Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 июля 2009 г. N 09АП-12225/2009 (ключевые темы: основное средство - налог на имущество - амортизация - налог на прибыль - срок полезного использования)

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда
от 22 июля 2009 г. N 09АП-12225/2009

 

г. Москва

Дело N А40-6396/09-115-19

"22" июля 2009 г.

N 09АП-12225/2009-АК

 

Резолютивная часть постановления объявлена "15" июля 2009 года.

Постановление изготовлено в полном объеме "22" июля 2009 года

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Румянцева П.В.,

судей Яковлевой Л.Г., Нагаева Р.Г.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Красиковой А.Н.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3

на решение Арбитражного суда города Москвы от 12.05.2009

по делу N А40-6396/09-115-19, принятое судьей Шевелевой Л.Г.,

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Петро"

к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3

о признании недействительным решения от 05.09.2008 N 02-1-31/16,

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Иващенко Н.С. по дов. N 45 от 15.01.2009, Шатровой Н.А. по дов. N 55 от 19.01.2009;

от заинтересованного лица - Сугак И.В. по дов. N 03-1-27/093 от 30.10.2008, Шуйкова А.В. по дов. N 03-1-27/033 от 09.07.2009, Орешкова С.В. по дов. N 03-1-27/023 от 18.05.2009, Камилиной А.В. по дов. N 03-1-27/086,

УСТАНОВИЛ

Общество с ограниченной ответственностью "Петро" обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3 от 05.09.2008 N 02-1-31/16 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения".

Решением Арбитражного суда города Москвы от 12.05.2009 требования заявителя удовлетворены.

Не согласившись с принятым решением, Межрегиональная инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3 обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции, отказать в удовлетворении заявленных ООО "Петро" требований, указывая на то, что выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела, нарушены нормы материального и процессуального права.

Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу, в судебном заседании суда апелляционной инстанции возражал против доводов жалобы, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Законность и обоснованность принятого решения проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном ст.ст. 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При исследовании обстоятельств дела установлено, что инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам соблюдения налогового законодательства за период с 01.01.2004 по 31.12.2005.

По результатам проведения налоговой проверки налоговым органом составлен акт от 01.08.2008 N 02-1-30/12, на который обществом представлены возражения.

По результатам рассмотрения материалов проверки, возражений налогоплательщика инспекцией вынесено решение от 05.09.2008 N 02-1-31/16 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", в соответствии с которым общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в общем размере 10 255 473 руб. за неуплату (неполную уплату) налога на прибыль организаций в ФБ и РБ, налога на имущество организаций; начислены пени по состоянию на 05.09.2008 в общем размере 25 392 998,21 руб.; заявителю предложено уплатить недоимку на общую сумму 98747 173,87 руб., штрафы и пени; внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Не согласившись с принятым решением, общество в порядке ст. 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации 26.09.2008 подало апелляционную жалобу в Управление Федеральной налоговой службы по г. Москве, однако до настоящего момента решение по апелляционной жалобе не принято.

Изучив материалы дела, оценив в совокупности все представленные по делу доказательства, выслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что суд первой инстанции принял судебный акт на основании всесторонне исследованных обстоятельств, которые с достаточной полнотой изложены в решении и им дана надлежащая оценка.

При рассмотрении дела Арбитражным судом г. Москвы не допущено нарушения норм материального и процессуального права, влекущих отмену или изменение состоявшегося решения.

Решение суда не подлежит отмене, а доводы налогового органа, изложенные в апелляционной жалобе, - удовлетворению, по следующим основаниям.

По пунктам 4 и 19 решения инспекции

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в нарушение п. 5 ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации обществом необоснованно уменьшены доходы от реализации на сумму затрат по модернизации объектов основных средств и монтажным работам, выполненным ЗАО "Бизнес Компьютерный Центр" и ООО "Экспресс-Монтаж" в 2004 году в размере 3 463 732 руб., что повлекло неполное исчисление налога на прибыль организаций в 2004 году в сумме 831 295,68 руб.

В нарушение п. 1 ст. 375 Налогового кодекса Российской Федерации обществом необоснованно занижена налоговая база по налогу на имущество организаций по причине невключения затрат на реконструкцию в стоимость объектов основных средств в 2004 году в размере 3 463 732 руб., что привело к неполному исчислению налога на имущество организаций в 2004 году в размере 76 202 руб.

Данные доводы были предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно отклонены по следующим основаниям.

Как правильно установлено судом, работы, выполненные ЗАО "Бизнес Компьютерный Центр" и ООО "Экспресс-Монтаж", не направлены на модернизацию основных средств.

Вывод налогового органа о том, что выполненные работы являлись работами по модернизации, сделан исключительно исходя из формулировок, содержащихся в предмете договоров с ЗАО "Бизнес Компьютерный Центр" и ООО "Экспресс-Монтаж" (т. 2 л.д. 118-132, 139-144; т. 3 л.д. 1-19, 21-40), в которых употреблено слово "модернизация".

В возражениях на акт проверки заявитель пояснил, что выполненные работы не являлись работами по модернизации, а также указал на характер и цель произведенных работ.

Между тем, налоговый орган не учел представленную заявителем информацию и не исследовал вопрос о том, были ли выполненные работы направлены на модернизацию основных средств (оборудования).

Судом установлено, что в отношении работ, выполненных ЗАО "Бизнес Компьютерный Центр" и ООО "Экспресс-Монтаж", заявителем представлены справки о содержании работ (т. 2 л.д. 117, т. 3 л.д. 20); договор от 08.09.2004 N 52 (т. 2 л.д. 118-132), дополнительное соглашение N 5 к данному договору, приложения N 1, 2 к данному дополнительному соглашению (т. 2 л.д. 133-138); договор от 21.09.2004 N 04-00287 (т. 3 л.д. 1-19); договор от 06.10.2001 N 139 и приложение N 27 к данному договору (т. 2 л.д. 139-144), договор от 01.12.2003 N Pet 04/01-2004 (с учетом дополнения N 5 с приложениями N 1 и 2 к нему, дополнения N 6 с приложениями N 1 и 2 к нему и дополнения N 7) (т. 3 л.д. 21-40); заказы от 25.05.2004 N 4500070712, от 09.07.2004 N 4500091500, от 28.09.2004 N 4500121532 с расчетом стоимости работ (т. 3 л.д. 41-51), справка службы инженерной поддержки о содержании работ, проведенных ЗАО "Бизнес Компьютерный Центр" в 2004 году (т. 5 л.д. 85), справка ЗАО "Бизнес Компьютерный Центр" (т. 5 л.д. 87-88), справка ООО "Экспресс-Монтаж" (т. 5 л.д. 92-93), справка службы инженерной поддержки ООО "Петро" (т. 5 л.д. 89-90).

Исходя из содержания справки службы инженерной поддержки (т. 5 л.д. 85) и справки ООО "Экспресс-Монтаж" (т. 5 л.д. 92-93) работы по договору с ЗАО "Бизнес Компьютерный Центр" и по договору с ООО "Экспресс-Монтаж" связаны с ремонтом оборудования, заменой изношенных деталей, наладкой программного обеспечения, настройкой системы оповещения, проведением тренингов, а также с устранением выявленных недостатков в области техники безопасности и перемещением оборудования на новую площадку.

Согласно п. 2 ст. 257 Налогового кодекса Российской Федерации первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения.

При этом к работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.

Судом установлено, что выполненные работы по вышеуказанным договорам не привели к изменению назначения оборудования, технических характеристик производственного оборудования, увеличению производительности и касались только оптимизации технологического процесса подачи табака для сигаретных машин с использованием промышленной локальной информационной сети Интернет. Данные работы не были направлены на улучшение технических свойств линии, которое бы привело к увеличению срока полезного использования (т. 5 л.д. 87-88).

Налоговым органом не доказано, что выполненные работы привели к изменению назначения оборудования и направлены на модернизацию основных средств в значении ст. 257 Налогового кодекса Российской Федерации.

Довод инспекции о том, что расходы на выполнение соответствующих работ по договорам увеличивают первоначальную стоимость основных средств, противоречит п. 2 ст. 257 Налогового кодекса Российской Федерации.

Инспекцией не установлено, какие именно основные средства подверглись, по ее мнению, модернизации, не приводится никаких ссылок на факты изменения технологического или служебного назначения того или иного объекта амортизируемых основных средств, повышения у него технико-экономических показателей или изменения качественных характеристик.

Следовательно, вывод налогового органа о модернизации основных средств, сделанный безотносительно к конкретным основным средствам, необоснован и документально не подтвержден.

Кроме того, налоговым органом не установлен реальный объем налоговых обязательств заявителя, даже если предположить, что понесенные расходы направлены на модернизацию основных средств.

Инспекция не оспаривает факт выполнения работ и их оплату заявителем. При этом инспекция полагает, что заявитель должен на сумму понесенных расходов увеличить первоначальную стоимость основных средств.

Однако увеличение стоимости основного средства ведет к увеличению сумм подлежащей начислению амортизации по основным средствам.

Кроме того, при увеличении стоимости основного средства увеличивается сумма налога на имущество, которая подлежит включению в состав расходов в целях налога на прибыль.

Как правильно указал суд первой инстанции, данные обстоятельства налоговым органом не учтены при определении размера реальных налоговых обязательств заявителя и при доначислении недоимки.

В связи с этим доначисление недоимки произведено необосновано.

Налоговым органом в нарушение положений п. 1 ст. 30 Налогового кодекса Российской Федерации, ст. 6 Закона от 21.03.1991 N 943-1 "О налоговых органах Российской Федерации" доначислен обществу налог исходя из формального подхода и без учета действительных налоговых обязательств заявителя (даже если предположить, что выполненные работы направлены на модернизацию основных средств).

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что заявитель на основании подп. 34 и 49 п. 1 ст. 264 Налогового кодекса Российской Федерации правомерно отразил вышеприведенные расходы в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией.

Доводы налогового органа о том, что поскольку проведенные работы связаны с реконструкцией и модернизацией основных средств, расходы по их оплате в соответствии с п. 14 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" (ПБУ 6/01), утвержденного Приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, должны увеличивать стоимость основных средств и в силу ст.ст. 374 и 375 Налогового кодекса Российской Федерации должны учитываться для исчисления налога на имущество, судом апелляционной инстанции отклоняются как противоречащие п. 27 ПБУ 6/01, поскольку, как установлено выше, в результате выполненных ЗАО "Бизнес Компьютерный Центр" и ООО "Экспресс-Монтаж" работ ни технические характеристики производственного оборудования, заложенные его производителем, ни срок полезного использования не изменились.

Таким образом, заявитель правомерно не учитывал в стоимости основных средств расходы по оплате работ, выполненных ЗАО "Бизнес Компьютерный Центр" и ООО "Экспресс-Монтаж".

По пунктам 5 и 20 решения инспекции

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в нарушение п. 5 ст. 259 и п. 1 ст. 322 Налогового кодекса Российской Федерации обществом необоснованно завышены суммы амортизационных отчислений по объекту основных средств: "Линия первичной обработки табака 8-тонная" (инвентарный номер 11053, системный номер карточки основного средства 2500000257-6) в 2004 году в размере 10 691 547 руб., что повлекло неполное исчисление налога на прибыль организаций в 2004 году в размере 2 565 971,28 руб.

В нарушение п. 1 ст. 375 Налогового кодекса Российской Федерации обществом необоснованно занижена налоговая база по налогу на имущество организаций по причине завышения суммы амортизационных отчислений по объекту основных средств: "Линия первичной обработки табака 8-тонная" в 2004 году в размере 10 691 547 руб., что привело к неполному исчислению налога на имущество организаций в 2004 году в размере 235 214 руб.

Данные доводы налогового органа обоснованно отклонены судом первой инстанции по следующим основаниям.

Вывод инспекции о завышении амортизационных отчислений сделан по причине использования налоговым органом неверных данных о восстановительной и первоначальной стоимости линии.

Так, в качестве первоначальной стоимости основного средства при его постановке на учет налоговый орган руководствовался суммой в размере 296 578 175,57 руб., однако нужно было исходить из суммы в размере 360 762 941,66 руб.

В качестве восстановительной стоимости основного средства (стоимости с учетом переоценки) налоговый орган руководствовался суммой в размере 397 988 015 руб., однако нужно было исходить из суммы в размере 484 119 666 руб.

Суд первой инстанции исследовал причины допущенной ошибки и установил, что первоначальная и восстановительная стоимости отражаются в инвентарных карточках основных средств, составляемых по унифицированной форме N ОС-6, утвержденной постановлением Госкомстата России от 21.01.2003 N 7. Инвентарные карточки, являются регистрами бухгалтерского учета и ведутся заявителем в электронном виде.

В п. 19 Положения по ведению бухгалтерского учета и отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н, указано, что при ведении регистров бухгалтерского учета на машинных носителях информации должна быть предусмотрена возможность их вывода на бумажные носители.

Таким образом, при необходимости представления на бумажном носителе инвентарные карточки распечатываются на запрашиваемую дату.

В процессе проведенной выездной налоговой проверки по запросу инспекции данные представлялись по состоянию на 01.01.2006.

В результате при расчете амортизационных начислений за 2004-2005 годы налоговый орган руководствовался данными о первоначальной и восстановительной стоимости на 01.01.2006. Однако инспекция не учла, что по состоянию на разные даты восстановительная и первоначальная стоимости могут изменяться.

Так, в соответствии с п. 14 ПБУ 6/01 изменение первоначальной стоимости основных средств, в которой они приняты к бухгалтерскому учету, допускается в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, частичной ликвидации и переоценки объектов основных средств.

Инспекция не учла, что имела место частичная ликвидация объекта основных средств, что подтверждается приказами об утилизации оборудования и о снятии с баланса оборудования и прилагаемыми к ним первичными документами (т. 3 л.д. 52-72).

В результате при расчете амортизационных начислений за периоды, предшествующие частичной ликвидации объекта основных средств, налоговый орган использовал первоначальную и восстановительную стоимости основного средства, рассчитанные уже с учетом частичной ликвидации.

Судом установлено, что в ходе рассмотрения возражений заявителем представлены инспекции: письменные разъяснения по данным, отраженным в инвентарных карточках (т. 3 л.д. 73-74); инвентарная карточка с данными о первоначальной и восстановительной стоимости без учета частичной ликвидации объекта основных средств (т. 3 л.д. 75-76); акт от 24.11.1999 N 1319 приема-передачи основных средств, в котором отражена первоначальная стоимость основного средства без учета частичной ликвидации (т. 3 л.д. 77-78).

Однако данные документы не приняты инспекцией во внимание при вынесении оспариваемого решения.

Первоначальная стоимость основного средства в том размере, в каком указывает заявитель, подтверждается также аудиторским отчетом компании "Эрнст энд Янг" (т. 5 л.д. 101-105).

Таким образом, выводы налогового органа о завышении суммы амортизационных отчислений по объекту основных средств: "Линия первичной обработки табака 8-тонная" являются необоснованными.

В связи с тем, что заявителем правильно определен размер амортизационных отчислений по оборудованию: "Линия первичной обработки табака 8-тонная" (инв. N 11053), занижения налоговой базы по налогу на имущество не произошло.

Таким образом, доначисление налога на имущество незаконно.

По пунктам 6 и 21 решения инспекции

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в нарушение п. 1 ст. 252, п.п. 1, 3 и 4 ст. 258, п.п. 2 и 5 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1 "О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы" заявителем необоснованно завышены суммы амортизационных отчислений по объектам основных средств, указанным в приложении N 1 - прибыль, в размере 42 686 603 руб., что повлекло неполное исчисление налога на прибыль организаций в сумме 10 244 784,72 руб.

В нарушение п. 1 ст. 375 Налогового кодекса Российской Федерации обществом необоснованно занижена налоговая база по налогу на имущество организаций по причине завышения суммы амортизационных отчислений по объектам основных средств в размере 42 686 603 руб., что привело к неполному исчислению налога на имущество организаций в размере 939 105 руб.

Данные доводы были предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно отклонены ввиду следующих обстоятельств.

Как правильно установлено судом первой инстанции, при определении срока полезного использования приобретенных основных средств налоговый орган не учел тот факт, что они уже использовались предыдущими собственниками.

В соответствии с п. 1 ст. 258 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик самостоятельно определяет срок полезного использования основных средств на дату ввода их в эксплуатацию в соответствии с положениями ст. 258 Налогового кодекса Российской Федерации и с учетом классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1.

Сроком полезного использования является период, в течение которого объект основных средств служит для выполнения целей деятельности организации. Целью деятельности заявителя является получение прибыли.

В соответствии с п. 12 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации по основным средствам, бывшим в эксплуатации, допускается при определении срока полезного использования учитывать срок эксплуатации оборудования предыдущим собственником.

Судом установлено, что все объекты основных средств, указанные в приложении к оспариваемому решению инспекции N 1 - прибыль, импортированы заявителем из Германии в Россию как объекты бывшие в употреблении и эксплуатировались предыдущими собственниками длительное время, что подтверждается приложениями 3-AR, 4-AR и 5AR к договору поставки оборудования от 15.12.2002 N JTIV-PET#02/02 с компанией JTI Verwaltungs GMbH (т. 5 л.д. 100-123); приложениями 2AR и 4AR к договору поставки оборудования от 30.04.2001 N JTISA-РЕТ#01/01 с компанией JT International S.A. (т. 5 л.д. 124-132); приложением 12AR к договору поставки оборудования от 08.02.2002 N HAU-PET#02/02 с компанией Hauni Maschinenbau AG (т. 5 л.д. 133-145); письмами поставщиков данного оборудования: JTI Germany GmbH (бывшей JTI Verwaltungs GMbH) (т. 6 л.д. 8-31), JT International S.A. и Hauni Maschinenbau AG (т. 5 л.д. 146-149, т. 6 л.д. 37); соответствующими ГТД (т. 3 л.д. 79-92); инвентарными карточками по форме ОС-6 (т. 6 л.д. 32-139).

Кроме того, у ввезенного оборудования имеются металлические шильды, являющиеся идентифицирующим знаком оборудования и свидетельствующие о дате производства оборудования (т. 3 л.д. 93-108).

Руководствуясь п. 12 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации, комиссия по основным средствам общества (т. 3 л.д. 109) при установлении срока полезного использования данных основных средств, отнесенных к пятой амортизационной группе, учла тот факт, что они уже были использованы, и указала срок полезного использования меньше 85 месяцев.

При этом срок полезного использования по большей части данного оборудования установлен не менее 40 месяцев, что подтверждается инвентарными карточками (т. 6 л.д. 32-139). Таким образом, заявитель учел из срока их предыдущей эксплуатации только 45 месяцев, притом, что оборудование на момент его ввода в эксплуатацию заявителем уже эксплуатировалось в течение 8-20 лет.

На основании изложенных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что заявитель установил срок полезного использования для основных средств, указанных в приложении 1 - прибыль к оспариваемому решению инспекции, в соответствии с российским налоговым законодательством, в связи с чем выводы о завышении амортизационных отчислений являются необоснованными.

Поскольку заявитель правомерно определил срок полезного использования основных средств с учетом срока их использования предыдущим собственником, занижения налоговой базы по налогу на имущество не произошло.

По пунктам 8 и 23 решения инспекции

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в нарушение п.п. 1, 3 и 4 ст. 258 Налогового кодекса Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1, Общероссийского классификатора основных фондов ОК 013-94, утвержденного постановлением Госстандарта Российской Федерации от 26.12.1994 N 359, обществом необоснованно завышены суммы амортизационных отчислений в 2005 году в размере 3 171 273 руб. по следующим объектам основных средств: система транспортеров подачи блоков для высокоскоростных линий, система роликовых конвейеров, транспортеры к системе роликовых конвейеров, что повлекло неполное исчисление налога на прибыль организаций в 2005 году в сумме 761 105,52 руб.

В нарушение п. 1 ст. 375 Налогового кодекса Российской Федерации заявителем необоснованно занижена налоговая база по налогу на имущество организаций по причине завышения суммы амортизационных отчислений в 2005 году в размере 3 171 273 руб. по объектам основных средств, что привело к неполному исчислению налога на имущество организаций в 2005 году в размере 69 768 руб.

По мнению инспекции, заявитель необоснованно установил срок полезного использования основных средств равным 37 месяцам, поскольку данные основные средства относятся к пятой амортизационной группе, в связи с чем срок полезного использования не может быть ниже 85 месяцев.

Данные доводы обоснованно отклонены судом первой инстанции.

Согласно п. 5 ст. 258 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик вправе устанавливать срок полезного использования в соответствии с техническими условиями и рекомендациями организаций-изготовителей, в отношении тех видов основных средств, которые напрямую не указаны в амортизационных группах, установленных в классификации.

При этом в классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной Правительством Российской Федерации, напрямую не указаны те виды основных средств, которые приобрел заявитель, а именно система транспортеров подачи блоков для высокоскоростных линий, система роликовых конвейеров, транспортеры к системе роликовых конвейеров.

Судом установлено, что согласно справке от 16.03.2009 производителя оборудования - компании KOHL Maschinenbau GmbH (т. 6 л.д. 142-145) рекомендованный срок использования данных основных средств составляет 60 месяцев при восьмичасовом рабочем дне.

На основании п. 5 ст. 258 Налогового кодекса Российской Федерации комиссия по вводу в эксплуатацию основных средств при определении срока полезного использования, приняв во внимание технические характеристики вышеуказанных основных средств и интенсивность, с которой эти основные средства планировалось использовать (т. 6 л.д. 144), определила срок полезного использования равным 37 месяцам.

Интенсивность работы приобретенных роликов и конвейеров обусловлена тем, что они использовались на высокоскоростных линиях и в круглосуточном режиме с необходимыми техническими перерывами.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что налоговый орган не принял во внимание технические условия эксплуатации вышеуказанных объектов при определении срока полезного использования и, соответственно, необоснованно начислил налог на прибыль.

Поскольку заявитель правомерно определил срок полезного использования основных средств, которые напрямую не указаны в классификации основных средств, занижения налоговой базы по налогу на имущество не произошло.

Кроме того, согласно п. 1 ст. 375 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной по правилам бухгалтерского учета.

При этом п. 20 ПБУ 6/01 не предусматривает, что в бухгалтерском учете организации должны руководствоваться каким-либо нормативным документом при установлении срока полезного использования основных средств, как это сделано для целей исчисления налога на прибыль.

Таким образом, при исчислении амортизации в бухгалтерском учете заявитель не обязан использовать нормативы, содержащиеся в постановлении Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1. Такого условия учетная политика заявителя не предусматривает (т. 7 л.д. 20-44).

В бухгалтерском учете предлагается исходить из: ожидаемого срока использования объекта в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью; ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта; нормативно-правовых и других ограничений использования объекта (например, срок аренды).

Установленные заявителем сроки полезного использования оборудования с учетом его эксплуатации предыдущим собственником, рекомендации изготовителя и интенсивного режима эксплуатации соответствуют указанным требованиям.

Таким образом, доначисление налога на имущество незаконно.

По пунктам 10 и 11 решения инспекции

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в нарушение п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации обществом необоснованно уменьшены доходы от реализации на сумму премий к юбилею и празднику в 2005 году в размере 10 836 003 руб., что повлекло неполное исчисление налога на прибыль организаций в 2005 году в сумме 2 600 640,72 руб.

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в нарушение п. 1 ст. 252, подп. 1 п. 1 ст. 264 Налогового кодекса Российской Федерации заявителем необоснованно уменьшены доходы от реализации на суммы единого социального налога, исчисленные в связи с выплатой премий к юбилею и празднику в 2005 году в размере 2 817 361 руб., что повлекло неполное исчисление налога на прибыль организаций в сумме 676 166,64 руб.

Инспекция указывает, что премии, выплачиваемые работникам по случаю праздников, юбилеев работы на предприятии и в связи с уходом на пенсию, не соответствуют п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации, так как не связаны с производством и реализацией продукции. В связи с этим суммы ЕСН, исчисленные в связи с выплатой поощрительных выплат, также не соответствуют критериям, установленным п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации.

Апелляционный суд отклоняет указанные доводы налогового органа по следующим основаниям.

Судом установлено, что в 2005 году заявитель выплачивал работникам премии по случаю: праздников 23 февраля, 8 марта и Дня работников пищевой и перерабатывающей промышленности; непрерывной и безупречной работы на предприятии в течение 10, 15, 20, 25, 30, 35, 40, 45 и 50 лет; в связи с уходом на пенсию.

Согласно п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно подп. 1 п. 1 ст. 264 Налогового кодекса Российской Федерации к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся суммы налогов и сборов, начисленные в установленном законодательством Российской Федерации порядке.

Как следует из ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам (в том числе стимулирующие начисления и надбавки, премии и единовременные поощрительные начисления), предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Более того, согласно п. 25 данной статьи к расходам на оплату труда относятся другие виды расходов, произведенных в пользу работника, предусмотренных трудовым договором и (или) коллективным договором.

Таким образом, положения ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации содержат "открытый" перечень расходов, которые могут быть отнесены к расходам на оплату труда. Единственным условием является закрепление обязанности работодателя по их выплате в трудовом и (или) коллективном договоре.

Как правильно указал суд первой инстанции, налоговый орган при вынесении решения не учел, что все указанные премии предусмотрены п.п. 8, 9 и 10 раздела 5 Коллективного договора на 2003-2005 годы (т. 3 л.д. 111-145). Выплаты вышеперечисленных премий направлены на создание благоприятных условий для работы сотрудников, соблюдение правил внутреннего трудового распорядка, поощрение непрерывного и безупречного стажа работы сотрудников, их вклада в деятельность заявителя и обеспечение социальных гарантий работников (т. 4 л.д. 1-15).

Таким образом, данные выплаты (премии) непосредственно связаны с выполнением трудовых функций и получением дохода и входят в установленную на предприятии систему оплаты труда, носили поощрительный и стимулирующий характер и обеспечивали социальные гарантии работников заявителя.

Принимая во внимание, что деятельность заявителя направлена на получение прибыли, и тот факт, что сотрудники, получившие премии, принимают непосредственное участие в этой деятельности и добросовестно выполняют свои трудовые обязанности, довод инспекции об отсутствии связи указанных расходов с производством и реализацией не соответствует действительности.

Ссылка налогового органа на п. 23 ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации не может быть принята во внимание судом апелляционной инстанции, поскольку выплачиваемые премии связаны с соблюдением условий труда и носят поощрительный и стимулирующий характер.

Таким образом, расходы заявителя на выплату премий работникам и по уплате ЕСН, начисленного с сумм выплат работникам премий, соответствуют требованиям п. 1 ст. 252, ст. 255 подп. 1 п. 1 ст. 264 Налогового кодекса Российской Федерации, следовательно, данные расходы правомерно учтены для целей исчисления налога на прибыль, доначисление налоговым органом налога на прибыль является незаконным.

По пункту 13 решения инспекции

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в нарушение п. 5 ст. 11 Соглашения между Российской Федерации и Федеративной Республикой Германии "Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество" заявителем необоснованно включены в состав внереализационных расходов суммы процентов, начисленных по кредитам, в размере 331 378 678 руб., что повлекло неполное исчисление налога на прибыль организаций в сумме 75 968 963 руб.

Данный довод был предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно отклонен по следующим основаниям.

Судом установлено, что между заявителем и компанией "Лорас Холдинг Б.В." (резидент Нидерландов) заключен кредитный договор от 31.12.2001 (т. 4 л.д. 49-64), в соответствии с которым заявитель получал заемные средства в сумме 250 000 000 долл. США под 12% годовых сроком на девять лет.

В проверяемый период уставный капитал заявителя принадлежал компании Дж. Т. Интернэшнл Вервальтунгзгезельшафт (ФРГ) - 99,52% и компании Вералекс Н.В. (Нидерланды) - 0,48%, что не оспаривается налоговым органом.

Инспекция, со ссылкой на п. 3 Протокола к Соглашению от 29.05.1996 между Российской Федерации и Федеративной Республикой Германии, указывает, что размер уплачиваемых заявителем процентов превышает размер процентов, который согласовывался бы независимыми предприятиями при сопоставимых условиях.

Данный довод судом апелляционной инстанции отклоняется по следующим основаниям.

Российские компании, в уставном капитале которых имеется доля участия резидента ФРГ, вправе руководствоваться положениями п. 1 ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации.

В силу п. 3 Протокола к Соглашению с ФРГ проценты, выплачиваемые российской компанией, в уставном капитале которой имеется доля участия резидента ФРГ, подлежат неограниченному вычету при исчислении налогооблагаемой прибыли. Такой вычет, однако, не может превышать сумм, которые согласовывались бы независимыми предприятиями при сопоставимых условиях.

Однако Соглашением с ФРГ не определено, что следует понимать под суммами, которые согласовывались бы независимыми предприятиями при сопоставимых условиях, т.е. не установлен механизм определения таких сумм.

При этом согласно п. 2 ст. 3 Соглашения с ФРГ при применении договаривающимся государством настоящего Соглашения любой не определенный в Соглашении термин, если из контекста не вытекает иное, имеет то значение, которое придается ему законодательством этого государства в отношении налогов, на которые распространяется действие настоящего Соглашения.

Таким образом, непосредственный порядок определения сумм, которые согласовывались бы независимыми предприятиями при сопоставимых условиях, должен регулироваться национальным законодательством страны, применяющей данное положение Соглашения (т. 4 л.д. 65).

Как верно указал суд первой инстанции, целью п. 3 Протокола к Соглашению с ФРГ является устранение возможного влияния на налоговые обязательства налогоплательщика фактора его зависимости от лица, в пользу которого он выплачивает проценты, либо иных факторов, влияющих на величину процентов. То есть должен соблюдаться принцип соответствия размера расходов рыночному (среднему) уровню таких расходов в сопоставимых условиях.

В российском законодательстве такую же цель преследуют нормы ст. 40 Налогового кодекса Российской Федерации. Однако данная статья к процентам по долговым обязательствам не применяется.

В отношении договоров займа существует особый порядок отнесения на расходы процентов при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций, в соответствии с которым расходы учитываются в размере, не превышающем предельную величину расходов, определяемую в соответствии со ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, общий порядок контроля за размером процентов, принимаемым для целей налогообложения, установленный в п. 1 ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации, соответствует принципам, изложенным в п. 3 Протокола к Соглашению с ФРГ, и может применяться организацией, в которой участвует резидент ФРГ.

При этом п. 1 ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что предельная величина процентов, признаваемых расходом, по долговым обязательствам в иностранной валюте принимается равной 15%.

Судом установлено, что договором от 31.12.2001 между заявителем и компанией "Лорас Холдинг Б.В." о предоставлении валютного займа установлена процентная ставка в размере 12%, т.е. данная ставка годовых меньше величины предельного размера процентов, предусмотренного ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, как правильно указал суд первой инстанции, налоговый орган не учел норму п. 4 ст. 24 Соглашения с ФРГ, согласно которой российские компании, в уставном капитале которых имеется доля участия резидента ФРГ, вправе учитывать проценты при исчислении налога на прибыль в размере, не меньшем чем размер процентов, которые могут включать в состав расходов обычные российские компании.

Таким образом, условия п. 3 Протокола к Соглашению с ФРГ, на которые ссылается инспекция, должны применяться в совокупности с положениями ст. 24 этого же Соглашения.

Это означает, что для российских компаний с участием в уставном капитале резидентов ФРГ не допускается применять худшие условия для вычета процентов, чем те, что установлены для других российских компаний.

Поскольку российские компании в соответствии с п. 1 ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации вправе учитывать проценты для целей исчисления налога на прибыль в размере 15% по долговым обязательствам в иностранной валюте, то заявитель правомерно учитывал расходы на выплату процентов по ставке 12%.

Также налоговый орган не учел нормы Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Нидерландов от 16.12.1996 "Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения налогов на доходы и имущество", применяемые к заявителю как к предприятию, в уставном капитале которого имеется доля участия резидента Нидерландов.

Судом установлено, что в проверяемый период уставный капитал заявителя принадлежал не только резиденту ФРГ (компания Дж. Т. Интернэшнл Вервальтунгзгезельшафт - 99,52%), но и резиденту Нидерландов (компания Вералекс Н.В. - 0,48%), что не оспаривается налоговым органом.

Таким образом, вопросы налогообложения заявителя должны решаться также с учетом норм Соглашения с Нидерландами.

Согласно п. IV Протокола к Соглашению с Нидерландами проценты, выплачиваемые российской компанией, в уставном капитале которой имеется доля участия резидента Нидерландов, подлежат вычету при исчислении налогооблагаемой прибыли.

Однако в отличие от п. 3 Протокола к Соглашению с ФРГ в пункте IV Протокола к Соглашению с Нидерландами нет указания на то, что такой вычет не может превышать сумм, которые согласовывались бы независимыми предприятиями при сопоставимых условиях.

Кроме того, в пункте 4 ст. 25 "Недискриминация" Соглашения с Нидерландами также указано, что российские компании, в уставном капитале которых имеется доля участия резидента Нидерландов, не должны подвергаться более обременительному налогообложению, чем налогообложение, которому подвергаются другие российские предприятия.

Поскольку российские компании в соответствии с п. 1 ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации вправе учитывать проценты для целей исчисления налога на прибыль в пределах 15% по долговым обязательствам в иностранной валюте, то заявитель также вправе воспользоваться данной нормой.

Таким образом, заявитель правомерно учитывал расходы на выплату процентов по ставке 12%.

Выводы налогового органа о том, что рыночный размер процентов за пользование займом составляет 6,28%, являются необоснованными, поскольку инспекция не доказала, что максимальная процентная ставка по кредитным договорам (согласно полученным ответам от банков) соответствует сумме процентов, которая бы согласовывалась на сопоставимых условиях. Налоговый орган не выяснил, на каких условиях заключались кредитные договоры, сведения о ставках по которым предоставили банки.

Так, из 10 банков, на ответы которых ссылается налоговый орган, представлены только два ответа, - от ОАО "Банк УралСиб" (т. 5 л.д. 22) и от ОАО "МДМ Банк" (т. 5 л.д. 24). При этом ни в одном из указанных ответов нет ни упоминания о размере кредитов, ни упоминания о наличии или отсутствии обеспечения, а в ответе ОАО "Банк УралСиб" не указаны также сроки кредитов и их валюта.

При этом и размер кредита (займа) и его срок оказывает непосредственное влияние на размер процентной ставки, поскольку процентная ставка может быть выше при длительных сроках кредита (займа).

Зависимость уровня процента от размера кредита (займа) связана с тем, что при больших суммах кредита (займа) увеличивается риск, оцениваемый размером потерь кредитора от неплатежеспособности заемщика (вероятность одновременного банкротства нескольких заемщиков значительно меньше, чем вероятность банкротства одного). Таким образом, при одинаковом размере выданных ссуд риск кредитора меньше в случае размещения ссуд у нескольких клиентов.

Кроме того, к возражениям на акт налоговой проверки приложено заключение независимого оценщика, подтверждающее, что ставка по полученному заявителем займу в размере 12% является экономически обоснованной и соответствует рыночному уровню (т. 4 л.д. 101-103). Однако налоговый орган не учел данное обстоятельство при вынесении обжалуемого решения.

Более того, как верно указал суд первой инстанции, инспекцией нарушена установленная ст.ст. 100, 101 Налогового кодекса Российской Федерации процедура рассмотрения материалов налоговой проверки.

Так, налоговый орган ссылается на ответы десяти банков, на основании которых он пришел к выводу о том, что размер процентов по займу не является рыночным.

Однако заявителю не представлены указанные ответы банков, не предоставлена возможность представить свои объяснения в этой части.

В силу положений п. 14 ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации данные нарушения относятся к нарушениям существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, что является безусловным основанием для признания судом оспариваемого решения недействительным.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, а также то, что производственная направленность расходов в виде процентов, а также документальное подтверждение данных расходов налоговым органом не оспариваются, выводы инспекции о неправомерном включении процентов в указанном размере в состав внереализационных расходов являются необоснованными.

По пункту 14 решения инспекции

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в нарушение п. 1 ст. 252 и ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации заявитель необоснованно включил в состав внереализационных расходов затраты, связанные с подготовкой канализационной сети, поскольку данная сеть была безвозмездно передана на баланс коммунального хозяйства г. Санкт-Петербурга, что повлекло занижение налоговой базы по налогу на прибыль в размере 837 373 руб. и неполную уплату налога на прибыль за 2004 и 2005 годы в сумме 200 969,52 руб.

Данный довод судом апелляционной инстанции отклоняется по следующим основаниям.

Судом установлено, что хозяйственная деятельность заявителя невозможна без использования доступа к городской канализационной сети, однако заявитель не имеет специалистов и лицензий по качественному обслуживанию городской канализации.

Кроме того, на основании ст. 28 Закона г. Санкт-Петербурга от 08.10.1996 N 112-44 "О структуре администрации Санкт-Петербурга", Распоряжения губернатора г. Санкт-Петербурга от 10.01.1997 N 21-р "О содержании ведомственных жилых домов, общежитий, инженерных сетей и сооружений", Распоряжения Комитета по управлению городским имуществом Администрации г. Санкт-Петербурга от 30.09.1999 N 1503-р "Об утверждении порядка передачи объектов инженерной инфраструктуры специализированным эксплуатирующим организациям" издано Распоряжение Комитета по управлению городским имуществом Администрации г. Санкт-Петербурга от 31.12.2004 N 1678-рз (т. 4 л.д. 104), которым предусматривалась обязательная безвозмездная передача заявителем канализационной сети в государственную собственность.

Таким образом, заявитель независимо от своего волеизъявления в силу положений законодательства обязан передать канализационную сеть безвозмездно.

Так, во исполнение требований законодательства между заявителем и ООО "Управление Проектированием и Строительством - 96" заключен договор от 01.06.2004 N HF10104 (т. 4 л.д. 105-114) на выполнение работ по подготовке канализационной сети.

Работы выполнены в отношении канализационной сети протяженностью 1250 метров, поскольку для передачи сети протяженностью 649,5 метров необходимо исследовать примыкающие к ней канализационные отводы, что подтверждается письмом "Управление Проектированием и Строительством - 96" (т. 6 л.д. 146).

После выполнения работ сеть передана на баланс коммунального хозяйства г. Санкт-Петербурга (т. 4 л.д. 116-120).

Судом установлено, что без реализации указанных мероприятий заявитель не имел бы доступа к городской канализационной сети, то есть работы, проведенные ООО "Управление Проектированием и Строительством - 96", напрямую связаны с хозяйственной деятельностью предприятия и, соответственно, являются экономически оправданными, соответствуют требованиям п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, а также то, что факт выполнения работ и осуществления расходов налоговым органом не оспаривается, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что заявитель правомерно включил в расходы, принимаемые при исчислении налога на прибыль, затраты на подготовку канализационной сети, в связи с чем выводы о занижении налога на прибыль являются необоснованными.

По пункту 18 решения инспекции

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в нарушение п.п. 6 и 7 ПБУ 6/01, ст. 257 Налогового кодекса Российской Федерации заявитель несвоевременно отражал в бухгалтерском учете на счете 01 основные средства, что привело к занижению налоговой базы по налогу на имущество организаций в размере 684 895 руб. и неполному исчислению налога на имущество организаций за 2005 год в сумме 15 068 руб.

По мнению налогового органа, заявитель должен был исчислять налог на имущество с момента постановки на учет транспортных средств в ГУВД г. Санкт-Петербурга.

Данный довод был предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно отклонен по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 374 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе организации в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Соответственно, до тех пор, пока имущество не учтено на балансе организации в качестве основного средства, не возникает объекта налогообложения налогом на имущество.

В соответствии с п. 6 ПБУ 6/01 единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект.

Согласно п. 7 ПБУ 6/01 основные средства принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости.

Судом установлено, что из данных положений не следует, что заявитель несвоевременно отражал в бухгалтерском учете на счете 01 транспортные средства.

В то же время согласно п. 4 ПБУ 6/01 для принятия к бухгалтерскому учету активов в качестве основных средств необходимо использование в производстве продукции при выполнении работ или оказании услуг либо для управленческих нужд организации.

Аналогичное положение содержится в п. 2 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных Приказом Минфина Российской Федерации от 13.10.2003 N 91н.

Согласно п. 46 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина Российской Федерации от 29.07.1998 N 34н, к основным средствам как совокупности материально-вещественных ценностей, используемых в качестве средств труда при производстве продукции, выполнении работ или оказании услуг, либо для управления организации в течение периода, превышающего 12 месяцев, или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев, относятся здания, сооружения, рабочие и силовые машины и оборудование, измерительные и регулирующие приборы и устройства, вычислительная техника, транспортные средства, инструмент, производственный и хозяйственный инвентарь и принадлежности, рабочий и продуктивный скот, многолетние насаждения, внутрихозяйственные дороги и прочие основные средства.

Использование основного средства возможно только после ввода его в эксплуатацию.

Как правильно указал суд первой инстанции, факт ввода в эксплуатацию транспортных средств (основных средств) подтверждается не данными ГУВД г. Санкт-Петербурга, а актами ввода в эксплуатацию основных средств (т. 6 л.д. 148-150; т. 7 л.д. 1-19).

До оформления таких актов транспортные средства не используются, не могут быть приняты на учет в качестве основных средств и не являются объектом обложения налогом на имущество.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что заявителем не нарушены правила бухгалтерского учета, и начисление налога на имущество правомерно произведено с момента ввода основного средства в эксплуатацию, подтвержденного актами ввода в эксплуатацию.

При таких обстоятельствах доводы инспекции не опровергают выводов суда первой инстанции, положенных в основу решения, в связи с чем апелляционная жалоба инспекции удовлетворению не подлежит.

Расходы по государственной пошлине распределяются в соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку в силу подп. 1.1 п. 1 ст. 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 25.12.2008 N 281-ФЗ) налоговые органы, выступающие по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, в качестве истцов или ответчиков, освобождаются от уплаты государственной пошлины, то государственная пошлина по апелляционной жалобе взысканию не подлежит.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 110, 176, 266-269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 12.05.2009 по делу N А40-6396/09-115-19 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий:

П.В. Румянцев

 

Судьи

Р.Г. Нагаев
Л.Г. Яковлева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А40-6396/09-115-19


Истец: ООО "Петро"

Ответчик: МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 3


Хронология рассмотрения дела:


30.10.2009 Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа N КА-А40/11350-09


22.07.2009 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-12225/2009