Доследственная проверка в отношении отдельных категорий лиц (раздел XVII УПК РФ) (А.Н. Халиков, "Российская юстиция", N 11, ноябрь 2005 г.)

Доследственная проверка в отношении отдельных категорий лиц
(раздел XVII УПК РФ)


Новый раздел XVII УПК РФ, регулирующий вопросы уголовного судопроизводства в отношении отдельных категорий должностных лиц, перечисленных в статье 447 УПК, имеет положительное значение в уголовно-процессуальном законодательстве. Впервые в одном нормативном акте перечислены все субъекты, в отношении которых закон допускает определенные исключения по вопросам возбуждения, расследования и рассмотрения уголовных дел. Это депутаты, судьи, работники Счетной палаты РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ, бывшие президенты РФ, прокуроры, следователи, адвокаты и члены избирательных комиссий. Именно в компактности данного перечня, который может быть расширен только законодательными актами, состоит одно из главных качеств рассматриваемой новеллы.

Несомненно, указанными нормами закон ввел повышенную защиту сферы деятельности перечисленных лиц, дополнительно создав гарантии их независимости при исполнении ими своих должностных полномочий. И несмотря на критические замечания о том, что эта "VIP-глава" в УПК нарушает конституционный принцип равенства граждан перед законом, создает необоснованные привилегии узкому кругу лиц при совершении ими преступлений, все же необходимость выделения определенных должностей в уголовном судопроизводстве с целью их неприкосновенности имеется. Закон предусмотрел те категории должностных лиц, решения которых создают определенные правовые последствия и существенно затрагивают права и интересы граждан, влияя при этом на общественные взаимоотношения, государственную политику и экономику*(1). Соответственно лица, принимающие такие решения, нуждаются в повышенной защите и иммунитете от необоснованного уголовного преследования*(2).

Однако несмотря на положительное значение нового правового института, при его практическом применении возник ряд проблем, которые весьма затрудняют реализацию общих задач уголовного процесса, направленных на защиту интересов общества от преступлений. Анализ рассматриваемого нами раздела выявляет наличие неоправданных трудностей в привлечении должностного лица к уголовной ответственности в случае совершения им преступления. Одной из причин этого является недостаточное отражение в указанных нормах ряда процедурных вопросов, что в значительной мере затрудняет действия органов уголовного преследования, а также не гарантирует в достаточной степени права и интересы лиц, в отношении которых решается вопрос о привлечении их к уголовной ответственности.

При внимательном анализе норм рассматриваемого нами раздела видно, что практически все они посвящены досудебному производству. То есть речь идет об особой процедуре возбуждения уголовного дела в отношении конкретного должностного лица и о привлечении его к уголовной ответственности, а также проведении в связи с этим следственных действий. Затем, после возбуждения дела или предъявления обвинения, уголовное дело, как правило, расследуется в обычном режиме предварительного следствия.

Как известно, перед тем, как возбудить уголовное дело, необходимо проведение доследственной проверки, которая не предусматривает процессуальных исключений и каких-либо отдельных решений органов, перечисленных в статье 448 УПК. Следовательно, такая проверка должна проходить в обычном порядке, предусмотренном ст.ст. 144-145 УПК РФ. Более того, часть 2 ст. 447 УПК прямо говорит, что порядок производства по уголовным делам в отношении лиц, указанных в части 1 данной статьи, устанавливается настоящим Кодексом, с изъятиями, предусмотренными указанной главой. Но никаких изъятий в законе, свидетельствующих об особенностях проведения проверок, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в данном случае не имеется. Следовательно, проверка сообщений о совершении преступлений указанными должностными лицами должна проводиться так, как она обычно проводится в отношении других граждан.

Однако, учитывая, что речь идет о должностных лицах, в отношении которых предусмотрен особый порядок возбуждения уголовных дел, следовало бы, возможно, ввести особую норму, посвященную порядку доследственной проверки в отношении должностных лиц, указанных в статье 447 УПК, с тем чтобы не было преград и нерешенных процессуальных вопросов для объективной проверки обстоятельств происшествия.

Почему возникает вопрос об особой норме о доследственной проверке и необходимости ее включения в раздел XVII УПК, если такая проверка может быть проведена и в обычном порядке?

Во-первых, как уже было сказано, одна из основных стадий уголовного судопроизводства по привлечению к уголовной ответственности должностных лиц, перечисленных в ст. 447 УПК, - это стадия возбуждения уголовного дела. Поэтому при решении вопроса о возбуждении дела материалы проверки должны быть качественно собраны и проверены. В связи с этим орган, решающий вопрос о возбуждении уголовного дела, должен иметь полную и всестороннюю картину обстоятельств рассматриваемых фактов, с тем чтобы в представленном материале все необходимые вопросы были отражены, даны пояснения всех заинтересованных сторон, в том числе и лиц, в отношении которых рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела. При этом закон должен исключить случаи, когда кто-либо, без наличия к тому законных оснований, отказывается давать пояснения, представлять информацию и иные данные, необходимые для объективного исследования материалов проверки. Это необходимо как с позиции определения признаков состава преступления, так и установления отсутствия этих признаков. Другими словами, исходя из принципа презумпции невиновности, в стадии возбуждения уголовного дела следует проверить все фактические обстоятельства и доводы лица, в отношении которого проводится проверка. При этом сами эти доводы должны содержаться в материале проверки - на основание равноправия участников процесса в стадии доследственного производства.

Во-вторых, данная норма более четко закрепит права и обязанности как проверяющих органов, так и проверяемых лиц, что позволит более полно выяснять все обстоятельства. Как замечает Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин, "именно процессуальные подробности, точность, детальность, скрупулезность процессуальных норм, четкость требований и определенность правил гарантируют равенство сторон в процессе и объективность судебной власти"*(3).

Закрепление правил доследственной проверки в Уголовно-процессуальном кодексе, кроме того, устранит определенные противоречия и "нестыковку" между нормами УПК и специальными законодательными актами, посвященными деятельности рассматриваемых нами должностных лиц. Впрочем, в данном случае преобладают не противоречия, а неправильное толкование упомянутых норм. Например, если обратиться к законодательным актам, где описывается статус должностных лиц, перечисленных в ст. 447 УПК, то практически в каждом из них есть положения, регламентирующие неприкосновенность и невмешательство кого-либо в их деятельность. Это - ст. 98 Конституции РФ, посвященная статусу членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы; ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации"; ст. 29 ФЗ "О Счетной палате Российской Федерации", посвященная руководителям и аудиторам Счетной палаты; ст. 12 ФЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации"; ст. 42 ФЗ "О Прокуратуре Российской Федерации"; ст.ст. 8 и 18 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и др. В указанных нормах о неприкосновенности перечисленных лиц законодатель вовсе не говорит о запрете проводить проверки в отношении них до возбуждения уголовного дела, а лишь конкретно перечисляет принудительные меры, которым не вправе подвергаться должностные лица. Это такие действия, как задержание, досмотр личных вещей, жилища и служебных помещений, сохранение тайны переписки и иной корреспонденции и т.д. Однако все эти действия могут быть произведены только после возбуждения уголовного дела или при проведении оперативно-розыскных мероприятий, для осуществления которых, как известно, необходимо судебное решение.

И, наконец, в-третьих, доследственная проверка, как указывает профессор И.Л. Петрухин, - это ядро процессуальной стадии возбуждения уголовного дела*(4). И если в обычном режиме расследования решение о возбуждении уголовного дела - это только начало предварительного следствия, то в нашем случае, когда вопрос может стоять о высших представителях государственной власти, возбуждение уголовного дела - это совокупность данных, указывающих как на факт самого преступления, так и на причастность к нему должностного лица. Тем самым, значение стадии возбуждения дела здесь намного выше, чем при совершении преступлений обычными гражданами. То есть в перечисленных нормах о неприкосновенности должностных лиц и невмешательстве в их деятельность речь идет об исключительном порядке возбуждения уголовного дела, когда законодатель реально поставил ряд должностных лиц под особую защиту в случае совершения ими деяний, содержащих признаки преступления. Однако указанный порядок не распространяется и не может распространяться на проведение проверок о таких деяниях до возбуждения уголовного дела с целью последующего решения вопроса о его возбуждении. Направленность логики норм УПК и специальных законов, посвященных перечисленным в ст. 447 УПК должностным лицам, показывает, что до возбуждения уголовного дела доследственная проверка должна и может проводиться в обычном порядке, предусмотренном ст.ст. 144-145 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 448 УПК решение о привлечении лица, указанного в ст. 447, в качестве обвиняемого принимается в том числе и по делам, которые возбуждены в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления. В этом случае проверка, путем расследования уголовного дела, ранее уже была проведена и ее результаты указали на необходимость привлечения лица к уголовной ответственности. Но расследование уголовного дела, в ходе которого удалось получить доказательства виновности данного должностного лица, было проведено без какого-либо специального разрешения суда, прокурора и других органов, перечисленных в ст. 448 УПК. И тем не менее, результаты такого расследования, несомненно, ложатся в основу обвинения, хотя они были получены обычным путем, без особых санкций. Так почему же нельзя проводить и проверки до возбуждения уголовного дела в полном объеме в отношении любых лиц, указанных в ст. 447 УПК РФ?

Практика показывает, что должностные лица, перечисленные в статье 447 УПК, часто отказываются давать какие-либо объяснения даже по поводу обстоятельств дел, которые вообще не затрагивают их профессиональной деятельности, ссылаясь при этом на свою неприкосновенность. Однако понятие неприкосновенности распространяется на момент возбуждения уголовного дела в отношении должностного лица и связанные с этим следственные действия. Допустим, судьи, согласно ст. 10 Закона РФ "О статусе судей", не обязаны давать объяснения только по рассматриваемым им уголовным делам. Ничего иного закон не предусматривает.

Об актуальности таких проверок свидетельствует и высказывание бывшего Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ В. Яковлева на VI Всероссийском съезде судей, предложившего "создать в судах систему внутренней безопасности, которая анализировала бы все неправосудные приговоры"*(5). На сегодня, как известно, такой системы внутренней безопасности в судах не существует и единственный орган, который может проверять судей в соответствии со ст. 151 УПК РФ, - это органы прокуратуры.

Те же положения по поводу доследственных проверок относятся и к деятельности депутатов, прокуроров и других указанных в законе лиц.

Речь идет о едином в отношении всех граждан, включая и любых должностных лиц, порядке проверки сообщений о совершении преступлений и только после этого о процедуре возбуждения уголовного дела, установленной ст. 448 УПК РФ.

Как было отмечено вначале, положительное значение нового XVII раздела УПК в том, что в нем излагаются все вопросы, касающиеся вопросов возбуждения уголовного дела и привлечения к уголовной ответственности лиц, на которых распространяется иммунитет от уголовного преследования. А вопросы доследственной проверки в отношении указанных лиц должны решаться с учетом определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Грязнова (Бюллетень Верховного Суда РФ N 7 2005 год).


А.Н. Халиков,

следователь по особо важным делам

Прокуратуры Республики Башкортостан,

советник юстиции


"Российская юстиция", N 11, ноябрь 2005 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Из лиц, перечисленных в ст. 447 УПК РФ, только адвокаты не могут относиться к должностным лицам, однако тема настоящей статьи не предусматривает каких-либо особенностей статуса адвоката, поэтому мы не будем в данном случае их особо выделять.

*(2) Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в Российском уголовном процессе. Монография. М., 1998.

*(3) Выступление Председателя Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькина на VI Всероссийском съезде судей РФ. Российская юстиция, N 1-2, 2005 г. С. 13.

*(4) Петрухин И.Л. Возбуждение уголовного дела по действующему УПК РФ // Государство и право, N 1, 2005 г. С. 67.

*(5) Российская газета , 01.12.2004 г., N 266.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Доследственная проверка в отношении отдельных категорий лиц (раздел XVII УПК РФ)


Автор


А.Н. Халиков - следователь по особо важным делам Прокуратуры Республики Башкортостан, советник юстиции


"Российская юстиция", 2005, N 11