Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 августа 2009 г. N 15АП-5689/2009 (ключевые темы: административная ответственность - нефть и нефтепродукты - лицензирование - опасный груз - транспортное средство)

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда
от 25 августа 2009 г. N 15АП-5689/2009

 

город Ростов-на-Дону

дело N А32-628/2009

25 августа 2009 г.

15АП-5689/2009

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 августа 2009 года.

Полный текст постановления изготовлен 25 августа 2009 г.

 

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Ткаченко Т.И.,

судей Ивановой Н.Н., Золотухиной С.И.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Хорошайло Е.А.,

при участии:

от заявителя: представителя по доверенности от 23.04.2009 г. Подоян В.А., паспорт 6002 N 403880, выдан ОВД Кировского района г. Ростова-на-Дону 21.02.2002 г.; представителя по доверенности от 18.04.2009 г. Кочетова Э.А., паспорт 6005 N 341661, выдан ОВД Советского района г. Ростова-на-Дону 07.07.2005 г.;

от заинтересованного лица: адвоката Чилачава О.Е., по доверенности от 20.06.2009 г., удостоверение N 23/1338;

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Южного управления государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта

на решение Арбитражного суда Краснодарского края

от 09.02.2009 г. по делу N А32-628/2009

по заявлению Южного управления государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта

к обществу с ограниченной ответственностью "Новойл"

о привлечении к административной ответственности по части 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

принятое судьей Ветер И.В.,

УСТАНОВИЛ:

Азово-Донское Управление государственного морского и речного транспорта Ространснадзора обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о привлечении ООО "Новойл" к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 09.02.2009 г. в удовлетворении заявленных требований отказано. Судебный акт мотивирован тем, что административным органом не доказан факт наличия в действия общества состава правонарушения, поскольку дизельное топливо из автоцистерны на судно было доставлено третьим лицом - ООО "Крон плюс", что подтверждается договором поставки между ООО "Новойл" и указанным лицом. Кроме того, суд указал, что согласно письму отдела надзора за мореплаванием, портовой деятельностью и судоходными гидротехническими сооружениями Азово-Донского управления государственного морского и речного надзора от 11.12.2007 г. перемещение (слив) через специальные шланги нефтепродуктов из автомашины, предназначенной непосредственно для перевозки нефтепродуктов, на морское судно, находящееся у причала на территории морского порта, для непосредственного использования нефтепродуктов в качестве бункера, не является погрузочно-разгрузочной деятельностью.

Не согласившись с принятым судебным актом Южное управление государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта обратилось в Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции, сославшись на наличие доказательств, свидетельствующих о вине общества в совершении вмененного ему правонарушения. Заявитель жалобы указал, что в материалах дела имеется ответ капитана морского порта "Геленджик" на запрос должностного лица с приложением, в котором указано время, место бункеровок, название бункеруемого судна, вид и объем топлива, вид технического средства (автоцистерна) и название бункерной компании (ООО "Новойл"), что подтверждает фактическое осуществление юридическим лицом деятельности по погрузке дизельного топлива на суда.

Кроме того, Южным управлением государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта было заявлено ходатайство о процессуальной замене заявителя по делу - Азово-Донского управления государственного морского и речного транспорта Федеральной службы по надзору в сфере транспорта, на Южное управление государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта, в связи с реорганизацией Азово-Донского управления государственного морского и речного транспорта Федеральной службы по надзору в сфере транспорта.

Определением от 27.07.2009 г. ходатайство о процессуальной замене заявителя по делу было удовлетворено.

В отзыве на апелляционную жалобу ООО "Новойл" не согласилось с доводами заявителя жалобы, сославшись на то, что Южное управление государственного морского и речного надзора не является надлежащим заявителем апелляционной жалобы, поскольку его полномочия не распространяются на территорию дислокации ООО "Новойл" - г. Геленджик и г. Новороссийск. По мнению заявителя на данной территории уполномоченным органом является Черноморское управление государственного морского и речного надзора. Кроме того, общество полагает, что в его действиях отсутствует состав правонарушения, поскольку бункеровка судна дизельным топливом для собственных нужд не относится к погрузочно-разгрузочной деятельности.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд рассматривает апелляционную жалобу в порядке главы 34 АПК РФ.

Определением от 27.07.09 рассмотрение апелляционной жалобы было отложено на 18.08.2009 г.

На основании распоряжения и.о. председателя коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений от 17.08.09 в составе суда произведена замена судьи Смотровой Н.Н. на судью Золотухину С.И. в связи с нахождением судьи Смотровой Н.Н. в очередном ежегодном оплачиваемом отпуске.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал доводы апелляционной жалобы, пояснив, что в связи с принятием постановления Правительства РФ от 18.07.2008 г. N 544 никто не может осуществлять деятельность по погрузке - разгрузке топлива без лицензии независимо от того, для собственных или не для собственных нужд осуществляется данная деятельность.

Представитель заинтересованного лица в судебном заседании не согласился с апелляционной жалобой по основаниям, изложенным в отзыве, пояснив, что для проведения бункеровки судов лицензия не требуется. Бункеровку, по мнению представителя общества, осуществляло третье лицо - ООО "Крон плюс", по договору с ООО "Новойл".

18.08.2009 г. в судебном заседании был объявлен перерыв до 25.08.09 до 17 часов 50 минут.

По окончании перерыва судебное заседание было продолжено.

Представитель заинтересованного лица заявил ходатайство о возвращении апелляционной жалобы, сославшись на то, что Южное управление государственного морского и речного надзора является ненадлежащим заявителем апелляционной жалобы, поскольку его полномочия не распространяются на территорию дислокации ООО "Новойл".

Представитель заявителя возражал против удовлетворения данного ходатайства, пояснив, что правонарушение обществом совершено на территории, подведомственной Азово-Донскому управлению. В результате реорганизации Азово-Донское управление было разделено на Южное управление и Черноморское управление, в связи с чем Южное управление является надлежащим заявителем апелляционной жалобы.

Рассмотрев данное ходатайство, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что оно не подлежит удовлетворению, поскольку Южное управление государственного морского и речного надзора является правопреемником Азово-Донского управления государственного морского и речного транспорта, что подтверждается приказом и.о. руководителя Федеральной службы по надзору в сфере транспорта (Ространснадзор) Минтранса России от 01.12.2008 г. N НЛ-1351фс, которым создано Южное управление государственного морского и речного транспорта Ространснадзора и Черноморское управление государственного морского и речного транспорта Ространснадзора путем реорганизации Азово-Донского управления государственного морского и речного надзора Ространснадзора.

Приказом и.о. руководителя Ространснадзора от 31.12.2008 г. утверждено Положение о Южном управлении государственного морского и речного транспорта Ространснадзора. Согласно абзацу 2 пункта 2 указанного Положения Южное управление государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта является правопреемником Азово-Донского управления государственного морского и речного надзора Ространснадзора в соответствии с разделительным балансом.

Таким образом, основания считать Южное управление ненадлежащим заявителем по апелляционной жалобе у суда апелляционной инстанции отсутствуют.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции пришел к следующему.

Как видно из материалов дела, в соответствии с приказом начальника Управления от 22 декабря 2008 года N 419 комиссия Азово-Донского УГМРН 23 декабря 2008 года провела проверку ООО "НОВОЙЛ" по вопросам соблюдения обществом лицензионных требований и условий при осуществлении отдельных видов деятельности (л.д. 16). Основанием для вынесения данного приказа явилось служебное письмо капитана морского порта Геленджик от 18.12.2008 года исх. N 0012-15/178, в котором указаны даты проведения бункеровок, проведенных ООО "Новойл" за период с 07.05.2008 года по 16.12.2008 года.

В ходе проведения проверки было установлено, что согласно сведениям, представленным капитаном морского порта Геленджик 18.12.2008 г. исх. N 0012- 15/178, ООО "Новойл" за период с 07.05 2008 г. по 16.12.2008 г. произвело бункеровку 14-ти судов дизельным топливом в количестве 350,6 тонн с причалов ЗАО "Геленджикский морской порт" с использованием автоцистерн. Лицензия на указанный вид деятельности (осуществление погрузочно-разгрузочной деятельности (бункеровок) применительно к опасным грузам в морских портах) у общества отсутствует, что зафиксировано в акте проверки от 23.12.2008 г. N 57 (л.д. 10-12).

Полагая, что допущенное нарушение является основанием для привлечения общества к административной ответственности по ч.2 ст. 14.1 КоАП РФ, заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением по настоящему делу.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд первой инстанции исходил из того, что административным органом не доказан факт наличия в действия общества состава правонарушения, поскольку дизельное топливо из автоцистерны на судно было доставлено третьим лицом - ООО "Крон плюс", что подтверждается договором поставки между ООО "Новойл" и указанным лицом. Кроме того, суд указал, что согласно письму отдела надзора за мореплаванием, портовой деятельностью и судоходными гидротехническими сооружениями Азово-Донского управления государственного морского и речного надзора от 11.12.2007 г. перемещение (слив) через специальные шланги нефтепродуктов из автомашины, предназначенной непосредственно для перевозки нефтепродуктов, на морское судно, находящееся у причала на территории морского порта, для непосредственного использования нефтепродуктов в качестве бункера, не является погрузочно-разгрузочной деятельностью.

Однако суд апелляционной инстанции считает данные выводы неправомерными и не соответствующими фактическим обстоятельствам по делу по следующим основаниям.

Частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна).

В соответствии с п.п. 69 п. 1 ст. 17 Федерального закона N 128-ФЗ от 08.08.2001 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности" погрузочно-разгрузочная деятельность применительно к опасным грузам в морских портах подлежит лицензированию.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 г. N 490 утверждено Положение о лицензировании погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам в морских портах.

Согласно пункту 2 указанного Положения под погрузочно-разгрузочной деятельностью понимается перемещение грузов из одного транспортного средства в другое транспортное средство (одним из которых является судно) непосредственно или через склад.

Из материалов дела следует, что 23.12.2008 г. в ходе проведения проверки административным органом был установлен факт осуществления ООО "Новойл" погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам без соответствующей лицензии, о чем был составлен акт проверки от 23.12.2008 г. N 57 (том 1, л.д.10-12), протокол об административном правонарушении от 23.12.2008 г. N 015/08 (л.д. 8-9), предусмотренном ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

В материалах дела имеется ответ и.о. капитана морского порта "Геленджик" от 18.12.2008 г. N 0012-15/178 на запрос зам. начальника отдела Скидана И.А. от 17.12.2008 г. N 508, в котором приводится подробная информация о времени, месте бункеровок, названии бункеруемого судна, виде и объеме топлива, виде технического средства (автоцистерна) и названии бункерной компании (ООО "Новойл"), что подтверждает фактическое осуществление заинтересованным лицом деятельности по погрузке дизельного топлива на суда.

Вместе с тем, и.о. капитана порта "Геленджик" в своем письме сообщил, что документом, подтверждающим проведение бункеровочных операций ООО "Новойл" в морском порту "Геленджик", является план проведения бункеровки, который передается по факсу диспетчером ООО "Новойл" дежурному инспектору государственного портового контроля.

Также и.о. капитана порта указал, что бункеровочные операции в морском порту проводят ООО "Новойл" и ООО "Новороссийская топливная компания". Информацией о компании ООО "Крон плюс" и.о. капитана морского порта не располагает.

Кроме того, в своих объяснениях к протоколу об административном правонарушении директор ООО "Новойл" не отрицал факт осуществления обществом погрузки дизельного топлива на судно, указывая лишь на то, что действия по осуществлению снабжения судов с автоцистерн для собственных нужд не являются грузовыми операциями. Вместе с тем, в письменном отзыве, имеющимся в материалах дела, общество подтвердило, что "_на протяжении всего времени существования занималось только одним видом деятельности - поставкой топлива на суда для их собственных нужд". В этой связи общество полагало, что снабжение судов топливом для их собственных нужд не является погрузочно-разгрузочной деятельностью и, соответственно, не требует наличия лицензии.

В материалах дела имеется также согласованное с Геленджикским таможенным постом Новороссийской таможни поручение на погрузку N 1 от 16.12.2008 г., выданное именно ООО "Новойл". Также согласно письму начальника Геленджикского таможенного поста от 20.07.2009 г. N 34-35/1124 таможенный орган подтверждает факт оформления нефтепродуктов на экспорт обществом с ограниченной ответственностью "Новойл".

В силу изложенного, вывод суда первой инстанции о том, что перемещение топлива из автоцистерны на судно "Мелисса-К" фактически осуществляло ООО "Крона плюс", не соответствует фактическим обстоятельствам по делу.

При этом договор поставки между ООО "Новойл" и ООО "Крона плюс", дополнительное соглашение к указанному контракту от 16.12.2008 г. N 1, а также товарно-транспортная накладная от 16.12.2008 г., на которые сослался суд первой инстанции в обоснование вышеуказанного вывода, не принимаются судом апелляционной инстанции в качестве доказательства неосуществления обществом с ограниченной ответственностью "Новойл" деятельности по перемещению дизельного топлива из автоцистерны на судно "Мелисса-К", поскольку указанные документы противоречат иным документальным доказательствам по делу, в том числе: акту проверки от 23.12.2008 г. N 57, протоколу об административном правонарушении от 23.12.2008 г. N 015/08, письму и.о. капитана морского порта "Геленджик" от 18.12.2008 г. N 0012-15/178, объяснениям директора ООО "Новойл" к протоколу об административном правонарушении, письменному отзыву ООО "Новойл" на заявление административного органа, поручению на погрузку N 1 от 16.12.2008 г., а также письму начальника Геленджикского таможенного поста от 20.07.2009 г. N 34-35/1124.

Кроме того, суд апелляционной инстанции считает необоснованной ссылку суда первой инстанции на то, что перемещение (слив) через специальные шланги нефтепродуктов из автомашины, предназначенной непосредственно для перевозки нефтепродуктов, на морское судно, находящееся у причала на территории морского порта, для непосредственного использования нефтепродуктов в качестве бункера, не является погрузочно-разгрузочной деятельностью.

Так, в пункте 2 Положения о лицензировании погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам в морских портах указано, что под погрузочно-разгрузочной деятельностью понимается перемещение грузов из одного транспортного средства в другое транспортное средство (одним из которых является судно) непосредственно или через склад.

По смыслу указанной нормы для определения деятельности в качестве погрузочно-разгрузочной (применительно к опасным грузам в морских портах) достаточно, чтобы одним из транспортных средств являлось судно.

Данный вывод подтверждается письмом начальника Управления государственного морского и речного надзора от 23.06.2009 г. N 8.75-3/823, в котором указано, что "пунктом 2 Положения о лицензировании погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам в морских портах дан четкий и ясный ответ. Под погрузочно-разгрузочной деятельностью понимается перемещение грузов из одного транспортного средства в другое транспортное средство (одним из которых является судно) непосредственно или через склад. Автоцистерна является транспортным средством, судно тоже является транспортным средством. Следовательно, постановка вопроса, подлежит ли этот вид деятельности лицензированию или нет, представляется некомпетентной".

При этом согласно п. 6.4 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере транспорта, утвержденного постановлением Правительства РФ от 30.07.2004 г. N 398, Федеральная служба по надзору в сфере транспорта в установленной сфере деятельности имеет право давать юридическим и физическим лицам разъяснения по вопросам, отнесенным к компетенции Службы.

Ссылка суда первой инстанции на письмо отдела надзора за мореплаванием и портовой деятельностью Азово-Донского УГМ и РН от 11.12.2007 г., в котором указано, что слив нефтепродуктов на судно для их непосредственного использования в качестве бункера не является погрузочно-разгрузочной деятельностью, является необоснованной, поскольку данное письмо не имеет официального характера, а также противоречит позиции Управления государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта (Ространснадзор), изложенной в письме от 14.05.2009 г. N 8.77-3/644, в котором Управление указывает на то, что в Положении о лицензировании на морском и внутреннем водном транспорте отсутствует указание на то, что при осуществлении бункеровки судов для собственных нужд наличие лицензии не требуется.

Кроме того, тот факт, что деятельность по бункеровке судов топливом относится к погрузочно-разгрузочной деятельности, подтверждается письмом начальника Управления государственного морского и речного надзора от 23.06.2009 г. N 8.75-3/823, в котором указано, что Погрузочно-разгрузочная деятельность применительно к опасным грузам в морских портах и погрузочно-разгрузочная деятельность применительно к опасным грузам на внутреннем водном транспорте является совокупностью многих видов экономической деятельности, в том числе и бункеровки судов топливом (код ОКВЭД 63.22.26).

Вместе с тем, статьей 4 Федерального закона от 08.08.2001 г. N 128-ФЗ установлены критерии определения лицензируемых видов деятельности, в соответствии с которыми к лицензируемым видам деятельности относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов РФ и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием.

Бункеровка судов топливом, являясь деятельностью с повышенным риском, которая может повлечь нанесение ущерба здоровью граждан, окружающей среде, полностью соответствует вышеуказанным критериям, установленным статьей 4 Федерального закона N 128-ФЗ, в связи с чем подлежит лицензированию в порядке, установленном Положением о лицензировании погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам в морских портах.

Кроме того, Постановлением Правительства РФ от 18.07.2008 N 544 "О внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 г. N 490", подпункты "г" - "е" пункта 5 Положения о лицензировании погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам в морских портах, устанавливающего лицензионные требования и условия, предъявляемые при осуществлении погрузочно-разгрузочной деятельности, изложены в следующей редакции:

г) наличие у лицензиата (соискателя лицензии) в собственности или на ином законном основании:

производственных объектов (гидротехнических сооружений, крытых и открытых грузовых складов, бункеровочных баз, подъемно-транспортного оборудования, плавучих кранов, судов-бункеровщиков и иных плавучих объектов), используемых при осуществлении погрузочно-разгрузочной деятельности и соответствующих требованиям Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации;

причала (причалов), оборудованного нефтетрубопроводом, непосредственно связанным с нефтебазой, соответствующей установленным нормам и правилам технической эксплуатации, используемого при осуществлении погрузочно-разгрузочной деятельности по технологической схеме "причал - судно";

д) наличие на судах и иных плавучих средствах (при осуществлении погрузочно-разгрузочной деятельности, предполагающей использование плавучих кранов и судов), в том числе на судах, используемых в случае осуществления погрузки (разгрузки) нефти и нефтепродуктов, включая суда-бункеровщики, судовых документов, предусмотренных статьями 24 - 28 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации;

е) наличие у лицензиата (соискателя лицензии):

плана действий по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов - в случае осуществления погрузки (разгрузки) нефти и нефтепродуктов;

плана предупреждения и ликвидации аварийных ситуаций при работе с опасными грузами - в случае осуществления погрузки (разгрузки) опасных грузов конкретного класса.

При этом положений о том, что бункеровка судов топливом в морских портах не является погрузочно-разгрузочной деятельностью и, следовательно, не является лицензируемым видом деятельности, вышеуказанным Постановлением Правительства РФ от 18.07.2008 N 544 внесено не было.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о недоказанности факта совершения ООО "Новойл" правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, является неправомерным и не соответствует фактическим обстоятельствам по делу.

Вместе с тем, у суда апелляционной инстанции отсутствуют правовые основания для привлечения общества с ограниченной ответственностью "Новойл" к административной ответственности ввиду следующего.

Согласно части 1 статьи 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.

В соответствии с частью 2 статьи 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.

Согласно пункту 19 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 N 2 при проверке соблюдения давностного срока в целях применения административной ответственности за длящееся правонарушение суду необходимо исходить из того, что днем обнаружения административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол о данном административном правонарушении, выявило факт совершения этого правонарушения.

Согласно материалам дела факт правонарушения обнаружен 23.12.2008 г., о чем свидетельствует акт проверки от 23.12.2008 г. N 57.

Таким образом, на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции двухмесячный срок давности привлечения к административной ответственности истек.

В соответствии с пунктом 6 статьи 24.5 Кодекса начатое производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению, если истекли сроки давности привлечения к административной ответственности, а согласно части 2 статьи 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд выносит решение об отказе в удовлетворении заявления о привлечении к административной ответственности.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает возможным оставить без изменения обжалуемый судебный акт, которым было отказано в удовлетворении заявленных требований.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 09.02.2009 г. по делу N А32-628/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

 

Председательствующий

Т.И. Ткаченко

 

Судьи

Н.Н. Иванова
С.И. Золотухина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А32-628/2009


Истец: Южное управление государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта, Азово-Донское УГМРН Ространснадзора

Ответчик: общество с ограниченной ответственностью "Новойл"


Хронология рассмотрения дела:


03.03.2010 Определение Высшего Арбитражного Суда России N ВАС-2517/10


25.08.2009 Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда N 15АП-5689/2009