Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 октября 2017 г. N Ф05-15134/17 по делу N А40-193009/2016

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 октября 2017 г. N Ф05-15134/17 по делу N А40-193009/2016

 

город Москва

 

18 октября 2017 г.

Дело N А40-193009/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 12 октября 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 18 октября 2017 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.

судей Анциферовой О.В., Котельникова Д.В.

при участии в заседании:

от заявителя - ООО "СК "РУСВЬЕТПЕТРО" - Смирнов Д.А., доверенность от 02.03.17; Захарова Ю.В., доверенность от 09.01.17;

от ответчика - ИФНС России N 13 по Москве - Цыганков В.В., доверенность от 27.01.2017,

рассмотрев 12 октября 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу ООО "СК "РУСВЬЕТПЕТРО"

на решение от 28 апреля 2017 года

Арбитражного суда города Москвы

принятое судьей Нагорной А.Н.

на постановление от 11 июля 2017 года

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Яковлевой Л.Г., Поповым В.И., Мухиным С.М.

по заявлению ООО "СК "РУСВЬЕТПЕТРО"

к ИФНС России N 13 по Москве

о признании недействительным решения

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Совместная компания "РУСВЬЕТПЕТРО" (далее - Заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы N 13 по г. Москве (далее - Инспекция, Налоговый орган) о признании недействительным решения от 15.04.2016 г. N 1460 "О привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" в части налоговых доначислений по следующим пунктам: 2.1.1, 2.1.3, 2.1.4, 2.2.1, 2.3, а также доначисления пеней и штрафа по указанным пунктам.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 28 апреля 2017 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 июля 2017 года, заявленные требования удовлетворены в части. Признано недействительным решение инспекции от 15.04.2016 г. N 1460 "О привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" в части начисления налога на прибыль организаций по п. 2.2.1 в сумме 8 227 996 руб., соответствующих сумм пени и штрафа, а также начисления пени по налогу на доходы физических лиц в размере 1 980 руб. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, заявитель - ООО "СК "РУСВЬЕТПЕТРО" обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 28 апреля 2017 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 11 июля 2017 года в обжалуемой части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заявитель - ООО "СК "РУСВЬЕТПЕТРО" в лице своих представителей в судебном заседании суда кассационной инстанции настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по основаниям, в ней изложенным.

Ответчик - ИФНС России N 13 по Москве в лице своего представителя возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы, полагая, что принятые по делу судебные акты являются законными и обоснованными, представлен отзыв на кассационную жалобу.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебных актов суда первой и апелляционной инстанции в обжалуемой части ввиду следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судами обеих инстанций, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) по всем налогам и сборам за период с 01.01.2012 по 31.12.2013. По итогам проверки составлен акт от 20.11.2015 N 1073 и принято решение 15.04.2016 N 1460 "О привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения", которым заявитель привлечен к налоговой ответственности по ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс) в виде штрафов на сумму 7 959 833 руб., ему доначислены налог на прибыль организаций, налог на добавленную стоимость (далее - НДС) на общую сумму 39 858 776 руб. и пени в размере 1 424 098 руб. (в т.ч. 1 980 руб. по налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ)), предложено уплатить начисленные суммы недоимок, пени и штрафов, внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Не согласившись с указанным решением, заявитель в порядке, предусмотренном ст. 139 НК РФ, обратился с жалобой в Управление Федеральной налоговой службы по г. Москве, решением которого от 31.08.2016 г. N 21-19/098556@ в ее удовлетворении было отказано, что послужило основанием к обращению общества в арбитражный суд с заявленными требованиями.

Суд первой инстанции, отказывая в части удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что оспариваемое решение налогового органа в обжалуемой части соответствует действующему налоговому законодательству и не нарушает права и интересы налогоплательщика.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился.

Кассационная коллегия считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судами дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежат ввиду следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171, пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 НК РФ, а также в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Согласно пункту 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации, вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно статьям 169 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является основным документом, необходимым для предъявления к вычету суммы налога на добавленную стоимость, уплаченной поставщику товара.

Согласно пункту 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 названной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Пунктом 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Таким образом, право на налоговый вычет возникает у налогоплательщика в случае соблюдения вышеуказанных требований Налогового кодекса Российской Федерации. При этом документы, подтверждающие налоговые вычеты, должны отвечать предъявленным требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.

Налоговые вычеты предоставляются только в отношении реальных хозяйственных операций с реальными товарами, при решении вопроса о применении налоговых вычетов учитывается достоверность, комплектность и непротиворечивость представленных документов, оценивается не только формальное соответствие представленных документов требованиям закона, но и действительное наличие тех обстоятельств, с которыми НК РФ связывает предоставление права на возмещение НДС. При решении вопроса о применении налоговых вычетов учитываются результаты встречных проверок достоверности, комплектности и непротиворечивости представленных документов, проверки предприятий-поставщиков с целью установления факта выполнения безусловной обязанности поставщиков уплатить НДС в бюджет, обоснованность заявления налоговой выгоды.

При рассмотрении вопросов о получении налогоплательщиком права на вычет по налогу на добавленную стоимость, помимо соблюдения формального выполнения условий, необходимых для вычета, налогоплательщик обязан соблюдать принцип добросовестности.

В соответствии с позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В силу пункта 4 Постановления Пленума ВАС РФ N 53 от 12.10.2006 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Пунктом 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 предусмотрено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, то есть при отсутствии реальных хозяйственных операций (совершенных налогоплательщиком сделок), исходя из отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности (отсутствие управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств), учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций.

На основании пункта 9 Постановления N 53 наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Согласно пункту 10 Постановления N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Как установлено судами обеих инстанций, по пункту 2.1.1 мотивировочной части оспариваемого решения налоговый орган пришел к выводу о неправомерном, в нарушение ст. ст. 169, 171, 172 НК РФ, предъявлении обществом в 1, 2 и 3 кварталах 2013 г. к вычету НДС на сумму 30 559 707 руб. по взаимоотношениям с ООО "Альянс", что послужило основанием к доначислению обществу налога в 1 квартале 2013 г. на сумму 18 682 772 руб., во 2 квартале 2013 г. - 11 667 329 руб., в 3 квартале 2013 г. - 209 606 руб.

По пунктам 2.1.3 и 2.1.4 налоговый орган отказал в подтверждении вычетов по НДС по результатам взаимоотношений общества с ООО "Бриарт" и ООО "Полигифтс" вследствие реального отсутствия хозяйственных отношений с ними, наличия документооборота, оказания услуг и приобретения данных товаров у иных, добросовестных контрагентов общества.

При рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводам к выводам о нереальности хозяйственных отношений заявителя со спорными контрагентами, которые был использованы налогоплательщиком для создания документооборота, направленного на завышение расходов в целях применения вычетов при исчислении НДС.

Судами обоснованно учтены протоколы допросов и почерковедческие исследования как письменные доказательства и оценены наряду и в совокупности с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, указывающими на нереальность спорных хозяйственных операций.

Оценив во взаимосвязи представленные участниками процесса доказательства и установленные обстоятельства, суды обеих инстанций пришли к правомерному к выводу о том, что обществом был создан формальный документооборот; суммы НДС, предъявленные налогоплательщиком к вычету (возмещению) из бюджета, возникли не в процессе обычной хозяйственной деятельности, а в отсутствие реальных хозяйственных операций со спорными контрагентами.

Также суды обеих инстанций правомерно пришли к выводу, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности при выборе спорных контрагентов.

Судами правильно указано, что сам по себе факт получения обществом документов о государственной регистрации организации-контрагента не может рассматриваться как проявление достаточной степени осмотрительности при выборе контрагента, поскольку информация о регистрации контрагента в качестве юридического лица и постановке его на учет в налоговом органе носит справочный характер и не характеризует контрагента как добросовестного, надежного и стабильного участника хозяйственных взаимоотношений.

Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки и во всяком случае не могут быть перенесены на федеральный бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат, а в случае недобросовестности контрагентов покупатель (заказчик) несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных первичных бухгалтерских документов.

Таким образом, проанализировав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о направленности деятельности заявителя на получение необоснованной налоговой выгоды.

По пункту 2.2.1 решения инспекции.

Как установлено судами обеих инстанций, по данному эпизоду Инспекция пришла к выводу о том, что общество в нарушение п. 1 ст. 252 НК РФ неправомерно включило в расходы на оплату труда, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, суммы выходных пособий, выплаченных при увольнении работников по соглашению сторон. Завышение расходов, по мнению Инспекции, привело к неуплате налога на прибыль в общей сумме 9 939 467,00 руб. (223 057,00 руб. за 2012 год и 9 016 410,00 руб. за 2013 год).

Кроме того, общество привлечено к налоговой ответственности в виде штрафа за неуплату (неполную уплату) налога на прибыль в размере 1 847 982,00 руб., ему начислены пени по указанному налогу в размере 330 069,00 руб.

Проанализировав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу, что спорные выплаты соответствуют критериям экономической обоснованности расходов, установленных п. 1 ст. 252 Налогового кодекса РФ, в связи с чем выводы налогового органа о неправомерности учета сумм этих выплат в целях исчисления налога на прибыль не соответствуют законодательству и правоприменительной практике.

При этом, признавая произведенные обществом выплаты экономически оправданными и документально подтвержденными, суды правомерно отметили, что суммы выходных пособий в отношении ряда работников не соответствовали общему уровню применяемых обществом в подобных случаях выплат (в отношении остальных работников), а, следовательно, были направлены не на компенсацию ограничения их права на труд, и в рассматриваемом случае, в части, превышающей общий уровень выплат, утратили свой обеспечительный характер.

Судами установлено, что помимо выплат в связи с расторжением трудовых договоров данным работникам выплачивались значительные по размеру премии (по разным основаниям), а исчисленные суммы фактических выплат не соответствовали условиям соглашений о расторжении трудовых договор и данным о среднемесячном заработке, в связи с чем судами сделан правомерный вывод о необоснованном выделении указанных лиц среди остальных увольняемых работников общества, выплаты в их пользу в размере, превышающем общеустановленный уровень выплат, не соответствуют критериям ст. ст. 252, 255 НК РФ, и не подлежат учету при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

К указанному выводу суды обоснованно пришли, оценив размер соответствующих выплат с позиции их соответствия цели компенсации временной невозможности осуществлять трудовую деятельность, связанной с вынужденным поиском нового места работы, необходимых мер поддержки увольняемых работников, предусмотренных как законодательством, так и локальными актами самого общества, обычно применяемого им уровня выплат.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, заявителем были произведены выплаты в отношении работников: Ткаченко Ю.П. - 1 813 028,07 руб., Потрясов С.А. - 1 392 803,30 руб., Шарай И.И. - 1 997 687,55 руб., Барашкин А.В. - 2 225 766,74 руб., Гладь-ко А.В. - 682 696,96 руб., Ларин А.В. - 1 079 232,05 руб., Латкин А.С. - 1 598 736,75 руб., Никоноров А.В. - 1 135 710,18 руб., Сыромятников Н.И. - 1 657 584,06 руб., Крохин А.П. - 2 324 312,00 руб., Воробьев С.Ю. - 1 309 066,24 руб., Бояринцова Н.В. - 956 522,45 руб., Хабаров Е.М. - 655 728,48 руб.

В подтверждение обоснованности размера выходных пособий обществом представлен следующий пакет документов: расчеты выплаченных выходных пособий; аналитические таблицы относительно выплаченных выходных пособий (группировка: категория персонала); копии локальных актов, устанавливающих обязанность общества по осуществлению тех или иных выплат и копии соответствующих распорядительных документов, касающихся спорных выплат.

Представленные расчеты представлены в отношении каждого выплаченного выходного пособия по каждому уволенному работнику. Каждый расчет содержит, в том числе, сведения о должности работника, категории персонала, к которой относится работник, и его трудовом стаже в обществе. В расчетах Общество помесячно (за период, составляющий 12 месяцев до даты увольнения работника) указана информация о природе и размере всех осуществленных выплат каждому работнику со ссылкой на соответствующее нормативное обоснование. Рассчитаны размер среднемесячного заработка и размер среднемесячного совокупного дохода каждого уволенного работника, а также показано соотношение размеров среднемесячного заработка и среднемесячного совокупного дохода с размером выплаченного выходного пособия.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, содержащейся в Определении от 23.09.2016 N 305-КГ16-5939, для правильного разрешения спора судам следует дать оценку экономической оправданности спорных выплат, установив их природу.

Верховный Суд РФ, касаясь размера выплаченной компенсации, указывает, что размер выплаты должен соответствовать обычному размеру выходного пособия, на которое в соответствии со ст. 178 ТК РФ вправе рассчитывать увольняемый работник, длительности его трудового стажа и внесенному им трудовому вкладу, а также иным обстоятельствам, характеризующим трудовую деятельность работника; в обратом случае на налогоплательщике в соответствии с п. 1 ст. 54, п. 1 ст. 252 НК РФ и п. 1 ст. 65 АПК РФ будет лежать бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

Согласно ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Согласно ст. 178 Трудового кодекса Российской Федерации при расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).

При этом ст. 178 Трудового кодекса Российской Федерации содержится в главе 27 ТК РФ "Гарантии и компенсации работникам, связанные с расторжением трудового договора".

Согласно ст. 164 Трудового кодекса Российской Федерации гарантии - средства, способы и условия, с помощью которых обеспечивается осуществление предоставленных работникам прав в области социально-трудовых отношений; компенсации - денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных обязанностей, предусмотренных ТК РФ и другими федеральными законами.

Таким образом, как правильно указано судами обеих инстанций, выходное пособие является средством обеспечения осуществления предоставленных работникам прав в области социально-трудовых отношений.

Определением Верховного Суда РФ от 23.09.2016 N 305-КГ16-5939 установлено, что данные выплаты по существу представляют собой заработную плату, сохраняемую за работниками на период вынужденной невозможности реализации ими права на оплачиваемый труд в течение определенных данной нормой предельных сроков и признаются законодателем в качестве затрат, необходимых для ведения экономической деятельности налогоплательщиком.

Однако это не означает, что экономически оправданными могут признаваться расходы, произведенные вне связи с экономической деятельностью налогоплательщика, то есть, по существу направленные на удовлетворение личных нужд уволенных граждан за счет бывшего работодателя.

Таким образом, в законодательстве и судебной практике содержатся критерии оценки соответствия сумм, выплаченных налогоплательщиком в пользу своих работников при увольнении, требованию их экономической оправданности, и именно: соответствие обычному размеру выходного пособия, на которое по ст. 178 ТК РФ вправе рассчитывать увольняемый работник; а также обеспечительный (компенсационный) характер выплат.

Руководствуясь указанными критериями, суды первой и апелляционной инстанций правомерно оценили размер произведенных заявителем выплат своим работникам.

Оценив их с учетом соответствия уровню выплат остальным увольняемым работникам, условиям соглашений о расторжении трудовых договоров, приняв во внимание совокупный размер выплат в пользу вышеперечисленных работников в период, предшествующий увольнению (выплата различных премий, надбавок, поощрений и др.), а также учитывая предусмотренные законом и судебной практикой ограничения размера выходного пособия, суды правомерно сочли оправданными и соответствующими критериям ст. ст. 252, 255 НК РФ, ст. 178 ТК РФ выплаты указанным работникам в сумме трехкратного среднемесячного заработка, что составляет: Ткаченко Ю.П. - 1 554 011,52 руб., Потрясов С.А. - 1 290 744,18 руб., Шарай И.И. - 1 381 032,45 руб., Барашкин А.В. - 1 309 582,98 руб., Гладько А.В. - 562 563,78 руб., Ларин А.В. - 785 897,25 руб., Латкин А.С. - 1 363 648,54 руб., Никоноров А.В. - 919 538,13 руб., Сыромятников Н.И. - 1 427 593,26 руб., Крохин А.П. - 1 262 460,03 руб., Воробьев С.Ю. - 702 578,94 руб., Бояринцова Н.В. - 726 139,38 руб., Хабаров Е.М. - 485 732,52 руб.

В связи с чем установленная судами разница в сумме произведенных выплат на сумму 5 057 352,82 руб. правомерно квалифицирована как соответствующая по своему характеру расходам, не подлежащим учету при определении налоговой базы по налогу на прибыль с учетом положений п. 23 ст. 270 НК РФ (материальная помощь работникам) и п. 21 ст. 270 НК РФ (расходы на любые виды вознаграждений работникам помимо выплачиваемых на основании трудовых договоров). В силу прямого указания закона, а именно п. 21, 23 ст. 270 НК РФ данные выплаты при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль учету не подлежат.

С учетом изложенного, судами сделан правомерный вывод, что налоговым органом правомерно начислен обществу налог на прибыль на сумму 1 011 470,56 руб.

Таким образом, вопреки доводам заявителя кассационной жалобы, проанализировав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу, что оспариваемое решение налогового органа в обжалуемой части соответствует действующему налоговому законодательству и не нарушает права и интересы общества.

Доводы заявителя кассационной жалобы о несогласии с оценкой судами имеющихся в деле доказательств по сути направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.

Исходя из изложенного, судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судами первой и апелляционной инстанции при вынесении обжалуемых судебных актов, не допущено.

Иные доводы о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм права, приведенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 28 апреля 2017 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 июля 2017 года по делу N А40-193009/2016,- оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО "СК "РУСВЬЕТПЕТРО" - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

А.А. Дербенев

 

Судьи

О.В. Анциферова
Д.В. Котельников

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Оценив их с учетом соответствия уровню выплат остальным увольняемым работникам, условиям соглашений о расторжении трудовых договоров, приняв во внимание совокупный размер выплат в пользу вышеперечисленных работников в период, предшествующий увольнению (выплата различных премий, надбавок, поощрений и др.), а также учитывая предусмотренные законом и судебной практикой ограничения размера выходного пособия, суды правомерно сочли оправданными и соответствующими критериям ст. ст. 252, 255 НК РФ, ст. 178 ТК РФ выплаты указанным работникам в сумме трехкратного среднемесячного заработка, что составляет: Ткаченко Ю.П. - 1 554 011,52 руб., Потрясов С.А. - 1 290 744,18 руб., Шарай И.И. - 1 381 032,45 руб., Барашкин А.В. - 1 309 582,98 руб., Гладько А.В. - 562 563,78 руб., Ларин А.В. - 785 897,25 руб., Латкин А.С. - 1 363 648,54 руб., Никоноров А.В. - 919 538,13 руб., Сыромятников Н.И. - 1 427 593,26 руб., Крохин А.П. - 1 262 460,03 руб., Воробьев С.Ю. - 702 578,94 руб., Бояринцова Н.В. - 726 139,38 руб., Хабаров Е.М. - 485 732,52 руб.

В связи с чем установленная судами разница в сумме произведенных выплат на сумму 5 057 352,82 руб. правомерно квалифицирована как соответствующая по своему характеру расходам, не подлежащим учету при определении налоговой базы по налогу на прибыль с учетом положений п. 23 ст. 270 НК РФ (материальная помощь работникам) и п. 21 ст. 270 НК РФ (расходы на любые виды вознаграждений работникам помимо выплачиваемых на основании трудовых договоров). В силу прямого указания закона, а именно п. 21, 23 ст. 270 НК РФ данные выплаты при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль учету не подлежат."