Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 ноября 2010 г. N 09АП-27715/2010

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 ноября 2010 г. N 09АП-27715/2010

 

г. Москва

Дело N А40-80627/10-118-416

30 ноября 2010 г.

N 09АП-27715/2010

 

Резолютивная часть постановления объявлена 23 ноября 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 30 ноября 2010 года

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи М.С. Сафроновой,

Судей Л.Г. Яковлевой, Т.Т. Марковой,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Е.А. Чайка,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 7

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 06.09.2010

по делу N А40-80627/10-118-416, принятое судьей Кондрашовой Е.В.,

по заявлению Закрытого акционерного общества "Нижегородская сотовая связь" (ЗАО "НСС")

к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 7

о признании недействительным решения от 31.12.2009 N 23,

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Мухаметчиной Р.А. дов. N 626 от 29.12.2009, Тарбеевой И.А. дов. N 617 от 27.07.2010;

от заинтересованного лица - Ваша Э.Л. дов. N 58-05-10/011792 от 18.05.2010.

УСТАНОВИЛ

Закрытое акционерное общество "Нижегородская сотовая связь" (далее - налогоплательщик, заявитель, общество) обратилось с заявлением в Арбитражный суд к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 7 (далее - инспекция, заинтересованное лицо, налоговый орган) о признании недействительным решения N 23 от 31.12.2009 " О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения".

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 06.09.2010 признано недействительным решение от 31.12.2009 N 23 в части начисления налога на прибыль и НДС, соответствующих сумм пени и штрафов, по пунктам 1.3,1.4, 1.5 (за исключением эпизода, связанного с ООО "НИКА"); п. 1.7 мотивировочной части решения. В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказано.

С решением суда не согласился налоговый орган, обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить в части пп. 1.3, 1.4, 1.5 (за исключением эпизода, связанного с ООО "НИКА"); п. 1.7 мотивировочной части решения, в удовлетворении требований заявителя по вышеуказанным пунктам отказать в полном объеме, в остальной части решение суда оставить без изменения, ссылаясь на то, что судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права.

Налогоплательщик представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором возражает против удовлетворения доводов апелляционной жалобы налогового органа, просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Представитель заявителя возражений в части отказа в удовлетворении заявленных требований не заявил.

Законность и обоснованность принятого по делу решения проверены в порядке ст. 266, ч.5 ст. 268 АПК РФ.

Из материалов дела следует, что в отношении общества проведена выездная налоговая проверка по вопросу соблюдения законодательства РФ о налогах и сборах за период с 01.01.2006 по 31.12.2008 правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) всех налогов и сборов, а также по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в соответствии со ст. 2 и п. 1 ст. 25 ФЗ от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации".

Выездная налоговая проверка проведена с одновременной проверкой всех филиалов структурных подразделений общества, состоящих на учете в налоговых органах по месту государственной регистрации.

По результатам налоговой проверки инспекцией принято решение от 31.12.2009 N 23 о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым общество привлечено к налоговой ответственности, заявителю предложено уплатить штраф в размере 889 946,16 руб.; пени - 129 213,58 руб.; недоимку - 7 669 980,74 руб.

Изучив материалы дела, оценив в совокупности все представленные по делу доказательства, выслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционной жалобы, отзыва на жалобу, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что суд первой инстанции принял судебный акт на основании всесторонне исследованных обстоятельств.

При рассмотрении дела Арбитражным судом г. Москвы не допущено нарушения норм материального и процессуального права, влекущих отмену или изменение принятого решения.

П. 1.3. и 1.7 решения налогового органа.

В апелляционной жалобе налоговый орган приводит доводы о том, что в нарушение п. 1 ст. 252, ст.ст. 256, 258 и 259 НК РФ, общество неправомерно уменьшило срок полезного использования основных средств (ограждение базовых станций), числящихся на балансе ЗАО "НСС", что по мнению инспекции, привело к увеличению ежемесячных амортизационных отчислений и увеличению расходов, уменьшающих доходы в целях налогообложения в 2006 - 2007 годах. Указанное нарушение повлекло за собой занижение налоговой базы по налогу на прибыль в размере 1 579 726,61 руб. и неуплате налога на прибыль в размере 379 134,39 руб.

Кроме того, инспекция указывает на то, что согласно классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной постановлением Правительства N 1 от 01.01.2002, ограды (заборы) металлические имеют Код ОКОФ 12 3697050 и, соответственно, относятся к восьмой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 20 лет до 25 лет включительно).

Суд апелляционной инстанции считает доводы налогового органа необоснованными по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика.

Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями статьи 258 НК РФ и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством РФ.

Согласно абзацам 4 и 5 пункта 4.2.2. Учетной политики общества для целей налогового учета (утвержденной приказами N 208/1 от 30.12.2005, N 195 от 25.12.2006 и N 208 от 27.12.2007) срок полезного использования объектов основных средств и нематериальных активов утверждается руководителем заявителя по заключению функциональных служб в порядке, предусмотренном налоговым законодательством.

Согласно классификатору, утвержденному постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 N 1 "О Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы" сооружения сотовой связи с 01.01.2007 относятся к 6 группе с кодом ОКОФ 12 4526080. Срок полезного использования имущества, относящегося к 6 группе, - свыше 10 лет до 15 лет включительно.

Учитывая специфику работы операторов сотовой связи, ограды (заборы) металлические, огораживающие сооружение сотовой связи, также относятся к 6 амортизационной группе, поскольку они являются вспомогательными, составляющими единое целое элементами для сооружений сотовой связи, а именно выполняют заградительную функцию.

Ограждения сооружений сотовой связи не могут быть амортизированы дольше, чем само сооружение сотовой связи. Учетной политикой ЗАО "НСС" определен полезный срок использования сооружения сотовой связи - 121,2 месяца, ограждения -121,2 месяца.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что налогоплательщик определил сумму ежемесячной амортизации по ограждениям базовых станций, с последующим списанием ее в состав расходов, уменьшающих доходы в целях налогообложения, в связи с чем налоговая база по налогу на прибыль в размере 1 579 726, 61 руб. правомерно уменьшена.

П. 1.4 решения налогового органа.

В апелляционной жалобе налоговый орган приводит доводы о том, что общество в нарушение п. 1 ст. 252, подп. 26 п. 1 ст. 264 НК РФ в 2006 - 2007 годах включило в расходы, учитываемые для целей налогообложения, расходы, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ по договорам с организациями-продавцами, которые не являлись правообладателями по указанным программам. Допущенное нарушение, по мнению инспекции, повлекло за собой необоснованное увеличение расходов, связанных с производством и реализацией, и уменьшением налоговой базы по налогу на прибыль в размере 25 989 784,41 руб. и неуплате налога на прибыль в размере 6 237 548,26 руб.

Суд апелляционной инстанции считает правильным вывод суда первой инстанции о том, что заявителем обоснованно включены в состав расходов затраты, связанные с приобретением у ООО "СиБОСС технолоджи" программного обеспечения HP в соответствии с договором N 02-143-313/2006 от 01/08/2006.

Доводы налогового органа являются несостоятельны по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с подп. 26 п. 1 ст. 264 НК РФ расходы, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по договорам с правообладателем (по лицензионным соглашениям) отнесены к числу прочих расходов, связанных с производством и реализацией.

Как правильно установлено судом первой инстанции, заявителем в подтверждение реальности хозяйственных операций, связанных с приобретением программного обеспечения HP представлены документы, оформленные в соответствии с законодательством РФ. Налоговым органом не выявлено нарушений в их оформлении.

Налоговый орган не оспаривает реальность совершения хозяйственных операций, связанных с приобретением ЗАО "НСС" программного обеспечения HP и понесенных в связи с этим расходов. Налоговым органом не оспаривается наличие установленного на арендованном по договору N 05-143-82/2006 от 01.08.2006 оборудовании HP программного обеспечения HP и использования его обществом при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода.

Налоговый орган указывает на то, что у продавца указанного программного обеспечения (ООО "СиБОСС технолоджи") отсутствовали права на реализацию указанных программ.

В обоснование доводов инспекция ссылается на то, что поставщиком (ООО "СиБОСС технолоджи") не представлен в рамках встречной проверки договор/лицензионное соглашение с правообладателем программного обеспечения HP, подтверждающий наличие у него прав на реализацию указанных программ конечным пользователям. Соответственно заявителем не подтверждено приобретение неисключительного непередаваемого бессрочного права использования программного обеспечения компании Хьюлетт-Паккард по договору N 02-143-313/2006 у ООО "СиБОСС технолоджи" как у правообладателя.

Договор 02-143-313/2006 предусматривает передачу ЗАО "НСС" неисключительных непередаваемых бессрочных прав использования ПО, при этом отсутствует акт о передаче неисключительного права использования ПО компании HP, что, по мнению налогового органа, свидетельствует о документальном не подтверждении передачи неисключительных прав использования ПО.

При этом налоговый орган не принял во внимание тот факт, что, несмотря на формулировки договора, фактически ЗАО "НСС" приобретены экземпляры программного обеспечения HP. Подтверждением этого являются представленные ЗАО "НСС" налоговому органу документы (акт приема-передачи системного HP от 16.10.2006; счета ООО "СиБОСС технолоджи"N 89/143 от 12.01.2007, N 145/143 от 01.02.2007, N 276/143 от 01.03.2007, N 391/143 от 02.04.2007, N 467/143 от 02.05.2007, N 562/143 от 01.06.2007, N 652/143 от 02.07.2007, N 749/143 от 01.08.2007, N 864/143 от 03.09.2007, N 919/143 от 01.10.2007, N 1046/143 от 01.11.2007, N 1136/143 от 03.12.2007; счет-фактура N 1673 от 16.10.2006; платежные поручения N 263 от 19.01.2007, N 868 от 07.02.2007, N 1874 от 14.03.2007, N 4453 от 21.05.2007, N 4732 от 28.05.2007, N 5203 от 13.06.2007, N 6069 от 11.07.2007, N 6857 от 08.08.2007, N 7977 от 18.09.2007, N 8626 от 16.10.2007, N 9390 от 15.11.2007, N10114 от 06.12.2007).

В соответствии с п. 3 ст. 14 Закона РФ от 23.09.1992 N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" при продаже и представлении массовым пользователям доступа к программам для ЭВМ и базам данных допускается применение особого порядка заключения договоров, например, путем изложения условий договора на передаваемых экземплярах программ для ЭВМ и баз данных.

Кроме того, в соответствии со статьей 16 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" от 09.07.1993 N 5351-1, действующего на момент заключения договора поставки ПО, перепродажа или передача иным способом права собственности либо иных вещных прав на экземпляр программы для ЭВМ или базы данных после первой продажи или другой передачи права собственности на этот экземпляр допускается без согласия правообладателя и без выплаты ему дополнительного вознаграждения.

Позиция налогового органа о неприменимости положений вышеуказанного закона к программному обеспечению необоснованна, так как в соответствии с пунктом 2 статьи 2 Закона РФ от 23.09.1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных", программам для ЭВМ предоставляется правовая охрана как произведениям литературы в соответствии с Законом Российской Федерации от 9 июля 1993 г. N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах" и настоящим Законом.

Факт реализации экземпляров программного обеспечения HP и отсутствия необходимости получения согласия правообладателя на их реализацию в соответствии с законодательством РФ, также подтвержден ООО "СиБОСС технолоджи" в рамках встречной проверки.

Кроме того, вышеуказанные обстоятельства подтверждены ЗАО "Хьюлетт-Паккард А.О." в ответе на запрос налогового органа относительно порядка оформления процедуры передачи неисключительных прав компании Хьюлетт-Паккард. В частности ЗАО "Хьюлетт-Паккард АО." пояснило, что вне зависимости от способа передачи ПО (передача на электронном носителе, передача оборудования, в ПЗУ которого находится ПО или посредством электронных каналов связи), всегда передаются экземпляры ПО. При этом в соответствии со статьей 1272 ГК РФ (на момент исполнения договора применялось аналогичное правило, предусмотренное статьей 16 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" от 09.07.1993 г. N 5351-1), такая продажа (распространение), а также перепродажа (дальнейшее распространение) экземпляров ПО допускается без согласия правообладателя. То есть при сделке купли-продажи экземпляров ПО на основании договора купли-продажи, не требуется заключение лицензионных договоров с правообладателем.

ЗАО "Хьюлетт - Паккард А.О.в ответ на запрос заявителя за N 02/14-476 от 30.09.2009 подтвердил правомерность использования программного обеспечения для комплекса HP NonShop приобретенного ЗАО "НСС" в 2006 году.

Таким образом, продавец может только продать ПО заказчикам в соответствии со спецификацией, включая права пользования в объеме, указанном в лицензионном соглашении, которое заключается непосредственно с правообладателем ПО, путем заключения договора присоединения в соответствии с пунктом 3 статьи 1286 ГК РФ, об условиях использования, сроках и территории действия ПО, экземпляры которого приобретены в рамках договора. Начало использования ПО, как оно определяется условиями лицензионного соглашения, означает согласие правообладателя ПО на заключение договора.

Поскольку на момент приобретения экземпляров ПО, эти программы не используются, то и лицензионный договор путем заключения договора присоединения в этот момент еще не заключен.

Не смотря на то, что по общему правилу лицензионное соглашение на использование программы для ЭВМ или базы данных заключается в письменной форме, законодатель предусмотрел особый порядок заключения лицензионных соглашений. В соответствии с. п. 3 ст. 14 Закона о правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных при продаже и представлении массовым пользователям доступа к программам для ЭВМ и базам данных допускается применение особого порядка заключения договоров, например, путем изложения условий договора на передаваемых экземплярах программ для ЭВМ и баз данных.

В соответствии с пояснениями ЗАО "Хьюлетт-Паккард А.О.", одним из способов заключения лицензионного соглашения является акцепт пользователя условий лицензионного соглашения с правообладателем путем активации программного обеспечения, содержащегося/установленного на оборудовании. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Для правомерного использования экземпляров программного обеспечения ЗАО "НСС" не требуется заключения с правообладателем лицензионного соглашения в письменной форме, потому что при продаже экземпляров программного обеспечения применяется особый порядок заключения договоров - путем изложения условий договора на передаваемых экземплярах программ для ЭВМ. При этом подписания лицензионного соглашения между правообладателем и продавцом экземпляра программного обеспечения не требуется. Указанный порядок предусмотрен статьи 14 Закона РФ "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных". При этом конечный пользователь программного обеспечения при инсталляции программы на ПК или серверное оборудование соглашается с лицензионными условиями правообладателя, изложенными на экземпляре программы.

Расхождения в формулировке договора N 02-143-313/2006 и вышеуказанных документов (акт приема-передачи системного ПО, счет, счет-фактура, платежное поручение) вызваны отсутствием ясности на момент заключения договора о механизме приобретения этого программного обеспечения продавцом у правообладателя.

Расхождения в формулировке текста договора и вышеуказанных документов, подтверждающих приобретение экземпляров программного обеспечения HP не могут являться основанием отказа в учете фактически осуществленных и документально подтвержденных расходов на приобретение экземпляров указанных программ при расчете налога на прибыль.

С учетом изложенных обстоятельств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что заявителем в расходы для целей налогообложения правомерно включены расходы именно на приобретение экземпляров указанного программного обеспечения, а не неисключительного бессрочного права использования указанных программ. При этом именно первичные учетные документы (в частности акт приема-передачи системного ПО) служат основанием для отражения в бухгалтерском учете хозяйственных операций, и именно данные первичных документов в соответствии со статьей 313 НК РФ являются основой для определения налоговой базы по налогу на прибыль.

Таким образом, заявитель правомерно включил в расходы, учитываемые для целей налогообложения, в течение 2006-2007 г.г., расходы, связанные с приобретением программного обеспечения по договору N 02-143-313/2006 от 01 08.2006.

Налоговый орган необоснованно ссылается на то, что ЗАО "НСС" и его поставщик обязаны руководствоваться обычаями делового оборота при совершении сделки по реализации программного обеспечения (поставка OEM-версии либо коробочной версии программного обеспечения), поскольку в любом случае, это всего лишь два из возможных способов передачи экземпляра программного обеспечения, о чем свидетельствуют пояснения ЗАО "Хьюлетт-Паккард А.О.". Вне зависимости от способа передачи этого ПО (передача на электронном носителе, передача оборудования, в ПЗУ которого находится ПО или посредством электронных каналов связи), всегда передаются экземпляры ПО".

Также налоговый орган утверждает, что программное обеспечение, предустановленное на оборудовании, которое передавалось в аренду, не может быть отделено от оборудования, а по этой причине не может являться самостоятельным предметом сделки, то есть, по мнению налогового органа, экземпляры ПО должны быть переданы в аренду вместе с оборудованием в рамках одного договора.

Однако налоговый орган не учел, что экземпляр программного обеспечения не мог быть сдан в аренду в силу п. 3 ст. 16 Закона РФ "Об авторском и смежных правах" право на распространение экземпляров произведения путем сдачи их в прокат принадлежит автору независимо от права собственности на эти экземпляры.

В соответствии с позицией ВАС РФ, приведенной в п. 3 Информационного письма от 13.12.2007 г. N 122 сдавать в прокат (внаем) - предоставлять экземпляр произведения или фонограммы во временное пользование в целях извлечения прямой или косвенной коммерческой выгоды. То есть сдача в аренду (прокат) экземпляра программного обеспечения возможна только с согласия правообладателя, в противном случае это было бы нарушением исключительных прав правообладателя на программное обеспечение. Таким образом, поставка экземпляра ПО может являться самостоятельным предметом сделки.

Пп. 1.5 и 2.1 решения налогового органа.

Налоговый орган в апелляционной жалобе приводит доводы о том, что общество в нарушение статьи 252 НК РФ необоснованно включило в расходы и уменьшило налоговую базу для исчисления налога на прибыль за 2007 год на сумму 467 300 руб. Кроме того, необоснованно учтены расходы по взаимоотношениям с ООО "Алтрейд", поскольку услуги в адрес ЗАО "НСС" не оказывались, объекты не были переданы заявителю.

В обосновании доводов, инспекция указывает на то, что ООО "Алтрейд" не представляет бухгалтерскую и налоговую отчетность с 3 квартала 2007 года. Последняя отчетность представлена за 6 месяцев 2007 года.

Суд апелляционной инстанции считает доводы налогового органа необоснованными, поскольку инспекцией не принято во внимание то, что согласно обязательной в силу положения ст. 6 Федерального конституционного закона "О конституционном суде Российской Федерации" от 21.07.1994 N 1-ФКЗ правовой позиции, выраженной Конституционным судом в постановлении 12.10.1998 N 24-П, налогоплательщик не несет ответственности за действия других организаций в многостадийном процессе уплаты налогов в бюджет.

Неуплата (неполная уплаты) контрагентами налога в бюджет не может ставиться в вину налогоплательщика, поскольку ЗАО "НСС" не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет, неуплата налогов третьими лицами представляет собой самостоятельный состав налогового правонарушения и при неисполнении ими обязанности по уплате налогов налоговые органы вправе в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации, решить вопрос о принудительном исполнении возложенных на них обязанностей.

Как правильно установлено судом первой инстанции, перед заключением договора с ООО "Алтрейд" заявитель провел проверку контрагента, запросил учредительные документы, выписку из ЕГРЮЛ, уточнил информацию по ООО "Алтрейд" по Интернету (сайт www.valaam-info.ru - на данном сайте имеется информация о деятельности правопреемника ООО "Алтрейд" ООО "Амальтея").

На основании условий заключенных между ООО "Алтрейд" и заявителем договоров возмездного оказания услуг по предоставлению места для размещения оборудования сотовой связи: N 211/07 от 11.01.2007, N 95/07 от 09.01.2007, N 131/07 от 11.01.2007, N 223/07 от 09.01.2007, N 27/07 от 11.01.2007 и по актам приема-передачи предоставлены места под размещения оборудования. Заявителем на каждый объект основных средств (базовую станцию) заведены карточки с указанием адресов мест, предоставленных ООО "Алтрейд" для размещения оборудования.

Результатом использования предоставленных мест для размещения оборудования связи явилось следующее: 1) расширение территории обслуживания абонентов, улучшение качества связи, увеличение объема трафика; 2) увеличение количества абонентов и соответственно увеличение дохода от оказания услуг связи.

Заявителем налоговому органу в ходе проверки предоставлены документы, подтверждающие расходы, а также их связь с деятельностью и получением доходов от осуществления реальной деятельности по оказанию услуг связи, в частности: договоры N 211/07 от 11.01.2007, N 95/07 от 09.01.2007, N 131/07 от 11.01.2007, N 223/07 от 09.01.2007, N 27/07 от 11.01.2007; акты выполненных работ за период с 31.01.2007-31.12.2007 по всем договорам в количестве 48 шт.; сч. 24 от 11.01.2007; сч. 30 от 15.01.2007; сч.270 от 18.05.2007; сч.275 от 18.05.2007; сч.274 от 18.05.2007; счета- фактуры в количестве 44 шт.; платежные поручения NN 2395 от 26.03.2007; 3183 от 13.04.2007; 4646 от 24.05.2007; 4647 от 24.05.2007; 4648 от 24.052007.

Доводы инспекции о том, что ООО "Алтрейд" не представляет бухгалтерскую и налоговую отчетность с 3 квартала 2007 года. Последняя отчетность представлена организацией за 6 месяцев 2007 года, являются необоснованными, поскольку данные обстоятельства напротив, подтверждают факты осуществления предпринимательской деятельности контрагентом общества. Подтверждают указанные обстоятельства и выписки по банковскому счету, содержащие доказательства того, что контрагент в проверяемый период вступал в договорные отношения в т.ч. с иными лицами; анализ операций, приведенный налоговым органом, не корректен, т.к. является анализом отдельно выбранных операций контрагента и не может опровергать осуществление им хозяйственных операций в целом.

Кроме того, сложившаяся арбитражная практика сводится к тому, что непредставление поставщиком в налоговый орган налоговой отчетности (если нет доказательств недобросовестности налогоплательщика) не является обстоятельством, которым обусловлено право налогоплательщика признать понесенные затраты в состав расходов либо на применение вычетов НДС. Налоговое законодательство не возлагает на налогоплательщика обязанности проверять сдачу отчетности своими контрагентами и не ставит в зависимость от этого право налогоплательщика на применение вычета.

Неуплата (неполная уплата) контрагентами налога в бюджет не может ставиться в вину налогоплательщика, поскольку общество не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет, неуплата налогов третьими лицами представляет собой самостоятельный состав налогового правонарушения и при не исполнении контрагентами обязанности по уплате налогов налоговые органы вправе в порядке, установленном НК РФ, решить вопрос о принудительном исполнении возложенных на них обязанностей.

При отсутствии признаков недобросовестности налогоплательщика, его участия в схеме, направленной на незаконное получение налоговой выгоды, налогоплательщик не может быть лишен права учитывать экономически обоснованные и документально подтвержденные расходы при исчислении налога на прибыль. Документы, подтверждающие расходы заявителя предоставлены налоговому органу в ходе проверки.

В апелляционной жалобе налоговый орган указывает также на то, что в нарушение статьи 252 НК РФ общество необоснованно включило в расходы и уменьшило налоговую базу для исчисления налога на прибыль за 2006 году на сумму 441 125 руб. необоснованно учтенных расходов по взаимоотношениям с ООО "Лайт".

Суд апелляционной инстанции считает доводы налогового органа необоснованными по следующим основаниям.

Как правильно установлено судом первой инстанции, отношения заявителя с ООО "Лайт" носили долговременный характер. Перед заключением договора ЗАО "НСС" проявило осмотрительность и осторожность, проверило по сайту Федеральной налоговой службы России факт надлежащей регистрации ООО "Лайт", а также имеющиеся сведения об идентифицирующих данных этого юридического лица. Кроме того, по этому же сайту убедилось в том, что ООО "Лайт" не входит в число юридических лиц, в отношении которых регистрирующими органами приняты решения о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ, а также в число юридических лиц, в состав исполнительных органов которых входят дисквалифицированные лица. Перед заключением договора ЗАО "НСС" запросило у ООО "Лайт" свидетельство о государственной регистрации и постановке на учет в налоговом органе, а также устав предприятия. Эти документы были предоставлены.

Таким образом, принимая во внимание долгосрочный характер отношений с дилером ООО "Лайт" и отсутствие отрицательной репутации у этого общества по данным Федеральной налоговой службы в течение всего периода взаимоотношений, у ЗАО "НСС" не было никаких оснований для сомнений в соблюдении контрагентом требований налогового законодательства относительно уплаты налогов.

Налоговому органу предоставлены документы, подтверждающие факт реального несения затрат, а также их связь с производственной деятельностью и получением доходов от осуществления реальной экономической деятельности по оказанию услуг связи населению, в частности: агентский договор от 15.09.2006; акты выполненных работ 31.07.2006; 31.08.2006; 30.09.2006; 31.10.2006; 30.11.2006; счет-фактуры N 360, 357 от 31.07.2006; N 202,201 от 31.08.2006; N220,120 от 30. 09.2006; N 121, 122 от 31.10.2006; N 08,09 от 30.11.2006; копии договоров аренды и субаренды нежилых помещений, заключенных ООО "Лайт" с ИП Борисовой, ИП Рыжовой, с целью реализации предоставленных ЗАО "НСС" по агентскому договору от 15.09.2006 карточек "экспресс оплаты", "Сити-кард", информационное письмо от 22.06.2006 о том, что ООО "Лайт" является плательщиком НДС, заявлений о заключении агентского договора от 26.06.2006 и дилерского соглашения от 22.06.2006; фото-отчеты торговых площадей, принадлежащих ООО "Лайт", где реализовывались вышеуказанные карты (средства платежа за оказанные услуги связи).

С учетом представленных налогоплательщиком в подтверждение реальности совершенных хозяйственных операций первичных документов, довод налогового органа о направленности действий налогоплательщика на неправомерное применение налоговых вычетов, о необоснованности включения расходов по взаимоотношениям заявителя с ООО "Лайт", несостоятельны, поскольку в соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц осуществляется налоговыми органами. Налоговый орган, зарегистрировав организацию в качестве юридического лица и поставив ее на налоговый учет, тем самым признал ее право заключать сделки и нести в связи с этим определенные законом права и обязанности. При этом налоговый орган является единственным участником налоговых правоотношений, имеющим право контролировать соблюдение гражданами и юридическими лицами требований законодательства о налогах и сборах.

Основная часть доказательств по данному контрагенту налоговым органом выстроена на показании Ладонычевой Е.В., являвшейся, по мнению налогового органа, так называемым номинальным директором ООО "Лайт" в проверяемом периоде.

В соответствии с п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Под налоговой выгодой для целей настоящего постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Пункт 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 указывает, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом. Налоговая выгода также может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Действующее законодательство не предусматривает возложение на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов, право на налоговый вычет не поставлено в зависимость от результатов хозяйственной деятельности поставщиков товаров (работ, услуг) при осуществлении ими хозяйственных операций. Таких доказательств инспекцией суду не представлено.

Доводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны быть подтверждены документами, свидетельствующими об отсутствии в его действиях разумной хозяйственной цели, об их направленности исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Учитывая, что Конституционный Суд РФ правоположение о добросовестном налогоплательщике выводит из действующей нормы п. 7 ст. 3 НК РФ о том, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика. Кроме того, в силу ст. 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" данное Конституционным Судом РФ истолкование положений п. 7 ст. 3 НК РФ является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Налоговым органом не представлены доказательства того, что получение налоговой выгоды является для общества самостоятельной деловой целью, что общество действовало без должной осмотрительности и осторожности, и обществу было известно о нарушениях, допущенных контрагентами, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности; не указано, какой возможностью обладало и не воспользовалось общество для проверки добросовестности контрагентов.

Общество использовало имеющиеся возможности для проверки добросовестности контрагентов - убедилось, что указанные контрагенты имели все признаки юридического лица.

Действующее законодательство обязанность по контролю в сфере соблюдения законодательства о налогах и сборах налогоплательщиками возлагает на налоговые органы.

В деле отсутствуют документы о признании регистрации юридических лиц - контрагентов недействительной; об исключении обществ из ЕГРЮЛ; о признании недействительными спорных договоров; о регистрации юридических лиц с нарушениями статей 9, 12, 13, пп. "а" п. 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129 ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", статьи 13 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

С учетом изложенных обстоятельств, следует, что налоговым органом не представлено достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что заявитель должен был знать о нарушениях, допущенных контрагентом. Контрагенты зарегистрированы в установленном законом порядке, включены в Единый государственный реестр юридических лиц, что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ, представленной заявителем в материал дела.

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога.

В силу п. 1 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном настоящей главой. Счета-фактуры являются основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету при выполнении требований, установленных пунктами 5, 5.1 и 6 настоящей статьи. Счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, не достоверны и (или) противоречивы.

С учетом изложенных обстоятельств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что представленные документы (акты о выполненных работах, счета-фактуры) соответствуют требованиям ст. ст. 169 НК РФ и ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", и подтверждают правомерность применения налоговых вычетов.

Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 16.10.2003 N 329-О, истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Кроме того, налоговым органом не представлено доказательств подтверждающих недобросовестность общества. При этом реальность хозяйственных операций налоговым органом не ставится под сомнение и не опровергается.

При отсутствии доказательств не совершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан налоговым органом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Как следует из определения от 28.10.2008 N 13892/08 Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, свидетельские показания лиц, подписавших счета-фактуры, о том, что они не являются руководителями фирм, не подписывали договоры, и другие финансово-хозяйственные документы при отсутствии других доказательств не опровергают факт подписания спорных документов лицами, имеющими соответствующие полномочия.

Действующее законодательство не возлагает на налогоплательщика-покупателя обязанности установления подлинности подписи на документах, принимаемых к налоговому учету.

При таких обстоятельствах, довод налогового органа о подписании счетов-фактур неустановленными лицами необоснован и не подтвержден доказательствами.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что с учетом представленных заявителем в подтверждение реальности совершенных хозяйственных операций первичных документов, довод налогового органа о направленности действий налогоплательщика на неправомерное применение налоговых вычетов необоснован.

Решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, выводы суда соответствуют материалам дела и действующему законодательству, судом полно и всесторонне исследованы все обстоятельства, имеющие значение для дела, нормы материального и процессуального права не нарушены и применены правильно.

Оснований для отмены решения суда нет.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 110, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 06.09.2010 по делу N А40-80627/10-118-416 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий судья

М.С. Сафронова

 

Судьи

Т.Т. Маркова
Л.Г. Яковлева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Номер дела в первой инстанции: А40-80627/10-118-416


Истец: ЗАО "Нижегородская Сотовая Связь"

Ответчик: МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 7, МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам N7