Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 августа 2010 г. N 08АП-4228/2010, 08АП-4170/2010

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 августа 2010 г. N 08АП-4228/2010, 08АП-4170/2010

 

город Омск

 

 

Дело N А70-6645/2009

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 августа 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 12 августа 2010 года

 

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Золотовой Л.А.,

судей Кливера Е.П., Лотова А.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Моисеенко Н.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы:

Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Тюменский государственный нефтегазовый университет" (регистрационный номер 08АП-4228/2010) и

Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Тюмени N 2

(регистрационный номер 08АП-4170/2010)

на решение Арбитражного суда Тюменской области от 13.04.2010

по делу N А70-6645/2009 (судья Свидерская И.Г.),

принятое по заявлению Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Тюменский государственный нефтегазовый университет"

к инспекции Федеральной налоговой службы по городу Тюмени N 2;

при участии в судебном заседании представителей:

от Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Тюменский государственный нефтегазовый университет" - Неустроев Д.В. (паспорт, доверенность N 605 от 21.07.2010 сроком действия до 31.12.2012); Коноплева И.Ю. (паспорт, доверенность N 516 от 23.07.2009 сроком действия до 31.12.2010);

от инспекции Федеральной налоговой службы по городу Тюмени N 2 - Важенина Н.О. (удостоверение, доверенность N 1 от 11.01.2010 сроком действия до 31.12.2010);

от Управления Федеральной налоговой службы по Тюменской области - Некрасов С.А. (удостоверение, доверенность N 04-19 от 11.03.2010 сроком действия до 31.12.2010);

УСТАНОВИЛ:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Тюменский государственный нефтегазовый университет" (далее - заявитель, налогоплательщик, Университет) обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Тюмени N 2 о признании недействительным решения от 31.12.2008 г. N 18-19/15 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части: начисления налога на прибыль в размере 22 406 007,61 рублей, соответствующих сумм пеней и штрафов, налога на имущество в размере 1 588 098,08 рублей, соответствующих сумм пеней и штрафов, транспортного налога в размере 73292,4 рублей, соответствующих сумм пеней и штрафов, единого налога на вмененный доход в размере 1 563 560 рублей, соответствующих сумм пеней и штрафов, пеней по налогу на доходы физических лиц в размере 1 392 204,84 рублей, единого социального налога в размере 3 489 726,55 рублей, соответствующих сумм пеней и штрафов, привлечения к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 126 НК РФ в размере 30 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 13.04.2010 по делу N А70-6645/2009 требования заявителя были удовлетворены частично.

Решение налогового органа признано недействительным в части

начисления налога на прибыль в размере 17 560 908,98 рублей, пеней на эту сумму налога, привлечения к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 517 479,72 рублей;

единого налога на вмененный доход в размере 1 563 560 рублей, пеней в размере 678 112,26 рублей, привлечения к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату единого налога на вмененный доход в виде штрафа в размере 146 315,40 рублей, на основании п. 2 ст. 119 НК РФ за непредставление налоговых деклараций по единому налогу на вмененный доход в виде штрафа в размере 492 939,52 рублей;

транспортного налога в размере 73 292,4 рублей, пеней в размере 27971,26 рублей, привлечения к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату транспортного налога в виде штрафа в размере 4 302,3 рублей;

налога на имущество в размере 7131,55 рублей, соответствующих сумм пеней.

В апелляционной жалобе налоговый орган, ссылаясь на нарушение судом норм материального права, неполное выяснение фактических обстоятельств дела, просит решение отменить в части удовлетворения требований налогоплательщика по эпизодам, связанным с доначислением налога на прибыль и ЕНВД.

Фактически в своей жалобе налоговый орган не оспаривает решение суда первой инстанции в части признания недействительным решения налогового органа по эпизодам связанным с доначислением Университету налога на имущество в размере 7 131,55 руб. и транспортного налога.

В апелляционной жалобе налогоплательщика изложена позиция о несогласии его с вынесенным судебным актом в части отказа в удовлетворении заявленных требований по эпизодам, связанным с доначислением налога на прибыль, налогу на имущество, единому социальному налогу.

В силу части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

С учетом положений указанной статьи Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также, принимая во внимание, что от сторон не поступило возражений в связи с рассмотрением решения арбитражного суда в части, апелляционный суд не рассматривает правомерность решения суда первой инстанции в части эпизодов, связанных с доначислением Университету налога на имущество в размере 7 131,55 руб., транспортного налога, пеней за несвоевременную уплату НДФ.

Суд апелляционной инстанции, проверив в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения арбитражного суда первой инстанции, не находит оснований для его отмены.

По налогу на прибыль.

Согласно оспариваемого решения заявителю отказано в принятии расходов на капитальный ремонт корпуса N 4, корпуса N 5, главного корпуса, учебно-производственной базы "Патриот", с/п "Юность", с/п "Сосновый бор" за 2003 год на сумму 11 124 416,76 рублей; корпуса N 4, корпуса N 5, главного корпуса, учебно-производственной базы "Патриот", с/п "Юность", с/п "Сосновый бор", корпуса N 2, общежития N 6, Машиностроительного техникума за 2004 г. в сумме 16 768 938,20 рублей; корпуса N 4, учебно-производственной базы "Патриот", корпуса N 2, корпуса N 3, технологического колледжа по ул. Пермякова, 3, учебного корпуса и общежития в г. Заводоуковске за 2005 г. в сумме 1 875 575 рублей; учебно-производственной базы "Патриот", учебного корпуса в Ялуторовске, учебного корпуса в г. Заводоуковске, Машиностроительного техникума за 2006 г. в сумме 15 003 629 рублей, всего на общую сумму в размере 44 772 558,96 рублей.

Основанием для отказа в применении названных расходов в целях налогообложения явился вывод налогового органа о том, что налогоплательщиком фактически произведены работы по реконструкции помещения, следовательно, указанные расходы подлежат учету в порядке ст. 257 НК РФ.

Суд первой инстанции признал названный вывод налогового органа необоснованным, поскольку согласно представленным в материалы дела документам (т.4, 5, 6 дела) протокола заседания комиссии по расследованию разрушения стены в сносимой части от 19.04.2006 г., актов приемки выполненных работ, работы производились в связи с фактическим износом конструктивных элементов объектов.

Инспекция, не согласившись с названным выводом суда первой инстанции, оспаривает его в апелляционном порядке по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе со ссылкой на нарушение судом при вынесении оспариваемого судебного акта положений ст.ст. 260, 256-258, 264 Налогового кодекса РФ, Общероссийского классификатора основных фондов ОК 013-94, приказа Минфина РФ N 70н от 26.08.2004г. "Об утверждении Инструкции по бюджетному учету", а также несоответствие вынесенного судебного акта сложившейся арбитражной практике.

Апелляционный суд, изучив материалы дела находит обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что Университетом были осуществлены работы, подлежащие учету в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.

Согласно пункту 1 статьи 253 НК РФ расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя, в том числе, расходы на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств и иного имущества, а также на поддержание их в исправном (актуальном) состоянии.

Пунктом 1 статьи 252 НК РФ установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Пунктом 1 статьи 256 НК РФ установлено, что амортизируемым имуществом в целях настоящей главы признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 20 000 рублей.

Согласно пункту 2 статьи 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

Основным отличием работ по реконструкции и модернизации от работ по ремонту является то, что при проведении реконструкции и модернизации может увеличиться первоначальная стоимость основного средства и измениться его назначение и характеристики.

В нормативных актах по бухгалтерскому учету нет понятий "модернизация" и "реконструкция".

Согласно Правилам обследования несущих строительных конструкций зданий и сооружений СП 13-102-2003, утвержденным Постановлением Госстроя Российской Федерации от 21 августа 2003 года N 15 реконструкция здания - комплекс строительных работ и организационно-технических мероприятий, связанных с изменением основных технико-экономических показателей (нагрузок, планировки помещений, строительного объема и общей площади здания, инженерной оснащенности) с целью изменения условий эксплуатации, максимального восполнения утраты от имевшего место физического и морального износа, достижения новых целей эксплуатации здания.

Модернизация здания - частный случай реконструкции, предусматривающий изменение и обновление объемно-планировочного и архитектурного решений существующего здания старой постройки и его морально устаревшего инженерного оборудования в соответствии с требованиями, предъявляемыми действующими нормами к эстетике условий проживания и эксплуатационным параметрам жилых домов и производственных зданий.

При реконструкции изменяются параметры объектов капитального строительства, их частей (количества помещений, высоты, количества этажей, площади, показателей производственной мощности, объема) и качества инженерно-технического обеспечения (Градостроительный кодекс Российской Федерации).

Ремонт - это замена выбывших из строя частей, деталей новыми, при этом функции основного средства не меняются (то есть такая замена не расширяет и не увеличивает возможности основного средства и не улучшает их технические данные).

Суд первой инстанции при рассмотрении настоящего спора установил, что заявителем в основном производились ремонтные работы, связанные с заменой устаревших частей здания.

Однозначных доказательств обратного, а именно произведение налогоплательщиком работ по реконструкции или модернизации означенных основных средств, что выразилось в приобретении такими средствами качественно новых характеристик, налоговый орган в материалы дела не представил. Не представил налоговый орган опровергающих выводы суда первой инстанции доказательств и и суду апелляционной инстанции.

В целях подтверждения правомерности своей позиции налоговый орган заявил письменное ходатайство о проведении ООО "Урало-Сибирский независимый экспертный центр" судебной строительно-технической экспертизы.

Важно отметить, что аналогичное ходатайство было заявлено налоговым органом в суде первой инстанции. Однако экспертиза не была проведена по причине отказа МАУ "Управления капитального строительства г. Тюмени" в связи с большим объемом документов и загруженностью экспертного учреждения несмотря на предварительное согласование налоговым органом проведения экспертизы и представления предварительного договора с экспертным учреждением.

Апелляционный суд не усматривает оснований для удовлетворения названного ходатайства налогового органа.

Согласно пункту 8 статьи 101 НК РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

Иными словами, налоговое законодательство возлагает на налоговой орган обязанность по раскрытию всех доказательств и обстоятельств, явившихся основанием для привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности. Именно совокупность установленных налоговым органом обстоятельств подлежит оценке арбитражным судом на предмет достаточности и обоснованности для доначисления сумм налогов, пеней, штрафов.

Таким образом, апелляционный суд приходит к выводу, что, оценивая правомерность решения налогового органа, арбитражный суд не имеет правовых оснований для дополнения оспариваемого ненормативного правового акта новыми обстоятельствами и доказательствами, не установленными в ходе налоговой проверки.

Кроме того, апелляционный суд считает необходимым отметить, что налоговый орган не был лишен возможности в ходе налоговой проверки провести такую экспертизу в порядке статьи 95 НК РФ. Обстоятельств, свидетельствующих о невозможности ее осуществления в ходе проверки, налоговый орган суду не назвал.

Совокупность названных норм и обстоятельств позволяет апелляционному суду прийти к выводу об отсутствии установленных законодательством оснований для удовлетворения заявленного налоговым органом ходатайства о проведении судебной строительно-технической экспертизы в рамках рассмотрения апелляционной жалобы.

Таким образом, учитывая, что налоговым органом не было представлено в материалы дела доказательств опровергающих правомерность вывода суда первой инстанции по настоящему эпизоду, апелляционный суд отклоняет апелляционную жалобу инспекции за несостоятельностью ее доводов, и оставляет решение суда в названной части без изменения.

Согласно обжалуемому решению заявителю отказано в принятии расходов за 2004 г. в сумме 484 780,44 рублей, за 2005 г. в сумме 226 691,30 рублей, за 2006 г. в сумме 1 252 463,10 рублей, всего на общую сумму в размере 1 963 934,84 рублей на доставку, монтаж, изготовление, проектирование различного рода оборудования и сетей (ОПС, ЛС, линия ВЛС, системы вентиляции, перегородок, деталей телепатических трибун, вывесок из букв и т.д.).

В оспариваемом решении налоговый орган указал, что указанные объекты не являются самостоятельными объектами учета, и указанные затраты должны формировать стоимость основных средств и не могут прямо уменьшать налогооблагаемую прибыль.

Суд первой инстанции согласился с налоговым органом по той причине, что названные работы и товары качественно улучшили основные средства налогоплательщика.

В апелляционной жалобе Университет, основывая свое мнение на тех же доводах что и в суде первой инстанции, отмечает, что приобретенные ОПС, ЛС, линия ВЛС, системы вентиляции, перегородки, детали телепатических трибун, вывески из букв являются прямыми расходами и учитываются как самостоятельные объекты по счетам бухгалтерского учета.

Апелляционный суд находит названное утверждение налогоплательщика несостоятельным, поскольку судом первой инстанции на основе первичных бухгалтерских документов было установлено, что приобретенное оборудование и сети, в частности, за 2004 г. - изготовление, доставка и монтаж окон на сумму 210 482,44 рублей, за 2005 г. - монтаж слаботочной сети на сумму 19959,70 рублей, за 2006 г. - монтаж слаботочной сети на сумму 87 895 рублей, на сумму 61 608 рублей и на сумму 76 523 рублей, приобретение и доставка до места монтажа оборудования дренажной станции на сумму 530 000 рублей, окно из ПВХ-профиля, перегородка на сумму 38 715 рублей, приобретались для целей улучшения основного средства.

Согласно пункту 2 статьи 257 НК РФ первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

К работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.

В целях настоящей главы к реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

К техническому перевооружению относится комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным.

Учитывая названные нормы и обстоятельства, а также тот факт, что налогоплательщиком не были приведены доказательства, опровергающие выводы суда первой инстанции, апелляционный суд находит правомерным утверждение суда первой инстанции, что названные расходы подлежат учету в составе основного средства путем увеличения его стоимости и списания расходов на его приобретение через амортизацию в порядке ст. ст. 256-259 НК РФ. Доводы апелляционной инстанции апелляционным судом отклоняются, поскольку иная оценка налогоплательщиком обстоятельств дела сама по себе не свидетельствует о неправомерности выводов суда первой инстанции.

Также судом первой инстанции было отмечено, что расходы по изготовлению световых букв на сумму 193 250 рублей, изготовлению и монтажу светового короба на сумму 81 048 рублей, за 2005 г. - изготовлению световых букв на сумму 95 721,60 рублей, приобретению трансформатора на сумму 45 410 рублей, подлежат отнесению на амортизационные отчисления, поскольку имеют срок полезного использования более 12 месяцев и первоначальную стоимость более 10 000 рублей.

Названный вывод суда апелляционная коллегия находит правомерным, а утверждение налогоплательщика о том, что световые буквы и короба имеют конструктивное сочленение, представляют собой единый объект учета - подлежащим отклонению.

В соответствии с Общероссийским классификатором основных фондов ОК 013-94 (ОКОФ)(утв. постановлением Госстандарта РФ от 26 декабря 1994 г. N 359) (с изменениями 1/98) основными фондами являются произведенные активы, используемые неоднократно или постоянно в течение длительного периода, но не менее одного года, для производства товаров, оказания рыночных и нерыночных услуг. Основные фонды состоят из материальных и нематериальных основных фондов.

В соответствии с главой 1, части 2 "Инструкции по бухгалтерскому учету в бюджетных учреждениях", утвержденной приказом МФ РФ от 30.12.1999г. N 107Н:

-п. 32 к основным средствам относятся материально-вещественные ценности, срок эксплуатации которых превышает 12 месяцев и стоимостью на дату приобретения за единицу свыше 50-кратного минимального размера оплаты труда, установленного действующим законодательством,

-п. 45 основные средства отражаются в бухгалтерском учете и отчетности по первоначальной стоимости, т.е. по фактическим расходам на их приобретение, сооружение и изготовление, включая налог на добавленную стоимость (кроме их приобретения за счет средств от предпринимательской деятельности),

-п. 48 единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект. Инвентарным объектом основных средств является объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет, предназначенный для выполнения определенных самостоятельных функций, или же обособленный комплекс конструктивно-сочлененных предметов, представляющих собой единое целое, и предназначенный для выполнения определенной работы. Комплекс конструктивно-сочлененных предметов - это один или несколько предметов одного или разного назначения, смонтированных на одном фундаменте, в результате чего каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно.

Таким образом, данная световая вывеска из букв с двумя световыми логотипами не может прямо относится на расходы организации, а должна переносить свою стоимость через амортизацию, так как имеет стоимость свыше 10000,0 руб., представляет собой комплекс сочлененных элементов, представляющих собой единое целое (электрифицированная вывеска), может использоваться в организации свыше 1 года (срок эксплуатации свыше 12 месяцев), используется в деятельности организации, не подлежит дальнейшей обработке, как материалы.

Доказательств того, что буквы в вывеске имеют различный срок полезного использования и используются Университетом не как единый объект (электрофицированная вывеска) налогоплательщиком в материалы дела представлено не было.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении требований Университета по названному эпизоду.

Апелляционный суд находит правомерным утверждение суда первой инстанции о том, что мебель на сумму 65 600 рублей оприходовано налогоплательщиком как "основные средства" и имеют стоимость за одну самостоятельную единицу учета менее 10 000 рублей, в частности, за 2005 г. Обратного налоговым органом не доказано.

Также заявителем оспаривалось решение суда первой инстанции в части исключения из состава расходов затрат на приобретение: за 2006 г. - монтаж пусковых элементов противопожарного водопровода на сумму 41 855,78 рублей, пусконаладочные работы пусковых элементов пожарного водопровода на сумму 40 866 рублей, оповещатель, провод на сумму 29 980,58 рублей, оповещатель, провод, кабель на сумму 238 817,84 рублей, кабель, провод, извещатель на сумму 94 223 рублей, монтажный комплект на сумму 15 250 рублей.

Суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования заявителя в названной части.

В соответствии со ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на обеспечение пожарной безопасности налогоплательщика в соответствии с законодательством Российской Федерации, расходы на содержание службы газоспасателей, расходы на услуги по охране имущества, обслуживанию охранно-пожарной сигнализации, расходы на приобретение услуг пожарной охраны и иных услуг охранной деятельности, в том числе услуг, оказываемых вневедомственной охраной при органах внутренних дел Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также расходы на содержание собственной службы безопасности по выполнению функций экономической защиты банковских и хозяйственных операций и сохранности материальных ценностей (за исключением расходов на экипировку, приобретение оружия и иных специальных средств защиты).

Таким образом, поскольку законодательством предусмотрено отнесение к прочим расходам затрат на обеспечение пожарной безопасности, суд полагает, что несмотря на то, что расходы направлены на формирование основного средства, подлежат списанию единовременно в порядке, урегулированном специальной нормой права.

Доводы налогового органа о том, что названные объекты улучшают основное средство, а некоторые представляют собой самостоятельные объекты, подлежащие постановке на учет в качестве основных средств, апелляционным судом не принимаются, поскольку названное обстоятельство не опровергает правомерности применения судом первой инстанции специальной нормы, изложенной в статье 264 НК РФ, об отнесении на расходы затрат налогоплательщика по обеспечению пожарной безопасности.

Согласно обжалуемому решению заявителю отказано в принятии расходов на приобретение патентов за 2004 г. в сумме 204 165 рублей, за 2005 г. в сумме 317 940 рублей, за 2006 г. в сумме 280 950 рублей.

В качестве основания для отказа в применении названных расходов в целях налогообложения прибыли налоговый орган указал факт того, что патенты и государственная регистрация НИР оформлены на физических лиц.

Между тем заявителем в материалы дела представлены копии патентов на изобретение с прилагающимися к ним документами, в которых патентообладателем указано Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Тюменский государственный нефтегазовый университет".

При названных обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно признал спорные доначисления сумм налога на прибыль по означенным основаниям незаконными, как основанные на неверно установленных обстоятельствах.

Апелляционный суд не принимает доводы налогового органа, изложенные в апелляционной жалобе относительно названного эпизода, поскольку таковые не опровергают выводов суда первой инстанции.

Согласно обжалуемому решению заявителю отказано в принятии расходов на оплату практики студентов за границей за 2004 г. в сумме 338 796 рублей, за 2005 г. в сумме 4 118 777,10 рублей, за 2006 г. в сумме 7 737 074 рублей.

Оспариваемое решение налоговый орган мотивировал тем, что на расходы отнесены затраты на оплату практики и образовательных туров за границей для студентов, организованных туристической фирмой ООО "Универ-групп" и другими туристическими фирмами, при том, что оплата практики осуществлялась для избранной категории студентов разных специальностей и групп, как поощрение за высокие достижения в учебе и деятельности Университета.

Суд первой инстанции при рассмотрении названного эпизода пришел к выводу о том, что налогоплательщиком подтверждены документально оспариваемые расходы, и таковые связаны с уставной деятельностью Университета.

Налоговый орган в апелляционной жалобе выразил свое несогласие с выводами суда первой инстанции. В обоснование своей позиции отметил, что прохождение практики студентов осуществляется на основании договоров между учебным заведением и организациями, которые обязаны предоставлять места для прохождения практики, а на прохождение международной практики, по убеждению налогового органа, учебное заведение не вправе заключать договор самостоятельно. Несоблюдение названных правил, по мнению налогового органа лишает налогоплательщика права на отнесения затрат на организацию такой практики в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.

Апелляционный суд изучив материалы дела не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы Инспекции по названному эпизоду.

Согласно статье 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 настоящего Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из материалов дела усматривается, что налогоплательщиком в ходе выездной налоговой проверки были представлены документы, обосновывающие спорные расходы на организацию практики студентов. К оформлению таких документов у налогового органа претензий не было.

Доводы подателя жалобы о том, что Университетом не были соблюдены правила заключения договоров и организации практики апелляционным судом не принимаются, поскольку указанные налоговым органом обстоятельства не опровергают факт того, что Университет действительно осуществлял образовательные туры, практику или иную форму образовательного процесса, что не противоречит уставной деятельности налогоплательщика.

Таким образом, апелляционный суд находит правомерным вывод суда первой инстанции о том, что доводы налогового органа находятся за пределами требований налогового законодательства.

При названных обстоятельствах апелляционный суд приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда первой инстанции в названной части.

Согласно обжалуемому решению заявителю отказано в принятии расходов на проведение семинаров, конференций, экскурсий и деловых поездок за 2004 г. в сумме 4 510 414,2 рублей, за 2005 г. в сумме 1 189 473 рублей, за 2005 г. в сумме 4 300 457,7 рублей.

В ходе проведения проверки налоговым органом было установлено, что налогоплательщиком арендовались санатории с целью проведения конференций, семинаров, олимпиад с участием сотрудников кафедр и студентов, семинаров актива студентов, проведение культмассовых мероприятий, корпоративных вечеров, производилась аренда гостиниц и иных помещений, а так же проживание иногородних лиц в гостиницах.

Налоговый орган полагает, что указанные расходы не связаны с деятельностью налогоплательщика, не направлены на получение дохода, не эффективны, не обоснованы и не подтверждены документально.

Суд первой инстанции отклонил означенное утверждение суда первой инстанции, исходя из того, что проведение семинаров, конференций, экскурсий и деловых поездок не противоречит общим уставным целям заявителя.

В апелляционной жалобе налоговый орган указал, что суд первой инстанции признал спорные расходы обоснованными по признаку документальной подтвержденности без анализа экономической обоснованности таковых.

Апелляционный суд находит названное утверждение налогового органа несостоятельным.

Как усматривается из материалов дела, заявителем в обоснование спорных расходов были представлены документы, подтверждающие фактическое проведение мероприятий. Относительно оформления названных документов налоговый орган претензий не выразил.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.06.2007 N 320-О-П указал, что законодатель оправданно отказался от закрытого перечня конкретных затрат налогоплательщика, которые могут быть учтены при расчете налоговой базы, имея в виду многообразие содержания и форм экономической деятельности и видов возможных расходов, что при детальном и исчерпывающем их нормативном закреплении приводило бы к ограничению прав налогоплательщика.

Налоговый кодекс Российской Федерации не устанавливает перечень документов, подлежащих оформлению при осуществлении налогоплательщиком тех или иных расходных операций, не предъявляет каких-либо специальных требований к их оформлению (заполнению). При решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения прибыли необходимо исходить из того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, произведенные им расходы или нет. Следовательно, условием для включения затрат в налоговые расходы является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены. При этом бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговый орган.

Согласно Устава Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Тюменский государственный нефтегазовый университет" основными задачами является удовлетворение потребности личности в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии посредством получения среднего, высшего и послевузовского профессионального образования; организация и проведения фундаментальных и прикладных научных исследований и иных научно-технических, проектных, опытно-конструкторских работ, в том числе по проблемам образования и др.

В отзыве на апелляционную жалобу налогового органа Университет отметил, что спорные расходы осуществлялись налогоплательщиком в целях получения доходов от курсов повышения квалификации.

При этом апелляционный суд соглашается с утверждением налогоплательщика о том, что место проведения вышеуказанных курсов Университет вправе выбрать самостоятельно. В стоимость курсов повышения квалификации включается не только стоимость услуг преподавателей, но и стоимость аренды места проведения семинара, размещения и обслуживания слушателей (в частности, их проживания и питания) и т.п. Все эти расходы в спорной ситуации являются экономически обоснованными, так как направлены на улучшение качества услуг, повышение комфорта участников вышеназванных курсов.

Проведение семинаров и курсов повышения квалификации на базе санаториев, по мнению Университета, позволяет привлечь большее количество слушателей, что позволит получить более высокие доходы для их последующего реинвестирования в образовательный процесс.

Означенные доводы Университета налоговый орган не опроверг, что в совокупности с нормами НК РФ, которые не устанавливают четких критериев экономической обоснованности расходов, позволяют апелляционному суду придти к выводу о правомерном отнесении Университетом спорных затрат в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.

Согласно обжалуемому решению налоговым органом не приняты в состав расходов затраты на проведение КВН за 2004 г. в сумме 6 304 217,4 рублей, за 2005 г. в сумме 1 795 106 рублей, за 2006 г. в сумме 6 657 938 рублей.

Налоговый орган в оспариваемом решении указал, что данное мероприятие носит развлекательный, зрелищный характер для широкого круга зрителей и налогоплательщиком не доказана необходимость проведения указанных мероприятий, обоснованность, и экономическая направленность.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований налогоплательщика по той причине, что произведенные учреждением затраты не направлены на реализацию образовательных программ.

Налогоплательщик в апелляционной жалобе выразил свое несогласие с названным выводом суда первой инстанции, считает что культурно-массовые мероприятия, направлены на разносторонне развитие студентов Университета, что свидетельствует о возможном соотнесении спорных расходов с уставной деятельностью налогоплательщика.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов

При этом расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Учреждение получает доход от оказания платных образовательных услуг, и поэтому расходы должны быть непосредственно связаны с учебным процессом, направлены на обеспечение образовательного процесса в данном образовательном учреждении, завершаемого выдачей документа, свидетельствующего о получении образования.

В силу частей 1 и 4 статьи 9 Закона "Об образовании" образовательная программа определяет содержание образования определенных уровня и направленности, а профессиональные образовательные программы, которые реализует Институт, направлены на решение задач последовательного повышения профессионального и общеобразовательного уровней, подготовку специалистов соответствующей квалификации.

В статье 15 Закона "Об образовании" установлены общие требования к организации образовательного процесса. В частности, в части 1 данной статьи предусмотрено, что организация образовательного процесса в образовательном учреждении регламентируется учебным планом (разбивкой содержания образовательной программы по учебным курсам, по дисциплинам и по годам обучения), годовым календарным учебным графиком и расписаниями занятий, разрабатываемыми и утверждаемыми образовательным учреждением самостоятельно.

Суд первой инстанции, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства и доводы в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к правильному выводу о том, что произведенные учреждением затраты по данному эпизоду не направлены на реализацию образовательных программ.

Таким образом, решение суда первой инстанции в названной части не подлежит отмене.

Согласно обжалуемому решению налоговым органом не приняты в состав расходов затраты, связанные с арендой офиса за 2004 г. в размере 302 500 рублей, за 2005 г. в сумме 121 000 рублей, за 2006 г. в сумме 726 000 рублей.

В оспариваемом решении налоговый орган отметил, что налогоплательщик не имеет официально зарегистрированного обособленного подразделения в г. Москве, поэтому расходы по аренде офиса не имеют экономически оправданных показателей.

Суд первой инстанции не согласился с названным утверждением инспекции, что явилось основанием для признания решения налогового органа недействительным в названной части.

В апелляционной жалобе Инспекция приводит доводы аналогичные доводам, изложенным в оспариваемом решении.

Апелляционный суд не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы Инспекции по названному эпизоду.

В соответствии со ст. 265 НК РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности, расходы на содержание переданного по договору аренды (лизинга) имущества (включая амортизацию по этому имуществу).

Как было установлено судом первой инстанции и не оспорено налоговым органом, налогоплательщик обосновывает необходимость аренды помещения в г. Москве тем, что работники образовательного учреждения с достаточной периодичностью, обусловленной нахождением в г. Москве учредителя образовательного учреждения - Министерства образования РФ, направляются в командировки для решения производственных задач, в связи с чем заявителю необходимо соответствующее помещение.

Учитывая названные обстоятельства, и в частности тот факт, что налоговый орган не доказал отсутствия у налогоплательщика необходимости в аренде офиса, транспорта и иных услуг в г. Москве, апелляционный суд приходит к выводу о правомерном учете Университетом в составе расходов названных затрат.

При этом, необходимо отметить, что налоговый орган не представил доказательств того, что нахождение работников образовательного учреждения в г. Москве на постоянной основе является необходимостью Университета и предусмотрено локальными ненормативными актами налогоплательщика, а, следовательно, представляются несостоятельными доводы налогового органа о необходимости образования в г. Москве обособленного подразделения налогоплательщика, для целей отнесения спорных затрат в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.

Согласно обжалуемому решению налоговым органом не приняты расходы по обслуживанию центра студенческого питания за 2005 г. в сумме 2 214 712,80 рублей, за 2006 г. в сумме 6 337 767,50 рублей.

Налоговый орган в оспариваемом решении указал, что в соответствии с пунктом 29 статьи 270 НК РФ данные расходы не могут уменьшать налоговую базу, так как они предназначены для личного потребления, питание работников организации осуществляется за счет личных средств.

Суд первой инстанции признал решение налогового органа недействительным в части учета затрат в целях уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль на приобретение продуктов питания, поскольку каких-либо доходов от реализации продуктов питания университет в данном случае не получал.

Апелляционная коллегия находит выводы суда первой инстанции правомерными, а доводы налогового органа, изложенные в апелляционной жалобе, о том, что суд первой инстанции неправомерно признал названные расходы представительскими несостоятельными.

В соответствии с п.2 ст. 264 НК РФ к представительским расходам относятся расходы налогоплательщика на официальный прием и (или) обслуживание представителей других организаций, участвующих в переговорах в целях установления и (или) поддержания взаимного сотрудничества, а также участников, прибывших на заседания совета директоров (правления) или иного руководящего органа налогоплательщика, независимо от места проведения указанных мероприятий. К представительским расходам относятся расходы на проведение официального приема (завтрака, обеда или иного аналогичного мероприятия) для указанных лиц, а также официальных лиц организации-налогоплательщика, участвующих в переговорах, транспортное обеспечение доставки этих лиц к месту проведения представительского мероприятия и (или) заседания руководящего органа и обратно, буфетное обслуживание во время переговоров, оплата услуг переводчиков, не состоящих в штате налогоплательщика, по обеспечению перевода во время проведения представительских мероприятий.

Согласно судебной арбитражной практики п. 2 ст. 264 НК РФ расходы, относящиеся к представительским, не дает четкого перечня таких затрат. В названной норме не детализируются затраты, относящиеся к представительским. Нет в ней указания, что к представительским расходам не относится стоимость продуктов питания или напитков. Не содержится запрета на включение в состав представительских расходов затрат на приобретение продуктов питания для проведения официальных приемов и мероприятий и не указываются конкретные наименования продуктов и напитков, которые нельзя использовать для организации приема. Следовательно, п. 2 ст. 264 НК РФ не определяет перечня продуктов и напитков, которые не могут включаться в представительские расходы.

Таким образом, учитывая характер указанный расходов и непосредственную связь с проведением официальных мероприятий, суд первой инстанции правомерно указал, что спорные расходы подлежат отнесению к представительским расходам в соответствии с п. 2 ст. 264 НК РФ и согласно ст. 252 НК РФ являются документально подтвержденными.

То обстоятельство, что налогоплательщик в бухгалтерском учете отражал спорные расходы иначе, нежели как представительские, не исключает его права на учет фактически понесенных расходов в целях налогообложения.

Согласно обжалуемому решению налоговым органом в состав внереализационных доходов включены суммы, связанные с получением страхового возмещения на ремонт автомашин за 2004 в размере 60 848 рублей, за 2006 в размере 22 234 рублей.

Также, налоговым органом в состав внереализационных доходов включены суммы страхового возмещения за 2006 г. за подписку на периодическую литературу в размере 13 608 рублей, и расходов на приобретение библиотечных фондов в размере 2 109 327 рублей.

Суд первой инстанции признал доначисления налога на прибыль, обусловленные включением в состав налоговой базы данных сумм необоснованными, поскольку налогоплательщик представил в материалы дела доказательства несения расходов в размере полученного возмещения на восстановление библиотечного фонда, уничтоженного при пожаре и на ремонт автомобилей.

Налоговый орган в своей апелляционной жалобе выражает свое несогласие с позицией суда первой инстанции по названному эпизоду, отмечая, что включение в состав внереализационных расходов затрат на ремонт машин и восстановление библиотеки неправомерно по причине отсутствия прямой связи названных расходов с получением доходов.

Апелляционный суд находит названную позицию инспекции несостоятельной.

В соответствии с п. 3 ст. 250 НК РФ внереализационными доходами признаются доходы, в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба.

Таким образом, спорные суммы страхового возмещения действительно подлежат включению в состав внереализационных доходов.

Между тем, согласно пункту 1 статьи 253 НК РФ расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя: расходы, связанные с изготовлением (производством), хранением и доставкой товаров, выполнением работ, оказанием услуг, приобретением и (или) реализацией товаров (работ, услуг, имущественных прав); расходы на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств и иного имущества, а также на поддержание их в исправном (актуальном) состоянии.

Из апелляционной жалобы налогового органа усматривается, что налогоплательщик не учитывал в целях налогообложения налогом на прибыль расходы на ремонт машин и восстановление библиотеки. Судом первой инстанции был установлен, что не оспаривается Инспекцией и подтверждается материалами дела, факт представления документов в подтверждение названных расходов.

Таким образом апелляционный суд находит правомерным вывод суда о необходимости учитывать спорные расходы при определении налогового бремени организации.

Поскольку спорные расходы были произведены налогоплательщиком в размере полученного страхового возмещения, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что с полученного возмещения налогоплательщик не должен уплачивать налог на прибыль организаций.

При этом, апелляционный суд не принимает довод налогового органа о том, что расходы на ремонт машин и восстановление библиотеки не связаны с полученным доходом, поскольку названного критерия налоговое законодательство не устанавливает.

Как уже отмечалось выше, согласно статье 252 НК РФ расходы, кроме того что должны быть документально подтверждены, также должны быть и экономически обоснованными, то есть произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Очевидно, что ремонт автомобилей направлен на поддержание основных средств, участвующих в деятельности организации, в исправном состоянии, а формирование библиотечного фонда напрямую связано с обучением студентов - основной деятельность Университета, что свидетельствует о несении организацией спорных расходов в целях поучения в дальнейшем дохода (в т.ч. обучение студентов по договорам).

Таким образом, позиция налогового органа представляется апелляционному суду ошибочной, в связи с чем апелляционная жалоба Инспекции по названному эпизоду удовлетворению не подлежит.

Согласно обжалуемому решению налоговым органом не приняты в составе расходов непроизводственные расходы за 2004 г. в сумме 369 059,38 рублей, за 2005 г. в сумме 2 721 317,68 рублей, за 2006 г. в сумме 4 446 234, 39 рублей.

В обоснование своей позиции налоговый орган в оспариваемом решении указал, что расходы на приобретение новогодних елок, елочных украшений, карнавальных костюмов, цветов, пиротехники, новогоднего оформления корпусов, дорогостоящих тканей, шаров, сувениров, подарков, не направлены на получение дохода, экономически не эффективны, а, следовательно, не обоснованы.

Суд первой инстанции поддержал позицию налогового органа, при этом отклонил доводы налогоплательщика о том, что спорные расходы являются расходами на рекламу.

В апелляционной жалобе Университет отмечает о неправомерности вывода суда, поскольку по его мнению, сувенирная продукция, содержащая символику Университета, направлена на поддержание взаимного сотрудничества, а праздничные украшения способствуют привлечению внимания к Университету неограниченного круга лиц, что свидетельствует о характере спорных расходов как рекламных.

Апелляционный суд находит позицию налогоплательщика несостоятельной, а, следовательно, подлежащей отклонению.

В соответствии с п. 4 ст. 264 НК РФ к расходам организации на рекламу в целях настоящей главы относятся:

расходы на рекламные мероприятия через средства массовой информации (в том числе объявления в печати, передача по радио и телевидению) и телекоммуникационные сети;

расходы на световую и иную наружную рекламу, включая изготовление рекламных стендов и рекламных щитов;

расходы на участие в выставках, ярмарках, экспозициях, на оформление витрин, выставок-продаж, комнат образцов и демонстрационных залов, изготовление рекламных брошюр и каталогов, содержащих информацию о реализуемых товарах, выполняемых работах, оказываемых услугах, товарных знаках и знаках обслуживания, и (или) о самой организации, на уценку товаров, полностью или частично потерявших свои первоначальные качества при экспонировании.

Согласно статье 3 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе" реклама - информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

объект рекламирования - товар, средства индивидуализации юридического лица и (или) товара, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности либо мероприятие (в том числе спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которым направлена реклама.

Учитывая названные нормы, апелляционный суд приходит к выводу, что любые рекламные мероприятия в силу закона о рекламе должны быть направлены на формирования интереса неопределенного круга лиц к деятельности образовательного учреждения направленной на цели воспитания и образования, и не может влиять на увеличение какого-либо оборота у образовательного учреждения и тем более на получение какой-либо прибыли. То есть, рекламные мероприятия должны раскрывать содержание деятельности Университета.

любые расходы, связанные с подготовкой и проведением торжественных мероприятий, не могут учитываться в целях обложения прибыли, а потому осуществляются за счет собственных средств организации или средств целевого финансирования (взносы спонсоров и т.д.).

Такой вывод объясняется тем, что расходы на проведение новогоднего праздника не могут быть признаны экономически оправданными в силу положений п. 1 ст. 252 НК РФ, так как они не связаны с производственной деятельностью организации, и, как следствие, осуществляемые затраты не могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль на основании п. 49 ст. 270 Налогового Кодекса РФ.

Расходы по оформлению территории и помещений организации предметами украшательства (елки, елочные изделия, плакаты и т.д.) наравне с расходами по подготовке и проведению торжественного мероприятия не признаются в целях налогообложения прибыли, так как данные расходы не связаны с производственной деятельностью организации, и тем более не направлены на проявление интереса неопределенного круга лиц к деятельности Университета, как образовательного учреждения. По названным причинам, судом первой инстанции правомерно было указано, что налоговую базу по налогу на прибыль не уменьшают также расходы организаций на приобретение подарков, сувениров сторонним организациям.

Таким образом, оценивая представленные налогоплательщиком первичные бухгалтерские документы суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о невозможности отнести расходы на сувенирную продукцию, расходы на фасаде здания в виде вывесок, расходы на праздничные украшения, приобретение сувениров сторонним организациям к рекламной деятельности образовательного учреждения.

На основании изложенного, апелляционная жалоба налогоплательщика в указанной части представляется апелляционному суду несостоятельной, в связи, с чем решение суда первой инстанции по названному эпизоду отмене или изменению не подлежит.

Налог на имущество.

Согласно обжалуемому решения заявителю начислен налог на имущество за 2004 г. в сумме 574 356,55 рублей, за 2005 г. в сумме 603 895,64 рублей, за 2006 г. в сумме 409 845,89 рублей, всего 1 588 098 рублей, в связи с необоснованным, по мнению налогового органа, применением льготы по налогу на имущество.

Суд первой инстанции признал решение налогового органа в названной части обоснованным, поскольку для применения налоговой льготы по налогу на имущество необходимо использовать имущество непосредственно в образовательных целях, в то время как налогоплательщик сдавал свое имущество в аренду.

Налогоплательщик, не согласившись с выводом суда первой инстанции, обратился с апелляционной жалобой в суд, в которой отмечает, что сам по себе факт частичной сдачи имущества в аренду не лишает его налоговой льготы, поскольку имущество сдается в аренду на основании государственных контрактов, часть помещений (спортзал) предоставляется в пользование по договору в неурочное время, а также для организации общественного питания студентов.

Апелляционный суд находит позицию налогоплательщика несостоятельной.

В соответствии со ст. 374 НК РФ объектами налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, в пользование, распоряжение, доверительное управление, внесенное в совместную деятельность или полученное по концессионному соглашению), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено ст. 378 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 2 Закона Тюменской области "О налоге на имущество организаций" N 172 от 20.11.2003 г. освобождается от налогообложения имущество организаций - в отношении объектов социально-культурной сферы, используемых ими для нужд культуры и искусства, образования, физической культуры и спорта, здравоохранения и социального обеспечения.

Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении относительно природы применения налоговых льгот по налогу на имущество указал, что предоставление налоговой льготы налогоплательщикам, самостоятельно не использующим числящееся на их балансе имущество, приводило бы к прямому искажению предусмотренных законом особенностей реализации механизма налоговой льготы, предоставляемой в отношении только того имущества, которое используется самим налогоплательщиком непосредственно в указанных законом сферах деятельности.

Судом первой инстанции из названных норм права и позиции Конституционного Суда Российской Федерации был сделан правомерный вывод о том, что в случае, когда часть объектов используется учреждением не в целях, оговоренных в ст. 2 Закона Тюменской области "О налоге на имущество организаций" N 172 от 20.11.2003 г., то льгота не может быть предоставлена в отношении этих объектов (помещений),

Как усматривается из материалов дела, заявитель сдает в аренду и использует в коммерческой деятельности объекты недвижимого имущества: за 2004 г. - г. Тюмень, ул. Володарского,38; ул. Володарского, 56; ул. Мельникайте,44; ул. Мельникайте, 72; ул. 50 лет Октября, 38; ул. Киевская, 50; ул. Киевская, 52; ул. Котовского, 54А; ул. Мельникайте, 61Б; за 2005 г. - г. Тюмень, ул. Володарского,38; ул. Володарского, 56; ул. Мельникайте,44; ул. Мельникайте, 72; ул. 50 лет Октября, 38; ул. Киевская, 50; ул. Киевская, 52; ул. Котовского, 54А; ул. Мельникайте, 61Б; ул. Оболенского, 11; за 2006 г. - г. Тюмень, ул. Володарского,38; ул. Володарского, 56; ул. Мельникайте,44; ул. Мельникайте, 72; ул. 50 лет Октября, 38; ул. Киевская, 50; ул. Киевская, 52; ул. Котовского, 54А; ул. Мельникайте, 61Б; ул. Оболенского,11; ул. Республики, 49/3; ул. Мельникайте,109/3.

Названные обстоятельства не оспариваются налогоплательщиком.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что налогоплательщик утратил право на применение налоговой льготы по названным объектам в тех налоговых периодах, в которых такие объекты сдавались в аренду.

Доводы апелляционной жалобы не принимаются апелляционным судом, поскольку таковые заявлены налогоплательщиком без учета выводов суда первой инстанции.

Так, судом правомерно был отклонен довод налогоплательщика о том, что часть названных объектов сдавалась в аренду организациям на основе государственных контрактов в целях осуществления услуг по охране зданий и помещений, организации розничной торговли, организации общественного питания для студентов, организация приема платежей от студентов, проведения ремонтно-строительных работ, поскольку получение арендных платежей исходя из смысла закона само по себе предполагает уплату налога на имущество независимо от характера и деятельности арендных отношений.

Факт сдачи части имущества в аренду в неурочное время или для образовательных целей не имеет правового значения для настоящего спора, поскольку, в любом случае, налогоплательщик, сдавая имущество в аренду, использовал его не по назначению, что лишает его права на применение означенной налоговой льготы.

Таким образом, апелляционная жалоба налогоплательщика в части названного эпизода не подлежит удовлетворению.

Единый налог на вмененный доход

Согласно обжалуемому решению заявителю начислен единый налог на вмененный доход в размере 1 563 560 рублей, в том числе: за 2004 г. - в размере 407 036 рублей, за 2005 г. - в сумме 566 596 рублей, за 2006 г. - в сумме 589 928 рублей, пени в размере 678 112,26 рублей, налоговые санкции на основании п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату единого налога на вмененный доход в размере 146 315,40 рублей, налоговые санкции на основании п. 2 ст. 119 НК РФ за непредставление налоговых деклараций по единому налогу на вмененный доход в размере 492 939,52 рублей.

Налоговый орган в оспариваемом решении указал, что в проверяемом периоде заявителем оказывались услуги общественного питания, денежные средства, полученные от реализации блюд, вносились на счет университета как средства от предпринимательской деятельности, в оборотно-сальдовых ведомостях отражена торговая наценка, полученная в результате оказания услуг общественного питания. Следовательно, деятельность по оказанию услуг общественного питания направлена на получения дохода, является предпринимательской и подлежит налогообложению в виде единого налога на вмененный доход.

Суд первой инстанции признал доначисление налогоплательщику сумм налога, пени, штрафа по названному эпизоду несостоятельным, руководствуясь следующим.

В соответствии с подпунктом 8 п. 2 ст. 346.26 НК РФ система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (далее в настоящей главе - единый налог) может применяться по решениям представительных органов муниципальных районов, городских округов, законодательных (представительных) органов государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга в отношении оказания услуг общественного питания, осуществляемых через объекты организации общественного питания с площадью зала обслуживания посетителей не более 150 квадратных метров по каждому объекту организации общественного питания. Для целей настоящей главы оказание услуг общественного питания, осуществляемых через объекты организации общественного питания с площадью зала обслуживания посетителей более 150 квадратных метров по каждому объекту организации общественного питания, признается видом предпринимательской деятельности, в отношении которого единый налог не применяется.

В соответствии с Федеральным законом РФ "О внесении изменений в главы 21, 26.1, 26.2 и 26.3 ч.2 Налогового Кодекса РФ" от 17.05.2007 N 85-ФЗ, вступившим в законную силу с 01.01.2008 г., подпункт 8 ч.2 ст. 346.26 НК РФ дополнен словами следующего содержания: после слов "оказания услуг общественного питания, осуществляемых через объекты организации общественного питания" дополнить словами "(за исключением оказания услуг общественного питания учреждениями образования, здравоохранения и социального обеспечения)".

В соответствии с п.3 ст. 5 НК РФ акты законодательства о налогах и сборах, устраняющие или смягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах либо устанавливающие дополнительные гарантии защиты прав налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, их представителей, имеют обратную силу.

Суд первой инстанции основываясь на означенной норме права, пришел к выводу о том, что дополнения в подпункт 8 п. 2 ст. 346.26 НК РФ подлежит рассматривать как норму, устанавливающую дополнительные гарантии прав налогоплательщика, поскольку означенное дополнение прямо указывает на отсутствие обязанности по уплате единого налога на вмененный доход в отношении образовательных учреждений, оказывающих услуги общественного питания.

Налоговый орган в апелляционной жалобе не соглашается с позицией суда первой инстанции, отмечая следующее.

Пункт 4 ст. 5 НК РФ предусматривает, акты законодательства о налогах и сборах, отменяющие налоги и (или) сборы, снижающие размеры ставок налогов (сборов), устраняющие обязанности налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, их представителей или иным образом улучшающие их положение, могут иметь обратную силу, если прямо предусматривают это. Федеральный закон РФ "О внесении изменений в главы 21, 26.1, 26.2 и 26.3 ч.2 Налогового Кодекса РФ" от 17.05.2007 г. N 85-ФЗ, вступившим в законную силу с 01.01.2008 года не предусматривает освобождение от уплаты единого налога на вмененный доход образовательных учреждений в период за 2004, 2005, 2006 г.г.

По мнению налогового органа, означенная норма опровергает правомерность вывода суда в части указания на обратную силу закона.

Апелляционный суд находит позицию налогового органа несостоятельной поскольку в пункте 4 статьи 5 НК РФ не указаны случаи введения законодателем налоговой льготы, которая в силу положений пункта 1 статьи 56 льготами по налогам и сборам признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков и плательщиков сборов предусмотренные законодательством о налогах и сборах преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками или плательщиками сборов, включая возможность не уплачивать налог или сбор либо уплачивать их в меньшем размере.

Фактически Федеральным законом РФ "О внесении изменений в главы 21, 26.1, 26.2 и 26.3 ч.2 Налогового Кодекса РФ" от 17.05.2007 N 85-ФЗ была введена налоговая льгота по ЕНВД для отдельной категории налогоплательщиков, в том числе для образовательных учреждений, в связи с чем положения пункта 4 статьи 5 НК РФ в спорной ситуации не применимы, а, поскольку, названная льгота представляет собой дополнительную гарантию прав налогоплательщика, апелляционный суд приходит к выводу, что таковая распространяется на налоговые периоды, предшествующие введению таковой законодателем.

При названных обстоятельствах апелляционный суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы налогового органа в названной части.

Единый социальный налог

Согласно обжалуемому решению заявителю начислен единый социальный налог за 2004 г., 2005 г., 2006 г. в размере 3 489 726,55 рублей, пени в размере 1 576 122,31 рублей, налоговые санкции на основании п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату единого социального налога в размере 68 371,27 рублей.

Как установлено выездной налоговой проверкой заявитель заключил договор негосударственного пенсионного обеспечения работников с негосударственным пенсионным фондом "Социальный пенсионный фонд" N 1/03 от 23.06.2003 г., в соответствии с которым заявитель обеспечил дополнительное негосударственное пенсионное обеспечение работников. В соответствии с указанным договором университет перечислял денежные средства на солидарный пенсионный счет вкладчика. В п. 4.2.2 Дополнительного соглашения к договору N 1/03 от 23.06.2003 г. установлено, что вкладчик вправе перераспределять средства с солидарного пенсионного счета на именные пенсионные счета участников. В п.2.1. в редакции установленной дополнительным соглашением указано, что вкладчик перечисляет в негосударственный пенсионный фонд взносы в порядке, установленном договором, а фонд производит их зачисление на солидарный пенсионный счет.

Налоговый орган в оспариваемом решении указал, что в соответствии со ст. 255, 236, 237 НК РФ указанные выплаты подлежат налогообложению единым социальным налогом.

Суд первой инстанции поддержал выводы налогового органа и отказал в удовлетворении требований заявителя.

В апелляционной жалобе налогоплательщик отмечает, что судом первой инстанции не учтено то обстоятельство, что Университет не производил выплат непосредственно работникам по негосударственному пенсионному обеспечению, фактически денежные средства перечисляются на солидарный счет негосударственного фонда.

Суд апелляционной инстанции находит позицию заявителя несостоятельной в силу следующего.

Согласно статье 236 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) объектом обложения единым социальным налогом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, а также по авторским договорам.

При этом пунктом 3 названной статьи определено, что данные выплаты не признаются объектом обложения налогом на прибыль, если не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по этому налогу в текущем отчетном (налоговом) периоде.

Пункт 16 статьи 255 Кодекса устанавливает отнесение к расходам на оплату труда по налогу на прибыль сумм платежей (взносов) работодателей по договорам негосударственного пенсионного обеспечения при условии применения пенсионной схемы, предусматривающей учет пенсионных взносов на именных счетах участников негосударственных пенсионных фондов, и (или) добровольного пенсионного страхования при наступлении у участника и (или) застрахованного лица пенсионных оснований, предусмотренных законодательством Российской Федерации, дающих право на установление пенсии по государственному пенсионному обеспечению и (или) трудовой пенсии, и в течение периода действия пенсионных оснований. При этом договоры негосударственного пенсионного обеспечения должны предусматривать выплату пенсий до исчерпания средств на именном счете участника, но в течение не менее пяти лет, или пожизненно, а договоры добровольного пенсионного страхования - выплату пенсий пожизненно.

Из оспариваемого решения налогового органа усматривается, что индивидуализация платежей была произведена по счетам на основании распоряжения Университета N 01-1486 от 11.11.2004г, о перечислении денежных средств с солидарного счета на именные пенсионные счета сотрудников за 2003 год согласно направляемого списка, распоряжения Университета N 01-1146 от 06.06.2005г о перечислении денежных средств с солидарного счета на именные пенсионные счета сотрудников за 2004 год согласно направляемого списка, распоряжения Университета N 13-232 от 10.02.2006г о перечислении денежных средств с солидарного счета Университета на именные пенсионные счета сотрудников за 2005 год согласно направляемого списка, реестр N 5 передачи пенсионных сертификатов работникам ТГУ.

Таким образом, утверждение налогоплательщика о том, что суммы налога доначислены с выплат, не адресованных работникам, апелляционный суд находит безосновательным.

Следовательно, перечисленные обществом суммы страховых взносов в пользу своих работников на именные счета в негосударственном пенсионном фонде правомерно были расценены налоговым органом как образующие объект обложения единым социальным налогом.

Суд первой инстанции обоснованно признал правомерным решение налогового органа в названной части. Апелляционная жалоба налогоплательщика по названному эпизоду удовлетворению не подлежит.

Относительно эпизода, связанного с привлечением налогоплательщика к налоговой ответственности по статье 126 НК РФ.

Налогоплательщик в обоснование своих требований полагает, что в требованиях о предоставлении документов налоговым органом конкретно не указано количество документов, запрашиваемых налоговым органом, следовательно, заявитель привлечен к ответственности не по количеству непредставленных документов, а по перечню запрашиваемых документов.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований заявителя по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 126 НК РФ непредставление в установленный срок налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, влечет взыскание штрафа в размере 50 рублей за каждый непредставленный документ.

В соответствии со ст. 93 НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы посредством вручения этому лицу (его представителю) требования о представлении документов.

Истребуемые документы представляются в виде заверенных проверяемым лицом копий. Копии документов организации заверяются подписью ее руководителя (заместителя руководителя) и (или) иного уполномоченного лица и печатью этой организации, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Образец требования о предоставлении документов (информации) утвержден Приказом ФНС России от 31.05 2007 г. N ММ-3-06/338, согласно приложения N 5 которого, в требовании о предоставлении документов указываются наименования, реквизиты, иные индивидуализирующие признаки документов, период, к которому они относятся.

Следовательно, в соответствии с требованиями действующего законодательства у налогового органа отсутствуют обязанность по указанию количества запрашиваемых документов в требовании о предоставлении документов (информации).

Апелляционный суд находит позицию суда первой инстанции соответствующей действующему налоговому законодательству. Налогоплательщик правомерно был привлечен к налоговой ответственности по статье 126 НК РФ за несвоевременное предоставление документов по требованию налогового органа в размере, исчисленном исходя из количества документов, фактически имеющихся у налогоплательщика.

Доводы подателя жалобы, аналогичные ранее изложенным в суде первой инстанции, апелляционным судом не принимаются, поскольку изложены без учета выводов суда первой инстанции и указания на нарушение судом конкретной нормы права при вынесении решения по названному эпизоду.

Решение суда первой инстанции в названной части подлежит оставлению без изменения.

Суд апелляционной инстанции считает, что судом первой инстанции при рассмотрении спора правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи с учетом доводов и возражений, приводимых лицами, участвующими в деле, и сделаны правильные выводы по делу.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции принято без каких-либо нарушений норм материального или процессуального права, основания для отмены отсутствуют, доводы апелляционной жалобы отклонены.

Законность и обоснованность решения в части эпизодов, связанных с начислением налогоплательщику пени по НДФЛ, транспортного налога, налога на имущество в размере 7 131,55 руб., судом апелляционной инстанции не проверялись в силу нормы части 5 статьи 268 АПК РФ.

В связи с отказом в удовлетворении апелляционных жалоб, на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации, расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционных жалоб относятся на их подателей.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Тюменской области от 13.04.2010 по делу N А70-6645/2009 оставить без изменения, апелляционные жалобы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Тюменский государственный нефтегазовый университет" и Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Тюмени N2 - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

 

Председательствующий

Л.А. Золотова

 

Судьи

Е.П. Кливер
А.Н. Лотов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Номер дела в первой инстанции: А70-6645/2009


Истец: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Тюменский государственный нефтегазовый университет"

Ответчик: Инспекция Федеральной налоговой службы по г. Тюмени N2

Третье лицо: Управление Федеральной налоговой службы России по Тюменской области