Постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 сентября 2019 г. N Ф05-14866/19 по делу N А40-91546/2018

 

город Москва

 

06 сентября 2019 г.

Дело N А40-91546/18

 

Резолютивная часть постановления объявлена 03 сентября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 06 сентября 2019 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Кобылянского В.В.,

судей Бочаровой Н.Н., Крекотнева С.Н.,

при участии в заседании:

от истца: акционерного общества "ПСК Групп" - неявка, извещено,

от ответчика: Федерального казенного учреждения "Дирекция государственного заказчика по реализации федеральной целевой программы "Модернизация транспортной системы России" - Усачев С.И. по дов. от 06.03.2019,

рассмотрев 03 сентября 2019 года в судебном заседании кассационную жалобу истца - акционерного общества "ПСК Групп"

на решение от 22 марта 2019 года

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Сорокиным В.П.,

и постановление от 11 июня 2019 года

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Титовой И.А., Гончаровым В.Я., Фриевым А.Л.,

по иску акционерного общества "ПСК Групп"

к Федеральному казенному учреждению "Дирекция государственного заказчика по реализации федеральной целевой программы "Модернизация транспортной системы России"

о взыскании денежных средств,

УСТАНОВИЛ: акционерное общество "ПСК Групп" (далее - истец, АО "ПСК Групп") обратилось в Арбитражный суд города Москвы к Федеральному казенному учреждению "Дирекция государственного заказчика по реализации федеральной целевой программы "Модернизация транспортной системы России" (далее - ответчик, ФКУ "Ространсмодернизация") с иском о взыскании денежных средств в размере 74 608 797,87 руб.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 20 марта 2019 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 июня 2019 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, АО "ПСК Групп" обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит названные решение и постановление отменить и принять новый судебный акт, взыскав с ответчика задолженность в размере 60 885 158,57 руб., а также расходы по оплате экспертизы и уплате государственной пошлины, указывая на нарушение и неправильное применение судами норм права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.

ФКУ "Ространсмодернизация" представило отзыв с возражениями на кассационную жалобу.

Явившийся в судебное заседание суда кассационной инстанции представитель ответчика возражал против доводов жалобы, указывая на законность и обоснованность принятых судебных актов.

Истец, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своего представителя в судебное заседание суда кассационной инстанции не обеспечил, что согласно части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, заслушав объяснения явившегося в судебное заседание представителя ответчика, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых решения и постановления ввиду следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судами, между ЗАО "ПСК Групп" (исполнитель) и ФКУ "Ространсмодернизация" (государственный заказчик, застройщик) заключен государственный контракт от 14.07.2015 N РТМ-63/15 на оказание услуг по строительному контролю за разработкой рабочей документации и строительством объекта "Развитие транспортного узла "Восточный - Находка (Приморский край). Этап II - Объекты морского транспорта".

Строительному контролю подлежали работы, выполняемые в рамках государственного контракта от 30.12.2014 N РТМ-99/14, заключенного с ФКУ "Ространсмодернизация" и ООО "Стройновация" (подрядчик), на сумму 13 143 418 936,14 руб.

Дополнительным соглашением N 1 от 11.12.2015 к контракту от 14.07.2015 N РТМ-63/15 сторонами внесены изменения в реквизиты исполнителя.

Общая стоимость услуг, оказываемых исполнителем, в силу пункта 5.1 контракта от 14.07.2015 N РТМ-63/15, составляет 136 294 109,35 руб., при этом стоимость услуг в 2015 году должна была составлять 31 565 546,35 руб., в 2016 году - 57 679 052 руб., в 2017 году - 47 049 511 руб.

Дополнительным соглашением N 2 от 16.09.2016 к контракту стороны уменьшили стоимость услуг в 2016 году до 2 019 581 руб. и увеличили стоимость услуг в 2017 году до 102 708 981,36 руб.

Дополнительным соглашением N 3 от 23.12.2016 установлено, что стоимость услуг, оказываемых по контракту в 2016 году, составляет 3 998 340,41 руб., в 2017 году - 100 730 222,59 руб.

Согласно пункту 5.3 контракта от 14.07.2015 N РТМ-63/15 услуги оплачиваются заказчиком ежемесячно; стоимость услуг исполнителя за месяц определяется, исходя из общей стоимости услуг исполнителя по контракту, умноженной на стоимость фактически выполненных подрядчиком работ за отчетный месяц и разделенной на общую стоимость работ подрядчика по государственному контракту.

Согласно пунктам 17.2.1 и 17.2.3 контракта от 30.12.2014 N РТМ-99/14 подрядчик (ООО "Стройновация") обязан ежемесячно сдавать государственному заказчику работы по актам выполненных работ по форме КС-2, из стоимости которых в дальнейшем рассчитывается стоимость услуг исполнителя.

Как указал истец, ООО "Стройновация" ненадлежащим образом выполняло работы по контракту N РТМ-99/14, не передавало ежемесячно к приемке работы, в связи с чем, между подрядчиком и заказчиком подписано только 6 актов сдачи-приемки выполненных работ (от 20.10.2015, от 10.12.2015, от 20.12.2015, от 20.02.2016, от 22.12.2016, от 26.12.2016) на общую сумму 3 429 932 809,83 руб., что составило около 26 % от всей цены контракта N РТМ-99/14, составлявшую 13 143 418 936,14 руб. Акты сдачи-приемки выполненных работ между заказчиком и подрядчиком в 2017 году не подписывались.

В связи с ненадлежащим выполнением подрядчиком работ, предусмотренных контрактом N РТМ-99/14, исполнитель (ЗАО "ПСК Групп") был лишен возможности ежемесячно рассчитывать стоимость оказанных услуг по строительному контролю в соответствии с условиями контракта N РТМ-63/15 и получать оплату.

В результате указанных обстоятельств между исполнителем и заказчиком в 2015 и 2016 годах подписаны акты об оказании услуг по контракту N РТМ-63/15 на общую сумму 35 567 582,36 руб. (акты от 14.07.2015, от 16.12.2015, от 25.12.2015, от 21.03.2016, от 23.12.2016), что также составило около 26 % от общей стоимости услуг по контракту N РТМ-63/15.

Оплата по подписанным актам произведена заказчиком платежными поручениями от 24.12.2015, от 30.12.2015, от 22.04.2016, от 30.12.2016 на общую сумму 35 563 886,70 руб., из которых 3 998 340,41 руб. - в 2016 году. Сумма в размере 3 695,66 руб. должна была быть произведена в 2017 году.

В 2017 году заказчик не принял у подрядчика каких-либо работ по контракту, в связи с чем, у исполнителя не было возможности подписать с заказчиком акты об оказании услуг, соответственно, оплата услуг исполнителя за 2017 год не была произведена в полном объеме.

Вместо стоимости услуг в 2016 году в размере 57 679 052 руб., как было изначально предусмотрено контрактом N РТМ-63/15, стоимость услуг была снижена до 3 998 340,41 руб., определенной, исходя из стоимости фактически выполненных подрядчиком и принятых заказчиком строительных работ, а размер вознаграждения, на получение которого исполнитель мог рассчитывать при заключении контракта в 2016 году, был уменьшен более чем в 14 раз, оплата оказанных услуг произведена в 4 раза реже, чем предусмотрено условиями контракта.

Предусмотренная контрактом N РТМ-63/15 оплата услуг за 2017 год в размере 47 049 511 руб. (в первоначальной редакции контракта) или оплата, предусмотренная в 2017 году дополнительными соглашениями N 2 и N 3 к контракту (102 708 981,36 руб. или 100 730 222,59 руб. соответственно), не была получена исполнителем в полном объеме.

Как указал истец, в процессе оказания услуг по контракту исполнитель, вне зависимости от объемов выполняемых подрядчиком работ по строительству объекта и разработке проектной документации, добросовестно исполнял свои обязанности, перечень которых указан в контракте и в методике (технологии) оказания услуг, изложенной в Приложении N 1 к контракту, ежедневно оказывая услуги по строительному контролю.

Во исполнение контракта N РТМ-63/15 и методики исполнитель на протяжении 2016 - 2017 годов направлял заказчику еженедельные отчеты, а также отчеты о фактическом выполнении работ подрядчиком.

Исполнитель в 2016 году неоднократно уведомлял заказчика о том, что фактические затраты исполнителя, связанные с оказываемыми по контракту N РТМ-63/15 услугами, превышают размер оплаты, запланированной в 2016 году после подписания дополнительного соглашения N 2 от 16.09.2016, просил решить вопрос о компенсации фактически понесенных затрат, которые составляли 43 271 106,61 руб. без учета НДС, однако, заказчик не отреагировал на обращения.

Исполнитель письмом от 16.02.2017 повторно просил рассмотреть вопрос о компенсации фактически понесенных затрат за 2016 году в размере 51 059 905,80 руб., в т.ч. НДС 18%, так как лимит финансирования и размер вознаграждения в 2016 году после подписания дополнительных соглашений N 2 и N 3 снизился более чем в 14 раз, а также обратил внимание заказчика на то, что работы на объекте ведутся подрядчиком крайне медленно, с существенными нарушениями, предписания исполнителя об устранении нарушений, требования по организации производства и предоставлению отчетной документации подрядчиком не выполняются, в связи с чем, предлагал подписать дополнительное соглашение для урегулирования возникших проблем.

Заказчик письмом от 17.04.2017 направил в адрес исполнителя проект дополнительного соглашения N 4, которым стоимость услуг, оказываемых в 2017 году, сокращалась в 97 раз по сравнению с дополнительным соглашением N 3 от 23.12.2016, оплата услуг в ближайшие два года едва превышает 1 000 000 руб., а большая часть оплаты услуг (97 649 313,65 руб.) переносится на неопределенный срок.

Письмом от 10.05.2017 заказчик признал, что в связи с уменьшением со стороны подрядчика объема выполненных строительно-монтажных работ объем вознаграждения исполнителя в 2016 году меньше, чем планировался изначально, между тем, отказался возмещать фактически понесенные расходы исполнителя, сославшись на отсутствие своей вины в ненадлежащем выполнении подрядчиком возложенных на него обязательств, а также на порядок оплаты услуг, указанный в пункте 5.3 контракта, который зависит от стоимости выполненных подрядчиком работ на объекте. Заказчик указал на то, что возмещение расходов возможно только в случае расторжения контакта.

Исполнитель письмом от 20.06.2017 уведомил заказчика о невозможности подписания дополнительного соглашения N 4 в предложенной заказчиком редакции в связи с неопределенностью в объемах и сроках финансирования, условиях оказания услуг, а также предложил расторгнуть контракт в связи с неспособностью заказчика обеспечить изначально запланированный контрактом объем услуг по строительному контролю и их оплату и отказом от компенсации расходов исполнителя.

Письмом от 22.06.2017 заказчик отказался от подписания соглашения о расторжении контракта, указав на то, что оплата услуг исполнителя производилась в предусмотренном контрактом порядке.

На совещании 23.11.2017 заказчик уведомил участников совещания, в том числе исполнителя, о направлении в адрес подрядчика решения о расторжении контракта N PTM-99/14 и создании комиссии по обследованию объекта для определения фактически исполненных обязательств подрядчиком. На последующих совещаниях, состоявшихся 01.12.2017, 13.12.2017 и 20.12.2017, также решались вопросы об определении фактического объема работ подрядчика, передаче объекта и документации и прочее.

На основании принятых на совещаниях решений исполнителем проведена ревизия объекта и составлен итоговый отчет, содержащий, в том числе, сведения о фактических затратах исполнителя и подрядчика. Согласно отчету, размер фактически понесенных затрат исполнителя в 2017 году составил 23 548 892,07 руб. (в т.ч. НДС 18 %), в 2016 году - 51 059 905,80 руб. (в т.ч. НДС 18 %), а всего - 74 608 797,87 руб. (в т.ч. НДС 18 %).

В адрес исполнителя 27.12.2017 поступило решение заказчика от 27.12.2017 об одностороннем отказе от исполнения контракта N РТМ-63/15 с 28.12.2017 на основании пункта 1 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 10.1 контракта в связи с расторжением контракта N РТМ-99/14.

Исполнитель 16.01.2018 направил заказчику письмо с просьбой передать подписанный и согласованный итоговый отчет, переданный письмом от 22.12.2017, однако, заказчик письмом от 05.02.2018 отказался передавать отчет.

Письмом от 30.01.2018 исполнитель просил заказчика компенсировать убытки и фактически понесенные расходы за 2016 - 2017 годы в общем размере 74 608 797,87 руб. (за 2016 года - 51 059 905,80 руб., в т.ч. НДС 18 %, за 2017 год - 23 548 892,07 руб., в т.ч. НДС 18 %), в ответ на которое заказчик письмом от 15.02.2018 отказался компенсировать исполнителю фактически понесенные расходы.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения истца в арбитражный суд с настоящим иском.

Разрешая спор по существу, суды обеих инстанций, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства в совокупности и взаимной связи, проанализировав условия контракта, руководствуясь положениями статей 309, 310, 702, 711, 717, 740, 746, 753, 779, 781, 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, установив, что стоимость услуг по контракту является твердой и не подлежит изменению в течение всего срока его действия; что все имеющиеся расходы на выполнения работ стороны заложили в установленную цену, которая была согласована сторонами и уплачена подрядчику; что заказчиком на основании подписанных сторонами актов об оказании услуг осуществлена полная оплата оказанных услуг по согласованной сторонами в контракте цене, тогда как несение истцом расходов при исчерпании твердой (предельной) суммы контракта, необходимость несения которых непосредственно для исполнения обязательств по контракту истцом с достоверностью не подтверждена, является предпринимательским риском истца и не влечет обязанности ответчика оплачивать такие расходы сверх предусмотренной за них контрактом цены, а заявление истца об обратном является недобросовестным поведением последнего.

Кассационная коллегия, действуя в пределах своих полномочий, из которых исключено установление иных обстоятельств, чем были установлены судами, не усматривает оснований не согласиться с выводами судов, и признает, что судами установлены все существенные обстоятельства дела, правильно применены правовые нормы, регулирующие спорные правоотношения, спор разрешен в соответствии с установленными обстоятельствами и представленными доказательствами при правильном применении норм процессуального права.

Приведенные в кассационной жалобе доводы, повторяющие изложенную истцом в ходе рассмотрения дела позицию по делу, не свидетельствуют о нарушении судами норм материального и процессуального права, основаны на иной, отличной от изложенной в судебных актах, оценки судами представленных в материалы дела доказательств и обстоятельств дела, и при этом уже были предметом исследования и оценки суда апелляционной инстанции, в связи с чем, их повторение поданной в суд кассационной инстанции жалобе представляет собой требование о переоценке исследованных судами доказательств и установленных обстоятельств, что в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Нарушений судами норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебных актов, кассационной коллегией не установлено.

Таким образом, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены принятых по делу судебных актов, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 176, 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 22 марта 2019 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 июня 2019 года по делу N А40-91546/18 оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества "ПСК Групп" - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

В.В. Кобылянский

 

Судьи

Н.Н. Бочарова
С.Н. Крекотнев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Разрешая спор по существу, суды обеих инстанций, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства в совокупности и взаимной связи, проанализировав условия контракта, руководствуясь положениями статей 309, 310, 702, 711, 717, 740, 746, 753, 779, 781, 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, установив, что стоимость услуг по контракту является твердой и не подлежит изменению в течение всего срока его действия; что все имеющиеся расходы на выполнения работ стороны заложили в установленную цену, которая была согласована сторонами и уплачена подрядчику; что заказчиком на основании подписанных сторонами актов об оказании услуг осуществлена полная оплата оказанных услуг по согласованной сторонами в контракте цене, тогда как несение истцом расходов при исчерпании твердой (предельной) суммы контракта, необходимость несения которых непосредственно для исполнения обязательств по контракту истцом с достоверностью не подтверждена, является предпринимательским риском истца и не влечет обязанности ответчика оплачивать такие расходы сверх предусмотренной за них контрактом цены, а заявление истца об обратном является недобросовестным поведением последнего."

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 сентября 2019 г. N Ф05-14866/19 по делу N А40-91546/2018