Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12 декабря 2018 г. N Ф05-19953/18 по делу N А40-131349/2018

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12 декабря 2018 г. N Ф05-19953/18 по делу N А40-131349/2018

 

город Москва

 

12 декабря 2018 г.

Дело N А40-131349/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 декабря 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 12 декабря 2018 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.

судей Анциферовой О.В., Гречишкина А.А.

при участии в заседании:

от заявителя - ЗАО "Газнефтехимпереработка М" - Каноныхина А.В., доверенность от 10.07.18;

от ответчика - ГУ МРО ФСС РФ в лице филиала N 19 - Рабцевич А.В., доверенность от 15.06.18,

рассмотрев 05 декабря 2018 года в судебном заседании кассационную жалобу ГУ МРО ФСС РФ в лице филиала N 19

на решение Арбитражного суда города Москвы от 23.07.2018,

принятое судьей Паршуковой О.Ю.,

на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.09.2018,

принятое судьями Мухиным С.М., Вигдорчиком Д.Г., Поповым В.И.,

по заявлению ЗАО "Газнефтехимпереработка М" (ОГРН: 1137746417412)

к ГУ МРО ФСС РФ, филиал N 19

о признании недействительным решения от 11.05.2018 N 10537

УСТАНОВИЛ:

Ликвидатор Закрытого акционерного общества "Газнефтехимпереработка М" (далее по тексту также - ЗАО "ГНХП М", Общество, страхователь, заявитель) предъявило заявление в арбитражный суд к Государственному учреждению - Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (далее по тексту также ГУ - Московское РО Фонда социального страхования Российской Федерации, Фонд, страховщик, ответчик) о признании недействительным решения от 11 мая 2018 года N 10537 о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 23 июля 2018 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября 2018 года, признано недействительным решение ГУ - Московское РО Фонда социального страхования Российской Федерации от 11 мая 2018 года N 10537 о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, вынесенное в отношении ЗАО "ГНХП М".

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ответчик - ГУ - Московское РО Фонда социального страхования Российской Федерации подал в Арбитражный суд Московского округа кассационную жалобу, в которой просит решение Арбитражного суда города Москвы от 23 июля 2018 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября 2018 года отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

По мнению заявителя кассационной жалобы, выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, а также сделаны при неправильном применении норм права.

В судебном заседании суда кассационной инстанции ответчик - ГУ - Московское РО Фонда социального страхования Российской Федерации в лице своего представителя настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по основаниям, в ней изложенным.

В судебном заседании арбитражного суда кассационной инстанции заявитель - ЗАО "ГНХП М" в лице своего представителя возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы по основаниям, изложенным в отзыве.

Определением Арбитражного суда Московского округа от 29 ноября 2018 года в порядке статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена судьи Котельникова Д.В. ввиду его болезни на судью Дербенева А.А.

В судебном заседании суда кассационной инстанции 29 ноября 2018 года был объявлен перерыв на 05 декабря 2018 года.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении, постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, приходит к выводу о том, что судебные акты судов первой и апелляционной инстанций подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы, ввиду следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судами обеих инстанций, Филиалом N 19 ГУ МРО ФСС РФ в отношении ЗАО "ГНХП М" в период с 20.02.2017 по 31.12.2017 была проведена камеральная проверка представленного страхователем расчета по страховым взносам, сведений о расходах на выплату страхового обеспечения, содержащихся в расчете, представленном страхователем в налоговый орган, в связи с обращением ЗАО "ГНХП М" за выделением средств на возмещение расходов на выплату страхового обеспечения, произведенных за период с 01.01.2017 по 31.12.2017, по окончании которой был составлен Акт от 02.04.2018 N 10537.

Разделом 2 акта камеральной проверки указано, что в выделении средств на возмещение (осуществление) расходов, произведенных страхователем на выплату страхового обеспечения в виде пособия по уходу за 3-м ребенком до 1,5 лет Юсупову Р.М. в проверяемом периоде с 13.02.2017 по 31.12.2017, в размере 244 084 руб. 14 коп. было отказано.

На основании данного акта органом контроля было вынесено решение о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством от 11.05.2018 N 10537.

Полагая указанное решение от 11.05.2018 N 10537 Фонда незаконным и нарушающим права и законные интересы страхователя, заявитель обратился в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, Арбитражный суд года Москвы руководствовался статьями 1, 9, 12, 22 Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" (далее - Закон N 165-ФЗ), статьями 11.1, 13 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (далее - Закон N 255-ФЗ) и исходил из того, что Общество подтвердило право на возмещение за счет средств Фонда пособий по временной нетрудоспособности и по случаю рождения ребенка.

Как указал суд первой инстанции, согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 9 Закона N 165-ФЗ (ред. от 03.07.2016), с момента заключения Трудового договора N 7 от 01.11.2013 г. между ЗАО "ГНХП М" и сотрудником Юсуповым Р.М. возникли отношения по обязательному социальному страхованию по всем видам обязательного социального страхования.

Обязанность страхователя выплачивать определенные виды страхового обеспечения застрахованным лицам при наступлении страховых случаев в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования, в том числе за счет собственных средств, установлена подпунктом 6 пункта 2 статьи 12 Закона N 165-ФЗ.

В силу статьи 22 Закона N 165-ФЗ основанием для назначения и выплаты страхового обеспечения застрахованному лицу является наступление документально подтвержденного страхового случая.

22.11.2016 у Юсупова Р.М. родилась дочь Юсупова Софина Ренатовна (Свидетельство о рождении серия IV-КБ N 605051).

12.02.2017 Юсупов Р.М. обратился с заявлением о предоставлении ему с 13.02.2017 отпуска по уходу за ребенком до достижения ею возраста 1,5 лет.

Одновременно с заявлением были представлены все документы, необходимые для назначения пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет (Свидетельство о рождении серия IV-КБ N 605051, справка с места работы матери ребенка о том, что она не использует отпуск по уходу за ребенком и не получает ежемесячного пособия по уходу за ребенком), предусмотренные частью 6 статьи 13 Закона N 255-ФЗ от 29.12.2006 г.

На основании вышеуказанного заявления, Юсупову Р.М. Приказом от 13.02.2017 N 1 был предоставлен отпуск по уходу за ребенком с 13.02.2017 по 22.05.2018, а также назначено ежемесячное пособие по уходу за ребенком, со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет, предусмотренное пунктом 1 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ от 29.12.2006 г.

Таким образом, как указал суд первой инстанции, порядок обращения застрахованным лицом к страхователю за страховым обеспечением, при наступлении страхового случая, предусмотренный действующим законодательством, Юсуповым Р.М. был полностью соблюден; оснований для отказа в предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и назначении соответствующего пособия по уходу за ребенком у страхователя не было.

13.02.2017 Юсупов Р.М. обратился с заявлением о выходе на работу в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет на условиях неполного рабочего времени.

По данному заявлению, приказом N 1302-001 от 13.02.2017, ему был установлен режим рабочего времени: пятидневная рабочая неделя, продолжительность ежедневной работы 7 часов, т.е. 35 часов в неделю, а не 40 часов в неделю как раньше.

Также суд первой инстанции установил, что согласно того же Приказа, заработная плата Юсупову Р.М., начиная с 13.02.2017 исчислялась страхователем, исходя из сокращенного количества рабочих часов, тем самым Юсупов Р.М. фактически утратил часть заработка в связи с необходимостью осуществлять уход за ребенком надлежащим образом.

Согласно ст. 93 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) по соглашению между работником и работодателем неполный рабочий день (смена) или неполная рабочая неделя могут устанавливаться как при приеме на работу, так и впоследствии.

Нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю (ст. 91 ТК РФ).

В соответствии с п. 8 Положения о порядке и условиях применения труда лиц, имеющих детей и работающих неполное рабочее время, утвержденном Постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС от 29.04.1980 N 111/8-51 режимы труда, устанавливаемые при работе с неполным рабочим временем, могут предусматривать: - сокращение продолжительности ежедневной работы (смены) на определенное количество рабочих часов во все дни рабочей недели; - сокращение количества рабочих дней в неделю при сохранении нормальной продолжительности ежедневной работы (смены); - сокращение продолжительности ежедневной работы (смены) на определенное количество рабочих часов при одновременном сокращении количества рабочих дней в неделю.

Как следует из изложенного, при решении вопроса о неполном рабочем дне его продолжительность определяется по соглашению между работником и работодателем, речь может идти как о часах, так и о минутах.

Нормами Трудового кодекса Российской Федерации (статья 256) и Закона N 255-ФЗ от 29.12.2006 (ред. от 07.03.2018) (пункт 2 статьи 11.1) предусмотрено, что право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому и продолжает осуществлять уход за ребенком.

Как указано судом первой инстанции, ни в ст. 256 ТК РФ, ни в ч. 2 ст. 11.1 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством", ни в ст. 13 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ (ред. от 28.03.2017) "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" не указано максимально допустимое неполное рабочее время, при котором сохраняется право на получение пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет, а также критерии определения "надлежащего ухода". Исходя из вышеизложенного, выводы проверяющего о невозможности осуществления ухода за ребенком в полном объеме при установленном Юсупову Р.М. рабочем графике являются субъективными, не основанными на нормах действующего законодательства и не подтвержденными документально. Учитывая фактическую утрату Юсуповым Р.М. части заработка в связи с необходимостью осуществлять уход за ребенком, мнение проверяющего о каком-либо злоупотреблении правом или дополнительном материальном стимулировании со стороны страхователя также не соответствует действительности и не основано на каких-либо нормативных правовых актах по социальному страхованию.

В период с 13.02.2017 по 31.12.2017 страхователь произвел документально подтвержденные расходы на выплату пособия по уходу за 3-м ребенком до 1,5 лет Юсупову Р.М. в размере 244 084 рубля 14 копеек.

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Закона N 255-ФЗ от 29.12.2006 финансовое обеспечение расходов на выплату страхового обеспечения застрахованным лицам осуществляется за счет средств бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации.

Статьей 4.6 Закона N 255-ФЗ от 29.12.2006 (ред. от 07.03.2018), регламентирующей порядок финансового обеспечения расходов страхователей на выплату страхового обеспечения за счет средств бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации, определено, что страхователи выплачивают страховое обеспечение застрахованным лицам в счет уплаты страховых взносов в Фонд социального страхования Российской Федерации.

Как указано судом первой инстанции, учитывая, что расходы на выплату пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет Юсупову Р.М. произведены в строгом соответствии с требованиями законодательных и иных нормативных правовых актов по социальному страхованию, ЗАО "ГНХП М" просило вынести решение о зачете расходов, произведенных им на выплату страхового обеспечения Юсупову Р.М. в сумме 244 084 рубля 14 копеек и выделении средств на их возмещение.

Таким образом, признавая недействительным решение Фонда, суды исходили из положений части 1 статьи 11.1 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (далее по тексту также - Закон N 255-ФЗ), согласно которой ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается застрахованным лицам (матери, отцу, другим родственникам, опекунам), фактически осуществляющим уход за ребенком и находящимся в отпуске по уходу за ребенком, со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет.

При этом судами не учтены положения части 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ, а также толкование данной нормы, содержащееся в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2017 года N 329-О, а также в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 18 июля 2017 года N 307-КГ17-1728, от 18 декабря 2017 года N 314-ПЭК17 по делу N А13-2070/2016.

В соответствии с частью 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому и продолжает осуществлять уход за ребенком.

Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом, и относит определение условий и форм его предоставления к компетенции законодателя (статья 39, части 1 и 2).

Федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему полномочия, определил случаи (социальные страховые риски), с которыми связано осуществление гражданами конституционного права на социальное обеспечение в системе обязательного социального страхования, и установил в рамках специального правового регулирования соответствующих отношений принципы, правила и особенности предоставления различных видов обеспечения по обязательному социальному страхованию.

Страховое обеспечение в виде ежемесячного пособия по уходу за ребенком предоставляется, согласно Федеральному закону от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования", в связи с таким социальным страховым риском, как утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в пользу застрахованного лица) или другого дохода при наступлении страхового случая, а именно при осуществлении ухода за ребенком в возрасте до полутора лет (подпункт 2 пункта 1 и пункт 1.1 статьи 7, подпункт 8 пункта 2 статьи 8). Условия, размеры и порядок обеспечения этим пособием определяются Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" и Федеральным законом от 19 мая 1995 года N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", закрепляющими право на получение матерью ребенка либо его отцом, другим родственником, опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком и находящимся в отпуске по уходу за ребенком, предоставленном на основании статьи 256 Трудового кодекса Российской Федерации, ежемесячного пособия по уходу за ребенком в размере 40 процентов среднего заработка (часть 1 статьи 11.1 и часть 1 статьи 11.2 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством", абзац второй части первой статьи 13 и абзац третий части первой статьи 15 Федерального закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей").

Следовательно, в рамках действующего правового регулирования право застрахованного лица на получение данного ежемесячного пособия связано с наступлением такого страхового случая, как уход за ребенком в возрасте до полутора лет, который подтверждается предоставлением указанному лицу соответствующего отпуска, что согласуется с целями обязательного социального страхования, поскольку направлено на частичную компенсацию заработка, утраченного таким лицом в связи с освобождением от исполнения трудовых или служебных обязанностей, обусловленным необходимостью осуществления ухода за ребенком, нуждающимся в силу своего возраста в повышенной заботе (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 2011 года N 179-О-П, от 7 июня 2011 года N 742-О-О и от 13 мая 2014 года N 983-О).

Преследуя цель обеспечить защиту интересов лиц, совмещающих уход за ребенком с работой в режиме неполного рабочего времени, законодатель - в изъятие из вышеприведенного правила - предусмотрел возможность сохранения за ними права на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком при условии, что они находятся в отпуске по уходу за ребенком, работают на условиях неполного рабочего времени и продолжают осуществлять уход за ребенком.

Таким образом, часть 2 статьи 11.1 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством", действуя во взаимосвязи с другими положениями данного Федерального закона, а также Трудового кодекса Российской Федерации и Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования", направлена на создание условий для гармоничного сочетания профессиональных и семейных обязанностей посредством сохранения за застрахованным лицом возможности получения обеспечения по обязательному социальному страхованию названного вида, исходя из оценки страхователем и страховщиком обстоятельств страхового случая, характеризующих объем реализации социального страхового риска, при решении вопроса о наличии оснований для продолжения выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком.

Исходя из изложенного, предусмотренное частью 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ право указанных лиц на получение пособия по уходу за ребенком компенсирует заработок, утраченный из-за неполного рабочего времени, сокращение которого вызвано необходимостью в оставшееся рабочее время продолжать осуществлять уход за ребенком.

Как указывает заявитель кассационной жалобы, сокращение рабочего времени на 1 час в день не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка. В рассматриваемой ситуации, пособие по уходу за ребенком уже не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника.

В этой связи судами не дана оценка доводам Фонда о том, что при сокращении рабочего времени в период отпуска по уходу за ребенком заработная плата Юсупова Р.М. уменьшилась на 3.973, 75 руб., что составляет утрату в размере 12,5%. Однако, при получении ежемесячного пособия по уходу за ребенком ежемесячный доход Юсупова Р.М. увеличился на 60% (без учета премий).

Вместе с тем, указанные обстоятельства могут свидетельствовать о злоупотреблении Обществом правом в целях предоставления своему сотруднику дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств фонда.

На основании изложенного, кассационная коллегия находит выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, а также сделанными при неправильном применении норм права, что в соответствии с частями 1, 2, 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены судебных актов.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании не полного и не всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, суд кассационной инстанции лишен возможности принять новый судебный акт. Допущенные нарушения могут быть устранены только при повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции.

На основании изложенного, кассационная коллегия, отменяя решение Арбитражного суда города Москвы от 23 июля 2018 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября 2018 года по делу N А40-131349/2018/2017, считает необходимым направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

При новом рассмотрении суду первой инстанции следует учесть изложенное, установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, дать оценку всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований норм арбитражного процессуального закона, определить применимое к настоящему спору право, после чего разрешить спор с применением норм права, регулирующих правоотношения сторон, исходя из предмета и оснований заявления страхователя и возражений страховщика.

Руководствуясь ст. ст. 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 23 июля 2018 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября 2018 года по делу N А40-131349/2018,- отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

 

Председательствующий судья

А.А. Дербенев

 

Судьи

О.В. Анциферова
А.А. Гречишкин

 

"Преследуя цель обеспечить защиту интересов лиц, совмещающих уход за ребенком с работой в режиме неполного рабочего времени, законодатель - в изъятие из вышеприведенного правила - предусмотрел возможность сохранения за ними права на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком при условии, что они находятся в отпуске по уходу за ребенком, работают на условиях неполного рабочего времени и продолжают осуществлять уход за ребенком.

Таким образом, часть 2 статьи 11.1 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством", действуя во взаимосвязи с другими положениями данного Федерального закона, а также Трудового кодекса Российской Федерации и Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования", направлена на создание условий для гармоничного сочетания профессиональных и семейных обязанностей посредством сохранения за застрахованным лицом возможности получения обеспечения по обязательному социальному страхованию названного вида, исходя из оценки страхователем и страховщиком обстоятельств страхового случая, характеризующих объем реализации социального страхового риска, при решении вопроса о наличии оснований для продолжения выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком.

Исходя из изложенного, предусмотренное частью 2 статьи 11.1 Закона N 255-ФЗ право указанных лиц на получение пособия по уходу за ребенком компенсирует заработок, утраченный из-за неполного рабочего времени, сокращение которого вызвано необходимостью в оставшееся рабочее время продолжать осуществлять уход за ребенком.

...

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании не полного и не всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, суд кассационной инстанции лишен возможности принять новый судебный акт. Допущенные нарушения могут быть устранены только при повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции.

На основании изложенного, кассационная коллегия, отменяя решение Арбитражного суда города Москвы от 23 июля 2018 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября 2018 года по делу N А40-131349/2018/2017, считает необходимым направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы."

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12 декабря 2018 г. N Ф05-19953/18 по делу N А40-131349/2018