Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 сентября 2017 г. N Ф05-13544/17 по делу N А40-240073/2016

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 сентября 2017 г. N Ф05-13544/17 по делу N А40-240073/2016

 

город Москва

 

26 сентября 2017 г.

Дело N А40-240073/16

 

Резолютивная часть постановления объявлена 19 сентября 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 26 сентября 2017 года.

 

Арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Кузнецова В.В.,

судей: Григорьевой И.Ю., Дзюбы Д.И.,

при участии в заседании:

от заявителя: Власов Р.Б., доверенность от 09.11.2016; Дедковский И.В., доверенность от 13.09.2017;

от заинтересованного лица: Айнутдинов Р.Ф., доверенность от 12.09.2017;

рассмотрев 19 сентября 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу

заявителя - ООО "М.видео Менеджмент"

на решение от 27 февраля 2017 года

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Сизовой О.В.,

на постановление от 13 июня 2017 года

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Цымбаренко И.Б., Поташовой Ж.В., Бекетовой И.В.,

по делу N А40-240073/16

по заявлению ООО "М.видео Менеджмент"

о признании недействительными и отмене решения, постановления

к Московскому УФАС России,

УСТАНОВИЛ:

ООО "М.видео Менеджмент" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным и отмене решения Московского УФАС России (далее - антимонопольный орган, Управление) от 01.09.2016 по делу N 3-5-121/77-16, постановления от 15.11.2016 по делу об административном правонарушении N 4-00-579/77-16.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 27 февраля 2017 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 июня 2017 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ООО "М.видео Менеджмент" обратилось с кассационной жалобой, в которой просит решение и постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заявитель жалобы считает судебные акты незаконными и необоснованными, как принятые с неправильным применением норм материального и процессуального права.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представители заявителя поддержали доводы кассационной жалобы.

Представитель заинтересованного лица возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав лиц, участвовавших в судебном заседании, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, кассационная инстанция не находит оснований для изменения или отмены обжалуемых судебных актов в связи со следующим.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 23.12.2015 (вх. N 53815) в Московское УФАС России из УФАС России по Кировской области поступило заявление физического лица на действия общества по необоснованному отказу в продаже ему товара по сниженной цене на условиях проводившейся в момент обращения названного лица к заявителю акции в нарушение ее условий, изложенных в ряде рекламных материалов.

По результатам рассмотрения указанных сведений Московским УФАС России распространенная реклама признана нарушающей требования пункта 4 части 3 статьи 5 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе" (далее - Закон о рекламе) в связи с наличием в распространенной рекламе недостоверной информации об условиях приобретения товара.

Обязательного к исполнению предписания антимонопольным органом заявителю не выдано в связи с прекращением распространения последним спорной рекламы.

Указанные обстоятельства явились основанием для обращения ООО "М.видео Менеджмент" с настоящим заявлением в арбитражный суд.

Срок, предусмотренный частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды обоснованно сочли соблюденным.

Статьей 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что задачами судопроизводства в арбитражных судах являются защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 13 Гражданского кодекса Российской Федерации, в круг обстоятельств, подлежащих установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) госорганов входят проверка соответствия оспариваемого акта закону или иному нормативному правовому акту, факта нарушения оспариваемым актом действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследовали имеющие значение для дела обстоятельства, применили нормы материального права, подлежащие применению, и на их основании сделали правомерный вывод об отсутствии совокупности условий, необходимых для удовлетворения заявленных обществом требований об оспаривании решения антимонопольного органа.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно исходили из следующего.

Как следует из материалов дела и установлено антимонопольным органом, в период с 01.07.2015 по 31.12.2015 обществом распространялась реклама "Гарантия лучшей цены".

Указанная реклама распространялась с использованием средств стабильного территориального размещения, телевизионного вещания, с использованием средств массовой информации, а также непосредственно в магазинах заявителя, на основании договора N 101 на оказание рекламных услуг от 30.12.2013, заключенного между обществом и ООО "Формат Сити".

При этом спорная реклама обладала следующим содержанием: "Нашли дешевле? Снизим цену! Программа "Гарантия лучшей цены" действует с 01.07.2015 по 31.12.2015 во всех магазинах М.видео, включая интернет-магазины (покупки, совершенные на сайте mvideo.ru). Товар может быть продан по цене конкурента, если конкурент входит в утвержденный список конкурентов для города обращения, сравниваемые товары идентичны. Подтверждением цены конкурента являются: официальный сайт конкурента (с учетом города), оригинальный рекламный материал или товарный чек. При сравнении учитываются только цены, относящиеся к городу обращения и без учета применения индивидуальных скидок, специальных скидочных средств, скидок на комплекты, скидок по кредитным программам; относящиеся к кондиционному, новому товару; не являющиеся ценовой или типографской ошибкой. В программе участвуют только физические потребители. Цена по программе является конечной, другие скидки не применяются, за исключением бонусных рублей, подарочных карт гибкого номинала и виртуальных подарочных сертификатов.

Полный текст правил Программы с учетом установленных ограничений уточняйте в магазинах, по телефону 8-800-200-777-5 или на сайте www.mvideo.ru. Продавец и организатор акции: ООО "М.видео Менеджмент", 105066, Россия, Москва, улица Нижняя Красносельская, дом 40/12, корпус 20; ОГРН 1057746840095. На правах рекламы".

Реклама, согласно пункту 1 статьи 3 Закона о рекламе, это информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

Под неопределенным кругом лиц применительно к Закону о рекламе следует понимать тех лиц, которые не могут быть заранее определены в качестве получателей рекламной информации.

При этом, исходя из буквального толкования упомянутой нормы права, следует, что квалифицирующим признаком информации как рекламной является именно ее адресованность неопределенному кругу лиц, но не факт непосредственного доведения названной информации до ее получателей.

В этой связи при разрешении вопроса относительно рекламного характера той или иной информации необходимо исходить, в том числе, из наличия либо отсутствия в тексте такой информации указания на ее конкретного получателя.

Отсутствие в тексте информации какого-либо указания на средства индивидуализации, позволяющие идентифицировать ее получателя, позволяет говорить о том, что названная информация адресована неопределенному кругу лиц, вне зависимости от того, каким количеством лиц она была получена.

В силу пункта 2 статьи 3 Закона о рекламе, объектом рекламирования является товар, средства индивидуализации юридического лица и (или) товара, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности мероприятие (в том числе спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которым направлена реклама.

При этом под товаром в силу пункта 3 статьи 3 Закона о рекламе понимается продукт деятельности (в том числе работа, услуга), предназначенный для продажи, обмена или иного введения в оборот.

В настоящем случае, как правильно указали суды в обжалуемых судебных актах, распространенная информация отвечала критериям понятия "реклама", поскольку была распространена посредством щитов наружной рекламы, телевизионного вещания, непосредственно в местах продаж соответствующего товара (без ограничения по территории и аудитории распространения), из текста информационного сообщения не представляется возможным установить, для кого именно создано данное сообщение и на восприятие кого оно направлено, а сама информация направлена на привлечение внимания к деятельности общества по реализации техники.

При таких обстоятельствах, суды пришли к обоснованному выводу о том, что спорная информация правомерно квалифицирована антимонопольным органом именно как реклама, что заявителем не оспаривалось (часть 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Указывая на недопустимость признания недостоверной распространенной заявителем рекламы на основании лишь единичного случая отказа потребителю в продаже товара на условиях проводившейся акции, обществом не учтено, что Закон о рекламе не ставит ее достоверность в зависимость от единичности либо массовости применения или неприменения изложенных в ней условий.

Реклама, как способ привлечения внимания потребителей к рекламируемому товару, адресована неопределенному кругу лиц, а предлагаемые в ней условия реализации этого товара подлежат применению в равной степени ко всем ее потребителям, независимо от желания либо нежелания на то продавца товара. Обратное же будет противоречить конституционно закрепленному принципу равенства граждан (статья 19 Конституции Российской Федерации), а также общегражданскому принципу равенства участников гражданских правоотношений (пункт 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В свою очередь Управление, будучи контролирующим органом в указанной сфере, обязано реагировать на любые поступающие в его адрес жалобы, причем независимо от того, носят такие жалобы единичный либо массовый характер.

Таким образом, даже в случае, если факт несоответствия действий продавца товара заявленным в рекламе условиям оспорен лишь единожды, однако данный факт нашел свое документальное подтверждение, антимонопольный орган вправе признать ненадлежащей всю распространенную рекламу, вопреки утверждению общества об обратном.

Доводы общества о превышении антимонопольным органом предоставленных ему полномочий ввиду необходимости рассмотрения спора исключительно в рамках потребительских отношений обоснованно отклонены судами, поскольку антимонопольным органом выявлено несоответствие действий общества условиям проведения акции, изложенным в рекламе, доведенной до сведения неопределенного круга лиц (что является главным отличием сферы действия рекламного законодательства Российской Федерации и законодательства Российской Федерации о защите прав потребителей).

Действующее законодательство Российской Федерации не ставит возможность выявления нарушения законодательства о рекламе в зависимость от наличия либо отсутствия нарушения законодательства о защите прав потребителей.

Данные виды нарушений не являются ни взаимосвязанными, ни взаимоисключающими.

При этом, как обоснованно отмечено судами в обжалуемых судебных актах, тот факт, что согласно тексту информационного сообщения, оно признано обществом рекламным ("на правах рекламы"), свидетельствует о том, что обществом приняты на себя все риски публично-правового характера, включая возможность администрирования спорной рекламы именно антимонопольным органом.

Более того, суды также правомерно указали на то, что жалоба физического лица поступила в антимонопольный орган из Управления Роспотребнадзора по Кировской области, признавшего неподведомственность ему указанной жалобы.

Данные действия Управления Роспотребнадзора по Кировской области в установленном законом порядке неправомерными признаны не были, а заявитель не может быть лучше административных органов осведомлен о распределении между ними соответствующих полномочий. Отказ же антимонопольного органа при таких данных от рассмотрения обращения и вовсе лишил бы подателя жалобы возможности защитить свои права и законные интересы в административном порядке, что не соответствовало бы требованиям статей 11, 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В свою очередь, полномочия антимонопольного органа на рассмотрение поступившей жалобы определены пунктом 5.3.1 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 331 (далее - Положение N 331).

При таких данных, суды пришли к обоснованному выводу о том, что оспариваемый ненормативный правовой акт антимонопольного органа вынесен в пределах предоставленных ему полномочий, вопреки утверждению заявителя об обратном, а приведенные последним в указанной части доводы направлены не на защиту своих нарушенных прав и законных интересов, а исключительно на изыскание всевозможных способов отмены состоявшегося по делу решения административного органа.

В обоснование заявленных требований общество также ссылалось на отсутствие в его действиях нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе, поскольку, как указывал заявитель, у него имелись правовые основания для отказа физическому лицу в продаже ему товара по сниженной цене ввиду невыполнения последним условий акции.

Так, заявитель указал, что цена товара, уплаченная подателем жалобы, являлась акцией конкретного магазина, а не их сети, а потому данный случай, по мнению общества, относится к числу исключений, пусть и прямо не поименованный, но предполагающийся согласно условиям акции.

Кроме того, ввиду различия информации о цене товара, указанной на сайте сети магазинов "Эльдорадо" и в товарном чеке покупателя, у общества имелись основания сомневаться в актуальности этой цены, в связи с чем, им было отказано покупателю в применении условий акции.

Согласно информации об условиях проведения акции, размещенной на сайте mvideo.ru, общество принимает на себя обязательство продать товар по цене конкурента по результатам сравнения цен более 100 магазинов техники, даже если их предложения - временная акция. При этом на указанном сайте отсутствуют сведения о том, что требование к цене товара относится к сети магазинов, а не к отдельно взятому магазину. Наоборот, из буквального прочтения приведенного условия следует, что акция распространяет свое действие на любые магазины вне зависимости от их следования ценовой политике своей сети. Обратного из условий акции, размещенных на сайте mvideo.ru, не следует, равно как и не следует этого из условий рекламы, распространенной иными способами.

Ссылаясь на законность собственных действий по отказу в предоставлении товара по испрашиваемой цене, заявитель указал на положения условий; услуги "Программы проверенных цен", которые предусматривают сравнение цен без учета применения: индивидуальных скидок, специальных скидочных средств (купоны, подарочные карты и т.д.), скидок на комплекты, скидок по кредитным программам.

При этом, по мнению заявителя, предложение цены товара конкретного магазина входит в указанный перечень в качестве индивидуальной скидки. В то же самое время термин "индивидуальный": исходит от слова "индивид" - человек, личность, единичный представитель человеческого рода, а потому использованное заявителем словосочетание "индивидуальная скидка" предполагает скидку, сделанную магазином в отношении конкретного лица.

В свою очередь, вся размещаемая реклама должна оцениваться с точки зрения обычного потребителя, имеющего намерение воспользоваться рекламируемой услугой и не располагающего информацией о том, что именно рекламодатель по своему усмотрению отнесет к перечню исключения из правил.

Таким образом, приведенные заявителем ссылки на ограничительное толкование антимонопольным органом словосочетания "индивидуальная скидка" обоснованно отклонены судами, поскольку данное толкование применено именно с точки зрения обычного потребителя, не осведомленного о субъективном усмотрении продавца товара.

Отклоняя доводы общества об открытом перечне исключений из правил акции за счет указания в перечне специальных скидочных средств словосочетания "и так далее", суды первой и апелляционной инстанций обоснованно указали, что данные обстоятельства о законности действий общества не свидетельствуют.

Так, распространенная заявителем реклама не содержит четкого определения "специальных скидочных средств", равно как и указания на то, что именно будет включено обществом в перечень этих средств.

Более того, из приблизительной расшифровки перечня таких средств, указанного в скобках в тексте правил проведения акции, а именно: "купоны", подарочные карты", следует, что такие скидочные средства также касаются личности покупателя, но не особенностей продажи товара, связанных с действиями конкретного магазина, ввиду отсутствия в тексте рекламы соответствующего указания.

Таким образом, учитывая то обстоятельство, что размещаемая реклама не должна обманывать ожидания покупателей, использование в ее тексте слов "и так далее" является недопустимым, поскольку их наличие оставляет право отнесения той или иной ситуации к исключительному усмотрению продавца товара и может в дальнейшем повлечь произвольное умаление прав покупателя (потребителя).

Определение правил проведения той или иной акции находится исключительно в компетенции рекламодателя - продавца товара. Вместе с тем такое право оканчивается там, где начинается злоупотреблением им, а потому последнему при определении таких правил надлежит избегать неоднозначных и размытых формулировок, способных ввести в заблуждение и впоследствии обмануть ожидания потребителя.

Названный правовой подход наиболее полно отвечает балансу частных и публичных интересов (на необходимость соблюдения которого указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 29.03.2011 N 2-П), поскольку направлен на повышенную защиту интересов потребителя как более слабой стороны в спорных правоотношениях. В то же самое время, как следует из материалов дела и установлено судами, в настоящем случае, цена товара в магазине ООО "Эльдорадо", в котором был приобретен товар, без индивидуальной скидки действовала в отношении абсолютно всех покупателей, что свидетельствует о неотносимости спорной ситуации к числу исключений из правил, предусмотренных обществом при проведении спорной акции.

При таких данных, обнаружив наличие более дешевого товара в магазине, входящем в перечень конкурентов общества, податель жалобы был вправе рассчитывать на продажу ему товара по сниженной цене, вопреки утверждению заявителя об обратном.

Оценивая действия заявителя в указанной части, следует признать, что они были направлены на оставление в собственных правилах проведения акции как можно большего количества правовых неопределенностей с целью получения возможности разрешения любых спорных ситуаций исключительно в зависимости от собственного усмотрения.

В обоснование законности собственных действий заявитель также указывал на отсутствие у него возможности достоверно убедиться в актуальности действующей цены конкурента, поскольку информация о такой цене расходилась на официальном сайте сети магазинов "Эльдорадо" и в товарном чеке покупателя.

Так, согласно условиям услуги "Программы проверенных цен" менеджер компании вправе отказать в обращении по программе, если не имеется возможности достоверно убедиться в идентичности предложения конкурента, либо актуальности его цены.

Вместе с тем детальный порядок выяснения данного вопроса условиями проведения акции не предусмотрен.

Согласно названным условиям подтверждением цены являются: официальный сайт конкурента (с учетом города); оригинальный рекламный материал или товарный чек, действующие на момент обращения в городе обращения.

Как следует из материалов дела и установлено антимонопольным органом, физическим лицом при обращении в магазин сети "М.видео Менеджмент" были представлены товарный чек от 18.10.2015 N 14913 и кассовый чек от 18.10.2015, выданные магазином ООО "Эльдорадо" по адресу: г. Киров, ул. Воровского, д. 77 (А766), на продажу товара - телевизора SONY KDL-32R303C по цене 17.999 руб. (в то время как цена на указанный товар в сети магазинов заявителя по стоянию 18.10.2015 составила 20.691 руб.

В то же самое время, исходя из текста заявления общества, оно ссылось на наличие расхождений в товарном чеке и на официальном сайте сети "Эльдорадо", где цена упомянутого товара составила 21.499 руб. При этом, как указал заявитель, у него отсутствовали основания доверять представленным покупателем товарному и кассовому чекам вследствие наличия на официальном сайте сети магазинов "Эльдорадо" иной информации о цене товара.

Вместе с тем, исходя из обычаев делового оборота, большую юридическую силу имеют именно чеки на куплю-продажу товаров как являющиеся независимым документальным подтверждением совершенной покупки, в то время как информация на сайте может являться неактуальной вследствие частой ее смены и гипотетической вероятности несвоевременного обновления данной информации.

Ссылки общества на уточнение им этой информации путем телефонного звонка на горячую линию сети магазинов "Эльдорадо" обоснованно отклонены судами как не подтвержденные документально.

В свою очередь порядок разрешения споров в случае расхождения сведений о цене товара в разных источниках информации условиями проведения акции не определен, какой именно источник информации и по какой причине будет иметь приоритетное значение, в названных условиях также не отражено.

При этом заявителем в настоящем случае на физическое лицо - потребителя распространенной рекламы и покупателя товара возложена обязанность по самостоятельному сравниванию информации о цене товара в разных источниках информации, а также отнесены риски наступления неблагоприятных последствий в виде отказа от применения условий акции в случае наличия таких расхождений, на устранение которых потребитель рекламы никак повлиять не мог.

Оценивая действия общества в указанной части, суды правомерно признали, что они не соответствовали ни балансу частных и публичных интересов, ни стабильности публичных правоотношений, и были направлены на изыскание любого способа отказать потребителю в применении условий рекламируемой акции.

Доводы общества об отсутствии у него оснований доверять представленным покупателем товарному и кассовому чекам обоснованно отклонены судами как не основанные на нормах права и противоречащие гражданско-правовому принципу презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений (пункт 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Учитывая изложенное, а также то обстоятельство, что подателем жалобы в антимонопольный орган при обращении к заявителю за получением товара на условиях рекламируемой акции было представлено документальное подтверждение цены приобретенного им товара, а сам товар и условия его приобретения полностью соответствовали требованиям услуги "Программы проверенных цен", у общества отсутствовали какие-либо основания для отказа покупателю в применении условий рекламируемой акции.

Недостоверной согласно пункту 4 части 3 статьи 5 Закона о рекламе признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения о стоимости или цене товара, порядке его оплаты, размере скидок, тарифов и других условиях приобретения товара.

При этом в целях применения приведенной нормы права под не соответствующими действительности сведениями о стоимости и порядке приобретения товара следует понимать не только прямое противоречие изложенных в рекламе условий действительности, но и применение порядка и условий такого приобретения, прямо не отраженных в тексте рекламы, поскольку именно такой правовой подход к толкованию и применению упомянутой нормы права направлен на повышенную защиту потребителей рекламы от получения информации, не соответствующей действительности и способной обмануть их ожидания.

Таким образом, учитывая предъявление обществом к порядку расчета стоимости товара и условиям его приобретения не поименованных в рекламе требований, антимонопольный орган пришел к обоснованному выводу о наличии в указанной рекламе нарушения положений пункта 4 части 3 статьи 5 Закона о рекламе.

Рекламодатель согласно части 6 статьи 38 Закона о рекламе несет ответственность за нарушение требований статьи 5 указанного закона.

В свою очередь, исходя из положений пункта 5 статьи 3 Закона о рекламе, рекламодателем является изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо.

Таким образом, по смыслу приведенной нормы права рекламодателем является лицо, заинтересованное в привлечении внимания к объекту рекламирования и его продвижении на рынке, поскольку обратное противоречило бы целям размещения рекламы.

В то же время, как было указано ранее, объектом рекламирования в настоящем случае являлись услуги заявителя по реализации бытовой техники.

Таким образом, именно заявитель, будучи продавцом товара, реализуемого на условиях проводившейся им акции, несет ответственность за достоверность всей размещенной им рекламы об условиях и порядке проведения им рекламируемой акции.

При таких данных, суды пришли к правомерному выводу о том, что заявитель является надлежащим субъектом ответственности за вмененное ему нарушение, что последним не оспаривается (часть 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд самостоятельно оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Таким образом, исследовав в совокупности имеющиеся доказательства по делу в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о том, что несоответствие оспариваемого решения нормам действующего законодательства, как и нарушение этим актом каких-либо прав или законных интересов заявителя, не установлено.

В соответствии с частью 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

При указанных обстоятельствах, суды сделали обоснованный вывод и правомерно отказали обществу в удовлетворении заявленных требований об оспаривании решения антимонопольного органа.

Суды также обоснованно отказали в удовлетворении требований общества о признании незаконным и отмене постановления антимонопольного органа от 15.11.2016 N 4-00-579/77-16 по делу об административном правонарушении, исходя из следующего.

Так, согласно части 1 статьи 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.

Из материалов дела следует, что оспариваемым постановлением ООО "М.видео Менеджмент" признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.3 КоАП РФ, и назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 100.000 руб.

Согласно статье 33 Закона о рекламе, антимонопольный орган осуществляет в пределах своих полномочий государственный надзор за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе.

В силу пункта 5.3.1.1 Положения N 331, антимонопольный орган осуществляет контроль за соблюдением коммерческими и некоммерческими организациями законодательства о рекламе.

Протокол об административном правонарушении составлен, а постановление об административном правонарушении вынесено должностными лицами в соответствии с полномочиями, установленными частью 1 статьи 28.3 КоАП РФ.

Постановление о привлечении заявителя к административной ответственности вынесено антимонопольным органом в рамках его полномочий, установленных статьей 23.48 КоАП РФ и частью 1 статьи 33 Закона о рекламе, с учетом положений постановления Правительства Российской Федерации от 17.08.2006 N 508 "Об утверждении Правил рассмотрения антимонопольным органом дел, возбужденных по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе".

Нарушений процедуры, которые могут являться основанием для отмены оспариваемого постановления в соответствии с пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" (далее - Постановление N 10), судами не установлено.

Полученные в ходе производства по административному делу доказательства согласуются между собой и в своей совокупности свидетельствуют о наличии в действиях общества состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.3 КоАП РФ.

На основании части 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В соответствии с частью 2 статьи 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 16.1 Постановления N 10, в отношении вины юридических лиц требуется установить возможность соблюдения соответствующим лицом правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие меры по их соблюдению.

В настоящем случае общество имело возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ предусмотрена административная ответственность, однако заявителем не были предприняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Суды установили, что доказательств невозможности соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, по каким-либо независящим причинам заявителем не представлено.

ООО "М.видео Менеджмент" является юридическим лицом и обязано осуществлять предпринимательскую деятельность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и предвидеть последствия совершения или не совершения им юридически значимых действий.

Таким образом, исследовав и оценив представленные в дело доказательства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о том, что административный орган доказал наличие в виновных действиях заявителя состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.3 КоАП РФ.

Размер административного штрафа определен административным органом в пределах санкции части 1 статьи 14.3 КоАП РФ.

Обстоятельств, смягчающих административную ответственность, а также признаков, характеризующих совершенное правонарушение как малозначительное, судами не установлено.

Срок давности привлечения заявителя к административной ответственности, установленный статьей 4.5 КоАП РФ, не нарушен.

В соответствии с частью 3 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд, установив при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности, что решение административного органа о привлечении к административной ответственности является законным и обоснованным, принимает решение об отказе в удовлетворении требования заявителя.

При указанных обстоятельствах суды правомерно отказали обществу в удовлетворении требований об оспаривании постановления административного органа.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции находит выводы судов первой и апелляционной инстанций законными и обоснованными, сделанными при правильном применении норм материального и процессуального права, с установлением всех обстоятельств по делу, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора по существу.

Доводы кассационной жалобы о нарушении судами норм материального права судебной коллегией отклоняются, поскольку основаны на неверном толковании этих норм.

Указанные в кассационной жалобе доводы были предметом рассмотрения и оценки судов при принятии обжалуемых актов. Каких-либо новых доводов кассационная жалоба не содержит, а приведенные в жалобе доводы не опровергают правильности принятых по делу судебных актов.

Доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке имеющихся в деле доказательств, что в силу положений статьи 286 и части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.

Нарушений судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, могущих повлиять на правильность принятых судами судебных актов либо влекущих безусловную отмену последних, судом кассационной инстанции не выявлено.

Учитывая изложенное, оснований, предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для изменения или отмены обжалуемых в кассационном порядке судебных актов, по делу не имеется.

Руководствуясь статьями 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 27 февраля 2017 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 июня 2017 года по делу N А40-240073/16 оставить без изменения, кассационную жалобу ООО "М.видео Менеджмент" - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

В.В. Кузнецов

 

Судьи

И.Ю. Григорьева
Д.И. Дзюба

 

"В настоящем случае общество имело возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ предусмотрена административная ответственность, однако заявителем не были предприняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

...

ООО "М.видео Менеджмент" является юридическим лицом и обязано осуществлять предпринимательскую деятельность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и предвидеть последствия совершения или не совершения им юридически значимых действий.

Таким образом, исследовав и оценив представленные в дело доказательства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о том, что административный орган доказал наличие в виновных действиях заявителя состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.3 КоАП РФ.

Размер административного штрафа определен административным органом в пределах санкции части 1 статьи 14.3 КоАП РФ.

...

Срок давности привлечения заявителя к административной ответственности, установленный статьей 4.5 КоАП РФ, не нарушен."

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 сентября 2017 г. N Ф05-13544/17 по делу N А40-240073/2016


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.