Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 февраля 2011 г. N 13АП-22423/2010. (ключевые темы: ндс - вексель - банк - статья 170 нк - арендная плата)

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 февраля 2011 г. N 13АП-22423/2010

 

г. Санкт-Петербург

24 февраля 2011 г.

Дело N А56-36252/2010

 

Резолютивная часть постановления объявлена 17 февраля 2011 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 24 февраля 2011 года

 

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Третьяковой Н.О.

судей Дмитриевой И.А., Згурской М.Л.

при ведении протокола судебного заседания: Дороховой Н.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-22423/2010) Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.10.2010 по делу N А56-36252/2010 (судья Вареникова А.О.), принятое

по заявлению Банк "Таврический" (ОАО)

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Санкт-Петербургу

о признании недействительными решения и требования

при участии:

от заявителя: Николаевская К.М. - доверенность от 26.02.2008 N 408-Ю;

от ответчика: Фролова В.С. - доверенность от 18.01.2011 N 04-10-09/00255;

установил:

Санкт-Петербургский акционерный коммерческий банк "Таврический" (открытое акционерное общество) (далее - заявитель, Банк) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 4 по Санкт-Петербургу (далее - инспекция, налоговый орган) от 31.03.2010 N 10-12/18 (пункты 1.1.2., 1.2.1., 1.3.1., 1.3.2.1., 1.3.2.2. мотивировочной части решения и пункты 1, 2, 3.1., 3.2., 3.3., 5 резолютивной части решения) в части: - привлечения Банка к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), за неуплату налога на прибыль за 2007 год в виде штрафа в размере 32 442 руб., за неуплату налога на добавленную стоимость за 2008 год в виде штрафа в размере 1 525 360 руб.;

- доначисления 230 905 руб. налога на прибыль за 2007 год и 7 627 119 руб. налога на добавленную стоимость;

- привлечения Банка к ответственности, предусмотренной статьей 123 НК РФ за неправомерное перечисление сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом в 2007 году, в виде штрафа в размере 37 руб.;

- начисления 26 541,22 руб. пеней по налогу на прибыль, 1 889 110 руб. пеней по налогу на добавленную стоимость, а также 136 3658 руб. пеней, начисленных в связи с неправомерным неперечислением сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом в 2006-2008 годах;

- в части предложения удержать 267 490 руб. налога на доходы физических лиц.

Также заявитель просит признать недействительным требование налогового органа от 25.06.2010 N 273, в соответствии с которым Банку предложено уплатить 1 557 839 руб. штрафа, 2 033 845,82 руб. пеней и 7 793 708 руб. недоимки.

Решением суда от 29.10.2010 заявление Банка удовлетворено частично. Суд признал недействительными решение инспекции от 31.03.2010 N 10-12/18 и требование от 25.06.2010 N 273 в части доначисления 6 559 322,03 руб. налога на добавленную стоимость, начисления пеней и штрафов по пункту 1.2.1 мотивировочной части решения; начисления пеней и привлечения к ответственности на основании статьи 123 НК РФ по пункту 1.3.1 мотивировочной части решения; привлечения к ответственности на основании статьи 123 НК РФ по пункту 1.2.3.1 мотивировочной части решения; начисления пеней и привлечения к ответственности на основании статьи 123 НК РФ по пункту 1.3.2.2 мотивировочной части решения. В удовлетворении остальной части заявления отказано.

В апелляционной жалобе Инспекция, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, просит решение суда отменить в части удовлетворенных требований (пункты 1.2.1., 1.3.1.,1.3.2.2. решения налогового органа) и принять по делу новый судебный акт.

В судебном заседании представители налогового органа поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе. Представитель Банка доводы жалобы отклонил и просит решение суда в обжалуемой инспекцией части оставить без изменения. При этом, Банк на основании пункта 5 статьи 268 АПК РФ просит проверить законность и обоснованность судебного акта в части эпизода, изложенного в пункте 1.1.2. решения Инспекции, поскольку считает неправильным вывод суда первой инстанции об экономической необоснованности арендных платежей, произведенных Банком с 17.10.2007 по 09.02.2008.

Законность и обоснованность принятого по делу судебного акта проверена в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка Банка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2006 по 31.12.2008.

По результатам проверки Инспекцией 04.03.2010 составлен Акт N 4 и 31.03.2010 принято решение N 10-12/18 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым Банк привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа в размере 32 442 руб. за неуплату (неполную уплату) налога на прибыль за 2007 год, в виде штрафа в размере 1 525 360руб. за неуплату (неполную уплату) налога на добавленную стоимость за 2008 год, в виде штрафа в размере 139 руб. за неуплату (неполную уплату) транспортного налога за 2008 год; по статье 123 НК РФ в виде штрафа в размере 37 руб. Указанным решением Банку начислены пени по налогу на прибыль в сумме 26 541руб., по НДС в сумме 1 889 110руб., по транспортному налогу в сумме 155,63руб., по НДФЛ в сумме 136 942,43 руб., предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль за 2007 год в сумме 230 905руб., по НДС за 1 и 3 кварталы 2008 года в сумме 7 627 119 руб., по транспортному налогу за 2006, 2008 годы в сумме 6 532 руб., а также удержать доначисленную сумму НДФЛ в размере 267 490руб. из доходов налогоплательщиков при очередной выплате в денежной форме и перечислить удержанную сумму налога в бюджетную систему Российской Федерации.

Решением Управления ФНС по Санкт-Петербургу от 18.06.2010 N 16-13/18912 жалоба Банка по эпизодам, изложенным в пунктах 1.1.2., 1.2.1., 1.3.1., 1.3.2.1., 1.3.2.2. решения инспекции от 31.03.2010 N 10-12/18 оставлена без удовлетворения.

На основании решения N 10-12/18 от 31.03.2010 инспекцией в адрес Банка выставлено требование N 273 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 25.06.2010, в соответствии с которым Банку предложено уплатить недоимку в размере 7 793 708руб., пени в размере 2 033 845,82руб. и штраф в размере 1 557 839 руб.

Считая решение инспекции и выставленное в соответствии с ним требование недействительными в оспариваемой части, Банк обжаловал их в судебном порядке.

Заявление Банка судом первой инстанции удовлетворено частично.

По пункту 1.1.2. решения налогового органа.

В ходе проверки инспекцией установлено неправомерное включение Печорским филиалом банка Таврический в расходы, понесенные при осуществлении банковской деятельности, стоимости аренды нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Печоры, ул. Свободы, д. 3 за октябрь-декабрь 2007 года в сумме 962 104руб., что привело к неуплате налога на прибыль за 2007 год в сумме 230 905руб.

Как следует из материалов дела, 09.06.2003 между Банком и ООО "Ангстрем" заключен договор аренды здания N 02/03, в соответствии с которым Банк арендовал здание по адресу: г. Печоры, ул. Свободы, д. 3, в последующем (03.10.2007) указанное выше здание перешло в собственность Седавных Владимиру Ивановичу.

17.10.2007 между Банком и Седавных В.И. был подписан договор купли-продажи недвижимого имущества - арендуемого Банком вышеуказанного здания. Передача данного здания произведена на основании акта приема - передачи объекта недвижимости от 17.10.2007, оплата произведена Банком 19.10.2007 года. Государственная регистрация права осуществлена 09.02.2008 года. В период октябрь-декабрь 2007 года Банк уплачивал арендные платежи за аренду указанного выше нежилого помещения и уменьшил полученные доходы на сумму произведенных расходов (962 104 руб.) по договору аренды.

Налоговый орган посчитал неправомерным отнесение на расходы суммы арендных платежей за объект, принятый Банком по акту приема-передачи и принадлежащий ему на праве владения, пользования и распоряжения.

Решением суда первой инстанции решение налогового органа по данному эпизоду признано законным.

Апелляционный суд, выслушав мнение сторон, изучив материалы дела, считает, решение суда первой инстанции в данной части законным и обоснованным, исходя из следующего

По положениям пункта 10 статьи 264 НК РФ арендные платежи за арендуемое имущество относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Отказывая Банку в удовлетворении требования в данной части, суд правомерно сослался на положения статьи 414 Гражданского кодекса РФ, указав, что обязательства по договору аренды N 02/03 от 09.06.2003 были прекращены заключением договора купли-продажи спорного помещения от 17.10.2007 года.

В соответствии с пунктом 2 статьи 223 Гражданского кодекса РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Статьей 551 Гражданского кодекса РФ предусмотрена государственная регистрация перехода к покупателю права собственности на недвижимость по договору купли-продажи. Договор купли-продажи спорного помещения является заключенным с момента его подписания (17.10.2007) в соответствии с пунктом 1 статьи 433 Гражданского кодекса РФ, а не с момента государственной регистрации.

Согласно статье 8 Гражданского кодекса РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом, в том числе из договоров и иных сделок.

Основанием возникновения у Банка права пользования недвижимым имуществом, за которое он был обязан вносить арендную плату, являлся договор аренды. После заключения договора купли-продажи того же объекта недвижимости, у Банка изменились основания владения и пользования указанным объектом. Заключив договор купли-продажи спорного помещения, который ранее являлся объектом договора аренды, стороны пришли к соглашению о замене обязательств по договору аренды на обязательства по договору купли-продажи.

Данная позиция согласуется с разъяснениями, изложенными в п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", согласно которым после передачи владения недвижимым имуществом покупателю, но до государственной регистрации права собственности покупатель является законным владельцем этого имущества.

То, что за продавцом сохраняется право собственности на имущество, связано с отсутствием права у его законного владельца распоряжаться имуществом, в силу вышеприведенных норм права не означает продолжение арендных отношений.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что с 17.10.2007 у Седавных В.И. не было оснований для требования уплаты Банком арендных платежей за спорные объект недвижимости, фактически реализованный Банку, а у Банка отсутствовала обязанность по их уплате. Следовательно, понесенные Банком расходы в виде арендной платы за здание за октябрь-декабрь 2007 года не являются экономически обоснованными и не могут учитываться для целей налогообложения прибыли. При таких обстоятельствах доначисление Банку 230 905 руб. налога на прибыль, начисление 26 541,22 руб. пени и привлечение к ответственности в виде штрафа в размере 32 442 руб. является законным и обоснованным.

По пункту 1.2.1. решения налогового органа.

Инспекцией в ходе проверки установлено, что в нарушение требований статьи 154 НК РФ при определении налоговой базы по операции реализации предмета залога, полученного по соглашению о предоставлении отступного, Банком необоснованно применен пункт 3 указанной статьи, что привело к неправильному исчислению НДС (занижению налоговой базы) и неуплате налога за 1 квартал 2008 в размере 6 559 322,03руб. и за 3 квартал 2008 в размере 1 067 796,61 руб.

Данный вывод сделан налоговым органом исходя из установленных в ходе проверки обстоятельств: 10.10.2007 между Банком и ОАО "Русский Дизель" (заемщик) был заключен кредитный договор N 895-КР/2007 о предоставлении кредита в размере 50 000 000 руб. со сроком погашения 30 дней с момента фактической выдачи кредита. В целях обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору ОАО "Русский дизель" (залогодатель) предоставил Бланку в рамках заключенного договора о залоге от 10.10.2007 N 895/1 оборудование для электролизного производства и для производства фанеры общей залоговой стоимостью 51 000 000 руб.

Впоследствии, в связи с неоплатой кредита, предмет залога стоимостью 50 000 000 руб., в том числе НДС 7 627 118,65руб., по соглашению о предоставлении отступного перешел в собственность Банка, а 27.02.2008 на основании договора купли-продажи данное оборудование реализовано Банком открытому акционерному обществу "Выборгская целлюлоза". Стоимость имущества составила 60 000 000 руб. и была оплачена ОАО "Выборгская целлюлоза" на основании выставленных Банком счетов-фактур.

При расчете налоговой базы по налогу на добавленную стоимость Банк применил пункт 3 статьи 154 НК РФ, а именно: определил налоговую базу по операциям реализации оборудования, полученного в качестве отступного, как разницу между ценой реализуемого имущества, определяемой с учетом положений статьи 40 НК РФ, с учетом налога, акцизов (для подакцизных товаров), и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок), то есть с межценовой разницы. Сумма налога по этой операции составила 1 525 423,73 руб.

Инспекция считает, что Банк неправомерно в данном случае применил порядок определения налоговой базы, установленный пунктом 3 статьи 154 НК РФ, поскольку суммы налога на добавленную стоимость по полученному по соглашению о предоставлении отступного имуществу не учитываются в стоимости этого имущества, а включаются в затраты при исчислении налога на прибыль организаций. Инспекция считает, что налоговая база по НДС в данном случае должна определяться в порядке, установленном пунктом 1 статьи 154 НК РФ, то есть на основании стоимости реализуемого имущества, исходя из рыночных цен.

Признавая решение инспекции в данной части недействительным, суд первой инстанции правомерно руководствовался следующим

В силу подпункта 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом обложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 170 НК РФ суммы налога, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, либо фактически уплаченные при ввозе товаров, в том числе основных средств и нематериальных активов, на территорию Российской Федерации, учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, в случаях приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, используемых для операций по производству и (или) реализации (а также передаче, выполнению, оказанию для собственных нужд) товаров (работ, услуг), не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения).

Согласно пункту 5 статьи 170 НК РФ банки, страховые организации, негосударственные пенсионные фонды имеют право включать в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, суммы налога, уплаченные поставщикам по приобретаемым товарам (работам, услугам). При этом вся сумма налога, полученная ими по операциям, подлежащим

Пунктом 3 статьи 154 Кодекса установлено, что при реализации имущества, подлежащего учету по стоимости с учетом уплаченного налога на добавленную стоимость, налоговая база определяется как разница между ценой реализуемого имущества, определяемой с учетом положений статьи 40 Кодекса, с учетом налога, акцизов (для подакцизных товаров), и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок).

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, имущество, полученное Банком по Соглашению о предоставлении отступного от ОАО "Русский дизель" в соответствии с учетной политикой Банка учитывалось на счете 61011 "Внеоборотные запасы" вместе с суммой налога на добавленную стоимость и не использовалось в банковской деятельности. Указанное имущество в дальнейшем по договору купли-продажи от 27.02.2008 реализовано ОАО "Выборгская целлюлоза" за 60 000 000 руб. Банком был выставлен счет-фактура N 973 на общую сумму 60 000 000 руб., в том числе НДС - 9 152 542,37руб.

Суд первой инстанции с учетом обстоятельств дела, исходя из приведенных норм, а также Положения Банка по учету операций по финансово-хозяйственной деятельности (подпункт 2 пункта 3.4.11 Положения) правомерно пришел к выводу, что Банк обоснованно исчислил НДС с "межценовой разницы".

Включение налога на добавленную стоимость в стоимость имущества, не используемого в банковской деятельности, соответствует позиции Министерства финансов Российской Федерации, изложенной в письме от 31.05.2007 N 03-07-05/30, а пункт 5 статьи 170 НК РФ не содержит запрета на учет налога на добавленную стоимость в стоимости имущества, в случаях, установленных пунктами 2 и 4 статьи 170 НК РФ.

Иных оснований, исключающих возможность включения налога на добавленную стоимость в стоимость такого имущества, налоговым органом не указано.

К тому же, 21 глава НК РФ "Налог на добавленную стоимость" не содержит императивных норм, определяющих особый порядок учета в целях налогообложения основных средств и иных материальных ценностей у кредитных организаций, а допускает наличие имущества, учтенного вместе с НДС (п. 3 ст. 154 НК РФ), и не требует выделения налога из стоимости приобретенного имущества, предоставляя право организациям определять порядок налогового учета НДС в учетной политике.

В этой связи довод налогового органа со ссылкой на учетную политику Банка (закрепление в ней использование Банком пункта 5 статьи 170 НК РФ) в обоснование единственно возможного для Банка способа определения налоговой базы по НДС от реализации спорного имущества (со всей суммы реализации) судом обоснованно отклонен.

Принимая во внимание, что Банк не относил налог на добавленную стоимость, уплаченный при приобретении спорного имущества, единовременно к затратам, учитываемым при налогообложении прибыли, а учитывал по стоимости с учетом уплаченного налога, применение заявителем при определении налоговой базы пункта 3 статьи 154 НК РФ судом обоснованно признано правомерным.

На основании изложенного, доводы инспекции об обязательности применении Банком положений, предусмотренных пунктом 5 статьи 170 НК РФ, относительно уплаты всей суммы НДС по операциям реализации имущества, учитываемого с НДС, не включая его в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций (т.е. принятого к учету не по правилу пункта 5 статьи 170 НК РФ, а по правилу пункта 2 статьи 170 НК РФ), обоснованно отклонены судом.

Учитывая, что налоговым органом, в нарушение норм статей 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса, в обоснование своих доводов не были представлены суду доказательства правомерности исчисления им НДС по правилам пункта 1 статьи 154 НК РФ, суд первой инстанции правомерно признал решение налогового органа в части доначисления Банку НДС в сумме 7 627 119 руб., соответствующих сумм пени и штрафа недействительным.

По пункту 1.3.1 решения налогового органа

В ходе проверки налоговым органом установлено, что в нарушение статьи 210 НК РФ при определении налогооблагаемой базы Банк не включил в налогооблагаемый доход по 29 налогоплательщикам стоимость свидетельства добровольного медицинского страхования, прилагаемого к проездному билету, что привело к занижению налоговой базы на сумму 2 845руб., в том числе за 2006 год на сумму 1 185руб., за 2007 год на сумму 870руб., за 2008 год на сумму 790руб. По мнению инспекции, пунктом 3 статьи 217 НК РФ поименован закрытый перечень расходов на командировки, не включаемых в доходы командируемых работников. Сумма оплаты за полис добровольного медицинского страхования, прилагаемый к проездному железнодорожному билету для поездки в командировку, не относится к компенсационным выплатам, не включаемым в совокупный доход физического лица в соответствии с законом.

Суд первой инстанции с учетом положений статьи 217, пункта 3 статьи 213 НК РФ признал решение налогового органа в данной части недействительным. Апелляционная инстанция не находит оснований для отмены решения суда в данной части.

В соответствии с пунктом 3 статьи 213 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются суммы страховых взносов, если указанные суммы вносятся за физических лиц из средств работодателей, за исключением случаев, когда страхование физических лиц производится по договорам обязательного страхования, договорам добровольного личного страхования или договорам добровольного пенсионного страхования.

Согласно пункту 1 статьи 4 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" имущественные интересы, связанные с причинением вреда жизни, здоровью граждан, оказанием им медицинских услуг (страхование от несчастных случаев и болезней, медицинское страхование), являются объектами личного страхования.

Таким образом, сумма страхового взноса по договору добровольного личного страхования пассажиров на транспорте от несчастных случаев, внесенная за физическое лицо из средств работодателя при направлении его в командировку, не подлежит обложению налогом на доходы физических лиц.

В данном случае оплаченные Банком сотрудникам суммы страховых взносов по добровольному страхованию пассажиров от несчастных случаев на железнодорожном транспорте при командировках в пределах Российской Федерации правомерно не включены Банком включению в налоговую базу физических лиц.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно отклонил довод инспекции о неисчислении, неудержании и неперечислении Банком в бюджет 370 руб. налога на доходы физических лиц и признал решение налогового органа в этой части недействительным.

По пункту 1.3.2.2 решения налогового органа

Инспекцией в ходе проверки установлено, что при определении налогооблагаемой базы Банк не включил в налогооблагаемый доход 1 физическому лицу, не являющемуся налоговым резидентом Российской Федерации, доход в виде дисконта при оплате (досрочном погашении) собственных простых векселей, а также не исчислил, не удержал и не перечислил в бюджет НДФЛ, что привело к занижению налоговой базы на сумму 865 978руб. Фактически Банком при выплате дохода физическому лицу не исчислен, не удержан и не перечислен в бюджет НДФЛ в размере 259 793 руб. (865 978*30%).

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что Gurevich Eugene David (Гуревич Юджин Дэвид, гражданин США), не являющийся налоговым резидентом Российской Федерации, по договору купли - продажи векселей N 178/ВТБ от 15.07.2005 приобрел у Банка 3 простых векселя со сроком платежа 01.08.2006 и заранее заявленным доходом в виде дисконта к номиналу:

-вексель N 018728 номиналом 214460 долларов США куплен по цене 200000 долларов США;

-вексель N 018729 номиналом 214460 долларов США куплен по цене 200000 долларов США;

-вексель N 018730 номиналом 214460 долларов США куплен по цене 200000 долларов США.

19.04.2006 физическое лицо оформило заявление о досрочном учете вышеперечисленных векселей и по акту приема-передачи векселей от 19.04.2006 передало их Банку, который в свою очередь оформил распоряжение об оплате простых векселей. Перечисление денежных средств в счет погашения собственных векселей произведено Банком платежными поручениями от 19.04.2006.

При досрочном погашении векселей цена выкупа по каждому векселю составила 210 471 доллар США. Общая сумма дохода физического лица по этим операциям составила 31 413 долларов США.

Инспекция полагает, что доход, полученный физическим лицом от операций купли-продажи векселей, фактически является дисконтом, облагаемым налогом на доходы физических лиц, в связи с чем, Банк на основании статьи 226 НК РФ обязан был исчислить, удержать и перечислить в бюджет налог с выплаченных сумм дисконта. При этом, инспекция считает, что операции по погашению Банком собственных векселей не подпадают под действие статьи 214.1 НК РФ

Применив положения статей 226, 214.1, 228 НК РФ суд первой инстанции пришел к выводу, что у налогового органа отсутствовали основания как для привлечения Банка к налоговой ответственности, так и для начисления пени. Апелляционная инстанция считает данный вывод суда правильным, как соответствующий положениями Налогового кодекса Российской Федерации.

При осуществлении операций купли-продажи ценных бумаг, в том числе векселей, определение налоговой базы, исчисление и уплата налога с доходов, получаемых физическим лицом, регулируются статьей 214.1 НК РФ. В соответствии с данной статьей налоговыми агентами признаются только те организации, которые в отношениях с налогоплательщиком действуют в качестве брокеров, доверительных управляющих или иных лиц, совершающих операции по договору поручения, комиссии или иному договору в пользу плательщика.

При совершении банком операций купли-продажи векселей у физических лиц - как первых, так и не первых векселедержателей, в том числе при досрочном выкупе собственных векселей, банк не признается налоговым агентом. В таких случаях в соответствии с пп. 2 п. 1 статьи 228 НК РФ обязанность по исчислению и уплате налога с доходов физического лица от операций с векселями лежит на самом физическом лице.

Таким образом, Банк правомерно не удержал налог на доходы физических лиц при погашении собственных векселей банка, предъявленных Gurevich Eugene David до наступления срока платежа, в связи с чем, суд первой инстанции правомерно признал решение налогового органа в данной части недействительным.

Апелляционная инстанция считает, что, правильно установив фактические обстоятельства дела, дав им надлежащую правовую оценку, суд принял законное и обоснованное решение, в связи с чем, апелляционная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.10.2010 по делу N А56-36252/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

 

Председательствующий

Н.О. Третьякова

 

Судьи

И.А. Дмитриева
М.Л. Згурская

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.