Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23 мая 2008 г. N 09АП-3205/2008 (ключевые темы: основное средство - налог на прибыль - доначисление налога - нефть и нефтепродукты - НДС)

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда
от 23 мая 2008 г. N 09АП-3205/2008

 

г. Москва

 

23 мая 2008 г.

N 09АП-3205/2008-АК

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20.05.2008 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 23.05.2008 г.

Дело N А40-56143/07-99-249

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи Крекотнева С.Н.

судей Седова С.П., Яремчук Л.А.

при ведении протокола судебного заседания секретарями судебного заседания Сергиной Т.Ю., Прибытковым Д.П.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.01.2008 г.

по делу N А40-56143/07-99-249, принятое судьей Карповой Г.А.

по иску (заявлению) ООО "ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез"

к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

о признании частично недействительным решения

при участии в судебном заседании:

от истца (заявителя) - Рыбникова А.И. по доверенности от 19.111.2007 г. N 3516, Томаров В.В. по доверенности от 19.11.2007 г. N 3513, Смирнов В.В. по доверенности от 19.11.2007 г. N 3514

от ответчика (заинтересованного лица) - Абламская Т.В. по доверенности от 23.07.2007 г. N 59

УСТАНОВИЛ:

ООО "ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании частично недействительным решения МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 от 01.08.2007 г. N 52/1609 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением суда от 29.01.2008 г., с учетом определения об исправлении опечатки от 11.03.2008 г., заявленные обществом требования удовлетворены.

Признано недействительным решение МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 от 01.08.2007 г. N 52/1609 в части:

а) по пункту 3.1. резолютивной части решения в части доначисления:

налога на прибыль организаций в сумме 329 773 963 руб. вследствие признания технологического топлива внереализационными доходами (пункт 1.1. описательной части решения);

налога на прибыль в сумме 93 820 руб. вследствие определения выручки от реализации квартиры по рыночной цене (пункт 1.2. описательной части решения);

налога на прибыль организаций в сумме 1 789 094 руб. вследствие списания на расходы стоимости экспертизы оборудования, срок действия которой приходится на несколько налоговых периодов (пункт 1.3. описательной части решения);

налога на прибыль в сумме 426 653 руб. вследствие списания на расходы стоимости услуг по поверке, градуировке оборудования, срок действия которой приходится на несколько налоговых периодов (пункт 1.4. описательной части решения);

налога на прибыль в сумме 2 757 978,33 руб. вследствие списания на расходы затрат по пусконаладочным работам по объектам основных средств, не введенным в эксплуатацию (пункт 1.5. описательной части решения);

налога на прибыль в сумме 620 458 руб. вследствие списания на расходы затрат по сертификации продукции и услуг (пункт 1.6. описательной части решения);

налога на прибыль в сумме 352 640 руб. вследствие списания на расходы затрат по реконструкции, техническому перевооружению объекта основных средств (пункт 1.7. описательной части решения);

налога на прибыль в сумме 38 435 989 руб. вследствие списания на расходы затрат по ремонту оборудования (пункт 1.8. описательной части решения);

налога на прибыль в сумме 260 720 руб. вследствие списания на расходы затрат на новое строительство ограждения причала (пункт 1.9. описательной части решения);

налога на прибыль в сумме 1 727 691 руб. вследствие списания на расходы затрат по капитальному ремонту оборудования, понесенных до ввода его в эксплуатацию (пункт 1.12. описательной части решения);

налога на прибыль в сумме 58 657 642 руб. вследствие завышения расходов на стоимость возвратных отходов в виде ловушечного продукта (пункт 1.14. описательной части решения);

налога на добавленную стоимость в сумме 25 535 001 руб. вследствие принятия к вычету сумм налога при осуществлении работ, затраты на проведение которых документально не подтверждены (пункт 2.1. описательной части решения);

налога на добавленную стоимость в сумме 233 624 руб. вследствие принятия к вычету сумм налога при осуществлении работ по новому строительству ограждения причала (пункт 2.2. описательной части решения);

налога на добавленную стоимость в сумме 999 664 руб. вследствие принятия к вычету сумм налога при осуществлении пусконаладочных работ на объектах основных средств, не введенных в эксплуатацию (пункт 2.8. описательной части решения);

налога на добавленную стоимость в сумме 84 070 руб. вследствие определения выручки от реализации квартиры по рыночной цене (пункт 2.10. описательной части решения);

налога на имущество организаций за 2004 год в сумме 21 215 руб. вследствие списания на расходы затрат по пусконаладочным работам по объектам основных средств, не введенным в эксплуатацию (пункт 3.1. описательной части решения);

налога на имущество за 2004 год в сумме 135 397 руб. вследствие списания на расходы затрат по капитальному ремонту оборудования, проведенному до ввода его в эксплуатацию (пункт 3.2. описательной части решения);

налога на имущество за 2004 год в сумме 6 421 руб. вследствие списания на расходы затрат по реконструкции, техническому перевооружению объекта основных средств (пункт 3.3. описательной части решения);

налога на имущество за 2004 год в сумме 4 792 руб. вследствие списания на расходы затрат на новое строительство ограждения причала (пункт 3.4. описательной части решения);

налога на имущество за 2005 год в сумме 126 407 руб. вследствие списания на расходы затрат по пусконаладочным работам по объектам основных средств, не введенным в эксплуатацию (пункт 3.6. описательной части решения);

налога на имущество за 2005 год в сумме 189 216 руб. вследствие списания на расходы затрат по капитальному ремонту оборудования, проведенных до ввода его в эксплуатацию (пункт 3.7. описательной части решения);

налога на имущество за 2005 год в сумме 19 310 руб. вследствие списания на расходы затрат по реконструкции, техническому перевооружению объекта основных средств (пункт 3.8. описательной части решения);

налога на имущество за 2005 год в сумме 14 277 руб. вследствие списания на расходы затрат на новое строительство ограждения причала (пункт 3.9. описательной части решения);

земельного налога в сумме 31 878 117 руб. вследствие невключения в налоговую базу площади санитарно-защитной зоны (пункт 4 описательной части решения).

б) пункт 2 резолютивной части решения в части начисления пени по:

налогу на прибыль организаций в сумме 117 431 995 руб.;

налогу на добавленную стоимость в сумме 1 542 248 руб.;

налогу на имущество организаций в сумме 184 793 руб.;

земельному налогу в сумме 9 262 669 руб.

в) по пункту 1 резолютивной части решения в части привлечения к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в сумме:

87 975 535 руб. за неполную уплату налога на прибыль организаций;

4 266 143 руб. за неполную уплату налога на добавленную стоимость;

177 810 руб. за неполную уплату налога на имущество организаций;

6 375 623 руб. за неполную уплату земельного налога.

г) по пункту 5 резолютивной части решения в части удержания и перечисления в бюджет налога на доходы физических лиц в сумме:

195 руб. вследствие неправильного исчисления размера суточных (пункт 8.3. описательной части решения);

71 107 руб. вследствие определения выручки от реализации квартиры по рыночной цене (пункт 8.4. описательной части решения).

МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 не согласилась с принятым решением суда и подала апелляционную жалобу, в которой просит его отменить ввиду нарушения судом норм материального и процессуального права, отказать в удовлетворении заявленных обществом требований в полном объеме, утверждая о законности решения Инспекции от 01.08.2007 г. N 52/1609.

ООО "ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез" представило отзыв на апелляционную жалобу, в котором указывает, что заявитель надлежащим образом подтвердил правомерность своих требований, а решение суда принято на основе правильного применения норм материального и процессуального права, в связи с чем просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции заявителем и заинтересованным лицом в порядке ст. 81 АПК РФ представлены письменные пояснения.

Рассмотрев дело в порядке ст.ст. 266, 268 АПК РФ, заслушав объяснения представителя заинтересованного лица, поддержавшего доводы и требования апелляционной жалобы, заявителя, изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции не находит оснований к удовлетворению апелляционной жалобы и отмене или изменению решения арбитражного суда, принятого в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и обстоятельствами дела.

При исследовании обстоятельств дела установлено, что МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления, удержания, уплаты и перечисления налога на прибыль, НДС, акцизов, налога на имущество организаций, водного налога, ЕНВД, ЕСН, земельного налога, НДФЛ, налога на рекламу, транспортного налога, налога на добычу полезных ископаемых, платы за пользование водными объектами, соблюдения валютного законодательства за период с 01.01.2004 г. по 31.12.2005 г. по результатам которой составлен акт от 26.04.2007г. N 52/694 и, с учетом рассмотрения возражений налогоплательщика на акт проверки, вынесено решение от 01.08.2007 г. N 52/1609 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением общество привлечено к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в общей сумме 98 795 111 руб.; начислены пени в общей сумме 128 426 337 руб.; заявителю предложено уплатить недоимку в общей сумме 5000 088 073 руб., а также внести соответствующие исправления в бухгалтерский учет.

Учитывая объем дела, количество представленных в рамках рассмотрения спора доказательств и пояснений сторон, изложение описательной части постановления суда апелляционной инстанции производится по эпизодам.

В пункте 1.1 описательной части оспариваемого решения Инспекция указано на занижение обществом налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций за 2004 год на сумму 1 641 672 722 руб., что привело к неуплате налога в сумме 329 773 963 руб., поскольку заявитель не отразил в составе внереализационных доходов стоимость безвозмездно полученного сырья (нефти) от собственника этого давальческого сырья.

По мнению Инспекции, право собственности на часть нефти, используемой в качестве топлива при производстве принадлежащих давальцу (ОАО "ЛУКОЙЛ") нефтепродуктов, переходила в собственность общества и должна признаваться доходами организации.

Стоимость безвозмездно полученной нефти была определена налоговым органом на основании статистической информации о средних ценах производителей промышленных товаров по Российской Федерации и Федеральным округам в 2003-2005 гг., представленной письмом Федеральной службой государственной статистики от 23.06.2006 г. N КЛ-13-21/1706.

Суд апелляционной инстанции считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела и правильно установлено судом первой инстанции, общество в спорный период осуществляло переработку (процессинг) давальческой нефти и газового конденсата (сырье) по договору о переработке сырья от 30.12.2003 г. N 311801, заключенному с ОАО "ЛУКОЙЛ".

Пунктом 3.2. названного договора предусмотрено, что в срок до 25-го числа месяца, предшествующего планируемому, стороны согласовывают объемы передачи и переработки сырья и выработки продукции по срокам, номенклатуре и количеству, что оформляется планом производства продукции, а также подекадным графиком производства и передачи продукции.

Согласно пунктам 3.5.1., 3.7 договора стороны в срок до 7 числа месяца, следующего за отчетным, подписывают отчеты о движении сырья за отчетный месяц. В соответствии с пунктом 3.7. договора закрытие отчетного месяца по переработке сырья и выработке продукции оформляется материальным балансом переработки сырья и выработки продукции за истекший отчетный месяц (приложение N 4 к договору).

Количество и номенклатура выработанной продукции соответствуют сумме выработанной продукции, а также произведенных полуфабрикатов, безвозвратных потерь продукции и ее расхода на технологические нужды. Материальный баланс подписывается сторонами в срок до 7-го числа месяца, следующего за отчетным, с приложением отчета о технологических потерях сырья и продукции, справки о соблюдении нормативов потерь при переработке сырья, отчета о расходе топлива на технологические нужды (приложение N 6 к договору), отчета о расходе нефтепродуктов на технологические нужды, акта об оказанных обществом услугах.

Нормативы расхода топлива на технологические нужды для нефтеперерабатывающих предприятий в 2004 году были утверждены Министерством энергетики Российской Федерации, в том числе для заявителя в размере 6,3 процента от количества переработанной нефти и газового конденсата (т. 17 л.д. 101).

Из ежемесячных планов производства продукции, подписанных ОАО "ЛУКОЙЛ" и заявителем, усматривается, что величина запланированного расхода топлива на технологические нужды составила в январе - 54 048 тонн, в феврале - 50 239 тонн, в марте - 51 650 тонн, в апреле - 52 431 тонн, в мае - 61 436 тонн, в июне - 58 357 тонн, в июле - 57 649 тонн, в августе - 54 253 тонн, в сентябре - 54 761 тонн, в октябре - 62 299 тонн, в ноябре - 59 294 тонн, в декабре - 62 001 тонн (т. 5 л.д. 29-90).

Согласно ежемесячным отчетам о расходе топлива на технологические нужды и ежемесячным материальным балансам, подписанным "ЛУКОЙЛ" и заявителем, величина фактического расхода топлива на технологические нужды составила в январе - 51 819 тонн, в феврале - 48 377 тонн, в марте - 50 323 тонн, в апреле - 51 956 тонн, в мае - 57 401 тонн, в июне - 55 703 тонн, в июле - 55 265 тонн, в августе - 56 956 тонн, в сентябре - 57 577 тонн, в октябре - 57 172 тонн, в ноябре - 62 580 тонн, в декабре - 63 780 тонн (т. 5 л.д. 91-93, 119-130, т. 17 л.д. 103-150, т. 18 л.д. 1-4).

Из подписанного сторонами договора материальному балансу переработки сырья и выработки нефтепродуктов, полуфабрикатов, компонентов по заявителю за декабрь 2004 года на технологические нужды в 2004 году следует, что обществом использовано 668 909 тонн принадлежащего ОАО "ЛУКОЙЛ" сырья. Данная величина составила 6 % от количества взятых на переработку нефти и газового конденсата (11 143 638 тонн), то есть в пределах установленного норматива (т. 5 л.д. 93).

Признавая решение налогового органа в указанной части незаконным, суд первой инстанции обосновано указа на отсутствие основания для квалификации указанной части сырья в качестве полученного заявителем в собственность не имеется в силу следующего.

Согласно п. 1 ст. 220 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором, право собственности на новую движимую вещь, изготовленную лицом путем переработки не принадлежащих ему материалов, приобретается собственником материалов.

Представленным в материалы дела договором о переработке сырья от 30.12.2003 г. N 311801 прямо предусмотрено, что все нефтепродукты, изготовленные из переданной на переработку нефти, как товарные, так и потребленные в виде технологического топлива, являются собственностью давальца.

План производства продукции предусматривает, какое количество сырья должно быть передано давальцем обществу для изготовления и передачи в собственность давальца определенного количества нефтепродуктов. Материальные балансы содержат согласованные сторонами величины фактических потерь давальческого сырья при изготовлении готовой продукции. При этом ни сырье, ни готовая продукция в собственность общества не переходят (т. 5 л.д. 29-93).

Аналогичные правила учета сырья и готовой продукции предусмотрены и пунктом 2.5 части второй Инструкции по планированию, учету и калькулированию себестоимости продукции на нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятиях, утвержденной приказом Минтопэнерго России от 17.11.1998 г. N 371, где указано, что нефтеперерабатывающее предприятие не покупает нефть и, следовательно, не является ее собственником, стоимость топлива (газа, мазута), вырабатываемого и потребляемого на предприятии на технологические цели, в затратах и, следовательно, в стоимости услуг по переработке давальческой нефти (процессинга) не учитывается. Нефтепродукты собственного производства (газ, мазут), используемые в качестве топлива в пределах утвержденных норм, не имеют оценки, а их объем (плановый или фактический) учитывается только в материальном балансе в целом по нефтеперерабатывающему предприятию, согласованному с поставщиком.

В связи с чем, доводы налогового органа о получении заявителем в собственность части переданного для переработки сырья не основан на нормах действующего законодательства, опровергается содержанием договора между заявителем и ОАО "ЛУКОЙЛ", планов производства нефтепродуктов, материальных балансов (т. 5 л.д. 29-93).

Доводы налогового органа о том, что ОАО "ЛУКОЙЛ" не истребует часть выработанной из их сырья продукции (выработанного технологического топлива) и, соответственно, эта часть готовой продукции остается у заявителя, правомерно отклонены судом первой инстанции, поскольку часть продуктов переработки нефти, используемая в качестве топлива при производстве принадлежащих ОАО "ЛУКОЙЛ" нефтепродуктов из его же сырья, в силу технологического процесса переработки нефти безвозвратно потребляется в процессе производства. При этом данная часть потребляется, находясь в собственности ОАО "ЛУКОЙЛ" и с его согласия в соответствии с условиями заключенного договора, что подтверждается планами производства нефтепродуктов и материальными балансами, подписанными сторонами договора. Поэтому утверждение о том, что право собственности на потребленную в качестве топлива часть нефтепродуктов в какой-то момент переходит от ОАО "ЛУКОЙЛ" к обществу, не вытекает ни из закона, ни из договора (т. 5 л.д. 29-93).

Доводы налогового органа о том, что договором на переработку давальческого сырья не предусмотрено использование части этого сырья в качестве технологического топлива, отклоняется судом апелляционной инстанции как не соответствующий условиям договора, согласно которым плановый выход готовой продукции согласовывается сторонами в планах производства нефтепродуктов, где среди прочего указывается и планируемое количество сырья, подлежащего расходу в качестве технологического топлива. Согласно пункту 3.7. договора (фактическое количество выработанных из давальческого сырья нефтепродуктов, включая количество нефти, потребленной в качестве технологического топлива, указывается в материальных балансах. То есть договором прямо предусмотрено использование части поставляемого сырья в качестве технологического топлива при изготовлении готовой продукции и определено количество такого сырья, подлежащего использованию в каждом месяце (т. 5 л.д. 3)

Доводы налогового органа о том, что договором на переработку нефти не предусмотрено выполнение работ иждивением давальца, также неправомерны, поскольку пунктом 1.1. договора прямо предусмотрено, что сырье для изготовления готовой продукции предоставляется ОАО "ЛУКОЙЛ" (т. 5 л.д. 1).

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу налога на прибыль в сумме 329 773 963 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 1.2. описательной части решения Инспекция указала на то, что в нарушение ст. 249 НК РФ общество занизило стоимость проданной Пищальникову В.В. квартиры для целей налогообложения прибыли на сумму 467 054 руб., поскольку названный гражданин и налогоплательщик являлись взаимозависимыми лицами для целей налогообложения и в данном случае налоги должны были начисляться исходя из рыночной цены квартиры. В связи с чем заявителю был доначислен налог на прибыль за 2004 год в сумме 93 820 руб.

Апелляционный суд считает решение налогового органа в указанной части незаконным по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, по договору купли-продажи квартиры от 15.11.2002 г. общество продало Пищальникову В.В. квартиру, расположенную по адресу: г.Пермь, ул. Советской Армии, д. 46, кв. 48.

Стоимость проданной Пищальникову В.В. квартиры составила 154 183 руб., без учета НДС - 30 836 руб., и была равна цене, по которой она была приобретена заявителем (т. 7 л.д. 47-48, т. 17 л.д. 100).

В соответствии с п.п. 1 п. 2 ст. 40 НК РФ налоговый орган при осуществлении налогового контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам между взаимозависимыми лицами. При отклонении более чем на 20 процентов от рыночных цен идентичных (однородных) товаров (работ или услуг) на основании п. 3 ст. 40 Кодекса налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.

Статьей 20 НК РФ установлено, что взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемыми ими лицами.

Пунктом 2 ст. 20 НК РФ предусмотрено право суда признать лица взаимозависимыми и по иным основаниям, не предусмотренным данной статьей, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Суд первой инстанции обоснованно признал Пищальникова В.В. и общество взаимозависимыми лицами, поскольку отношения между ними могли повлиять на условие сделки купли-продажи квартиры о цене.

Как пояснил представитель заявителя, Пищальников В.В. в обществе не работал, а доход получал по гражданско-правовым договорам различного характера - на оказание услуг по организации соревнований, взыскание задолженности и др. (т. 7 л.д.75-95).

Согласно представленной Инспекцией ФНС России по Индустриальному району г. Перми справки о доходах в 2002 году Пищальников В.В. получал доход от общества, а также от профсоюзного комитета общества, учредителем которого является общество.

Признавая решение налогового органа в указанной части незаконным, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что Инспекцией не доказана правильность определения рыночной цены квартиры, с учетом следующего следующего.

В качестве источника информации о рыночной цене квартиры инспекция сослалась на полученное письмо Пермской торгово-промышленной палаты от 09.10.2006 г. N 821, в соответствии с которым рыночная цена квартиры по адресу г. Пермь, ул. Советской Армии, дом 6 кв., 48 на момент заключения договора купли-продажи квартиры составляла 915 000 руб., в том числе НДС - 293 763 руб. Стоимость квартиры без НДС составляет 621 237 руб.

В соответствии с п. 3 ст. 40 НК РФ налоговым органом проведено сравнение цены, указанной в письме Пермской торгово-промышленной палатой, и цены, по которой была продана квартира, и установлено, что стоимость квартиры занижена на 20,22 % (185 019 руб.*100%/915 000 руб.), доход от реализации квартиры в 2004 году для целей налогообложения по налогу на прибыль занижен на 467 054 руб. (621 237 руб. - 154 183 руб.).

Однако налоговым органом не учтено обстоятельство, существенно снижающее рыночную стоимость квартиры.

Согласно составленному оценщиком ООО "Промпроект-Оценка" отчету N 2067 об оценке жилой трехкомнатной квартиры цена указанной квартиры, определенная на дату заключения договора купли-продажи (01.11.2002 г.), без учета существующих обременении составила 799 200 руб. При определении рыночной цены оценщиком было учтено, что существенным обременением указанной квартиры было наличие права пользования ей у физического лица - Пищальникова В.В., что было обусловлено фактом регистрации его в этой квартире по месту жительства. При наличии такого обременения заявитель не мог реализовать эту квартиру третьим лицам по рыночной цене в 799 200 руб. Поэтому с учетом имевшегося обременения цена этой квартиры была определена оценщиком в 114 700 руб. (т. 7 л.д. 51-74, т. 18 л.д. 96).

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу налога на прибыль в сумме 93 820 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 1.3. описательной части решения Инспекция указала на то, что обществом в нарушение абзаца 3 п. 1 ст. 272 НК РФ занижена налоговая база по налогу на прибыль в связи с неправомерным, по мнению налогового органа, единовременным списанием на расходы по производству и реализации стоимости экспертизы оборудования, срок действия которой приходится на несколько налоговых периодов, в связи с чем заявителю доначислен налог на прибыль в сумме 1 789 094 руб.

Суд апелляционной инстанции считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, общество заключило договор N 15 от 30.12.2003г. с ООО "Техническая диагностика" на экспертизу промышленной безопасности технологического оборудования и трубопроводов, динамического оборудования, грузоподъемных механизмов, зданий и сооружений, которые отработали нормативный срок службы (т. 9 л.д. 1). По условиям данного договора результатом осуществления экспертизы промышленной безопасности является заключение, которое действительно в течение нескольких лет

Согласно актам выполненных работ экспертиза промышленной безопасности проведена на сумму 5 072 003 руб. в 2004 году и на сумму 3 209 357 руб. в 2005 году (т. 9 л.д. 14, 16, 18, 20, 22, 24, 26, 28, 30, 32, 34, 36, 38, 40, 42, 44, 46, 48, 50, 52, 54, 56, 58, 60, 62, 64, 66, 68, 70, 72, 74, 76, 78, 80, 82, 84, 86, 88, 90).

Указанные расходы по экспертизе промышленной безопасности заявитель отразил в налоговых регистрах по налогу на прибыль за 2004 и 2005 годы в полном объеме.

В соответствии с п.п. 2 п. 1 ст. 253 НК РФ расходы на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств, а также на поддержание их в исправном состоянии включаются в расходы, уменьшающие полученные доходы в целях налогообложения прибыли.

В пункте 1 ст. 272 НК РФ содержится общее правило признания расходов, согласно которому расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 -320 настоящего Кодекса. Расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок.

Абзац 3 п. 1 ст. 272 НК РФ содержит специальное правило, в соответствии с которым в случае, если условиями договора предусмотрено получение доходов в течение более чем одного отчетного периода и не предусмотрена поэтапная сдача товаров (работ, услуг), расходы распределяются налогоплательщиком самостоятельно с учетом принципа равномерности признания доходов и расходов.

Из содержания приведенной нормы следует, что это специальное правило применяется лишь в случае, когда условиями конкретного договора предусмотрено получение доходов в течение более чем одного отчетного периода.

Представленный в материалы дела договор N 15 от 30.12.2003г., заключенный между обществом и ООО "Техническая диагностика", такого условия не содержит, в связи с чем оснований для применения приведенного специального правила признания расходов в данном случае не имеется.

Аналогичная правовая позиция изложена и в письме Минфина России от 26.08.2002 г. N 04-02-06/3/62 (т. 9 л.д. 149-150).

Доводы налогового органа о том, что проведенные экспертизы дают право налогоплательщику получать доход от производственной деятельности в течение срока действия заключения, отклоняются судом апелляционной инстанции.

Положениями статьи 1 договора N 15 от 30.12.2003 г. предусмотрено, что по результатам технического диагностирования ООО "Техническая диагностика" обязалось представить заключения о техническом состоянии объекта, акты неразрушающего контроля, отчеты о состоянии оборудования и заключения экспертизы промышленной безопасности (т. 9 л.д. 1).

Представленные в результате исполнения этого договора заключения экспертизы промышленной безопасности содержат вводную часть, включающую основание для проведения экспертизы, сведения об экспертной организации, сведения об экспертах и наличии лицензии на право проведения экспертизы промышленной безопасности; перечень объектов экспертизы, на которые распространяется действие заключения экспертизы; данные о заказчике; цель экспертизы; сведения о рассмотренных в процессе экспертизы документах (проектных, конструкторских, эксплуатационных, ремонтных, декларации промышленной безопасности), оборудовании и др. с указанием объема материалов, имеющих шифр, номер, марку или другую индикацию, необходимую для идентификации (в зависимости от объекта экспертизы); краткую характеристику и назначение объекта экспертизы; результаты проведенной экспертизы; заключительную часть с обоснованными выводами, а также рекомендациями по техническим решениям и проведению компенсирующих мероприятий; приложения, содержащие перечень использованной при экспертизе нормативной технической и методической документации, актов испытаний (при проведении их силами экспертной организации) (т. 9 л.д. 91-148).

В заключениях также указан рекомендуемый год проведения следующей экспертизы (т. 9 л.д. 110). Срок действия заключений в них не указан

Положения статьи 13 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов", устанавливающие обязанность проведения экспертизы промышленной безопасности, Правила проведения экспертизы промышленной безопасности, утвержденные постановлением Госгортехнадзора России от 06.11.1998 г. N 64, не предусматривают необходимости указывать в заключении срок его действия (т. 6 л.д. 40-49).

В связи с чем, заявитель правомерно учел расходы на проведение экспертизы промышленной безопасности в том отчетном периоде, в которых они возникли, исходя из условий заключенного договора, а решение налогового органа в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 1 789 094 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций является незаконным.

В пункте 1.4. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель в нарушение абзаца 3 п. 1 ст. 272 НК РФ занизил налогооблагаемую базу в связи с неправомерным единовременным списанием на расходы по производству и реализации стоимости услуг по поверке и градуировке оборудования, срок действия которой приходится на несколько налоговых периодов, в связи с чем заявителю доначислен налог на прибыль организаций за 2004 и 2005 годы в сумме 426 653 руб.

Суд апелляционной инстанции считает необоснованным указанный вывод налогового органа по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, заявитель (заказчик) заключил с ООО "Квант-М" (исполнитель) договоры N 124 от 30.04.2004 г., N 132 от 04.03.2005 г. на проведение работ по градуировке резервуаров, согласно которым заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя обязанность выполнить работы по определению вместимости и градуировке резервуаров (т. 8 л.д. 1-13, 31-44).

При завершении работ исполнитель представляет заказчику акт сдачи выполненных работ (т. 8 л.д. 14-24,45-58), свидетельства о поверке (т. 8 л.д. 76), градуировочные таблицы (т. 8 л.д. 59-75), предусмотренные техническим заданием и условиями договора.

В свидетельствах о поверке, градуировочных таблицах на резервуары оговорен срок очередной поверки.

Доводы налогового органа со ссылкой на абзац 3 п. 1 ст. 272 НК РФ о том, что понесенные расходы должны распределяться равномерно в течение всего срока действия экспертного заключения, поскольку проведенные работы по градуировке дают право обществу получать доход от производственной деятельности в течение срока действия свидетельств, отклоняются судом апелляционной инстанции.

Из содержания абзаца 3 п. 1 ст. 272 НК РФ следует, что предусмотренное данной нормой специальное правило применяется лишь в случае, когда условиями конкретного договора предусмотрено получение доходов в течение более чем одного отчетного периода.

Представленные в материалы дела договора N 124 от 30.04.2004 г., N 132 от 04.03.2005г. такого условия не содержат, в связи с чем оснований для применения приведенного специального правила признания расходов в данном случае не имеется.

Доводы налогового органа о том, что проведенные работы дают право обществу получать доход от производственной деятельности в течение срока действия свидетельств и таблиц, правомерно отклонены судом апелляционной инстанции, поскольку свидетельства о поверке (т. 8 л.д. 76) и градуировочные таблицы (т. 8 л.д. 59-75) характеризуют техническое состояние объекта на дату проведения поверки, и устанавливают предельный срок для проведения следующей поверки, а не срок действия свидетельства о поверке. Очередная поверка может быть проведена значительно раньше до наступления срока проведения поверки.

Исходя из изложенного, заявитель правомерно в соответствии с п.п. 2 п. 1 ст. 253, п. 1 ст. 272 НК РФ учел расходы на проведение работ по градуировке резервуаров в том отчетном периоде, в которых они возникли исходя из условий заключенных договоров, в связи с чем доначисление налога на прибыль организаций в сумме 426 653 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций неправомерно.

В пункте 1.5. описательной части решения Инспекция указал на то, что общество неправомерно отнесло на расходы затраты по пусконаладочным работам по объектам основных средств, не введенным в эксплуатацию, в связи с чем заявителю доначислен налог на прибыль организаций за 2004 год в сумме 7 481 772 руб.

Налогоплательщик оспаривает по данному эпизоду доначисление налога в части - в сумме 2 757 978,33 руб., относящейся к принятию расходов, связанных с подготовкой и обучением персонала.

Апелляционный суд считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, предметом заключенного между заявителем и фирмой "Chevron Texaco Global Technology Services Company" в связи с вводом в эксплуатацию установки гидрокрекинга КГПН соглашения N 1273 от 27.02.2004 являлось обучение в классах в Принстоне (США) группы работников заявителя в составе от 6 до 12 человек из числа инженерно-технического персонала; обучение на нефтеперерабатывающем заводе в Хаски (Канада) группы работников заявителя в составе 6 человек из числа инженерно-технического персонала; предоставление технических услуг из головного офиса по каждому запросу в объеме, согласованном обеими сторонами.

Актами приемки работ за период май-июнь 2004 года по вышеуказанному соглашению заявителем приняты следующие услуги на общую сумму 11 491 576,38 руб. (без НДС): подготовка учебных материалов, обучение в классе (Принстон, США); арендная плата за помещение, используемое для обучения; стоимость услуг по данному акту составляет 6 875 693,99 руб.; обучение на нефтеперерабатывающем заводе (Хаски, Канада) стоимость услуг по данному акту составляет 3 294 664,39 руб.; транспортные расходы, связанные с обучением на НПЗ в Хаски и в учебном классе в Принстоне, стоимость услуг по данному акту составляет 1 321 218 руб. (без учета НДС) (т. 8 л.д. 130-136).

Признавая решение налогового органа в указанной части незаконным, суд первой инстанции обоснованно указал на то, что произведенные по этому договору расходы заявителя в указанной части связаны с подготовкой персонала для обслуживания установки гидрокрекинга КГПН после ввода его в эксплуатацию. Поскольку названные затраты произведены не в отношении имущества, а в отношении людей, они не могут быть отнесены к расходам на приобретение КГПН, его сооружение, изготовление, доставку и доведение имущества КПГН до состояния, в котором оно пригодно для использования, и в силу п.п. 34 п. 1 ст. 264 НК РФ относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Обоснованность отнесения такого рода затрат в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, подтверждается также разъяснениями Минфина России (письма от 24.04.2006 г. N 03-03-04/2/118, от 10.07.2003 г. N 04-02-05/1/72).

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу налога на прибыль в сумме 2 757 978,33 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 1.6. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель в нарушение абзаца 3 п. 1 ст. 272 НК РФ занизил налоговую базу в связи с неправомерным единовременным списанием на расходы по производству и реализации стоимости сертификации продукции и услуг, срок действия которой приходится на несколько налоговых периодов, в связи с чем обществу доначислен налог на прибыль организаций за 2004 и 2005 годы в сумме 620 458 руб.

Суд апелляционной инстанции считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Из содержания абзаца 3 п. 1 ст. 272 НК РФ следует, что предусмотренное данной нормой специальное правило применяется лишь в случае, когда условиями конкретного договора предусмотрено получение доходов в течение более чем одного отчетного периода.

Налоговым органом не указано, условиями какого договора предусмотрено получение заявителем дохода в течение более чем одного отчетного периода. Заключенные между заявителем и организациями сертификации договоры такого условия не предусматривают.

В связи с чем, оснований для применения приведенного специального правила признания расходов в данном случае не имеется.

Подпунктом 2 п. 1 ст. 264 НК РФ расходы на сертификацию продукции и услуг отнесены к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Согласно п.п. 3 п. 7 ст. 272 НК РФ датой осуществления внереализационных и прочих расходов, в том числе расходов на оплату сторонним организациям за выполненные ими работы (предоставленные услуги), признается дата расчетов в соответствии с условиями заключенных договоров или дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведения расчетов, либо последнее число отчетного (налогового) периода. Поскольку заявитель включил затраты по сертификации продукции в расходы в соответствии с приведенной нормой, позиция инспекции не основана на законе.

Ссылка налогового органа на письмо Минфина России от 25.05.2006 г. N 03-03-04/4/96 является необоснованной, поскольку в нем прямо указано на необходимость включения затрат по сертификации в расходы текущего периода, и мнения о необходимости отражения таких затрат как расходов будущих периодов с учетом принципа равномерности признания доходов и расходов в указанном письме не выражено.

В то же время, в письме Минфина России от 26.08.2002 г. N 04-02-06/3/62 указано на то, что положениями главы 25 Кодекса не предусмотрено в отношении большинства расходов соблюдение указанного принципа, и возможность учета расходов для целей налогообложения в течение нескольких отчетных периодов может быть обусловлена только условиями заключенного сторонами договора (т. 9 л.д. 149-150).

Поскольку налоговым органом не указано, условиями какого именно договора предусмотрено получение заявителем дохода в течение нескольких налоговых периодов, доначисление налога на прибыль в сумме 620 458 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций произведено неправомерно, а решение Инспекции в указанной части правомерно признано судом незаконным.

В пункте 1.7. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявителем неправомерно отнесены в состав текущих расходов затраты по реконструкции, техническому перевооружению объекта основных средств, в связи с чем обществу доначислен налог на прибыль организаций за 2004 год в сумме 352 640 руб.

Как усматривается из материалов дела, заявитель заключил с ООО "Лимен" договоры подряда N 19 от 11.05.2004 г., N 21 от 20.05.2004 г., по результатам исполнения которых сторонами оформлены акты выполненных работ от 11.05.2004 г., от 31.05.2004 г. (т. 10 л.д. 30-37, 41-42, 44-49, 52-53).

Из содержания названных актов усматривается, что ООО "Лимен" проведен ремонт охранного ограждения путем его оборудования армированной скрученной колючей лентой (АСКЛ) "Егоза" (одна из разновидностей колючей проволоки) по периметру основной производственной площадки предприятия по железобетонному и кирпичному заборам, ремонт металлических оград из колючей проволоки.

В ходе налоговой проверки Инспекцией в порядке ст. 90 НК РФ был допрошен в качестве свидетеля начальник участка отдела хозяйственного обеспечения и обслуживания Пономарева А.Г., который показал, что технико-экономические показатели основного средства (забора) изменились в лучшую сторону. По сравнению со старым забором новый забор стал выше на 0,5 м., прочнее, надежнее, непреодолим ввиду установки на него СББ "Егоза" (т. 17 л.д. 43).

Исходя из этого, налоговый орган пришел к выводу о том, что работы по установке "Егозы" на вышеуказанных объектах следует рассматривать как реконструкцию, техническое перевооружение, увеличивающие первоначальную стоимость объектов, так как повышают технико-экономические показатели основных средств или их отдельных частей.

Апелляционный суд считает решение налогового органа в указанной части незаконным по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость амортизируемого имущества изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и иными аналогичными основаниями.

К реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

К техническому перевооружению относится комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным.

Как пояснил представитель заявителя, ограждение производственного комплекса общества состоит из забора, выполненного частично из кирпича и частично из железобетонных плит. Поверх забора выполнено дополнительное ограждение: на металлических кронштейнах высотой 50-60 см установлена частично колючая проволока в 4-5 рядов с уклоном на наружную сторону и частично АСКЛ "Егоза". Со временем колючая проволока пришла в негодность, на многих участках была порвана, подверглась коррозии сама проволока, а также кронштейны, на которых она крепилась.

Названные обстоятельства подтверждаются актом результатов аттестационного обследования на соответствие требованиям обеспечения физической охраны и инженерно - технической защищенности объектов заявителя от 12.02.2004 г. (т. 10 л.д. 55-58).

Выполненные ООО "Лимен" работы по ремонту дополнительного ограждения были произведены по результатам указанного обследования. В ходе выполнения работ был произведен ремонт дополнительного ограждения из колючей проволоки путем замены имеющейся колючей проволоки, утратившей свои свойства (порванная, с коррозийными нарушениями), на новую АСКЛ "Егоза", а также работы по укреплению металлической полосой установленной АСКЛ "Егоза" на железобетонном заборе.

Ремонт дополнительного ограждения и замена одного вида колючей проволоки на другой, в том числе типа "Егоза", не были связаны с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей, не имело целью увеличение производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции. При ремонте дополнительного ограждения не осуществлялся комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств.

Кроме того, дополнительное ограждение не относится ни к передовой технике и технологии, ни к механизации и автоматизации производства, ни к модернизации и замене морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным (не является оборудованием).

Доказательств наличия проекта реконструкции или технического перевооружения, а также актов государственной приемочной комиссии о вводе в эксплуатацию реконструированных объектов основных средств инспекцией не представлено.

Представленные в материалы дела первичные документы, составленные при проведении работ (дефектные ведомости), договоры подряда, локальные ресурсные сметные расчеты, акты о приемке выполненных работ (КС-2), справки о стоимости выполненных работ (КС-3), счета-фактуры подтверждают выполнение работ по ремонту ограждения (т. 10 л.д. 30-37, 40, 43-51, 54, 62-65).

Обоснованность квалификации указанных затрат в качестве расходов на ремонт подтверждается письмом ОАО "Всероссийский научно-исследовательский институт организации, управления и экономики нефтегазовой промышленности" от 10.01.2007 г. N 2-5/АТ-З, в соответствии с которым ремонтные работы по оснащению (замене) одного вида колючей проволоки на другой не сказывается на увеличении производственных мощностей предприятия, не улучшают качества выпускаемой продукции и не меняют ее номенклатуры. Данный вид работ осуществляется без проекта реконструкции основных средств и затраты на них следует относить к текущим затратам (т. 10 л.д. 60-61).

Налоговым органом не представлено доказательств того, что выполненные работы повысили или улучшили показатели объекта основных средств, изменили его качественные характеристики или выполнялись по специальному проекту реконструкции в целях повышения его мощности, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

Полученные Инспекцией свидетельские показания Пономарева А.Г., не содержат сведений о наличии предусмотренных НК РФ признаков реконструкции или технического перевооружения при выполнении работ по ремонту ограждения производственного комплекса.

В то же время включение затрат на ремонт основных средств в состав прочих расходов предусмотрено ст. 260 НК РФ.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу налога на прибыль в сумме 620 458 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 1.8. описательной части решения Инспекция указала на неправомерное включение заявителем в состав расходов документально не подтвержденных затрат по ремонтным работам, выполненным ООО "ЛУКОЙЛ-Пермнефтегазстрой ", поскольку в нарушение п. 2 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" в некоторых актах по выполненным ремонтным работам отсутствуют следующие обязательные реквизиты: адреса; должность, подпись, расшифровка подписи в строках сдал/принял; стоимость в соответствии с договором; печати (в некоторых актах проставлена печать другой организации); объект, на который сделан ремонт; личные подписи лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, в строках сдал/принял; некоторые документы подписаны лицами, не имеющими право подписи. В связи с чем, обществу доначислен налог на прибыль организаций за 2004 и 2005 годы в сумме 38 435 989 руб.

Апелляционный суд считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела и правильно установлено судом первой инстанции, во все акты (форма N КС-2), перечисленные Инспекцией в приложениях N 5 (т. 14 л.д. 21-35) и N 9 (т. 14 л.д. 48-85) к акту проверки, в установленном порядке внесены исправления.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции налоговым органом проверены исправленные акты и установлено, что: на актах, на которых не было даты сдачи, печати или подписи исполнителя (или присутствовала подпись лица, не имеющего права подписи), поставлены дата сдачи, подписи Деулина И.В. или Краева Л.Ф. (которые имеют право подписи), печать исполнителя, написано "исправленному верить" за подписью указанных лиц; некоторые акты, которые подписывались лицами, не имеющими право подписи, исправлены не были, однако обществом дополнительно представлены приказы от 30.12.2003 г. N 378 и от 30.12.2004г. N 324 на сотрудников, имеющих право подписи первичных документов (т. 23 л.д.83-84).

Ссылаясь на Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.12.2007 г. N 65, налоговый орган указывает на то, что законность решения налогового органа должна оцениваться судом исходя из обстоятельств, существовавших на момент принятия налоговым органом оспариваемого решения, при условии, что соответствующие документы запрашивались у налогоплательщика в порядке, предусмотренном Кодексом, но при отсутствии уважительных причин были представлены непосредственно в суд, минуя налоговый орган.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что названное Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не должно применяться в рассматриваемом случае, поскольку в нем разрешены процессуальные вопросы, возникающие при рассмотрении дел, связанных с камеральными проверками в связи с осуществлением операций, облагаемых по налоговой ставке 0 % и возмещением налога на добавленную стоимость.

В данном случае предметом спора является решение налогового органа в части доначисления налога на прибыль, принятое по результатам выездной налоговой проверки.

Вопросы, возникающие в связи с представлением налогоплательщиком дополнительных документов при рассмотрении споров об обжаловании решений, принятых по результатам выездных налоговых проверок, разрешены в другом Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - от 28.02.2001 г. N 5.

В пункте 29 названного Постановления указано, что согласно части 1 статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, а в силу статьи 59 этого Кодекса арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Исходя из этого, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что должны быть приняты во внимание исправленные акты, которые содержат все реквизиты, предусмотренные соответствующей унифицированной формой первичной учетной документации, в том числе подписи уполномоченных лиц.

В судебном заседании представители налогового органа подвергли сомнению дополнительно представленные заявителем копии приказов ООО "ЛУКОЙЛ-Пермнефтегазстрой", которыми сотрудники уполномочены подписывать первичные документы, поскольку в ходе проверки на запрос налогового органа ООО "ЛУКОЙЛ -Пермнефтегазстрой" были представлены только приказы от 28.01.2003 г. N 20, от 21.06.2004 г. N 111/1, от 27.12.2005 N 451 (т. 23 л.д. 85-91).

Судом установлено, что спорные приказы были представлены обществом на стадии возражений на акт проверки, что подтверждается сопроводительным письмом от 14.05.2007 г. N 1528 (приложение N 3 на 10 листах) и отражено на стр. 47 решения (т. 24 л.д. 65). Как видно из письма общества от 02.05.2007 г. N 1451, данные приказы были дополнительно получены обществом от своего контрагента в связи с отмеченными в акте проверки нарушениями и необходимостью их устранения (т. 24 л.д.66).

Помимо этого, не все перечисленные инспекцией приказы имеют отношение к проверяемому периоду 2004-2005 гг. (например, приказ от 27.12.2005 г. N 451, относящийся к 2006 году). Кроме того, приказы различаются по кругу лиц, которым предоставляется право подписи, а также по объему их полномочий (т. 23 л.д. 78-82).

При доначислении налога по данному эпизоду Инспекцией допущены ошибки, что привело к завышению размера претензий на общую сумму 381 898 руб., что подтверждается содержанием приложения N 9 к акту: за 2005 год включена сумма 60 445 руб. по смете 6372, однако такая сумма в этом Акте отсутствует, а фактически указанная в этом акте сумма 2 293 764 руб. уже включена в состав претензий согласно приложению N 9 к акту (т. 14 л.д. 52); за 2005 год дважды включены суммы за ноябрь по смете N 5452 на 321 453 руб. (т. 14 л.д. 84).

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу налога на прибыль в сумме 38 435 989 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 1.9. описательной части решения Инспекция указала на то, что общество неправомерно отнесло на расходы, уменьшающие налоговую базу, затраты по созданию ограждения причала нового объекта основных средств стоимостью 1 297 911 руб., , в связи с чем заявителю доначислен налог на прибыль организаций за 2004 год в сумме 260 720 руб.

Как усматривается из материалов дела, заявитель заключил договор подряда N 1435 от 15.12.2003 г. с ООО "ЛУКОЙЛ-Пермнефтегазстрой" на ремонт технологического оборудования (т. 10 л.д. 79-86).

Во исполнение этого договора были выполнены работы по ремонту ограждения причала, которые оформлены актами выполненных работ N 1 от 21.05.2004 г. на сумму 708 000 руб., в том числе НДС в сумме 108 000 руб. (т. 10 л.д. 87-90), N 2 от 25.06.2004 г. на сумму 823 535,00 руб., в том числе НДС в сумме 125 624 руб. (т. 10 л.д. 91-96).

Выполнение работ по указанному договору включало в себя планировку площадей, установку столбов ограждений и протяжку АСКЛ "Егоза", а также использование следующих материалов: проволока оцинкованная "Егоза", труба (ф 108 х 3,5 ст. 20), бетон, кронштейны, газ пропан, кислород; машины: автокран МТА-160, П/Гр.авт. ГАЗ- 3307, П/Авт. ЗиЛ 131 ямобур.

В ходе проверки допрошен в качестве свидетеля Балков В.А., начальник участка эстакады налива нефтепродуктов на реке Кама, из показаний которого установлено, что на объекте "ограждение причала" были проведены следующие работы: пробурены ямки для столбов, установлены столбы, залиты бетоном, установлена "Егоза", которая протянута по высоте в 4 ряда. При этом Балков В.А. подтвердил, что до 2004 года "Егозы" не было.

Кроме того, исходя из акта N 2 от 25.06.2004 г. протяженность построенного ограждения составила 2 288 м. Исходя из акта N 1 от 21.05.2004 г. также дополнительно было построено ограждение протяженностью 32 м. Таким образом, протяженность нового ограждения составила 2 320 м. Протяженность же железобетонного забора составляла 1300 м. Таким образом, протяженность нового ограждения стала больше на 1020 м.

Исходя из этого, налоговый орган пришел к выводу, что обществом был создан новый объект основных средств стоимостью 1 297 911 руб.

Апелляционный суд считает указанный вывод Инспекции необоснованным с учетом следующего.

В соответствии со ст. 257 НК РФ под основными средствами понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполненных работ, оказания услуг) или для управления организацией. Первоначальная стоимость основного средства определяется как сумма расходов на его приобретение, сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования.

Однако указанные расходы общество включило в состав косвенных расходов 2004 года.

В соответствии со ст. 256 НК РФ амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10 000 руб.

Согласно п. 1 ст. 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования.

В связи с тем, что стоимость данного основного средства списана на расходы общества, связанные с производством и реализацией единовременно, а не учтена на счете 01 "Основное средство", Инспекция считает, что это привело к завышению расходов, связанных с производством и реализацией.

Признавая решение налогового органа в указанной части незаконным, суд первой инстанции обоснованно указал на то, что вывод Инспекции о том, что по данным бухгалтерского учета в перечне основных средств объект "ограждение причала" не значится, не соответствует фактическим обстоятельствам, и опровергается инвентарной карточкой учета основных средств от 31.12.2001 г. "Ограждения железобетонные ДЛ.1310 М. Н-2,4М. ПРИЧАЛ" (т. 10 л.д. 106-107).

Работы по ремонту ограждения были произведены по результатам аттестационного обследования на соответствие требованиям обеспечения физической охраны и инженерно-технической защищенности объектов общества, проведенного в феврале 2004 года (т. 10 л.д. 55-58).

Как следует из представленных первичных документов, ремонт ограждения причала включал в себя: планировку земельного участка площадью 1300 кв.м. с целью расчистки "полосы отчуждения" вдоль ограждения для обеспечения требований охраны и безопасного обхода территории оперативным персоналом; замену имеющейся колючей проволоки, утратившей свое первоначальное состояние, на АСКЛ "Егоза".

Представитель заявителя пояснил, что установка опорных столбов с креплением на них крестовин и растяжек для крепления АСКЛ "Егоза" была произведена в связи с тем, что конструкция железобетонного забора не позволяла произвести установку этой ленты. Количество материала, указанного в акте (2288 м) достаточно для замены 200 метров по существующей технологии установки.

Согласно п. 2 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

К реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

К техническому перевооружению относится комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным.

Как видно из представленных обществом доказательств, ремонт дополнительного ограждения и замена одного вида колючей проволоки на другой не были связаны с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей, не имело целью увеличение производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

При ремонте дополнительного ограждения не осуществлялся комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств. Кроме того, ограждение не относится ни к передовой технике и технологии, ни к механизации и автоматизации производства, ни к модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным (не является оборудованием).

Доказательств наличия проекта реконструкции или технического перевооружения, а также актов государственной приемочной комиссии о вводе в эксплуатацию реконструированных объектов основных средств инспекцией не представлено.

Представленные в материалы дела первичные документы, составленные при проведении работ (дефектные ведомости (т. 10 л.д. 104-105), договора подряда (т. 10 л.д. 79-86), локальные ресурсные сметные расчеты (т. 10 л.д. 101-103), акты о приемке выполненных работ (КС-2) (т. 10 л.д. 87-96), справки о стоимости выполненных работ (КС-3) и счета-фактуры подтверждают выполнение работ по ремонту ограждения (т. 10 л.д. 97-100).

Обоснованность квалификации указанных затрат в качестве расходов на ремонт подтверждается упомянутым выше письмом ОАО "Всероссийский научно-исследовательский институт организации, управления и экономики нефтегазовой промышленности" (т. 10 л.д. 60-61), в соответствии с которым ремонтные работы по оснащению (замене) одного вида колючей проволоки на другой не сказывается на увеличении производственных мощностей предприятия и, тем более, не улучает качества выпускаемой продукции и не меняет ее номенклатуру. Данный вид работ осуществляется без проекта реконструкции основных средств и затраты на них следует относить к текущим затратам.

Налоговым органом не представлено доказательств того, что выполненные работы повысили или улучшили показатели объекта основных средств, изменили его качественные характеристики или выполнялись по специальному проекту реконструкции в целях повышения его мощности, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

Свидетельские показания Балкова В.А. не содержат сведений о наличии установленных законом признаков реконструкции или технического перевооружения при выполнении работ по ремонту ограждения причала (т. 19 л.д. 47).

В отношении отмеченного Инспекцией превышения длины проволочного ограждения над длиной ранее существовавшего забора, представители заявителя пояснили, что с использованием колючей проволоки ремонтировалось не все ранее существовавшее железобетонное ограждение, а только его часть длиной примерно 200 метров. На эту часть ограждения было использовано 2288 м. проволоки, которая натягивалась в несколько рядов.

Включение затрат на ремонт основных средств в состав прочих расходов прямо предусмотрено ст. 260 НК РФ.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу налога на прибыль в сумме 260 720 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 1.12. описательной части решения Инспекция указала на неправомерное отнесение обществом на внереализационные расходы затрат по капитальному ремонту градирен водоблока, понесенных до ввода их в эксплуатацию и получения на них правоустанавливающих документов, в связи с чем обществу доначислен налог на прибыль организаций за 2004 год в сумме 1 727 691 руб.

По мнению Инспекции, поскольку работы по капитальному ремонту градирен были осуществлены до ввода в эксплуатацию и получения свидетельства о государственной регистрации, затраты по капитальному ремонту градирен в сумме 8 600 748 руб. были единовременно списаны обществом на внереализационные расходы по консервации в нарушение ст.ст. 252, 257, 265 НК РФ. Выполненные работы по капитальному ремонту градирен, произведенные до ввода в эксплуатацию и получения правоустанавливающих документов, должны увеличить первоначальную стоимость градирен.

Суд апелляционной инстанции считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, приказом ОАО "ЛУКОЙЛ" от 20.08.1998 г. N 329 был утвержден рабочий проект на строительство комплекса гидрокрекинга, входящего в состав комплекса глубокой переработки нефти (т. 11 л.д. 52-53, 67-73).

Техническим заданием на проектирование блока оборотного водоснабжения тит. 526 комплекса гидрокрекинга КГПН и рабочим проектом КГПН (книга 1 "Внутриплощадочное водоснабжение и канализация технологических установок и объектов ОЗХ" тома 4 "Водоснабжение и канализация"), разработанным ОАО "ВНИПИнефть", предусматривалось создание в составе КГПН системы оборотного водоснабжения с использованием градирен фирмы "Hamon" (т. 11 л.д. 67-80).

Предусмотренные указанной проектной документацией градирни были приобретены обществом по контракту N 643/00148636/763 от 23.07.1999 г. с фирмой "Hamon Cooling Towers" и приняты к учету на основании накладных N4700031377 и N 4700031374 от 30.11.2001 г. под инвентарными номерами 27000474, 27000475, 27000476, 27000477 (т. 12 л.д. 1-81).

При строительстве водоблока КГПН указанные градирни в соответствии с проектом были установлены и под инвентарными N N 13000960, 13000961, 13000962, 13000963 тит. 526 (т. 11 л.д. 93-100) вошли в состав объекта "Водоблок", который был введен в эксплуатацию на основании акта приемки законченного строительством объекта приемочной комиссией от 29.09.2003 г. Согласно этому акту в состав водоблока входят: здание водоблока тит. 526/1-9, эстакада, внеплощадочные сети водоснабжения и канализации, кабельные сети (т. 11 л.д. 113-119).

В ноябре 2003 года на градирни оформлены акты ввода в эксплуатацию N 250143238, 250143240, 250143242 и 250143244 по форме ОС-la и заведены карточки учета основных средств. С декабря 2003 года на стоимость этих объектов основных средств началось начисление амортизации (т. 17 л.д. 40-51).

Согласно акту перевода на консервацию объекта "Водоблок" КГПН тит. 526 от 05.03.2004 этот объект переведен на консервацию на период с 1 марта по 1 июля 2004 года (т. 11 л.д. 102).

На основании договора подряда от 03.02.2004 г. N 3 с ООО "Урал-Гидроизоляция" на капитальный ремонт градирен N 1 и N 2 водоблока титул 526 выполнены работы по капитальному ремонту указанных градирен (т. 11 л.д. 1-15), что подтверждено актами о приеме выполненных работ от 25.03.2004 г. (т. 11 л.д. 30-33), от 23.04.2004 г. (т. 11 л.д. 46-51), от 25.05.2004 г. (т. 11 л.д. 36-38), от 25.06.2004 г. (форма КС-2, т. 11 л.д. 19-27), справками о стоимости выполненных работ от 25.03.2004 г. (т. 11 л.д. 29), от 23.04.2004 г. (т. 11 л.д. 45), от 25.05.2004 г. (т. 11 л.д. 39), от 25.06.2004 г. (форма КС-3, т. 11 л.д. 18) на общую сумму 8 600 748 руб.

Доводы налогового органа об отсутствии градирен в составе объекта "Водоблок" по состоянию на дату ввода его в эксплуатацию (29.09.2003 г.) не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Наличие градирен в составе указанного объекта подтверждается содержанием рабочего проекта КГПН, перечнем оборудования, включенного в утвержденный комплекс гидрокрекинга по состоянию на 01.06.2003 г., Инструкцией по пуску, эксплуатации и нормальной остановке блока оборотного водоснабжения тит. 526, утвержденной 23.01.2004 г., перечнем актов по испытанию и приемке в эксплуатацию оборудования пускового комплекса "Водоблок" тит. 526, являющимся приложением N 4 к акту приемки законченного строительством объекта приемочной комиссией от 29.09.2003 г. (т. 11 л.д. 67-73, 103-111, 120-137).

Доводы налогового органа об отсутствии в актах приема-передачи градирен по форме ОС-1а (т. 17 л.д. 40-51) обязательных реквизитов, предусмотренных соответствующей формой первичной учетной документации, не опровергает обоснованности произведенных заявителем затрат по ремонту градирен.

Доказательством обоснованности включения в расходы оспариваемых инспекцией затрат являются не акты по форме OCl-а, а акты по форме КС-2, к оформлению которых у Инспекции никаких претензий не имеется.

Наличие в актах по форме ОС-1а перечисленных инспекцией реквизитов организации-сдатчика требуется не во всех случаях.

Письмом Федеральной службы государственной статистики от 31.03.2005 г. N 01-02-09/205 разъяснено, что в унифицированной форме первичной учетной документации N ОС-1 "Акт о приеме-передаче основного средства (кроме зданий, сооружений)" реквизит с грифом "Утверждаю" заполняется обеими организациями (получателем и сдатчиком) при передаче объекта основных средств с баланса на баланс с целью включения объектов в состав основных средств или их выбытия из состава основных средств (операция приема-передачи объектов). В случае приобретения объекта у организации-продавца через сеть оптовой или розничной торговли для использования его покупателем в качестве основного средства форму N ОС-1 заполняет только организация-получатель (покупатель), при этом реквизиты организации-сдатчика (продавца), то есть левый блок с грифом "Утверждаю" (в том числе "Подпись руководителя", "М.П." и "Дата"), не заполняются, поскольку продаваемый объект не числится у продавца в составе основных средств, а является товаром (здесь нет бухгалтерской операции приема-передачи, есть договор купли-продажи) (т. 12 л.д. 82-83).

Поскольку заявитель приобрел градирни в качестве товара, и Инспекцией не представлено доказательств того, что у продавца градирен они числились в составе основных средств, оснований для заполнения указанных инспекцией реквизитов акта по форме ОС-1а не имелось.

Вследствие этого в соответствующие графы этих актов не внесены фамилия, подписи руководителя, печати организации-сдатчика; наименование, реквизитов организации-проектировщика (исполнителя строительных работ), поскольку проектирования и строительства не было; сведения о состоянии объекта на дату передачи (дата начала строительства, окончание строительства, ввода в эксплуатацию, фактический срок эксплуатации, др.); отметка заключения комиссии, должности, фамилии, подписи членов комиссии по приему - передаче, поскольку комиссия не создавалась.

Таким образом, представленные акты приема-передачи основных средств не противоречат требованиям статьи 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете".

Доводы налогового органа о том, что накладные на отпуск материалов N 4700031377 от 30.11.2001 г., N 4700031374 от 30.11.2001 г. оформлены с нарушением требований, предъявляемых к первичным документам, правомерно отклонены судом первой инстанции, поскольку доказательством обоснованности включения в расходы оспариваемых затрат являются не накладные на отпуск материалов, а акты по форме КС-2, к оформлению которых у инспекции претензий нет.

В указанные накладные внесены исправления в порядке, предусмотренном пунктом 5 статьи 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете".

Доводы налогового органа о том, что названные спорные накладные не являются накладными на отпуск спорных градирен вследствие несовпадения номенклатурных и инвентарных номеров, неправомерны, поскольку номенклатурный номер означает номер товарной позиции у поставщика, а инвентарный номер является учетным номером у покупателя (общества).

Доводы налогового органа о том, что в нарушение положений законодательства заявитель не зарегистрировал право собственности на градирни в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, неправомерны.

Право собственности заявителя на здание и иные объекты недвижимого имущества, входящие в водоблок, в установленном порядке зарегистрировано.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона "О государственной регистрации право на недвижимое имущество и сделок с ним" недвижимое имущество (недвижимость), права на которое подлежат государственной регистрации в соответствии с настоящим Федеральным законом, -земельные участки, участки недр и все объекты, которые связаны с землей так, что их перемещение без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, жилые и нежилые помещения, предприятия как имущественные комплексы.

Как правильно установлено судом первой инстанции, градирни были приобретены заявителем как оборудование (товар) у иностранного поставщика, ввезены в Российскую Федерацию, установлены на территории производственной площадки заявителя; эти градирни не имеют неразрывной связи с землей, которая влекла бы невозможность их перемещения без несоразмерного ущерба их назначению, в связи с чем не подлежат государственной регистрации в качестве отдельных объектов недвижимого имущества.

Помимо этого, требование о государственной регистрации права собственности на объекты недвижимого имущества не предусмотрено законом в качестве условия для включения их в состав основных средств, что подтверждается Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.09.2007 г. N 5600/07.

Исходя из п. 2 ст. 259 НК РФ начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию.

Таким образом, правомерность отнесения в состав расходов сумм начисленной амортизации определяется наличием затрат на приобретение (сооружение) имущества, а также соответствием их критериям амортизируемого имущества.

В состав амортизируемого имущества главой 25 НК РФ отнесены основные средства. Начисление амортизационных отчислений по объекту основных средств начинается с первого числа месяца, следующего за месяцем принятия этого объекта к бухгалтерскому учету (пункт 21 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 г. N 26н).

Принятие основных средств к бухгалтерскому учету осуществляется на основании утвержденного руководителем организации акта (накладной) приемки-передачи основных средств, который составляется на каждый отдельный инвентарный объект.

Следовательно, подтверждением ввода градирен в эксплуатацию и основанием для принятия их на учет в качестве основных средств являются акты приемки-передачи основных средств, составленные по унифицированной форме ОС-1.

Поскольку в ноябре 2003 года на градирни оформлены акты ввода в эксплуатацию N 250143238, 250143240, 250143242 и 250143244 по форме ОС-1а (т. 17 л.д. 40-51), то именно с этого момента они относятся к основным средствам. С декабря 2003 года на стоимость этих объектов основных средств произведено начисление амортизации, что подтверждается карточкой начисления амортизации, справкой к журналу-ордеру за апрель 2004 года. При этом претензий к начислению амортизации на указанные объекты, несмотря на отсутствие государственной регистрации права собственности, инспекцией не предъявлено.

Таким образом, затраты по ремонту градирен понесены заявителем после ввода их в эксплуатацию, поэтому данные затраты правомерно отнесены к внереализационным расходам на содержание законсервированных производственных мощностей и объектов в соответствии с п.п. 10 п. 1 ст. 265 НК РФ.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу налога на прибыль в сумме 1 727 691 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 1.14. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель необоснованно не уменьшил сумму материальных расходов на стоимость возвратных отходов в виде ловушечного нефтепродукта, в связи с чем обществу доначислен налог на прибыль организаций за 2005 год в сумме 58 657 642 руб.

По мнению Инспекции, общество обязано уменьшить сумму материальных расходов на стоимость возвратных отходов и отразить их на счетах бухгалтерского учета на основании первичных документов, оформленных в соответствии со ст. 9 Федерального Закона от 21.11.1996 N 129 ФЗ "О бухгалтерском учете".

Суд апелляционной инстанции считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Как пояснил представитель заявителя, в процессе функционирования резервуарного парка и технологических установок на производственной площадке образуются нефтесодержащие сточные воды, которые по системе трубопроводов промышленно-ливневой канализации поступают в цеха N 17 и 23 Управления водоснабжения, канализации и очистки сточных вод (УВК и ОСВ) на участок предварительной очистки стоков, где проходят механическую очистку на нефтеловушках. С поверхности нефтеловушек нефтесодержащая жидкость непрерывно собирается в подземную емкость и далее насосом транспортируется для подготовки в разделочные резервуары участка предварительной очистки. Оставшаяся часть промышленных стоков поступает на установку механохимической очистки "ВЕМКО", а после этого - на биохимическую очистку. Уловленный нефтепродукт поступает в резервуары, где происходит его сбор и подготовка к перекачке в резервуарный парк, расположенный при электрообессоливающих установках (парк ЭЛОУ). Очищенная от нефтепродукта вода поступает в систему оборотного водоснабжения для повторного использования в технологических целях. Процесс сбора, обезвоживания и подготовки ловушечного нефтепродукта ведется постоянно.

После технологической подготовки ловушечного продукта в резервуарах участка предварительной очистки и на установке "ВЕМКО" до нормативного качества согласно СТП 010400-401021-98 "Нефтепродукт ловушечный" уловленный нефтепродукт откачивается по трубопроводу в резервуарный парк ЭЛОУ. В этом резервуарном парке производится дренирование (удаление) воды до минимально возможного ее содержания. Из резервуарного парка ЭЛОУ ловушечный продукт откачивается на электрообессоливающую установку ЭЛОУ-5, где происходит обезвоживание и обессоливание ловушечного нефтепродукта, вследствие чего он доводится до соответствия СТП ПР 30-2002 "Нефть обезвоженная и обессоленная". Замер количества откачанного из УВК и ОСВ ловушечного нефтепродукта производится согласно показаниям расходомера и на основании калибровочной таблицы операторами парка ЭЛОУ (т. 18 л.д. 69-75).

В соответствии с СТП ПР 30-2002 ловушечный нефтепродукт (ловушечная нефть) должен отвечать следующим требованиям: массовая доля воды не более 1 процента, массовая доля хлористых солей не более 10 мг/дмЗ. Полученное таким образом сырье направляется на установку АТ-6, которая используется только для переработки ловушечного продукта.

В результате переработки ловушечного продукта на установке АТ-6 получают бензин, который является компонентом автомобильного бензина; дизельное топливо, которое является компонентом топочного мазута и флотского мазута; мазут, который является компонентом топочного мазута; жирный газ и рефлюкс, которые являются сырьем для газофракционирующей установки. Данные обстоятельства подтверждаются заключением, составленным Всероссийским научно-исследовательским институтом по переработке нефти (ОАО "ВНИИ НП" - т. 20 л.д. 119-121).

Таким образом, ловушечный продукт общества представляет собой остатки нефти, полуфабрикатов, нефтепродуктов, которые в соответствии с установленным технологическим процессом передаются из УВК и ОСВ через ЭЛОУ-5 на установку АТ-6, где используются в качестве полноценного сырья для производства бензина, дизельного топлива, мазута, жирного газа и рефлюкса.

В соответствии с пунктом 3.16. Инструкции на нефтеперерабатывающих предприятиях, в силу специфики производства, возвратными отходами чаще всего является ловушечный продукт (смесь различных видов сырья, полуфабрикатов, нефтепродуктов, улавливаемых на специальных сооружениях - ловушечных хозяйствах).

Различаются четыре вида организационной структуры ловушечного хозяйства: ловушечное хозяйство, находящееся непосредственно при цехе (установке); ловушечное хозяйство входит в состав цеха канализации и очистки промстоков; ловушечное хозяйство, централизованное в целом по заводу, организационно подчиненное товарно-сырьевому цеху; ловушечное хозяйство, централизованное по группе заводов и организационно подчиненное производственно-товарной конторе.

Как следует из заключения ОАО "ВНИИ НП", ловушечное хозяйство заявителя состоит из цехов N 17 и N 23 Управления водоснабжения, канализации и очистки сточных вод, то есть в терминах Инструкции входит в состав цеха канализации и очистки промстоков. Согласно указанному пункту Инструкции, если ловушечное хозяйство находится в цехе канализации и очистки промстоков, то ловушечный продукт и нефтепродукты, содержащиеся в нефтешламе, должны приходоваться упомянутым цехом с кредита счета "Канализация и очистка промстоков". Переработанное количество ловушечного продукта и нефтепродуктов из нефтешлама списывается через полуфабрикаты собственного производства на основное производство по статье "Сырье и основные материалы", а в отчетах по охране природы использованный ловушечный продукт и нефтешлам исключаются из общего объема потерь.

Во исполнение приведенных положений Инструкции операции по улавливанию ловушечного продукта учитывались по счету бухгалтерского учета N 21 "Полуфабрикаты собственного производства".

Согласно Инструкции по применению плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной приказом Минфина России от 31.10.2000 г. N 94н (т. 18 л.д. 68), счет 21 "Полуфабрикаты собственного производства" предназначен для обобщения информации о наличии и движении полуфабрикатов собственного производства в организациях, ведущих обособленный их учет.

По дебету счета 21 "Полуфабрикаты собственного производства" в корреспонденции со счетом 20 "Основное производство" отражаются расходы, связанные с изготовлением полуфабрикатов.

По кредиту счета 21 "Полуфабрикаты собственного производства" отражается стоимость полуфабрикатов, переданных в дальнейшую переработку (в корреспонденции со счетом 20 "Основное производство" и др.).

Исследовав представленные в материалы дела оборотные ведомости по счету бухгалтерского учета 21 "Полуфабрикаты собственного производства", отчеты о корреспонденции счетов за 2004-2005 гг., суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что операции с ловушечным продуктом отражались заявителем в бухгалтерском учете в соответствии с положениями Инструкции по планированию, учету и калькулированию себестоимости продукции на нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятиях и Инструкции по применению плана счетов финансово-хозяйственной деятельности организаций.

В соответствии с п.п. 1 п. 1 ст. 254 НК РФ затраты на приобретение сырья и (или) материалов, используемых в производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг) и (или) образующих их основу либо являющихся необходимым компонентом при производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг), включаются в состав материальных расходов.

Согласно п. 5 ст. 254 НК РФ сумма материальных расходов текущего месяца уменьшается на стоимость остатков товарно-материальных ценностей, переданных в производство, но не использованных в производстве на конец месяца. Оценка таких товарно-материальных ценностей должна соответствовать их оценке при списании.

Представленные в материалы дела регистры бухгалтерского и налогового учета подтверждают, что обществом в течение 2005 года было уловлено 182 516,598 тонн ловушечного продукта и 44 267 тонн из этого количества было вовлечено в производство (направлено на переработку) в этом же налоговом периоде.

Остаток уловленного в 2005 году, но не вовлеченного в производство в этом налогом периоде ловушечного продукта в количестве 138 249,598 тонн стоимостью 290 727 844,63 руб. в составе стоимости незавершенного производства исключен из величины материальных расходов, учтенных при исчислении налогооблагаемой прибыли за 2005 год.

Доводы налогового органа о квалификации ловушечного продукта как возвратных отходов со ссылкой на п. 6 ст. 254 НК РФ не свидетельствуют о завышении обществом величины материальных расходов и не указывает на неполную уплату налога на прибыль организаций.

Не учитывая ловушечный продукт для целей налогообложения в качестве возвратных отходов, заявитель правомерно руководствовался абзацем 2 п. 6 ст. 254 НК РФ, в соответствии с которым не относятся к возвратным отходам остатки товарно-материальных ценностей, которые в соответствии с технологическим процессом передаются в другие подразделения в качестве полноценного сырья (материалов) для производства других видов товаров (работ, услуг).

Поскольку ловушечный продукт общества согласно заключению ОАО "ВНИИ НП" представляет собой остатки нефти, полуфабрикатов, нефтепродуктов, которые в соответствии с установленным технологическим процессом передаются из УВК и ОСВ через ЭЛОУ-5 на установку АТ-6, где используются в качестве полноценного сырья для производства других видов товаров: бензина, дизельного топлива, мазута, жирного газа и рефлюкса, в силу прямого указания приведенной нормы закона оснований для квалификации ловушечного продукта в качестве возвратных отходов для целей налогообложения заявитель не имел.

Вне зависимости от квалификации ловушечного продукта как возвратных отходов величина материальных расходов, учтенных заявителем при исчислении налогооблагаемой прибыли за 2005 год, остается неизменной.

В случае квалификации ловушечного продукта в качестве возвратных отходов его стоимость в соответствии с абзацем 1 п. 6 ст. 254 НК РФ должна уменьшать величину материальных расходов.

Однако в силу п.п. 1 п. 1 ст. 254 НК РФ в состав материальных расходов включаются затраты на приобретение сырья и (или) материалов, используемых в производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг) и (или) образующих их основу либо являющихся необходимым компонентом при производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг).

Порядок включения материальных расходов в налоговую базу установлен п.п. 1 и 2 ст. 272 НК РФ в соответствии с которыми расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся. Датой осуществления материальных расходов в части сырья и материалов, приходящихся на произведенные товары (работы, услуги), признается дата передачи в производство сырья и материалов.

Таким образом, при использовании возвратных отходов в производстве их стоимость признается расходом в том отчетном (налоговом) периоде, в котором произойдет вовлечение ранее возвращенного остатка сырья в производство.

Поэтому в случае признания ловушечного продукта возвратными отходами стоимость уловленного в течение отчетного (налогового) периода ловушечного продукта должна уменьшать величину материальных расходов, а стоимость вовлеченного в переработку - ее увеличивать.

При применении такого порядка учета ловушечного продукта величина материальных расходов за соответствующий отчетный (налоговый) период в сравнении с той величиной, которая указана заявителем в налоговых регистрах и налоговых декларациях, не изменится.

Согласно налоговому регистру N 2.9 за 2005 год величина прямых расходов исчислена заявителем в сумме 67 543 796 358,95 руб.

Данная величина уменьшена на стоимость остатков незавершенного производства в сумме руб. 1 371 501 851 руб., куда включена стоимость остатка ловушечного продукта, уловленного, но не вовлеченного в производство на 31.12.2005 г., в сумме 290 727 844,63 руб. Вследствие этого в налоговой декларации за 2005 год величина прямых материальных расходов отражена в сумме 65 677 031751 руб.

В случае признания ловушечного продукта возвратными отходами величину прямых расходов за 2005 год в сумме 67 543 796 358,95 руб. следует уменьшить на стоимость уловленного в 2005 году ловушечного продукта в общей сумме 372 246 841,89 руб. и увеличить на стоимость вовлеченного в переработку в этом налоговом периоде ловушечного продукта в сумме 81518 997,26 руб.

Исчисленный таким способом размер материальных расходов, будучи уменьшенным на стоимость остатков незавершенного производства (с исключенной из нее стоимостью остатка ловушечного продукта) и остатков готовой продукции, составит 65 677 031 751 руб., то есть точно такую же величину, которая исчислена заявителем самостоятельно при квалификации ловушечного продукта в качестве незавершенного производства, что подтверждается представленным сравнительным расчетом (т. 18 л.д. 67).

Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что вне зависимости от квалификации ловушечного продукта в качестве возвратных отходов величина материальных расходов определена заявителем в соответствии с требованиями статьи 254 Кодекса.

Кроме этого, в соответствии с п. 6 ст. 254 НК РФ возвратные отходы оцениваются в следующем порядке: по пониженной цене исходного материального ресурса (по цене возможного использования), если эти отходы могут быть использованы для основного или вспомогательного производства, но с повышенными расходами (пониженным выходом готовой продукции); по цене реализации, если эти отходы реализуются на сторону.

В нарушение п. 6 ст. 254 НК РФ налоговый орган произвел определение стоимости ловушечного продукта по цене нефти, хотя Кодекс не предусматривает такой возможности. Возвратные отходы должны оцениваться либо по цене реализации на сторону, либо по пониженной цене исходного сырья.

Поскольку реализации ловушечного продукта на сторону обществом не производилось, его стоимость в случае признания его возвратными отходами могла бы быть определена только по пониженной цене нефти. Однако вопреки прямому указанию закона инспекция оценила ловушечный продукт не по пониженной цене нефти, как это было сделано обществом, а по цене приобретения нефти.

Доводы налогового органа о необходимости исключения из величины расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль, стоимости вовлеченного в производство в 2005 году ловушечного продукта в количестве 44 267 тонн, правомерно отклонены судом первой инстанции с учетом следующего.

Произведенная Инспекцией квалификация ловушечного продукта в качестве возвратных отходов основана на положениях пункта 3.16. Инструкции, согласно которому на нефтеперерабатывающих предприятиях, в силу специфики производства, возвратными отходами чаще всего является ловушечный продукт (смесь различных видов сырья, полуфабрикатов, нефтепродуктов, улавливаемых на специальных сооружениях - ловушечных хозяйствах).

Из материалов дела усматривается, что ловушечное хозяйство заявителя состоит из цехов N 17 и N 23 Управления водоснабжения, канализации и очистки сточных вод, то есть в терминах Инструкции входит в состав цеха канализации и очистки промстоков. Согласно указанному пункту Инструкции если ловушечное хозяйство находится в цехе канализации и очистки промстоков, то ловушечный продукт и нефтепродукты, содержащиеся в нефтешламе, должны приходоваться упомянутым цехом с кредита счета "Канализация и очистка промстоков". Переработанное количество ловушечного продукта и нефтепродуктов из нефтешлама списывается через полуфабрикаты собственного производства на основное производство по статье "Сырье и основные материалы", а в отчетах по охране природы использованный ловушечный продукт и нефтешлам исключаются из общего объема потерь. То есть отраслевой Инструкцией прямо предусмотрено включение стоимости ловушечного продукта, вовлеченного в производство, в себестоимость продукции в качестве сырья.

Поэтому позиция налогового органа, основанная на одних положениях указанной Инструкции, но отвергающая при этом применение других ее положений, не может быть признана обоснованной.

Ссылка налогового органа на положения п. 6 ст. 254 НК РФ, как не допускающие включение в состав расходов вовлеченного в производство ловушечного продукта, противоречит смыслу этого пункта и иных положений главы 25 Кодекса.

В соответствии с указанным пунктом сумма материальных расходов уменьшается на стоимость возвратных отходов. В целях настоящей главы под возвратными отходами понимаются остатки сырья (материалов), полуфабрикатов, теплоносителей и других видов материальных ресурсов, образовавшиеся в процессе производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), частично утратившие потребительские качества исходных ресурсов (химические или физические свойства) и в силу этого используемые с повышенными расходами (пониженным выходом продукции) или не используемые по прямому назначению.

Под остатками материально-производственных запасов в целях применения ст. 354 НК РФ понимается не использованная в производстве продукции часть чего-либо.

Как было указано заявителем и не оспаривается налоговым органом, общество уменьшило сумму материальных расходов на стоимость остатков ловушечного продукта, т.е. ту их часть, которая не была использована в производстве продукции в соответствующем налоговом периоде.

Уменьшение налоговым органом суммы материальных расходов на другую величину - стоимость использованного в производстве ловушечного продукта, не являющегося остатками материальных ресурсов, противоречит приведенным выше положениям ст. 254 НК РФ.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу налога на прибыль в сумме 58 657 642 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 2.1. описательной части решения Инспекция указывает на то, что заявителем неправомерно заявлен к возмещению из бюджета НДС без представления надлежащим образом оформленных первичных документов по основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.8. описательной части решения и пунктах 2.1.2.6. и 2.1.4.4. акта.

Суд апелляционной инстанции считает решение налогового органа незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Положения ст.ст. 171 и 172 НК РФ связывают реализацию права на включение уплаченных подрядчикам сумм НДС в налоговые вычеты с предъявлением ими соответствующих счетов-фактур, уплатой суммы НДС поставщикам, принятием к учету таких товаров (работ, услуг) и наличием первичных документов.

Из содержания приложения N 10 к акту проверки (т. 14 л.д. 86-93) следует, что все перечисленные инспекцией счета-фактуры и акты выполненных работ были представлены заявителем и исследованы в ходе проверки.

Претензий к оплате выполненных работ налоговым органом не предъявлено.

Во все акты (форма N КС-2), перечисленные инспекцией в приложениях N 5 и 9 к акту проверки (т. 14 л.д. 21-35, 48-85), в установленном порядке внесены исправления, в результате которых данные акты содержат все реквизиты, предусмотренные соответствующей унифицированной формой первичной учетной документации, в том числе подписи уполномоченных лиц.

Помимо этого, при доначислении суммы НДС по данному эпизоду Инспекцией допущены ошибки, что привело к завышению доначисленного НДС на общую сумму 68 741 руб.: согласно приложению N 10 к акту в числе претензий указан счет-фактура N 84 от 24.02.2005 г. на сумму 10 880 руб., однако такая сумма в этом счете-фактуре отсутствует, а фактически указанная в этом счете-фактуре сумма НДС 412 877,49 руб. уже включена в состав претензий согласно приложению N 10 к акту; согласно приложению N 10 к акту указан счет-фактура N 1140 от 30.10.2005 на сумму 57 861 руб., однако данная сумма уже включена в предыдущей строке этого приложения (т. 14 л.д. 95, 103).

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу НДС в сумме 25 535 001 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 2.2. описательной части решения Инспекция указывает на то, что заявителем неправомерно заявлен к возмещению из бюджета НДС, уплаченный подрядчику при выполнении работ по ремонту ограждения причала, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункту 1.9. описательной части решения и пункту 2.1.2.7. акта, в связи с чем обществу доначислен НДС за 2004 год в сумме 233 624 руб.

Признавая решение налогового органа в указанной части незаконным, суд первой инстанции обоснованно указал на то, что включение в налоговые вычеты уплаченных обществом сумм НДС произведено в соответствии с положениями ст.ст. 171,172 НК РФ.

Согласно п.п. 6 ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику подрядными организациями (заказчиками-застройщиками) при проведении ими капитального строительства, сборке (монтаже) основных средств, суммы налога, предъявленные налогоплательщику по товарам (работам, услугам), приобретенным им для выполнения строительно-монтажных работ, и суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении им объектов незавершенного капитального строительства. В соответствии с пунктом 5 статьи 172 Кодекса вычеты сумм налога, указанных в абзаце первом пункта 6 статьи 171 настоящего Кодекса, производятся по мере постановки на учет соответствующих объектов завершенного капитального строительства (основных средств) с момента, указанного в абзаце втором пункта 2 статьи 259 настоящего Кодекса, или при реализации объекта незавершенного капитального строительства.

В соответствии с абзацем 2 п. 2 ст. 259 НК РФ начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию.

Пунктом 2 ст. 257 НК РФ предусмотрено, что первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

Таким образом, в случае признания произведенных налогоплательщиком затрат капитальными они должны увеличивать стоимость основных средств и с 1 числа месяца, следующего за месяцем, в котором работы капитального характера были завершены, на эту увеличенную стоимость должна начисляться амортизация.

В силу п. 5 ст. 172 НК РФ с даты начала начисления амортизации налогоплательщик приобретает право на включение уплаченных поставщикам сумм НДС в состав налоговых вычетов.

Из материалов дела усматривается, что включенные в налоговые вычеты суммы НДС были уплачены поставщику в июне и в июле 2004 год, в связи с чем начиная с 01.08.2004 г., эти суммы в соответствии с НК РФ подлежали бы включению в состав налоговых вычетов.

Следовательно, различие в квалификации характера произведенных затрат (реконструкция, техническое перевооружение либо капитальный ремонт) не могли повлечь неполной уплаты НДС за проверяемый период.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу НДС в сумме 233 624 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 2.8. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявителем неправомерно заявлен к возмещению из бюджета НДС за период с января по август 2004 года по пусконаладочным работам, увеличивающим первоначальную стоимость оборудования, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.5. описательной части решения, в связи с чем обществу доначислен НДС за 2004 год в сумме 999 664 руб.

Суд апелляционной инстанции считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Согласно п.п. 6 ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику подрядными организациями (заказчиками-застройщиками) при проведении ими капитального строительства, сборке (монтаже) основных средств, суммы налога, предъявленные налогоплательщику по товарам (работам, услугам), приобретенным им для выполнения строительно-монтажных работ, и суммы налога, предъявленные налого-плательщику при приобретении им объектов незавершенного капитального строительства. В соответствии с пунктом 5 статьи 172 Кодекса вычеты сумм налога, указанных в абзаце первом пункта 6 статьи 171 настоящего Кодекса, производятся по мере постановки на учет соответствующих объектов завершенного капитального строительства (основных средств) с момента, указанного в абзаце втором пункта 2 статьи 259 настоящего Кодекса, или при реализации объекта незавершенного капитального строительства.

В соответствии с абзацем 2 п. 2 ст. 259 НК РФ начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию.

Пунктом 2 ст. 257 НК РФ предусмотрено, что первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

Таким образом, в случае признания произведенных налогоплательщиком затрат капитальными они должны увеличивать стоимость основных средств и с 1 числа месяца, следующего за месяцем, в котором работы капитального характера были завершены, на эту увеличенную стоимость должна начисляться амортизация.

В силу п. 5 ст. 172 НК РФ с даты начала начисления амортизации налогоплательщик приобретает право на включение уплаченных поставщикам сумм НДС в состав налоговых вычетов.

Как усматривается из материалов дела и не оспаривается налоговым органом, включенные в налоговые вычеты суммы НДС были уплачены подрядчикам в период с февраля по август 2004 года. Объекты, входящие в состав комплекса глубокой переработки нефти, были приняты приемочной комиссией 15.09.2004 г., о чем составлены акты приемки законченного строительством объекта. Поэтому в октябре 2004 года вся указанная сумма НДС в соответствии с законом подлежала включению в состав налоговых вычетов.

Следовательно, различие в квалификации характера произведенных затрат (увеличивающие либо не увеличивающие стоимость основных средств) не могло повлечь неполной уплаты НДС за проверяемый период.

В связи с чем, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу НДС в сумме 999 664 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В пункте 2.10. части решения Инспекцией доначислен НДС за 2004 год в сумме 84 070 руб. с увеличенной с применением статьи 40 НК РФ выручки от продажи квартиры по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль организаций в пункте 1.11. описательной части решения.

Недействительность указанного пункта решения обоснована выше, в связи с чем доначисление НДС в сумме 84 070 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций произведено неправомерно.

В пункте 3.1. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель занизил налоговую базу по налогу на имущество, не включив в нее стоимость пусконаладочных работ, увеличивающих первоначальную стоимость основных средств, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.5. описательной части решения, в связи с чем обществу доначислен налог на имущество организаций за 2004 год в сумме 68 761 руб.

Апелляционный суд считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 374 НК РФ объектом налогообложения налогом на имущество признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Согласно п. 1 ст. 375 НК РФ налоговая база определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения.

Разделом 1 Инструкции по применению Плана счетов бухгалтерского учета, утвержденной Приказом Минфина России от 31.10.2000 г. N 94н, предусмотрено, что счет 01 "Основные средства" предназначен для обобщения информации о наличии и движении основных средств организации, находящихся в эксплуатации, запасе, на консервации, в аренде, доверительном управлении (т. 13 л.д. 83-84).

Порядок бухгалтерского учета основных средств установлен в Положении по бухгалтерскому учету ПБУ 6/01 "Учет основных средств", утвержденном Приказом Минфина России от 30.03.2001 г. N 26н.

Согласно пункту 8 этого Положения первоначальной стоимостью основных средств, приобретенных за плату, признается сумма фактических затрат организации на приобретение, сооружение и изготовление.

Пунктом 14 этого положения предусмотрено, что стоимость основных средств, в которой они приняты к бухгалтерскому учету, не подлежит изменению, кроме случаев, установленных законодательством Российской Федерации и настоящим Положением. Изменение первоначальной стоимости основных средств, в которой они приняты к бухгалтерскому учету, допускается в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, частичной ликвидации и переоценки объектов основных средств (т. 13 л.д. 85-90).

Учитывая незаконность выводов налогового органа о неправомерном включении в первоначальную стоимость основных средств КГПН затрат в сумме 11 491 576,38 руб., суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для доначисления налога на имущество в сумме 21 215 руб., соответствующих пени и налоговых санкций.

В пункте 3.2. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель занизил налоговую базу по налогу на имущество за 2004 год, не включив в нее стоимость работ по капитальному ремонту градирен водоблока, увеличивающих первоначальную стоимость основных средств, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.12. описательной части решения, в связи с чем обществу доначислен налог на имущество организаций за 2004 год в сумме 135 397 руб.

Незаконность решения в части выводов инспекции об отнесении указанных затрат к капитальным обоснована выше, в связи с чем доначисление налога на имущество организаций в сумме 135 397 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций также неправомерно.

В пункте 3.3. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель занизил налоговую базу по налогу на имущество за 2004 год, не включив в нее стоимость работ по капитальному ремонту ограждения производственного комплекса, увеличивающих первоначальную стоимость основных средств, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.7. описательной части решения, в связи с чем обществу доначислен налог на имущество организаций за 2004 год в сумме 6 421 руб.

Незаконность решения в части выводов о необходимости увеличения стоимости ограждения производственного комплекса на величину указанных затрат обоснована выше, в связи с чем доначисление налога на имущество организаций в сумме 6 421 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций произведено неправомерно.

В пункте 3.4. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель занизил налоговую базу по налогу на имущество за 2004 год, не включив в нее стоимость работ по ремонту ограждения причала, увеличивающих первоначальную стоимость основных средств, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.9. описательной части решения, связи с чем обществу доначислен налог на имущество организаций за 2004 год в сумме 4 792 руб.

Незаконность решения в части выводов о квалификации указанных затрат в качестве капитальных обоснована выше, в связи с чем доначисление налога на имущество организаций в сумме 4 792 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций неправомерно.

В пункте 3.6. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель занизил налоговую базу по налогу на имущество за 2005 год, не включив в нее стоимость пусконаладочных работ, увеличивающих первоначальную стоимость основных средств, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.5. описательной части решения, в связи с чем обществу доначислен налог на имущество организаций за 2005 год в сумме 409 701 руб.

Незаконность решения в части выводов инспекции о включении в первоначальную стоимость основных средств КГПН затрат в сумме 11 491 576,38 руб., обоснована выше, в связи с чем доначисление налога на имущество организаций в сумме 126 407 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций произведено неправомерно.

В пункте 3.7. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель занизил налоговую базу по налогу на имущество, не включив в нее стоимость работ по капитальному ремонту градирен водоблока, увеличивающих первоначальную стоимость основных средств, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.12. описательной части решения, в связи с чем обществу доначислен налог на имущество организаций за 2005 год в сумме 189 216 руб.

Незаконность решения в части выводов об отнесении указанных затрат к капитальным обоснована выше, в связи с чем доначисление налога на имущество организаций в сумме 189 216 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций произведено неправомерно.

В пункте 3.8. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявитель занизил налоговую базу по налогу на имущество, не включив в нее стоимость работ по капитальному ремонту ограждения производственного комплекса, увеличивающих первоначальную стоимость основных средств, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.7. описательной части решения, в связи с чем обществу доначислен налог на имущество организаций за 2005 год в сумме 19 310 руб.

Незаконность решения в части выводов о необходимости увеличения стоимости ограждения производственного комплекса на величину указанных затрат обоснована выше, в связи с чем доначисление налога на имущество организаций в сумме 19 310 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций произведено неправомерно.

В пункте 3.9. описательной части решения Инспекция указывает на то, что заявитель занизило налоговую базу по налогу на имущество, не включив в нее стоимость работ по капитальному ремонту ограждения причала, увеличивающих первоначальную стоимость основных средств, по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль в пункте 1.9. описательной части решения, в связи с чем обществу доначислен налог на имущество за 2005 год в сумме 14 277 руб.

Незаконность решения в части выводов об отнесении указанных затрат к капитальным обоснована выше, в связи с чем доначисление налога на имущество организаций в сумме 14 277 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций произведено неправомерно.

В пункте 4. описательной части решения Инспекция указала на то, что в нарушение ст. 8 Закона Российской Федерации от 11.10.1991 г. N 1738-1 "О плате за землю" заявитель не включил в налоговую базу по земельному налогу площадь земельного участка под санитарно-защитнои зоной, в связи с чем обществу доначислен земельный налог за 2005 год в сумме 10 221 035 руб. Кроме того, согласно пункту 4. решения неуплата земельного налога по санитарно-защитной зоне составляет 31 878 117 руб., в том числе за 2004 год - 10 828 544 руб. и за 2005 год - 21 049 573 руб.

Суд апелляционной инстанции считает решение налогового органа в указанной части незаконным и необоснованным с учетом следующего.

В соответствии со статьей 8 Закона от 11.10.1991 г. N 1738-1 "О плате за землю" в облагаемую налогом площадь включаются земельные участки, занятые строениями и сооружениями, участки, необходимые для их содержания, а также санитарно-защитные зоны объектов, технические и другие зоны, если они не предоставлены в пользование другим юридическим лицам и гражданам.

Постановлением Администрации города Перми N 420 от 14.03.1996 г. санитарно-защитная зона общества установлена в размере 1000 метров от границы промплощадки, что составляет 259,917 га (т. 19 л.д. 64).

Постановлением Главы города Перми N 1397 от 07.07.1999 г. "О приведении к нормативным требованиям санитарно-защитных зон хозяйствующих субъектов Осенцовского промузла города Перми" МУП "Пермархбюро" было поручено определить площади налагающихся участков санитарно-защитных зон и количество абонентов, формирующих участки наложения (т. 17 л.д. 74)

На этом основании письмом от 07.06.2001 г. N 42/34-1101/1 МУП "Пермархбюро" сообщило заявителю о площади санитарно-защитной зоны, находящейся в пользовании других лиц с указанием перечня таких лиц и площади используемых ими участков санитарно-защитной зоны (т. 17 л.д. 62-73).

Вследствие этого площадь санитарно-защитной зоны, подлежащая включению в налоговую базу по земельному налогу, была определена в размере 1 632 644,41 кв. м. и включена заявителем в налоговую декларацию по земельному налогу (т. 17 л.д. 81).

Доводы налогового органа об отсутствии у МУП "Пермархбюро" полномочий по изменению границ санитарно-защитных зон, правомерно отклонены судом первой инстанции, поскольку МУП "Пермархбюро" не изменяло границ (площади) санитарно-защитной зоны общества, а в соответствии с приведенной нормой закона лишь сообщило о том, какая часть санитарно-защитной зоны находится в пользовании других лиц.

В пункте 2.5.1. описательной части акта предлагалось доначислить земельный налог только за 2005 год в сумме 10 221 035 руб. В решении, помимо этого, доначислен земельный налог за 2004 год в сумме 10 828 544 руб.

В отношении доначисления земельного налога за 2004 год апелляционным судом установлено следующее.

Согласно п. 8 ст. 101 НК РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности.

В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 100 НК РФ по результатам выездной налоговой проверки не позднее двух месяцев после составления справки о проведенной проверке уполномоченными должностными лицами налоговых органов должен быть составлен в установленной форме акт налоговой проверки, подписываемый этими лицами и руководителем проверяемой организации либо индивидуальным предпринимателем, либо их представителями. В акте налоговой проверки должны быть указаны документально подтвержденные факты налоговых правонарушений, выявленные в ходе проверки, или отсутствие таковых, а также выводы и предложения проверяющих по устранению выявленных нарушений и ссылки на статьи настоящего Кодекса, предусматривающие ответственность за данный вид налоговых правонарушений.

Таким образом, проведение выездной налоговой проверки завершается составлением акта, в котором указываются факты налоговых правонарушений. В процессе производства по делу о налоговом нарушении с учетом рассмотрения представленных налогоплательщиком возражений дается оценка установленным в ходе налоговой проверки обстоятельствам, по результатам выносится решение о привлечении к налоговой ответственности или об отказе в привлечении к налоговой ответственности.

В ходе налоговой проверки фактов неполной уплаты земельного налога за 2004 год установлено не было и в акте данные обстоятельства не отражены.

Таким образом, Инспекция не вправе указывать в решении те обстоятельства, которые не были установлены в ходе проверки.

Кроме того, в соответствии с п. 14 ст. 101 НК РФ нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вьппестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. К таким существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Поскольку в акте не указывалось на неполную уплату земельного налога за 2005 год, и соответственно, объяснения по этому вопросу в ходе производства по делу о налоговом правонарушении не представлялись, указание на неполную уплату налога за 2004 год только в решении сделало невозможным представление налогоплательщиком своих объяснений, опровергающих выводы Инспекции.

Таким образом, доначисление земельного налога за 2004 год произведено налоговым органом с нарушением существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, установленных ст. 101 НК РФ, которые в силу прямого указания закона влекут отмену решения в этой части.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном доначислении обществу земельного налога за 2004 год в сумме 10 221 035 руб., соответствующих сумм пени и налоговых санкций, признав незаконным решение Инспекции в указанной части.

В отношении доначисления земельного налога за 2005 год апелляционным судом установлено следующее.

Письмом МУП "Пермархбюро" от N И-461 от 27.07.2005 г. заявителю были направлены сведения о размере площади санитарно-защитной зоны, переданной в пользование другим лицам, по состоянию на 01.01.2005, вследствие чего в налоговую базу по земельному налогу за 2005 год была включена площадь санитарно-защитной зоны в размере 719 637,84 кв.м. (т. 13 л.д. 47, т. 17 л.д. 76).

При этом МУП "Пермархбюро" также не изменяло границ (площади) санитарно-защитной зоны общества, а лишь сообщило о том, какая часть санитарно-защитной зоны находится в пользовании других лиц.

Федеральным законом от 29.11.2004 г. N 141 -ФЗ с 01.01.2005 была введена в действие глава 31 Кодекса "Земельный налог".

В соответствии с п. 1 ст. 388 НК РФ плательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.

В силу п. 1 ст. 389 НК РФ объектом налогообложения признаются земельные участки, расположенные в пределах муниципального образования (городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга), на территории которого введен налог.

Следовательно, обязанность по уплате земельного налога предусмотрена Кодексом в отношении тех земельных участков, которые принадлежат налогоплательщиком на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.

Собственником земельного участка, относящегося к санитарно-защитной зоне, общество не является.

В соответствии с ч. 1 ст. 20 ЗК РФ в постоянное (бессрочное) пользование земельные участки предоставляются государственным и муниципальным учреждениям, казенным предприятиям, а также органам государственной власти и органам местного самоуправления.

Поскольку заявитель не входит в установленный законом перечень лиц, которым земельный участок может быть передан в постоянное (бессрочное) пользование, то правовых оснований для получения и оформления указанного вещного права заявителя на указанный земельный участок не имелось.

Согласно статье 21 ЗК РФ право пожизненного наследуемого владения земельного участка предоставлялось исключительно физическим лицам, поэтому общество не могло оформить на указанный земельный участок данное вещное право.

Налоговым органом не представлено доказательств того, что земельный участок, относящийся к санитарно-защитной зоне общества, принадлежал ему на каком-либо из указанных в законе прав.

В соответствии с пунктом 2.6. Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 санитарно-защитная зона (СЗЗ) отделяет территорию промышленной площадки от жилой застройки, ландшафтно-рекреационной зоны, зоны отдыха, курорта с обязательным обозначением границ специальными информационными знаками. Санитарно-защитная зона является обязательным элементом любого объекта, который является источником воздействия на среду обитания и здоровье человека. Использование площадей СЗЗ осуществляется с учетом ограничений, установленных действующим законодательством и настоящими нормами и правилами. Санитарно-защитная зона утверждается в установленном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации при наличии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии санитарным нормам и правилам. В соответствии с пунктом 2.8. этих СанПиН территория санитарно-защитной зоны предназначена для: обеспечения снижения уровня воздействия до требуемых гигиенических нормативов по всем факторам воздействия за ее пределами; создания санитарно-защитного барьера между территорией предприятия (группы предприятий) и территорией жилой застройки; организации дополнительных озелененных площадей, обеспечивающих экранирование, ассимиляцию и фильтрацию загрязнителей атмосферного воздуха и повышение комфортности микроклимата (т. 13 л.д. 98-99).

Таким образом, установление санитарно-защитный зоны обусловлено не нуждами заявителя, а санитарно-эпидемиологическими требованиями, и соответствующий земельный участок предназначен для минимизации негативного воздействия на среду обитания и здоровье человека, а не для использования в производственной деятельности предприятия - источника такого воздействия.

Из письма департамента планирования и развития территории Администрации города Перми от 15.03.2007 г. N И-22-05-1027 следует, что земли санитарно-защитной зоны относятся к свободным городским землям (т. 13 л.д. 69).

Фактов использования обществом относящегося к санитарно-защитной зоне земельного участка, который находится за пределами ограждения производственного комплекса предприятия, в ходе проверки не установлено и суду не приведено.

При таких обстоятельствах возложение на заявителя обязанности по уплате земельного налога с площади не принадлежащего ему и не используемого им земельного участка противоречит положениям ст.ст. 388,389 НК РФ.

Отсутствие обязанности по уплате земельного налога при отсутствии перечисленных в ст. 388 НК РФ вещных прав на соответствующий земельный участок подтверждено письмом Минфина России от 01.08.2007 г. N 03-05-06-02/88.

Суд первой инстанции также обоснованно указала на то, что налоговым органом неправильно определена площадь санитарно-защитной зоны заявителя, на основании которой произведено доначисление земельного налога.

В решении указано, что согласно постановлению Администрации города Перми от 14.03.1996 г. N 420 и письму департамента планирования и развития территории города Перми от 22.05.2007 г. N И-22-07-2909 (т. 19 л.д. 64) площадь санитарно защитной зоны общества составляет 259,917 га. 259,917 га равно 2 599 170 кв.м. (259,917 * 10 000). Однако при доначислении налога инспекцией использована величина 2 599 917 кв.м., что превышает площадь санитарно-защитной зоны на 747 кв.м.

Довод Инспекции о непроявлении заявителем необходимой добросовестности, что выразилось в неполучении в определенный законодательством срок правоустанавливающих документов на земельный участок, относящийся к санитарно-защитной зоне, также является необоснованным. Инспекцией не приведено ссылок на нормы материального права, которые устанавливали бы право собственности (или иное вещное право) заявителя на данный земельный участок, находящийся в собственности города Перми.

Приведенные Инспекцией ссылки на правоприменительную практику Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Федерального арбитражного суда Московского округа к настоящему делу отношения не имеют, поскольку этих судебных актах поддержана правовая позиция об обязательности уплаты земельного налога с площади земельного участка, занятого недвижимым имуществом, находящимся у налогоплательщика на одном из вещных прав. Фактов нахождения принадлежащего заявителю недвижимого имущества на участке, относящемся к санитарно-защитной зоне, в ходе проверки не выявлено. Поэтому оформление правоустанавливающих документов на этот земельный участок от воли заявителя никак не зависело.

При таких обстоятельствах возложение на заявителя обязанности по уплате земельного налога с площади не принадлежащего ему и не используемого им земельного участка противоречит положениям ст.ст. 388, 389 НК РФ.

Отсутствие обязанности по уплате земельного налога при отсутствии перечисленных в ст. 388 НК РФ вещных прав на соответствующий земельный участок подтверждено письмом Минфина России от 01.08.2007 г. N 03-05-06-02/88.

При таких обстоятельствах доначисление земельного налога за 2005 год в сумме 21 049 573 руб. не основано на законе.

Помимо этого, в соответствии со ст. 390 НК РФ налоговая база при исчислении земельного налога определяется как кадастровая стоимость земельных участков, признаваемых объектом налогообложения в соответствии со ст. 389 настоящего Кодекса. Кадастровая стоимость земельного участка определяется в соответствии с земельным законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п.п. 1, 3 ст. 70 ЗК РФ государственный земельный кадастр представляет собой систематизированный свод документированных сведений об объектах государственного кадастрового учета, о правовом режиме земель в Российской Федерации, о кадастровой стоимости, местоположении, размерах земельных участков и прочно связанных с ними объектов недвижимого имущества. В государственный земельный кадастр включается информация о субъектах прав на земельные участки. Порядок ведения государственного земельного кадастра устанавливается федеральным законом о государственном земельном кадастре.

Согласно п. 2 ст. 19 Федерального закона от 02.01.2000 г. N 28-ФЗ "О государственном земельном кадастре" для проведения государственного кадастрового учета земельных участков органы государственной власти, органы местного самоуправления, заинтересованные правообладатели земельных участков или уполномоченные правообладателями земельных участков лица подают в органы, осуществляющие деятельность по ведению государственного земельного кадастра, заявки, правоустанавливающие документы на земельные участки и документы о межевании земельных участков.

Инспекцией не представлено доказательств того, что земельный участок площадью 2 599 170 кв.м., составляющий санитарно-защитную зону заявителя, прошел процедуру межевания, получил кадастровый номер и имеет конкретную кадастровую стоимость. Поэтому доначисление земельного налога произведено Инспекцией с нарушением положений ст. 390 НК РФ.

В связи с чем, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о незаконности решения налогового органа в части доначисления земельного налога в сумме 31 878 117 руб., пени в сумме 9 262 669 руб. и налоговых санкций в сумме 6 375 623 руб.

В пункте 8.3. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявителем неправомерно не включена в налоговую базу сумма суточных, выплаченных работникам Заявителя Дробышеву А.И. и Новосельцеву Д.В., в связи с чем обществу доначислен налог на доходы физических лиц за 2004 год в сумме 195 руб.

В обоснование своей правовой позиции налоговый орган указывает на то, что Дробышев А.И. согласно командировочному удостоверению и авансовому отчету N 359 от 31.03.2004 г.находился в командировке в г. Санкт-Петербург с 02.04.2004 г. по 18.04.2004 г., в связи с чем ему выплачены суточные в сумме 9 000 руб. Согласно железнодорожному билету отправление поезда из г. Перми 02.04.2004 в 23 час. 03 мин. московского времени (или 03.04.2004 01 час. 03 мин. местного времени). Из этого Инспекцией сделан вывод о том, что указанный работник выехал в командировку 03.04.2004 г. Дата прибытия в г. Пермь 18.04.2004 г. и фактически находился в командировке 16 дней, а сумма суточных, неподлежащих включению в налоговую базу по НДФЛ составляет 1600 руб. (100 руб.* 16 дней). Поскольку согласно лицевому счету работника в апреле 2004 г. в доход, подлежащий обложению НДФЛ, включена сумма суточных 7100 руб., то, по мнению инспекции, дополнительно подлежит включению в доход сумма суточных 300 руб. (9000 руб. -1600 руб.- 7100 руб.).

Согласно командировочному удостоверению и авансовому отчету N 329 от 29.03.2004 г. Новосельцев Д.В. находился в командировке в г. Москве с 30.03.2004 г. по 01.04.2004 г., т.е. 3 дня. За время нахождения в командировке этому работнику выплачены суточные в сумме 1 500 руб. Инспекция полагает, что сумма суточных 1 200 руб., выплаченная сверх установленной нормы, является доходом, подлежащим включению в налоговую базу по НДФЛ.

Расчет суммы доначисленного налога произведен Инспекцией исходя из норматива суточных 100 руб. в сутки.

Признавая решение налогового органа в указанной части незаконным, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

Согласно п. 3 ст. 217 НК РФ все виды установленных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных с исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей (включая переезд на работу в другую местность и возмещение командировочных расходов), не подлежат налогообложению НДФЛ.

В решении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.062005 N 16141/04 указано (т. 91-96), что неправомерно взимание с работника дополнительных денежных средств в виде подоходного налога в связи с получением последним средств, необходимых для выполнения служебного поручения. Экономическая выгода у работника может возникнуть только тогда, когда в качестве исключения из установленных правил ему выплачивается сумма в больших размерах, чем предусмотрено предприятием в коллективном договоре или локальном нормативном акте.

Приказом общества от 01.03.2003 г. "Об оплате командировочных расходов" (т. 13 л.д. 97) установлено, что оплата суточных за каждый день пребывания в городах Москве и Санкт-Петербурге составляет 500 руб., в других городах России - 300 руб., в прочих населенных пунктах России - 250 руб. Фактов превышения размера выплаченных указанным работникам суточных по сравнению с размерами, установленными приведенным выше приказом, в ходе проверки не выявлено.

В связи с чем, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что доначисление налога на доходы физических лиц в сумме 195 руб., соответствующей суммы пени и штрафа противоречит положениям п. 3 ст. 217 НК РФ.

В пункте 8.4. описательной части решения Инспекция указала на то, что заявителем неправомерно не удержан налог на доходы физических лиц со стоимости проданной Пищальникову В.В. квартиры, которая определена инспекцией с применением положений статьи 40 Кодекса по тем же основаниям, по которым доначислен налог на прибыль организаций согласно пункту 1.11. описательной части решения, в связи с чем обществу доначислен налог на доходы физических лиц за 2004 год в сумме 71 107 руб.

Незаконность указанного пункта решения обоснована выше, в связи с чем доначисление налога на доходы физических лиц в сумме 71 107 руб., соответствующей суммы пени и налоговых санкций произведено неправомерно.

Заявителем не оспаривается: доначисление налога на прибыль за 2004 год по пункту 1.5. решения в сумме в сумме 4 723 793,67 руб. и по пункту 1.10. решения в сумме 257 235 руб.; доначисление НДС за 2004 год по пункту 2.3. решения в сумме 230 501 руб., пункту 2.5 решения в сумме 55 035 руб., пункту 2.6 решения в сумме 85 316 руб., доначисление налога на имущество за 2004 год по пункту 3.1. решения в сумме 47 546 руб., по пункту 3.5 решения в сумме 13 003 руб., за 2005 год по пункту по пункту 3.6. решения в сумме 283 293 руб. и по пункту 3.10. решения в сумме 28 172 руб.

Суд первой инстанции обоснованно указал на отсутствие оснований для начисления пени и штрафов за неполную уплату этих налогов в связи с наличием у заявителя в 2004 и 2005 годах переплаты по налогу на прибыль, НДС и налогу на имущество в суммах, превышающих неуплаченные суммы налогов, которые доначислены по результатам выездной налоговой проверки.

Согласно п. 1 ст. 75 НК РФ пеней признается установленная настоящей статьей денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

В пункте 42 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 г. N 5 разъяснено, что при применении статьи 122 Кодекса судам необходимо иметь в виду, что "неуплата или неполная уплата сумм налога" означает возникновение у налогоплательщика задолженности перед соответствующим бюджетом (внебюджетным фондом) по уплате конкретного налога в результате совершения указанных в данной статье деяний (действий или бездействия). В связи с этим, если в предыдущем периоде у налогоплательщика имеется переплата определенного налога, и указанная переплата не была ранее зачтена в счет иных задолженностей по данному налогу, состав правонарушения, предусмотренный статьей 122 Кодекса, отсутствует.

По данным налогового органа по состоянию на 31.12.2004 г. переплата налога на прибыль в федеральный бюджет составляла 10 394 359 руб. (т. 13 л.д. 74-76), в региональный бюджет - 686 326,23 руб. (т. 13 л.д. 72-73), в местный бюджет - 6 777 279 руб. (т. 13 л.д. 70-71), что подтверждается актами сверки расчетов, подписанными налоговым органом и налогоплательщиком.

Переплата налога на добавленную стоимость по состоянию на 31.12.2004 г. по данным налогового органа составляла 113 884 233,54 руб. (т. 13 л.д. 77-78), что также подтверждается актом сверки расчетов, подписанным налоговым органом и налогоплательщиком.

Согласно актам сверки расчетов по налогу на имущество переплата этого налога по состоянию на 31.12.2004 г. составляла 47 823,8 руб. (т. 13 л.д. 79-80), на 30.06.2005 г.- 14 108 653 руб. (т. 13 л.д. 81-82), на 01.04.2006 г. - 27 895 902 руб. (т. 13 л.д. 100-102).

Из сопоставления данных о величине начисленных сумм налогов, указанных в налоговых декларациях, с данными о суммах уплаченных налогов, подтвержденных платежными документами, следует, что на 28.03.2005 г. (установленный п. 1 ст. 287 НК РФ срок уплаты налога на прибыль организаций за 2004 год) величина переплаты этого налога составляла 65 770 122 руб. в федеральный бюджет, 175 538 529,23 руб. в бюджет субъекта Российской Федерации, 25 636 417 руб. в местный бюджет.

По состоянию на 20 число каждого месяца (установленный пунктом 1 статьи 174 Кодекса срок уплаты НДС) величина переплаты этого налога составляла на 20.02.2004 г. -49 275 955 руб., на 22.03.2004 г. - 56 086 048 руб., на 20.04.2004 г. - 72 811 382 руб., на 20.05.2004 г. - 74 812 381 руб., на 21.06.2004 г. - 64 419 051 руб., на 20.07.2004 г. - 56 574 520 руб., на 20.08.2004 г. - 41 051 005 руб., на 20.09.2004 г. - 52 995 704 руб., на 20.10.2004 г. -49 159 191 руб., на 20.11.2004 г. - 49 159 191 руб., на 20.12.2004 г. - 49 159 191 руб., на 20.01. 2005 г. - 24 311 403 руб.

По состоянию на 30.03.2005 г. (установленный п. 1 ст. 20 Закона Пермской области от 30.08.2001 г. N 1686-296 "О налогообложении в Пермской области" срок уплаты налога на имущество организаций за 2004 год) величина переплаты этого налога составляла 986 583 руб., по состоянию на 30.03.2006 г. -1 698 422,63 руб.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции сторонами проведена сверка расчетов по налогу на прибыль, НДС и налогу на имущество, в результате которой подписаны акты совместной сверки расчетов с объяснением причин разногласий (т. 23 л.д. 107-150, т. 24 л.д. 1-40). Причины разногласий состоят в том, что сальдо по данным налогового органа и налогоплательщика указано на разные даты.

При этом в ходе сверки наличие переплаты по налогу на прибыль организаций и по налогу на добавленную стоимость в суммах, превышающих неоспариваемые заявителем суммы доначисленных налогов, инспекцией подтверждено.

Так, согласно подписанным актам сверки по данным налогового органа по состоянию на 27.03.2005 г. переплата налога на прибыль в федеральный бюджет составляла 38 434 945 руб., в региональный бюджет - 68 908 905,23 руб., в местный бюджет - 6 777 279 руб.

Переплата налога на добавленную стоимость по данным налогового органа по состоянию на 19.03.2004 г. составляла 44 419 261,54 руб., по состоянию на 19.04.2004 г.-44 419 261,54 руб., по состоянию на 19.05.2004 г. - 44 419 261,54 руб., по состоянию на 19.06.2004 г. - 3 435 535,54 руб., по состоянию на 19.07.2004 г. - 62 789 185,54 руб., по состоянию на 19.08.2004 г. - 73 078 170,54 руб., по состоянию на 19.10.2004 г. - 16 214 518,54 руб., по состоянию на 19.11.2004 г. - 16 214 518,54 руб., по состоянию на 19.12.2004 г. -20 110 506,54 руб., по состоянию на 19.01.2005 г. - 113 884 233,54 руб., что также подтверждается актами сверки расчетов, подписанными налоговым органом и налогоплательщиком.

Отсутствие переплаты по данным налогового органа по налогу на имущество не может быть принято во внимание, поскольку инспекцией не были учтены начисление и уплата налога на имущество организаций по состоянию на установленные законом даты уплаты этого налога (30.03.2005 г. и 30.03.2006 г.), в то время как данные общества о наличии переплаты налога на имущество организаций на указанные даты в сумах 986 583 руб. и 1698 422,63 руб. подтверждены представленными в материалы дела налоговыми декларациями и платежными поручениями от 30.03.2005 г. N N 25682-25685 (л.д. 29-30 том 23).

В связи с чем, правомерность начисления пени на неоспариваемые суммы доначисленных налогов, а также правомерность привлечения к налоговой ответственности за неуплату данных сумм налогов инспекцией не доказана.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявленные ООО "ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез" требования.

Суд апелляционной инстанции считает, что судом первой инстанции выяснены все обстоятельства дела, правильно оценены доводы заявителя и заинтересованного лица и вынесено законное и обоснованное решение, в связи с чем апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, и не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемого решения суда первой инстанции.

Расходы по госпошлине по данному делу распределены в соответствии со ст. 110 АПК РФ, положениями главы 25.3 НК РФ и разъяснениями, данными Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Информационном письме от 13.03.2007г. N 117 "Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации".

Руководствуясь ст. ст. 110, 176, 266, 267, 268, 269, 271 АПК РФ, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.01.2008г. по делу N А40-56143/07-99-249, с учетом определения Арбитражного суда г. Москвы об исправлении опечатки от 11.03.2008 г. по делу N А40-56143/07-99-249, оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Взыскать с МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 в доход федерального бюджета госпошлину по апелляционной жалобе в размере 1 000 руб.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

 

Председательствующий:

С.Н. Крекотнев

 

Судьи

Л.А. Яремчук
С.П. Седов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Номер дела в первой инстанции: А40-56143/07-99-249


Истец: ООО "Лукойл-Пермнефтеоргсинтез"

Ответчик: МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1

Третье лицо: УФНС РФ по г. Москве