О недопустимости привлечения к ответственности в отсутствие вины (Р.И.Ахметшин, К.В.Черноиванова, "Финансовые и бухгалтерские консультации", N 7, июль 2001 г.)

О недопустимости привлечения к ответственности в отсутствие вины


Конституционный Суд Российской Федерации 27 апреля 2001 г. вынес Постановление N 7-П по делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации. Поводом к рассмотрению дела явились запрос Арбитражного суда г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также жалобы ряда организаций и частных предпринимателей, в которых оспаривалась конституционность положений ст.24, ч.6 ст.231 во взаимосвязи со ст.230, п.6 ст.291 и абз.4 ст.320, а также ч.2 ст.247, ст.273 и ч.1 ст.279 ТК РФ. Поскольку указанные положения касаются одного и того же предмета, а именно, оснований и условий применения ответственности за нарушение таможенных правил, КС РФ соединил дела по всем обращениям в одном производстве.

На наш взгляд, наиболее важным и интересным является вопрос о правомерности положения об ответственности организаций и лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, за факт нарушения таможенных правил безотносительно к наличию их вины (ч.6 ст.231 во взаимосвязи со ст.230, п.6 ст.291 и абз.4 ст.320 ТК РФ).

В части 6 ст.231 ТК РФ сказано: "Предприятия, учреждения и организации, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, несут ответственность за нарушение таможенных правил, за исключением случаев, когда правонарушение произошло вследствие действия непреодолимой силы". Статьей 230 ТК РФ нарушением таможенных правил признается противоправное действие или бездействие, которое не определяется как виновное.

Согласно п.6 ст.291 ТК РФ к обстоятельствам, исключающим производство по делу о нарушении таможенных правил организацией или лицом, занимающимся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, относятся лишь случаи, когда правонарушение произошло вследствие действия непреодолимой силы. Абзацем 4 ст.320 ТК РФ установлено, что при производстве по делу о нарушении таможенных правил организацией или лицом, занимающимся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, подлежит доказыванию сам факт совершения правонарушения, а для физических или должностных лиц необходимо устанавливать и их виновность.

Указанные положения были применены для привлечения заявителей к ответственности на основании одного только факта нарушения таможенных правил, что, по нашему мнению, является незаконным.


Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации


Привлечение к ответственности в отсутствие вины нарушает принципы дифференциации, справедливости и соразмерности наказания


Правовая позиция КС РФ об учете вины нарушителя как составном элементе принципов дифференциации, справедливости и соразмерности наказания была неоднократно сформулирована в его актах.

Так, в Постановлении КС РФ от 15 июля 1999 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР "О Государственной налоговой службе РСФСР" и Законов Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" и "О федеральных органах налоговой полиции" указывается, что санкции штрафного характера должны отвечать вытекающим из Конституции РФ требованиям справедливости и соразмерности. Принцип соразмерности предполагает установление публично-правовой ответственности лишь за виновное деяние и дифференциацию степени вины правонарушителя в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба и иных существенных обстоятельств.

При этом КС РФ прямо говорит, что "указанные принципы привлечения к ответственности в равной мере относятся к физическим и юридическим (выделено авторами, - Р.А., К.Ч.) лицам".

Определение КС РФ от 14 декабря 2000 г. N 244-О "По жалобам граждан А.И.Косика и Т.Ш.Кенчхадзе на нарушение их конституционных прав положениями абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона Российской Федерации "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" содержит следующий вывод. Рассматривая вопрос о конституционности положений Закона РФ "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" "Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию по вопросу о вине как одном из необходимых условий привлечения предприятия (согласно статье 1 Закона - юридического лица и физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица) к административной ответственности за нарушение правил применения контрольно-кассовых машин. Конституционный Суд Российской Федерации исходил из того, что установление законодателем недифференцированного по размеру штрафа за неприменение контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением, невозможность его снижения не позволяют применять эту меру взыскания с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя... что нарушает принципы справедливости наказания, его индивидуализации и соразмерности".


Привлечение к ответственности в отсутствие вины в рамках
административных (в том числе налоговых и валютных)
правоотношений исключается


Рассматривая конституционность законов в рамках налогового, валютного и административного законодательств Конституционный Суд Российской Федерации исключил возможность привлечения к ответственности нарушителя в отсутствие его вины.

Согласно Постановлению КС РФ от 17 декабря 1996 г. N 20-П по делу о проверке конституционности п.2 и 3 ч. первой ст.11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции" применяемые за налоговое правонарушение штрафы "носят не восстановительный, а карательный характер и являются наказанием за налоговое правонарушение, то есть за предусмотренное законом противоправное виновное деяние, совершенное умышленно либо по неосторожности. При производстве по делу о налоговом правонарушении подлежат доказыванию (выделено авторами - Р.А., К.Ч.) как сам факт совершения такого правонарушения, так и степень вины налогоплательщика".

Постановление КС РФ от 12 мая 1998 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона Российской Федерации от 18 июня 1993 года "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" в связи с запросом Дмитровского районного суда Московской области и жалобами граждан" содержит следующий вывод: по делам об административных правонарушениях "подлежит доказыванию (выделено авторами. - Р.А., К.Ч.) как сам факт совершения соответствующего правонарушения, так и степень вины правонарушителя".

Наконец, и в Определении КС РФ от 4 марта 1999 г. N 50-О "По жалобе закрытого акционерного общества "Производственно-коммерческая компания "Пирамида" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 4 статьи 14 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле" валютное правонарушение характеризуется как предусмотренное законом противоправное виновное деяние, совершенное умышленно или по неосторожности.

Таможенное правонарушение по своей природе, безусловно, является административным, что также было подтверждено Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 11 марта 1998 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан М.М.Гаглоевой и А.Б.Пестрякова", в котором нарушение таможенных правил прямо именуется административным проступком, который влечет административную ответственность.

Ответственность за нарушение таможенного законодательства признается административной и в других актах КС РФ, например, в Постановлении от 20 мая 1997 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Новгородского областного суда" и в Определении от 13 января 2000 г. N 21-О "По жалобам малого предприятия "Кинескоп" и Сочинского пассажирского автотранспортного предприятия N 2 на нарушение конституционных прав и свобод статьей 276 Таможенного кодекса Российской Федерации".

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации придерживается позиции, что в рамках налоговых, валютных, административных и таможенных правоотношений привлечение к ответственности как физических, так и юридических лиц возможно лишь при наличии вины.

Применение штрафных санкций в отсутствие вины противоречит принципам дифференциации, справедливости и соразмерности наказания и не соответствует Конституции РФ.

Согласно ст.73 Федерального закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" изменение ранее выраженной правовой позиции возможно лишь на пленарном заседании КС РФ.


Позиция законодателя


В настоящее время явно выражена позиция законодателя по вопросу виновной ответственности в налоговых правоотношениях. Этот принцип подлежит распространению на отношения по уплате платежей фискального характера при пересечении таможенной границы.

Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации по вопросу невиновной ответственности была учтена законодателем. Статьи 106 и 109 НК РФ исключают возможность применения ответственности без установления вины нарушителя.

Однако нормы главы 15 НК РФ составляют общую часть ответственности за налоговые правонарушения. Если какое-либо нарушение порядка уплаты налогов и сборов, допущенное при перемещении через таможенную границу, признается НК РФ налоговым правонарушением, то применению подлежит не только норма, но и положения, предусматривающие иные условия наступления ответственности, в том числе понятие налогового правонарушения, его субъект и наличие вины.

Статьей 13 НК РФ таможенная пошлина и таможенные сборы отнесены к федеральным налогам и сборам. В статье 122 НК РФ предусмотрена специальная ответственность за неуплату сумм налога, "подлежащего уплате в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации". Пунктом 3 данной статьи определена ответственность за то же нарушение, если оно совершено умышленно. Следовательно, при привлечении юридического лица к ответственности по ст.122 НК РФ подлежат установлению как наличие вины, так и форма вины нарушителя.

Таким образом, при установлении ответственности за таможенные правонарушения должны учитываться нормы главы 15 НК РФ. В отсутствие вины нарушителя ответственность за нарушение таможенных правил применяться не может.

Фактически к аналогичному выводу склоняется и арбитражная практика. В Постановлении ВАС РФ от 28 февраля 2001 г. N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации" указывается, что к таможенным правоотношениям применяются нормы главы 15 "Общие положения об ответственности за совершение налоговых правонарушений" НК РФ (п.2).


Доказывание и вина


Часто необоснованно смешиваются совершенно различные вопросы: о доказывании (презумпции) вины и о вине как элементе состава таможенного правонарушения.

Основной аргумент в защиту принципа невиновной ответственности за таможенные правонарушения - трудности в доказывании вины нарушителя таможенных правил, особенно если нарушение произошло в результате действий иностранного контрагента.

Но проблема доказывания события правонарушения не имеет прямого отношения к проблеме состава правонарушения. Трудности в доказывании вины нарушителя должны разрешаться не исключением вины из состава нарушения, а заменой презумпции невиновности нарушителя на презумпцию его виновности. Это означает, что не таможенный орган должен доказать вину нарушителя (что, действительно, в некоторых случаях практически невозможно), а нарушитель должен (и имеет право) доказать свою невиновность и избежать наказания.

Существующая же редакция ст.231 ТК РФ вообще исключает возможность доказывания виновности или невиновности юридического лица, поскольку вина не является элементом состава совершенного таможенного правонарушения. В связи с этим, организация будет оштрафована в каждом случае нарушения таможенных правил (за исключением случаев непреодолимой силы), даже если отсутствие вины признается всеми участниками административного или судебного разбирательства. Так, на предприятии "Комбинат Североникель" были наложены взыскания, когда нарушенный им нормативный акт (поправки к международному договору) не был вопреки Федеральному закону от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах" официально опубликован в Российской Федерации. По этой причине заявитель не знал и не мог знать о внесенных в таможенные правила изменениях. ГТК РФ лишь информировал нижестоящие органы о внесенных поправках внутриведомственными документами, которые официально не публиковались.

Как видим, фактически нарушение таможенных правил произошло по вине государственных органов, которые ответственны за опубликование международных договоров и информирование о них хозяйствующих субъектов.

В ходе судебного заседания таможенный орган этот довод не опроверг, но арбитражный суд отказался отменить наложенное на предприятие взыскание, сославшись на ст.231 ТК РФ о том, что юридические лица отвечают за нарушение таможенных правил независимо от вины.

Отсюда можно сделать следующие выводы:

- принцип виновной ответственности был неоднократно сформулирован в виде правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации;

- вина является обязательным элементом состава таможенного нарушения в силу положений налогового законодательства;

- аргументы в поддержку принципа невиновной ответственности большей частью касаются проблем, которые с этим принципом прямо не связаны и могут быть разрешены иным, соответствующим Конституции РФ образом.

Исследовав представленные документы и иные материалы дела, заслушав объяснения сторон, заключения экспертов и выступления приглашенных, Конституционный Суд Российской Федерации принял сторону заявителей. Вместе с тем, положения ч.6 ст.231 во взаимосвязи со ст.230, п.6 ст.291 и абз.4 ст.320 ТК РФ в части, касающейся ответственности организаций и лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, за нарушение таможенных правил, были признаны не противоречащими Конституции РФ. Однако КС РФ дал конституционно-правовую оценку данным положениям на основании вытекающих из Конституции РФ общих принципов юридической ответственности.

КС РФ указал, что при отсутствии состава таможенного правонарушения производство по делу о нарушении таможенных правил согласно п.2 ст.291 ТК РФ не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению. Таким образом, основанием освобождения от ответственности является отсутствие события таможенного правонарушения, а привлечение к ответственности юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, не может обосновываться одним только фактом нарушения.

К основаниям ответственности, исходя из общего понятия состава правонарушения, относится и вина, если в самом законе прямо и недвусмысленно не установлено иное. Отсутствие вины при нарушении таможенных правил является, таким образом, одним из обстоятельств, исключающих производство по делу о данном нарушении, поскольку свидетельствует об отсутствии самого состава таможенного правонарушения. Это, по мнению КС РФ, предполагается и положениями ч.6 ст.231 во взаимосвязи со ст.230, п.6 ст.291 и абз.4 ст.320 ТК РФ, применяемыми в системной связи с главой 39 ТК РФ, которая определяет виды нарушений таможенных правил и ответственность за них.

КС РФ указал, что иная трактовка состава таможенного правонарушения как основания ответственности противоречила бы и природе правосудия: суд, обеспечивающий защиту прав и свобод физических и юридических лиц посредством судопроизводства, основанного на состязательности и равноправии сторон (ст.123 Конституции РФ), не может ограничиваться лишь формальной констатацией факта нарушения таможенных правил, не выявляя иные связанные с ним обстоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов, в какой бы форме она ни проявлялась и как бы ни было распределено бремя ее доказывания.

Решая вопрос о распределении бремени доказывания вины, законодатель вправе (если конкретный состав таможенного правонарушения не требует иного) освободить от него органы государственной власти при обеспечении возможности для самих субъектов правонарушения подтверждать свою невиновность. По смыслу оспариваемых положений ТК РФ организации и граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, не могут быть лишены возможности доказывать, что нарушение таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми для данных субъектов таможенных отношений препятствиями, находящимися вне их контроля, при том что они действовали с той степенью заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей, и что с их стороны к этому были приняты все меры.

Выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении N 7-П конституционный смысл указанных положений ТК РФ обязателен для всех правоприменителей, что должно исключать встречающийся в практике таможенных органов и судов отказ от оценки представляемых юридическими лицами и гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, доказательств их невиновности в нарушении таможенных правил, поскольку этими положениями не исключается возможность для данных субъектов должным образом подтверждать, что нарушение таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне их контроля, при соблюдении ими той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от них в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей.

В отношении остальных рассмотренных положений ТК РФ Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

- признать ч.2 ст.247 ТК РФ, позволяющую налагать взыскания в виде конфискации (взыскания стоимости) товаров и транспортных средств независимо от времени совершения или обнаружения нарушения таможенных правил, как не соответствующую Конституции РФ (впредь до принятия федерального закона, устанавливающего соответствующие сроки, такие взыскания не могут налагаться позднее трех лет с момента нарушения таможенных правил, а для текущего правонарушения - с момента его обнаружения);

- признать ч.2 ст.247 ТК РФ, позволяющую налагать дополнительные взыскания, предусмотренные п.4 - 6 ст.242 ТК РФ, без применения основных взысканий, как не противоречащую Конституции РФ;

- прекратить производство по делу в части, касающейся проверки конституционности ст.24, 273 и ч.1 ст.279 ТК РФ.


Р.И. Ахметшин,

заместитель директора

департамента налогов и права фирмы "ФБК"


К.В.Черноиванова,

ст. менеджер ИД ФБК-ПРЕСС


"Финансовые и бухгалтерские консультации", N 7, июль 2001 г.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Журналы издательства "ФБК-Пресс"


Издательский дом ФБК-ПРЕСС выпускает журналы по бухгалтерскому учету, аудиту и налоговому праву с 1991 года. Специализированные издания уже тогда были хорошо известны на рынке деловой литературы и пользовались особой популярностью у широкого круга специалистов. В последующие годы издательству удалось закрепить достигнутое и добиться качества изданий, которое отвечает самым высоким требованиям специалистов. Это - результат слаженной работы высококвалифицированных профессионалов Издательского дома ФБК-ПРЕСС: экономистов, финансистов, юристов и полиграфистов.


Учредитель: ООО "ИД ФБК-ПРЕСС"


Почтовый адрес: 101990, г. Москва, ул. Мясницкая, д.44/1


Телефон редакции: (495) 737-53-53


E-mail: fbk-press@fbk.ru

Адрес в Интернете: www.fbk-press.ru