Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 февраля 2016 г. N Ф05-10558/12 по делу N А40-143242/2010 (ключевые темы: вексель - член совета директоров - внутренний контроль - ценные бумаги - агентство по страхованию вкладов)

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 февраля 2016 г. N Ф05-10558/12 по делу N А40-143242/2010

 

город Москва

 

19 февраля 2016 г.

Дело N А40-143242/2010

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 февраля 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 19 февраля 2016 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.

судей Григорьевой И.Ю., Ядренцевой М.Д.

при участии в заседании:

от конкурсного управляющего КБ "Соцэкономбанк" (ООО) в лице ГК "Агентство по страхованию вкладов" - Александрова Е.А., доверенность от 10.12.2015 N 1525;

от Банка России - Воспаленко В.Ю., доверенность от 05.10.2015 77 АБ 7262854;

от Коваля Юрия Николаевича - Гартман Е.А., доверенность от 26.12.2013 77 АБ 1448099;

от Ромбаха Олега Владимировича - Гартман Е.А., доверенность от 25.12.2013 77 АБ 1712565;

от Ростовцевой Людмилы Ивановны - Гартман Е.А., доверенность от 10.02.2014 26 АА 1476273;

от Мейбатова Саркиса Альбертовича - Гартман Е.А., доверенность от 30.12.2014 77 АБ 0917856;

от Никифорова Александра Анатольевича - Гартман Е.А., доверенность от 26.12.2013 26 АА 1469321;

от Селюкова Сергея Владимировича - Гартман Е.А., доверенность от 26.12.2013;

от Погодина Виталия Анатольевича - Гартман Е.А., доверенность от 21.01.2014 77 АБ 0917895;

от Самочкина Анатолия Николаевича - Любеев С.Г., доверенность от 26.01.2014 77 АБ 2128796,

рассмотрев 15 февраля 2016 года в судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего КБ "Соцэкономбанк" (ООО) в лице ГК "Агентство по страхованию вкладов"

на определение от 27 июля 2015 года

Арбитражного суда города Москвы

принятое судьей Бубновой Н.Л.,

на постановление от 22 октября 2015 года

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Поповой Г.Н., Мишаковым О.Г., Сафроновой М.С.,

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) КБ "Соцэкономбанк" (ООО) об отказе в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 1 117 875 776 руб. Коваля Юрия Николаевича, Ромбаха Олега Владимировича, Ростовцевой Людмилы Ивановны, Мейбатова Саркиса Альбертовича, Никифорова Александра Анатольевича, Селюкова Сергея Владимировича, Погодина Виталия Анатольевича, Самочкина Анатолия Николаевича,

УСТАНОВИЛ:

Решением Арбитражного суда города Москвы от 10.02.2011 должник - Коммерческий банк "СОЦЭКОНОМБАНК" (общество с ограниченной ответственностью) (далее - КБ "Соцэкономбанк" (ООО), Банк) признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыта процедура конкурсного производства, функции конкурсного управляющего должника возложены на Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов".

Конкурсный управляющий КБ "Соцэкономбанк" (ООО) 04.12.2013 подал в Арбитражный суд города Москвы заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника Коваля Юрия Николаевича, Ромбаха Олега Владимировича, Ростовцевой Людмилы Ивановны, Мейбатова Саркиса Альбертовича, Никифорова Александра Анатольевича, Селюкова Сергея Владимировича, Погодина Виталия Анатольевича, Самочкина Анатолия Николаевича в общем в размере 1 117 871 596 рублей

В качестве третьего лица по делу привлечен Центральный банк Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 18.08.2014, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2014, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 31.03.2015 определение Арбитражного суда города Москвы от 18 августа 2014 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 ноября 2014 года по делу N А40-143242/10 отменено, обособленный спор направлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение указал, что судами не дана оценка доводам конкурсного управляющего о том, что Банк приобретал векселя технических юридических лиц, не осуществляющих реальной хозяйственной деятельности, отсутствующих по адресам регистрации и не обладающих имуществом, необходимым для исполнения своих обязательств по выданным ценным бумагам, либо технические векселя, выпущенные от имени организаций без их ведома, с указанием этих юридических лиц, судами не были проверены и оценены и доводы конкурсного управляющего должника, со ссылками на нормы Федеральных законов "Об обществах с ограниченной ответственностью" и "О банках и банковской деятельности", о том, что Кредитный комитет Банка, Отдел ценных бумаг не являются органами управления КБ "Соцэкономбанк" (ООО).

Отказывая в удовлетворении требований конкурсного управляющего должника в привлечении руководителей Банка к субсидиарной ответственности, суды исходили из возможности привлечения этих лиц к гражданско-правовой ответственности в случае установления их умышленных виновных действий, при это судами не учтены положения статьи 14 Федеральный закон от 25.02.1999 N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".

При новом рассмотрении обособленного спора в суде первой инстанции заявителем увеличен размер требований до общей суммы 1 117 875 776 рублей.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 27.07.2015, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.10.2015, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, конкурсный управляющий КБ "Соцэкономбанк" (ООО) в лице ГК "Агентство по страхованию вкладов" обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит определение Арбитражного суда города Москвы от 27.07.2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.10.2015 отменить полностью и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Как указывает заявитель кассационной жалобы, судами допущены нарушения норм процессуального права, а именно судами не исполнены указания суда кассационной инстанции

Судами не исследовалось содержание указанных профессиональных суждений, что свидетельствует об отсутствии у судов сведений о характере выводов, сформулированных в указанных суждениях, при наличии таковых.

Делая вывод о формировании Банком профессиональных суждений, без фактического исследования, в том числе и их содержания, судами не исполнено соответствующее указание суда кассационной инстанции.

Суды первой и апелляционной инстанций, делая вывод о недоказанности заявителем факта недостаточности в Банке информации для принятия решения об одобрении приобретения векселей членами Совета директоров, не исполнили указания суда кассационной инстанции.

Судами обеих инстанций не дана оценка наличию в Банке необходимых досье.

Делая вывод о достаточности в Банке информации для принятия решения об одобрении приобретения векселей, суды указывают исключительно на акты приема-передачи банковской документации, согласно которым конкурсному управляющему переданы анкеты клиентов, досье по клиентам, папки с анализом финансово-хозяйственной деятельности, документы по собственным векселям.

Вместе с тем, акты приема-передачи не подтверждают данный вывод, поскольку не свидетельствуют о передаче каких-либо документов именно в отношении спорных векселедателей.

В нарушение статьи 10, частей 1, 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, выводы судов об отсутствии в материалах дела конкретных доказательств изначальной неспособности векселедателей исполнять взятые на себя обязательства, что могло бы свидетельствовать о заведомой неликвидности векселей, а также недоказанности плохого их финансового положения основаны на выборочной оценке имеющихся в деле доказательств.

Выводы в отношении ООО "Ресурспроект", основаны на выборочной оценке имеющихся в материалах дела доказательств.

В материалы дела представлена Кредитная политика Банка, согласно которой решение о выдаче кредитов в размере, превышающем 5% от собственного капитала Банка, принимается при согласовании с Советом директоров Банка после рассмотрения вопроса на Кредитном комитете Банка. Поскольку размер одобряемых к приобретению векселей сторонних эмитентов превышал 5% от собственного капитала Банка, с учетом положений Кредитной политики согласование таких решений с Советом директоров являлось необходимым, и в отсутствие такого одобрения приобретение спорных векселей невозможно.

Вместе с тем, судами обеих инстанций в нарушение требований норм процессуального права - указанному обстоятельству оценка не дана, а вывод о добросовестности действий ответчиков основан исключительно на Положении о Кредитном комитете, согласно которому принятие решений по вопросам установления лимитов на операции с векселями третьих лиц входит в компетенцию кредитного комитета, что по мнению судов освобождает ответчиков от какой-либо ответственности.

В материалах дела имеются представленные заявителем из материалов уголовного дела N 379976 протоколы допросов физических лиц, которые согласно сведениям из органов ФНС РФ и договоров купли-продажи спорных векселей являются руководителями и/или учредителями векселедателей/контрагентов, судами обеих инстанций в нарушение требований норм процессуального указанным документам оценка не дана.

Судами обеих инстанций сделан необоснованный вывод о том, что Самочкин А.Н. не мог присутствовать на заседании Совета директоров от 10.03.2010, поскольку в указанное время находился за пределами Российской Федерации.

В результате неверного истолкования нормы ст. 14 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", а также неверного определения обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 65 АПК РФ), судами обеих инстанций сделан неправомерный вывод о том, что возможности высших органов управления банка по осуществлению контроля за правильностью принятия таких решений подразделениями банка, объективно ограничены существующими в банке процедурами внутреннего контроля.

Изучив представленные в материалы дела внутренние положения, суды пришли к выводу о надлежащей организации в Банке системы внутреннего контроля, вместе с тем, наличие в Банке внутренних нормативных актов, регламентирующих порядок совершения кредитной организацией определенных сделок еще не свидетельствует о его соблюдении ответственными лицами в период деятельности Банка. Как следствие для справедливого разрешения настоящего дела по существу необходимо установить именно соблюдение ответственными лицами соответствующих требований нормативных актов Банка России (в том числе, Положение N 254-П, Положение Банка России N 262-П) и внутренних положений Банка.

Вместе с тем, как указывает заявитель, предварительное определение лимита совершаемых сделок кредитным комитетом еще не освобождает лиц от ответственности, поскольку вне зависимости от предварительного согласования с различными внутренними структурами Банка, ответственность за принятие решений о заключении договоров купли-продажи векселей и их подписание от имени кредитной организации несут члены Совета директоров, председатель Правления Банка и его заместители как руководители кредитной организации, а не служащие Банка - члены Кредитного комитета.

Как указывает заявитель, для разрешения настоящего дела по существу имеет значение предприняты ли ответственными лицами необходимые меры по организации проведения комплексного и объективного анализа деятельности векселедателей и обеспечению возврата денежных средств в Банк.

Таким образом, неправомерен вывод суда в подтверждение добросовестности поведения ответчиков о том, что не доказан факт совершения спорных сделок в отсутствие согласованных кредитным комитетом для отдела ценных бумаг и межбанковских отношений лимитов.

В результате неверного применения п. 3.3 Положения N 254-П и неприменения п. 3.9 Положения N 254-П, письма Банка России от 23.04.2008 М15-1-3-11/2036 суды обеих инстанций делают вывод о недоказанности заявителем, что финансовое положение векселедателей на момент приобретения их векселей Банком являлось плохим.

Неправомерен вывод судов о невозможности вывода о плохом качестве ссуды, в силу отсутствия анализа качества обслуживания долга. Судами не применена норма п. 3.9 Положения N 254-П, которая устанавливает, что при осуществлении оценки ссуды до определенного договором, на основании которого ссуда предоставлена, срока выплат процентов и (или) суммы основного долга обслуживание долга может быть оценено при оценке финансового положения заемщика как плохого - только как неудовлетворительное. С учетом оценки финансового положения векселедателей, как "плохое", и качество обслуживания долга автоматически признается неудовлетворительным и необходимость в отдельной оценке качества обслуживания отсутствует.

Таким образом, судами обеих инстанций при повторном рассмотрении дела не исполнены обязательные указания суда кассационной инстанции, нарушены нормы материального и процессуального права, а выводы, изложенные в обжалуемых судебных актах, не соответствуют имеющимся в деле доказательствам.

Представитель конкурсного управляющего КБ "Соцэкономбанк" (ООО) в лице ГК "Агентство по страхованию вкладов" в судебном заседании суда кассационной инстанции настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по основаниям в ней изложенным.

Банк России в лице своего представителя кассационную жалобу поддержал по доводам в ней изложенным.

Представитель Коваля Юрия Николаевича, Ромбаха Олега Владимировича, Ростовцевой Людмилы Ивановны, Мейбатова Саркиса Альбертовича, Никифорова Александра Анатольевича, Селюкова Сергея Владимировича, Погодина Виталия Анатольевича, представитель Самочкина Анатолия Николаевича возражали относительно удовлетворения кассационной жалобы, полагая, что принятые по делу судебные акты являются законными и обоснованными.

Определением Арбитражного суда Московского округа от 27 января 2016 года судебное разбирательство отложено на 15 февраля 2016 года на 16 часов 40 минут.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых определении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебных актов суда первой и апелляционной инстанции ввиду следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судами, Коваль Юрий Николаевич являлся председателем Правления банка в период с 04.04.2005 по 24.11.2010. Ромбах Олег Владимирович в период с 31.07.2008 по 24.11.2012 занимал должность заместителя председателя Правления банком, одновременно являясь членом Правления банком.

Ростовцева Людмила Ивановна также с 31.07.2008 занимала должность заместителя председателя Правления банком, одновременно являясь членом Правления банком, освобождена от указанной должности 11.10.2010. Мейбатов Саркис Альбертович в период с 06.09.2006 по 27.05.2009, а также с 16.09.2010 по 24.11.2010 - председатель Совета директоров, в период с 28.05.2009 по 15.09.2010 - член Совета директоров. Погодин Виталий Анатольевич - председатель Совета директоров с 28.05.2009 по 15.09.2010.

Никифоров Александр Анатольевич, Селюков Сергей Владимирович, Самочкин Анатолий Николаевич являлись членами Совета директоров с 16.09.2010 по 24.11.2010, с 16.09.2010 по 24.11.2010, с 28.05.2009 по 16.09.2010 соответственно.

В период с 23.03.2010 по 26.10.2010 банком совершены сделки по приобретению векселей сторонних организаций на общую сумму 1 358 083 000 руб., в частности, приобретены векселя ЗАО "Индустрия-Сервис плюс", ЗАО "ГОФЭР", ЗАО "Камелия", ЗАО "Строительно-Промышленный холдинг", ЗАО "Хортекс", ООО "Агарт", ООО "АрмХол", ООО "Диалог", ООО "Диамет", ООО "Инди Про", ООО "Купец", ООО "Ланит Системс", ООО "ЛэндПром", ООО "Машстройинжиниринг", ООО "Меганом", ООО "Мегаполис", ООО "Мегастройоптторг", ООО "Стальмет", ООО "Станкопром", ООО "Строительство и реконструкция", ООО "Стройтехпоставка", ООО "ТЕО- ТЕХ", ООО "Тех-альянс", ООО "ЯрСтройКомфорт", ООО "Торговая компания "Вилетте".

Данные сделки оплачены банком наличными через кассу, либо перечислением средств на счета следующих организаций: ООО "Ресурспроект", ООО "ФинКом", ООО "Мегатек", ООО "Полимакс-2000", ЗАО "ГОФЭР", ООО "Ринальди".

Далее векселя переданы ООО "Ресурспроект" в оплату услуг по договору комиссии, право требования банка к которому осталось непогашенным на дату отзыва у банка лицензии.

Судами установлено, что ООО "ТЕХ-ТЕХ", ЗАО "Камелия", ООО "ЛанитСистемс", ЗАО "Хортекс" и ЗАО "ГОФЭР" на момент приобретения векселей банком являлись действующими организациями, уплачивающими страховые взносы, сдававшие налоговую отчетность.

Согласно имеющимся в материалах дела доказательствам ООО "Агарт", ООО "ЛэндПром", ООО "ТК "Вилетте", ООО "Строительство и Реконструкция", ООО "Меганом", ООО "Купец", ООО "Стройпоставка" сдавали налоговую отчетность, адреса их регистрации не являлись "массовыми".

В соответствии со сведениями налоговых органов адреса нахождения векселедателей ЗАО "Строительно-Промышленный Холдинг", ООО "Диалог" также не являются адресами массовой регистрации юридических лиц.

В отношении ООО "АрмХол", ООО "ЯрСтройКомфорт", ООО "Мегаполис" конкурсным управляющим в материалы дела не представлены доказательства, из которых бы следовала заведомая неспособность этих юридических лиц обслуживать вексельный долг.

Суды также пришли к выводу, что письмо от 19.06.2012, в котором отрицается выпуск ЗАО "Хортекс" векселей не может служить доказательством указанного факта, поскольку соответствующие векселя в судебном порядке не оспорены, их недействительность не установлена, в том числе, с точки зрения проверки подлинности подписи и печати векселедателя на векселе.

Решение Арбитражного суда Ставропольского края, которым с ООО "Ресурспроект" взыскана задолженность, взыскание которой впоследствии оказалось невозможным по причине необнаружения имущества, не свидетельствует о причинно-следственной связи между виновными действиями ответчиков, одобривших заключение договора комиссии, и образованием непогашенной задолженности.

Сделанные конкурсным управляющим в заключении о результатах анализа бухгалтерской отчетности клиентов выводы о плохом финансовом состоянии ряда векселедателей базируются лишь на выборочной оценке отдельных показателей бухгалтерской отчетности.

Кроме того, в заключении конкурсного управляющего отмечено, что векселедатели ООО "МеталлоПрокат", ЗАО "Индустрия-Сервис плюс", ЗАО "Хортэкс", ЗАО "Камелия", ООО "Мегаполис", ООО "АрмХол", ООО "Ланит Системс" вели реальную хозяйственную деятельность.

В отношении ООО "Ресурспроект" в заключении конкурсного управляющего отмечено, что в деятельности этой организации отмечалось снижении кредиторской задолженности при незначительном увеличении собственного капитала, что можно рассматривать как положительный фактор в деятельности данной организации, который свидетельствует об относительном повышении её финансовой устойчивости и снижении финансовых рисков.

Суды установили, что вывод о возможной неплатежеспособности ООО "Ресурспроект" сделан в заключении лишь по факту снижения объемов её выручки.

На основании п. 3 ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" при определении оснований и размера ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества, членов коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющего должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска, имея в виду, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности (п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица").

Как разъяснено в подп. 5 п. 2 Постановления Пленума от 30.07.2013 N 62, недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом ("фирмой-однодневкой" и т.п.).

Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения.

Согласно п. 3 Постановления Пленума от 30.07.2013 N 62 неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор: 1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации; 2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации; 3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

Кроме того, поскольку в силу п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, на конкурсном управляющем также лежит бремя доказывания наличия обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий ответчиков, повлекших неблагоприятные последствия для банка, на что обращено внимание в абз. 3 п. 1 Постановления Пленума от 30.07.2013 N 62.

Суд кассационной инстанции находит обоснованными выводы судов о том, что конкурсным управляющим в обоснование заявленных доводов не представлены доказательства того, что что на момент одобрения сделок по приобретению векселей соответствующая задолженность являлась заведомо нереальной к взысканию, о чем ответчики знали, либо должны были знать исходя из обычной практики банковской деятельности.

Суды пришли к выводу о недоказанности того обстоятельства, что поведение ответчиков при одобрении сделок в отношении векселей являлось недобросовестным или неразумным, в связи со следующим.

Из содержания протоколов заседания Совета директоров усматривается, что при обсуждении вопросов повестки дня начальник отдела ценных бумаг и межбанковских отношений Захаров А.Н. знакомил членов Совета директоров с анализом финансового положения и эффективности деятельности векселедателей, предоставлял профессиональное суждение о категории качества вексельной задолженности (приравненной к ссудной).

Принятые при этом решения Совета директоров, как это видно из содержания протоколов заседания, заключались в согласовании (одобрении) решений кредитного комитета об установлении лимитов для совершения сделок с векселями с соответствующими контрагентами.

В соответствии с актами приема-передачи документов банка анкеты клиентов, досье по клиентам, папки с анализом финансово-хозяйственной деятельности и т.п были переданы конкурсному управляющему.

Временной администрацией банка конкурсному управляющему также передавались досье контрагентов, в том числе, физических лиц, по операциям со сторонними векселями.

На основании изложенного суды первой и апелляционной инстанции пришли к правомерному выводу о том, что соблюдены положения ст. 24 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" в редакции, действовавшей в 2010 г., Положения об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах (утв. Банком России 16.12.2003 N242-П), Положения о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности, утв. Банком России 26.03.2004 N 254-П в редакции от 04.12.2009 г., с изм. от 03.06.2010 г., Порядка формирования резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной задолженности, утвержденный приказом от 01.10.2009 N 45/3.

Вместе с тем, конкурсным управляющим в нарушение положений части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российская Федерации не представлены доказательства очевидной недостаточности информации, содержащейся в названным документах для принятия адекватного решения об одобрении приобретения векселей членами Совета директоров, однако эти обстоятельства не доказаны.

Доводы конкурсного управляющего о том, что кредитный комитет Банка и отдел ценных бумаг и межбанковских отношений не являются органами управления Банка, проверены отклонены судами обеих инстанций и правомерно признаны не способными повлиять на вывод об отсутствии оснований для привлечении к субсидиарной ответственности, п. 3.1 Положения об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах (утв. Банком России 16.12.2003 N 242-П), согласно которому система внутреннего контроля кредитной организации, в частности, должна включать такие направления как контроль со стороны органов управления за организацией деятельности кредитной организации и контроль за функционированием системы управления банковскими рисками и оценка банковских рисков; рекомендации по осуществлению контроля со стороны органов управления за организацией деятельности кредитной организации приведены в приложении 1 к Положению об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах (утв. Банком России 16.12.2003 N 242-П), N 242-П, согласно п. 3 которых органам управления кредитной организации рекомендуется: оценивать риски, влияющие на достижение поставленных целей, и принимать меры, обеспечивающие реагирование на меняющиеся обстоятельства и условия в целях обеспечения эффективности оценки банковских рисков; обеспечить участие во внутреннем контроле всех служащих кредитной организации в соответствии с их должностными обязанностями.

Положением о кредитном комитете банка, утвержденном Советом директором 14.07.2010 г., определено, что принятие решений по вопросам установления лимитов на операции с векселями третьих лиц входит в компетенцию кредитного комитета, задачей которого является оценка и регулирование финансовых (кредитных) рисков, установление лимитов на проведение финансовых операций в пределах своей компетенции; членами комитета при этом в обязательном порядке являются руководители кредитующего подразделения, подразделения рисков, бухгалтерской и юридической служб, службы безопасности; действовавшее в банке Положение по операциям с векселями сторонних эмитентов от 11.01.2005 N ПЛ-05/03 (с учетом изменений от 28.12.2007) предусматривало, что сделки, связанные с размещением денежных средств путем приобретения векселей должны совершаться в простой письменной форме путем заключения договора купли-продажи или иного договора с векселедателем или держателем векселя; ответственный сотрудник отдела при получении векселя проверяет непрерывность ряда индоссаментов, наличие обязательных реквизитов векселя, оформление индоссамента на имя банка, наличие бланкового индоссамента; сотрудник отдела организует заключение договора купли- продажи (иного договора) и проверяет - рыночность векселя, определяет его цену и т.п, и в случае соответствия сделки установленным для отдела лимитам согласовывает решение о приобретении векселя с начальником отдела.

Вместе с тем, конкурсным управляющим не приведены доводы и не представлены доказательства, из которых бы следовало, что система внутреннего контроля в Банке была организована ненадлежащим образом, а соответствующие решения о размещении средств были приняты в обход системы внутреннего контроля.

Несмотря на то, что протоколы заседания кредитного комитета за 2010 переданы временной администрацией конкурсному управляющему заявителем в материалы дела в соответствии с нормами ч. 1 ст. 65 АПК РФ не представлены, не доказано конкурсным управляющим должника, что спорные сделки заключались в отсутствие согласованных кредитным комитетом для отдела ценных бумаг и межбанковских отношений лимитов.

Кредитный комитет и соответствующий отдел банка действительно не выступают органами управления банка, но являются его подразделениями, функцией которых являлась проверка сведений, необходимых для принятия решений о предоставлении финансирования, а также собственно инициирование процесса размещения средств.

Исходя из п. 3 ст. 44 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" и исходя из разъяснений, данных в п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 N 62, при оценке разумности поведения ответчиков как членов органов управления банка, суд обязан учитывать соблюдение обычно требующихся процедур исходя из установленной в банке практики, поскольку конкурсным управляющим не представлены доказательства принятия решения о размещении средств без исследования вексельных досье (без учета информации о векселедателях), суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об отсутствии основания для вывода о том, что ответчики действовали вопреки интересам Банка, при отсутствии необходимой и достаточной информации для определения вексельного риска или без соблюдения обычной практики размещения средств.

Расчет сумм, подлежащих взысканию в солидарном порядке с соответствующих членов Совета директоров банка, основанный на простом пропорциональном распределении общей суммы стоимости векселей между членами Совета директоров без установления вины каждого из этих лиц, обоснованно признан судом первой инстанции ненадлежащим.

Судами установлено, что Самочкин А.Н. не мог присутствовать на заседаниях Совета директоров от 10.03.2010 г., 10.06.2010 г. и 16.08.2010 г., поскольку в это время находился за пределами Российской Федерации, что подтверждается представленным в материалы дела оригиналом заграничного паспорта Самочкина А.Н., справкой ОАО "Аэрофлот" и маршрут-квитанциями к электронным авиабилетам, что с достаточной полнотой подтверждают отсутствие у Самочкин А.Н. возможности принимать участие в заседаниях Совета директоров, на которых были приняты решения об одобрении выделения лимитов финансирования для приобретения векселей.

Конкурсным управляющим о фальсификации данных доказательств заявлено не было, истребование дополнительных доказательств является правом, а не обязанностью суда, иная оценка представленных суду доказательств не может служить основанием для отмены принятых по делу судебных актов, переоценка установленных судами обстоятельств не входит в силу положений статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в полномочия суда кассационной инстанции.

На основании изложенного, суды первой и апелляционной инстанции, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, с учетом рекомендаций суда кассационной инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что ссылаясь на технический характер приобретенных векселей, конкурсным управляющим вопреки ч. 1 ст. 65 АПК РФ в то же время не приведено конкретных доказательств, изначальной неспособности векселедателей исполнять взятые на себя обязательства, что могло бы свидетельствовать о заведомой не ликвидности векселей, ответчики не совершали недобросовестных, противоправных и противоречащих интересам Банка действий, которые привели его к несостоятельности.

Сделанные конкурсным управляющим в заключении о результатах анализа бухгалтерской отчетности клиентов Банка выводы о плохом финансовом положении ряда векселедателей базируются лишь на выборочной оценке отдельных показателей бухгалтерской отчетности, сведения о которых могут не соответствовать сведениям, имеющимся у налогового органа.

Конкурсный управляющий не лишен возможности обращения в суд о признании данных сделок с векселями недействительными и применении последствий недействительности сделок, однако приобретение векселей не оспорено.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Исходя из изложенного, судами первой и апелляционной инстанций во исполнение указаний, данных в постановлении суда кассационной инстанции от 31 марта 2015 года, полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебных актов, арбитражными судами первой и апелляционной инстанций при вынесении обжалуемых судебных актов, не допущено.

Иные доводы, приведенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права и по существу направлены на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанции обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Арбитражного суда города Москвы от 27 июля 2015 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 октября 2015 года по делу N А40-143242/2010,- оставить без изменения, а кассационную жалобу конкурсного управляющего КБ "Соцэкономбанк" (ООО) в лице ГК "Агентство по страхованию вкладов" - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

А.А. Дербенев

 

Судьи

И.Ю. Григорьева
М.Д. Ядренцева

 

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 февраля 2016 г. N Ф05-10558/12 по делу N А40-143242/2010


Хронология рассмотрения дела:


14.06.2016 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда России N 305-ЭС16-5779


19.02.2016 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-10558/12


22.10.2015 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-38842/15


31.03.2015 Постановление Арбитражного суда Московского округа N Ф05-10558/12


25.11.2014 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-43618/14


22.04.2014 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-12708/14


21.01.2013 Определение Высшего Арбитражного Суда России N ВАС-18044/12


26.12.2012 Определение Высшего Арбитражного Суда России N ВАС-18044/12


15.10.2012 Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа N Ф05-10558/12


10.10.2012 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-27698/12


27.09.2012 Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа N Ф05-10558/12


30.07.2012 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-18582/12


16.07.2012 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-17470/12


20.10.2011 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-143242/10


23.05.2011 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-143242/10


10.02.2011 Решение Арбитражного суда г.Москвы N А40-143242/10


10.02.2011 Решение Арбитражного суда г.Москвы N А40-143242/10


31.01.2011 Определение Арбитражного суда г.Москвы N А40-143242/10

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.