Споры, возникающие по государственным контрактам, в силу публичности правоотношений, существенно отличаются от споров частного характера между частными лицами, которые могут рассматриваться в частном порядке - третейскими судами.

Предусмотренная Федеральным законом N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" процедура размещения заказов носит обязательный характер и исключает возможность отнесения споров из указанных контрактов на рассмотрение третейских судов.

Таким образом, включая в проект контракта заведомо недействительное условие о рассмотрении связанных с этим контрактом споров в конкретном третейском суде, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает закон.

С учетом изложенного, суды пришли к правильному выводу о том, что условие контракта, изложенное в пункте 15.1 о передаче споров, возникающих из государственного контракта, заключенного на основании Федерального закона N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" на рассмотрение третейского суда, недействительно.

В этой части судебные акты являются правильными, соответствуют обстоятельствам дела, доказательствам и нормам права.

Удовлетворяя первоначальный иск в части взыскания с ответчика неустойки в размере 7 900 000 руб., суды исходили из следующего.

Оценив в совокупности обстоятельства рассматриваемого спора, исходя из компенсационного характера неустойки в гражданско-правовых отношениях, соотношения размера начисленной неустойки и размера основного обязательства, принципа соразмерности начисленной неустойки последствиям неисполнения обязательств и длительности периода ее начисления, которая по своей природе является способом обеспечения исполнения обязательств должником и не должна служить средством обогащения кредитора, а также с учетом того обстоятельства, что истцом неправильно определен период начисления неустойки (вместо 480 дней неустойка начислена за 486 дней), проведя самостоятельный расчет, и с учетом наличия заявления ответчика о снижении размере неустойки, суд, руководствуясь статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, счел, что размер подлежащей взысканию неустойки в данном конкретном случае подлежит уменьшению до суммы 7 900 000 руб., в связи с чем, заявленные требования о взыскании неустойки в остальной части судом оставлены без удовлетворения.

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

В силу пункта 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Неустойка как способ обеспечения обязательства должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, возникшие вследствие ненадлежащего исполнения должником своего обязательства перед кредитором.

В данном случае, начисление неустойки на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 ГК РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом. Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Из отзыва на иск, а также из апелляционной жалобы усматривается, что ответчик, как в суде первой так и апелляционной инстанции, ссылался на то обстоятельство, что неустойка начислена истцом на общую сумму госконтракта без учета части надлежаще исполненных работ.

Однако из обжалуемых судебных актов и материалов дела следует, что суды, в нарушение требований процессуального законодательства (части 1 статьи 168, пункта 2 части 4 статьи 170, пункта 12 части 2 статьи 271, пункта 12 части 2 статьи 289 АПК РФ) не проверили обоснованность указанного довода, не оценили расчет неустойки с точки зрения суммы обязательства, на которую она начислена, не проверили, является ли данное обязательство на указанную сумму действительно неисполненным ответчиком, содержат ли условия контракта промежуточные сроки выполнения работ.

Кроме того, судами не оценены и не проверены доводы ответчика о том, что 169 дней простоя произошло по вине подрядчика, ввиду отсутствия рабочей документации, необходимость представления которой следует из пункта 7.18 контракта, с точки зрения допустимости применения к ответчику меры ответственности в виде начисления неустойки за указанный период простоя.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что судебные акты в части удовлетворения первоначального иска о взыскании с ответчика неустойки приняты без исследования всех существенных обстоятельств, на которые ссылались стороны спора, что нарушает принципы законности, равноправия и состязательности судебного процесса (статьи 6, 8, 9 АПК РФ).

В этой связи вывод судов об удовлетворении указанной части требований является преждевременным.

Для разрешения спора требуется оценка доказательств и установление обстоятельств дела, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции, следовательно, судебные акты в указанной части подлежат отмене, а дело в этой части подлежит направлению в Арбитражный суд города Москвы на новое рассмотрение на основании пункта 3 части 1 статьи 287 АПК РФ.

При новом рассмотрении дела Арбитражному суду города Москвы необходимо исследовать фактические обстоятельства настоящего спора и представленные доказательства, дать правовую оценку всем приведенным в обоснование своих требований и возражений доводам участвующих в деле лиц, в том числе доводам ответчика относительно того, что неустойка начислена истцом на общую сумму госконтракта без учета части надлежаще исполненных работ, а также того, что 169 дней простоя произошло по вине подрядчика, ввиду отсутствия рабочей документации, необходимость представления которой следует из пункта 7.18 контракта, и с использованием допустимых и достоверных доказательств исследовать вопрос о наличии оснований для взыскания с ответчика неустойки, сумму неисполненного обязательства, на которую эта неустойка подлежит начислению, после чего принять законный, обоснованный и мотивированный судебный акт в части требования первоначального иска о взыскании с ответчика в пользу истца неустойки.

В обоснование встречного иска ответчик указал, что из действующей редакции пункта 4.3 Г контракта следует, датой окончания работ стороны договорились считать истечение 12 месяцев с даты его заключения, то есть 21.09.2012.

При этом, как указывал ответчик, обстоятельства, из которых стороны исходили при установлении такого срока завершения работ по контракту, существенно изменились, в связи с чем, руководствуясь положениями статей 450, 451 ГК РФ, а также пунктами 4.4, 19.4 контракта, ответчик 14.11.2014 направил истцу оферту о подписании дополнительного соглашения к контракту, изменяющего как срок завершения отдельных этапов работ, так и срок завершения строительства объекта в целом.

Поскольку истец на предложение ответчика не ответил, последний заявил указанное требование в рамках встречного иска.

Отказывая в удовлетворении встречного иска, суды обоснованно исходили из следующего.

Пунктом 4.4 контракта предусмотрено, что в случае, если в процессе выполнения работ возникнет необходимость внести отдельные изменения в График производства работ, которые могут повлиять на изменение сроков выполнения работ, то такие изменения производятся по согласованию сторон в письменной форме и оформляются дополнительным соглашением к контракту.

Однако, как правильно установлено судами, спорный контракт заключен по условиям конкурса, в связи с чем, суды пришли к правильному выводу о том, что изменение срока выполнения работ будет противоречить требованиям Федерального закона N ФЗ-94 "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд".

В соответствии с пунктом 5 статьи 9 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" продление сроков выполнения работ по государственному контракту не допускается.

Указанный Федеральный закон утратил силу, в связи с принятием нового Федерального закона N 44-ФЗ от 05.04.2013 "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд".

В соответствии с пунктом 1 статьи 54 Федерального закона N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", контракт заключается на условиях, указанных в заявке на участие в конкурсе, поданной участником конкурса, с которым заключается контракт, и в конкурсной документации.

Согласно пункту 2 статьи 34 Закона N 44-ФЗ при заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных данной статьей и статьей 95 N 44-ФЗ.

В данном случае, суды пришли к правильному выводу о том, что продление сроков выполнения работ не входит в число случаев, установленных данными нормами Закон 44-ФЗ, в связи с чем, просьба ответчика была отклонена истцом, что подтверждается письмом от 30.11.2012 N ДС-1050/11-575.

При таких обстоятельствах суды обоснованно отказали в удовлетворении встречного иска.

В этой части судебные акты являются правильными, соответствуют обстоятельствам дела, имеющимся в деле доказательствам, и основанными на правильном применении судами норм материального права, в связи с чем основания для их отмены в указанной части отсутствуют.

Руководствуясь статьями 286-289 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда города Москвы от 22 января 2015 года, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 апреля 2015 года по делу N А40-131843/14 отменить в части взыскания неустойки, а дело в этой части направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

В остальной части судебные акты оставить без изменения.

 

Председательствующий судья

Е.Ю. Воронина

 

Судьи

А.Л. Новоселов
И.В. Чалбышева

 

"В соответствии с пунктом 5 статьи 9 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" продление сроков выполнения работ по государственному контракту не допускается.

Указанный Федеральный закон утратил силу, в связи с принятием нового Федерального закона N 44-ФЗ от 05.04.2013 "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд".

В соответствии с пунктом 1 статьи 54 Федерального закона N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", контракт заключается на условиях, указанных в заявке на участие в конкурсе, поданной участником конкурса, с которым заключается контракт, и в конкурсной документации.

Согласно пункту 2 статьи 34 Закона N 44-ФЗ при заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных данной статьей и статьей 95 N 44-ФЗ."

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 августа 2015 г. N Ф05-10477/15 по делу N А40-131843/2014