Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 февраля 2011 г. N 20АП-5548/2010.

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 февраля 2011 г. N 20АП-5548/2010

 

г.Тула

Дело N А68-10048/07-437/13

03 февраля 2011 г.

 

 

Резолютивная часть постановления объявлена 27 января 2011 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 03 февраля 2011 года.

 

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Тимашковой Е.Н.,

судей Тиминской О.А., Еремичевой Н.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Гришиным И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области на решение Арбитражного суда Тульской области от 26 октября по делу N А68-10048/07-437/13 (судья Петрухина Н.В.), принятое

по заявлению ОАО "Косогорский металлургический завод"

к МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области,

третье лицо: ЗАО "ТЗК "КМЗ",

о признании недействительным решения от 13.11.2007 N 284-Д в части,

при участии в судебном заседании:

от заявителя: Рыбаков А.Н. - представитель (доверенность от 01.01.2011 N 2), Королев И.А. - представитель (доверенность от 01.01.2011 N 1),

от ответчика: Белишев А.Е. - начальник правового отдела УФНС России по Тульской области (доверенность от 22.12.2010 N 02-03/11298); Дивногорцев И.С. - начальник юридического отдела (доверенность от 20.01.2011 N 02-03/00248), Злобин А.В. - консультант правового управления ФНС (доверенность от 21.12.2010 N 02-03/11278), Кривова Е.В. - заместитель начальника отдела выездных проверок (доверенность от 13.01.2011 N 02-03/00093),

от третьего лица: не явились, извещены надлежащим образом,

УСТАНОВИЛ:

дело рассмотрено после перерыва, объявленного 20.01.2011.

Открытое акционерное общество "Косогорский металлургический завод" (далее - ОАО "КМЗ", Общество) обратилось в Арбитражный суд Тульской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области (далее - Инспекция, налоговый орган) N 284-Д от 13.11.2007 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части:

- п.1.7 в части доначисления налога на прибыль за 2005 г. в сумме 89 850 682 руб., начисления штрафных санкций в сумме 17 970 136 руб., а также пеней в сумме 18 502 413 руб.,

- пункты 2.1 и 2.3 в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 68 768 846 руб., начисления штрафных санкций в сумме 18 815 руб., а также пеней в сумме 1 309 359 руб. (с учетом уточнения).

Решением Арбитражного суда Тульской области от 26.10.2010 заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с судебным актом, Инспекция подала апелляционную жалобу, в которой просит его отменить, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Представитель третьего лица в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом, что подтверждается уведомлением, имеющимся в деле. Кроме того, согласно представленной в материалы дела выписке из ЕГРЮЛ от 23.12.2010, ЗАО "ТЗК "КМЗ" 31.05.2007 ликвидировано.

Руководствуясь ст.156 АПК РФ, апелляционный суд пришел к выводу, что неявка стороны не препятствует рассмотрению апелляционной жалобы по имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем дело рассмотрено в отсутствие указанного лица.

Суд апелляционной инстанции, выслушав объяснения представителей сторон, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, полагает, что обжалуемое решение суда не подлежит отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области была проведена выездная налоговая проверка ОАО "Косогорский металлургический завод" по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, правильности исчисления и уплаты (удержания, перечисления) налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2005 по 31.12.2005, результаты которой отражены в акте выездной налоговой проверки от 08.10.2007 N 77-Д.

В ходе проверки установлена неполная уплата:

- налога на прибыль организаций за 2005 г. - 90 086 363 руб., в том числе: федеральный бюджет - 24 398 390 руб., бюджет субъекта РФ - 6 567 973 руб.,

- налога на добавленную стоимость за 2005 г. - 68 972 540 руб.

По результатам рассмотрения материалов проверки 13.11.2007 начальником Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области было принято решение N 284-Д о привлечении ОАО "КМЗ" к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату налогов, в том числе: налога на прибыль в виде штрафа сумме 18 004 000 руб.., НДС в виде штрафа в сумме 19 147 руб., начислены пени, в том числе: по налогу на прибыль в сумме 18 527 614 руб., по НДС в сумме 1 314 878 руб., а также плательщику предложено уплатить налог на прибыль организаций за 2005 г. в сумме 90 019 999 руб., НДС за 2005 г. в сумме 68 906 452 руб.

Согласно оспариваемому решению основанием для доначисления Обществу налогов послужили следующие обстоятельства.

В ходе проверки установлено, что между ОАО "КМЗ" и ЗАО "ТЗК "КМЗ" были заключены договоры:

- договор N ТЗК/03/12/01 поставки железорудной продукции (окатыши) от 01.12.2003 (производитель ОАО "Михайловский ГОК");

- договор N ТЗК/041117 поставки шунгитового щебня от 17.11.2004 (производитель ООО НПК "Карбон-Шунгит");

- договор N ТЗКш/041117 поставки кокса от 17.11.2004 (производитель ООО "Уральская Сталь").

В ходе проведения выездной налоговой проверки также установлено, что ЗАО "ТЗК "КМЗ" не находится по юридическому адресу, сообщенному в налоговый орган (г.Москва, Староваганьковский пер., д.19, к.7), в связи с чем налоговым органом составлен акт от 15.06.2006 установления местонахождения органов управления ЗАО "ТЗК "КМЗ", из которого следует, что помещения по указанному адресу не сдавались в аренду ЗАО "ТЗК КМЗ".

Во всех договорах поставки и в счетах-фактурах, выставленных ЗАО "ТЗК КМЗ" (Продавец) в 2005 году в адрес ОАО "КМЗ" (Покупатель), по строке обязательного реквизита счета-фактуры - адрес Продавца указан адрес Продавца - г. Москва, Староваганьковский пер., д. 19, стр. 7, т.е. указан адрес, по которому не сдавались помещения в аренду ЗАО "ТЗК КМЗ".

При анализе налоговых деклараций, представленных организацией (ЗАО "ТЗК "КМЗ") за 2005 год, установлено следующее.

В соответствии с представленной в налоговый орган налоговой декларацией по налогу на прибыль организаций за 2005 год, предприятием по строкам "010" "Доходы от реализации" и стр. "030" "Внереализационные доходы" отражен прочерк (доходы отсутствуют), по стр. "020" "Расходы, уменьшающие сумму доходов от реализации" отражена сумма 48250 руб., по стр. "040" "Внереализационные расходы" - 40 руб. В результате организацией в 2005 году получен убыток в размере 48290 руб.

Выручка, полученная ЗАО "ТЗК "КМЗ" от ОАО "КМЗ" за поставленное

по договорам поставки сырье, в налоговой отчетности не показана.

При проведении проверки в разрезе договоров поставки, заключенных между ЗАО "ТЗК "КМЗ" и ОАО "КМЗ", налоговым органом установлено следующее:

- согласно письму ОАО "Михайловский ГОК" (вх. N 1213 от 13.02.2007) ОАО "КМЗ" до 01.12.2005 не обращалось в ОАО "Михайловский ГОК" с целью заключения договоров купли-продажи окатышей в адрес ОАО "КМЗ";

- за период 2003 - 2005 годы между ОАО "КМЗ" и производителями (грузоотправителями) заключались и фактически реализовывались договоры прямых поставок: в 2003 году - договор на поставку в адрес ОАО "КМЗ" железорудной продукции (окатыши) производства ОАО "Михайловский ГОК"- N КУ/03-11 от 05.01.2003; в 2004 году - на поставку в адрес ОАО "КМЗ" железорудной продукции (руда доменная) производства ОАО "Михайловский ГОК" - N КУ/003-608 от 22.12.2003; в 2005 году - на поставку в адрес ОАО "КМЗ" железорудной продукции (руда доменная) производства ОАО "Михайловский ГОК" N КУ/003-608 от 22.12.2003, договор поставки железорудной продукции (окатыши) N 15-175д от 30.11.2005; в 2005 году - на поставку в адрес ОАО "КМЗ" шунгитового щебня производства ООО НПК "Карбон Шунгит" - N 49 КШ от 20.05.2005; в 2005 году - на поставку кокса в адрес ОАО "КМЗ" производства ООО "Уральская сталь" - NУС-17/05-423 от 23.05.2005, следовательно, ОАО "КМЗ" имело возможность работать напрямую с ОАО

"Михайловский ГОК", ООО НПК "Карбон Шунгит", ООО "Уральская сталь, приобретая сырье по цене производителя (грузоотправителя);

- сырье отгружалось железнодорожным транспортом (транзитом) в адрес ОАО "КМЗ" непосредственно от производителей (грузоотправителей) ОАО "Михайловский ГОК, НПК "Карбон Шунгит", ООО "Уральская Сталь", при этом отгрузка в адрес ОАО "КМЗ" осуществлялась ОАО "Михайловский ГОК, НПК "Карбон Шунгит", ООО "Уральская Сталь" во исполнение обязанностей по договорам поставки, заключенным между ЗАО "ТЗК "КМЗ" и ОАО "Михайловский ГОК, НПК "Карбон Шунгит", ООО "Уральская Сталь";

- установлена идентичность основных пунктов договоров, заключенных между ОАО "Михайловский ГОК" и ЗАО "Торгово-закупочная компания "КМЗ" (от 01.01.2005 N КомО/004-916), а также между ЗАО "Торгово-закупочная компания

"КМЗ" и ОАО "КМЗ" (от 01.12.2003 N ТЗК/03/12/01);

- установлено противоречие условий договоров, заключенных между ООО НПК "Карбон-Шунгит" и ЗАО "Торгово-закупочная компания "КМЗ" (от 17.11.2004 N 22), а также между ЗАО "Торгово-закупочная компания "КМЗ" и ОАО "КМЗ" (от

17.11.2004 N ТЗК/041117), т.к. право собственности на товар переходит к ОАО

"КМЗ" ранее, чем к ЗАО "ТЗК "КМЗ";

- по договорам от 01.12.2003 N ТЗК/03/12/01, от 17.11.2004 N ТЗК/041117 документы, опосредующие "товародвижение" конкретных партий сырья, оформлены одним числом;

- исходя из п.4.2. договора N ТЗК/03/12/01 поставки железорудной продукции от 01.12.2003 и п.4.3 договора поставки NКомО/004-916 железорудной продукции от 01.01.2005 следует, что право собственности на товар во время перевозки его от грузоотправителя до грузополучателя принадлежит ЗАО "ТЗК "КМЗ";

- выручка, полученная ЗАО "ТЗК "КМЗ" от ОАО "КМЗ" за поставленное сырье (доход), также как и себестоимость отгруженного сырья (расход) по вышеуказанным договорам в налоговой декларации не отражены, следовательно, сырье, приобретаемое у производителя и реализуемое в дальнейшем в адрес ОАО "КМЗ", ЗАО "ТЗК "КМЗ" на счетах бухгалтерского учета не приходовалось.

С учетом изложенного Инспекция пришла к выводу, основанному на п.10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", о том, что Общество являлось участником схемы уклонения от налогообложения, заключавшейся в незаконном увеличении сумм налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и незаконном увеличении расходов в целях обложения налогом на прибыль за счет необоснованного увеличения цены на приобретаемое сырье (окатыши, шунгитовый щебень, кокс), что привело к занижению налога на прибыль и НДС.

Общество, считая решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области от 13.11.2007 N 284-В незаконным и нарушающим его права и интересы в оспариваемой части, обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

Согласно ст.252 НК РФ налогоплательщик налога на прибыль уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которые подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

При этом в соответствии с положениями статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Судом установлено, что расходы налогоплательщика на оплату товаров реально понесены (что Инспекцией и не оспаривается) и подтверждены необходимыми документами.

Исходя из положений ст.ст. 171, 172 НК РФ (в редакции, действовавшей в спорный период) право налогоплательщика на получение налогового вычета по НДС возникает в случае приобретения товаров для целей обложения НДС или для перепродажи, постановки их на учет, наличия счетов-фактур, оплаченных в полном объеме.

Материалами дела подтверждается выполнение Обществом обязательных условий, предусмотренных законодательством и необходимых для применения вычетов по НДС и уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль, что налоговым органом фактические не оспаривается.

Не выдвигая признаков недействительности совершенных Обществом сделок, налоговый орган ссылается на то, что ЗАО "ТЗК КМЗ" создавало только видимость осуществления финансово-хозяйственной деятельности посредством оформления документов (создавало документооборот), что повлекло искусственное увеличение цены приобретаемого сырья, которое, вне зависимости от действий, совершаемых посредниками по оформлению документов на якобы поставку товара, отгружалось (поставлялось) железнодорожным транспортом непосредственно грузоотправителями (ОАО "Михайловский ГОК", ООО НПК "Карбон-Шунгит", ООО "Уральская Сталь") в адрес грузополучателя (ОАО "КМЗ").

Выводы Инспекции об искусственном увеличении цены окатышей не основаны на оценке сделок в качестве мнимых и притворных (ст. 170 ГК РФ), а основаны на формальности создаваемого документооборота (фиктивности сделок).

Ссылка налогового органа на фиктивность сделок, заключенных налогоплательщиком с российскими поставщиками, является неосновательной, поскольку гражданское законодательство Российской Федерации не содержит понятия "фиктивная сделка".

Пунктом 1 статьи 170 ГК РФ установлено понятие мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Из содержания указанной нормы следует, что мнимая сделка не порождает никаких последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о реальном исполнении заключенных договоров поставки. Налоговым органом не опровергнуты установленные судом факты наличия договорных отношений и факт реальной поставки окатышей обществу в г. Тулу.

Как видно из материалов проверки, осуществляя контрольные мероприятия, налоговый орган не использовал правовые механизмы, направленные на изменение в рамках налогового спора юридической квалификации сделок, предусмотренные п. 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.04.2008 N 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации", и в подтверждение своей позиции не представил суду соответствующей правовой аргументации.

Однако в силу того обстоятельства, что, как следует из транспортных документов (железнодорожных накладных), окатыши, шунгитовый щебень и кокс в адрес Общества (грузополучатель) отгружались железнодорожным транспортом напрямую непосредственно производителями - ОАО "Михайловский ГОК", ООО НПК "Карбон-Шунгит", ООО "Уральская Сталь" (грузоотправитель), у суда отсутствовали основания считать, что фактически поставщиками были ОАО "Михайловский ГОК", ООО НПК "Карбон-Шунгит", ООО "Уральская Сталь", а посреднические договоры ЗАО "ТЗК КМЗ" притворны.

Как установил суд, ОАО "Косогорский металлургический завод" в 2005 году (в проверяемом периоде) не имело договорных отношений ни с ОАО "Михайловский ГОК", ни с ООО НПК "Карбон-Шунгит", ООО "Уральская Сталь", поставка Обществу окатышей, шунгитового щебня и кокса произведена по договорам, заключенным с ЗАО "ТЗК КМЗ". Следовательно, доводы налогового органа о фиктивности поставок в адрес Общества являются бездоказательными.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что о нереальности хозяйственных операций не может свидетельствовать то обстоятельство, что окатыши, шунгитовый щебень и кокс в адрес Общества отгружались непосредственно производителями - ОАО "Михайловский ГОК", ООО НПК "Карбон-Шунгит", ООО "Уральская Сталь", в то время как продавцом товара выступало иное юридическое лицо, поскольку данный способ осуществления экономической деятельности экономически обоснован, так как направлен на снижение издержек (исключает потребность продавца в хранении товара на складе, избавляет его от расходов, связанных с погрузкой и разгрузкой реализуемого товара) и не противоречит действующему законодательству.

Кроме того, реализация заводом-производителем своей продукции не непосредственно всем ее потребителям, а исключительно посредством трейдеров либо с использованием собственных торговых сетей является общепринятой деловой практикой, целью которой является оптимизация хозяйственной деятельности.

Судом также учтены пояснения Общества о том, что практически весь объем производимого ОАО "Михайловский ГОК" товара выкупается его трейдерами, что делает невозможным закупку сырья напрямую от его производителя.

Данное обстоятельство налоговым органом не исследовалось и не опровергнуто, в то время как бремя доказывания законности принятого решения возложено на него.

По названным обстоятельствам отклонены доводы налогового органа о том, что Общество имело возможность приобретать сырье непосредственно у его изготовителя.

Кроме того, имеющиеся в материалах дела доказательства подтверждают факт того, что в рамках заключенного Обществом в 2003 году непосредственно с ОАО "Михайловский ГОК" договора последнее не могло осуществлять поставку окатышей в необходимых налогоплательщику объемах.

Ссылка Инспекции на договор поставки от 25.03.2005 N 353/05, заключенный Обществом с ОАО "Михайловский ГОК", а также на письмо ОАО "Михайловский ГОК" от 26.02.2007 N 15-296ГКО в адрес УНП УВД Курской области (т.15, л.33), как на возможность плательщика напрямую работать с названным производителем, отклоняется апелляционным судом, так как этот договор, а также сведения, указанные в письме, касаются поставок чугуна. В данном споре исследуется вопрос в отношении окатышей. Возможность заключить договор на поставку чугуна не свидетельствует о том, что такая же возможность имелась в отношении окатышей, причем в объеме, необходимом для производственной деятельности. Такие же выводы можно сделать и в отношении договоров на реализацию железорудной продукции (руда доменная).

При этом в материалах дела имеется письмо ОАО "Михайловский ГОК" от 09.02.2007 N 06-2/2ГКО в адрес МИФНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области (т.15, л.34), согласно которому до 01.12.2005 отгрузка окатышей в адрес ОАО "КМЗ" по договорам купли-продажи не производилась. Между тем второй вывод, содержащийся в этом письме, опровергается наличием договоров за спорные периоды.

Ссылка Инспекции на то, что заключение Обществом напрямую с ООО "Карбон Шунгит" договора от 20.05.2005 N 49КШ, а также договора от 18.03.2005 N 1КШ/Мет-1 с ООО "Карбон Шунгит Трейдинг", по условиям которых цена сырья за единицу продукции ниже цены, перевыставляемой ЗАО "ТКЗ "КМЗ" Обществу, свидетельствует о возможности ОАО "КМЗ" и ранее работать напрямую с ООО "НПК "Карбон Шунгит", приобретая сырье по цене производителя (грузоотправителя), отклоняется апелляционным судом ввиду того, что указанные договоры заключены уже позже договора с ЗАО "ТКЗ "КМЗ" (17.11.2004 N ТЗК/041117). Как пояснили представители Общества, вышеназванные договоры были заключены вследствие работы именно с ЗАО "ТКЗ "КМЗ". Причем договоры напрямую заключены на объемы продукции во много раз меньше, чем фактически требовалось Обществу для использования в своей производственной деятельности. Таким же выводы можно сделать и проанализировав договор, заключенный с ООО "Уральская сталь". Убедительных доказательств тому, что в спорный период времени ЗАО "КМЗ" имело реальную возможность непосредственно заключить договоры с вышеуказанными производителями необходимого сырья, налоговым органом не представлено.

Довод о транзитном характере движения денежных средств как доказательство недобросовестности ОАО "КМЗ" не может быть принят апелляционной инстанцией, исходя из того, что субъекты гражданских правоотношений вправе распоряжаться своим имуществом, денежными средствами по своему усмотрению и налоговый орган не ссылается на документальное подтверждение тех обстоятельств, что денежные средства, уплаченные обществом в адрес вышеуказанного посредника, в дальнейшем возвращены ОАО "КМЗ".

В соответствии с постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

Вместе с тем, в нарушение ч.1 ст.65 АПК РФ налоговым органом не доказан факт того, что операции по приобретению окатышей, шунгитового щебня, кокса по данным договорам не обусловлены разумными экономическими или иными целями делового характера и расходы на их приобретение понесены вне связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности.

Судом установлено, что ОАО "Косогорский металлургический завод" осуществляет реальную производственную деятельность, которая не могла им осуществляться без приобретения спорного сырья, используемого в процессе производства чугуна, что указывает на действительную цель соответствующих сделок.

Таким образом, возмещение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость и уменьшение доходов от реализации на сумму экономически оправданных расходов по налогу на прибыль являлось лишь следствием, предусмотренным главами 21 и 25 НК РФ, в связи с чем эти действия не могут быть вменены в качестве самостоятельной цели, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды.

В этой связи у суда отсутствовали основания считать, что налоговый орган доказал, что Обществом в бухгалтерском и налоговом учете отражены несуществующие хозяйственные операции, поскольку бремя опровержения реальности хозяйственных операций налогоплательщика лежит на налоговом органе.

К тому же п.7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" предусмотрено, что, если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Исходя из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 04.06.2007 N 320-0-П, норм налогового законодательства и сложившейся судебной практики, опровержение презумпции соответствия цены сделки рыночной цене для целей налогообложения и, соответственно, для доначисления налогов, может иметь место только в порядке, предусмотренном ст. 40 НК РФ, что налоговым органом не производилось.

Суд, не согласившись с тем, что взаимоотношения Общества и его контрагента носят формальный характер, необходимости в заключении между ними договоров на поставку сырья не было, указал, что наличие в данной "цепочки" перепродавца само по себе не может служить доказательством получения ОАО "КМЗ" необоснованной налоговой выгоды, поскольку каждый из участников сделок с окатышами и другими товарами несет свою долю налогового бремени в соответствии с действующим законодательством и, соответственно, отвечает за выполнение своих налоговых обязательств.

Кроме того, сам факт наличия указанной "цепочки" не может служить основанием для отказа в предоставлении ОАО "КМЗ" налогового вычета, поскольку налоговым органом не представлено доказательств согласованности действий ОАО "КМЗ" с его перепродавцом.

Отклоняя ссылку налогового органа на то, что наличие этой "цепочки" перепродавцов привело к искусственному увеличению цены на окатыши, приобретаемые ОАО "КМЗ", и, как следствие, к получению необоснованной налоговой выгоды, суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

В материалах дела имеется копия заключения Федеральной антимонопольной службой России по результатам анализа рынка железорудного сырья в 2002-2006г.г., из которого следует, что главной особенностью российского рынка ЖРС является то, что все крупные горнорудные предприятия входят в вертикально интегрированные структуры с металлургическими предприятиями; в наиболее уязвимом положении находятся средние и мелкие металлургические предприятия, не имеющие своей сырьевой базы; в 2004 г. существовало лишь три ГОКа, производящих окатыши (ОАО "Карельский окатыш", ОАО "Михайловский ГОК", ОАО "Лебединский ГОК"), однако основную часть своей продукции данные предприятия поставляли в группу лиц.

Представленные в данном заключении таблицы и графики свидетельствуют о наличии определенной ценовой политики производителей ЖРС, в том числе о различиях в цене реализации ЖРС в зависимости от вхождения покупателя в одну группу лиц (взаимозависимых с продавцом).

Следовательно, уплаченная цена соответствует существовавшим в тот период времени на рынке железорудного сырья средним ценам и в нарушение ст.65 АПК РФ доказательств ее увеличения за счет наличия "цепочки" перепродавцов налоговым органом не представлено.

Таким образом, довод Инспекции об искусственном увеличении цены на окатыши не нашел своего подтверждения, поэтому выводы налогового органа о необоснованном увеличении при налогообложении расходов по налогу на прибыль и налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость является необоснованным.

Довод налогового органа о том, что при одних и тех же условиях поставки ОАО "КМЗ" имело возможность приобрести сырье непосредственно как у ОАО "Михайловский ГОК", так и других производителей по ценам ниже, чем у посредника - ООО ТК "КМЗ", в связи с чем сделки, совершенные с обществом, повлекшие увеличение стоимости сырья, являются экономически нецелесообразными, правомерно отклонен судом, так как Налоговый кодекс не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками сделки с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004г. N 3-П, судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектам предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

Как указано в вышеуказанном постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006г. N 53, о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета (п.5).

Вместе с тем, как установил суд, надлежащих доказательств, свидетельствующих о наличии указанных обстоятельств по данному делу, налоговым органом не представлено.

Таким образом, налоговым органом не доказано, что целью заключения сделок по приобретению сырья и товара является исключительно получение необоснованной налоговой выгоды и заключенные сделки не имеют разумной хозяйственной цели, а опосредуют участие налогоплательщика в создании незаконной схемы обогащения за счет получения денежных средств из бюджета.

Напротив, представленными налогоплательщиком документами подтверждается факт осуществления им реальной хозяйственной деятельности с использованием реального, имеющего материальную ценность и действительную стоимость товара, и наличия в его действиях разумных экономических целей, побудивших его на заключение сделок по приобретению данного товара, то есть в действиях налогоплательщика отсутствуют признаки недобросовестности, перечисленные в пунктах 3,4,5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006г.

Следовательно, оснований для вывода о необоснованности налоговой выгоды, полученной налогоплательщиком в результате приобретения окатышей, не имеется.

Ссылаясь на определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О и постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", суд правильно указал на то, что налогоплательщик не несет ответственность за действия (бездействие) третьих лиц по выполнению возложенных на них обязанностей и правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Положения Налогового кодекса РФ, регулирующие порядок предоставления вычетов по налогу на добавленную стоимость и учета расходов при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, не возлагают на налогоплательщика обязанности по проверке деятельности его контрагентов, равно как и не связывают право налогоплательщика на получение налоговых вычетов по НДС, уменьшение расходов по налогу на прибыль с фактическим внесением сумм налога в бюджет его поставщиками, являющимися самостоятельными налогоплательщиками, которые, в случае недобросовестного исполнения налоговых обязательств, сами несут налоговую ответственность.

Отсутствие источника для возмещения налога на добавленную стоимость, отсутствие контрагента по адресу, указанному в документах, содержащихся в налоговых органах по месту учету организации, не может являться достаточным основанием для отказа в применении налогового вычета налогоплательщиком, в отношении которого налоговым органом не доказана недобросовестность.

Кроме того, доказательств того, что ОАО "КМЗ" знало либо должно было знать о нарушениях, допущенных вышеуказанным лицом, а также о его отсутствии по адресу местонахождения в момент совершения ими рассматриваемых операций, налоговым органом в нарушение п. 6 ст. 108 НК РФ, ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ представлено не было.

Вместе с тем, как установил суд, ОАО "КМЗ" при заключении сделок с ЗАО "ТЗК КМЗ" проявило должную осмотрительность и осторожность, для чего у последнего было запрошено и предоставлено контрагентом свидетельство о постановке на налоговый учет.

Также судом учитывается правовая позиция, изложенная Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении от 29.06.2009г. по делу N А68-8565/07-362/11, согласно которой в праве на вычет сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных налогоплательщику и уплаченных им при приобретении товаров (работ, услуг), может быть отказано в лишь в делах с признаками "карусельного мошенничества" с названным налогом, когда на основании объективных факторов установлено, что товар поставлялся лицу (налогоплательщику), который знал или должен был знать о том, что, покупая товар, он участвует в сделке, связанной с обманным избежанием от уплаты налога на добавленную стоимость (решение Европейского Суда по правам человека от 22.01.2009 по делу "Булвес" АД" против Болгарии).

В этой связи в целях пресечения незаконного возмещения налогоплательщиками сумм налога на добавленную стоимость суды обязаны руководствоваться постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53, избегая, однако, неверного толкования содержащихся в нем положений и применения их к налогоплательщикам при отсутствии убедительных доказательств о злоупотреблении ими правом.

В соответствии с п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.06 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Убедительных доказательств того, что Общество действовало без должной осмотрительности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, а равно доказательств совершения операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей, налоговым органом не представлено.

Следовательно, при отсутствии доказательств неосмотрительности общества доводы Управления об оплате контрагентами общества налога на добавленную стоимость только с агентского вознаграждения в данном конкретном случае не имеет правового значения. Управление не оспаривает того факта, что общество оплатило своим поставщикам полную цену окатышей (включая НДС).

В апелляционной жалобе налоговый орган приводит ряд обстоятельств, изложенных на страницах 5-12, свидетельствующих, по его мнению, о наличии взаимозависимости и согласованности действий участников "схемы" по поставке сырья на ОАО "КМЗ" (ОАО "КМЗ", ЗАО АКБ "Алеф-банк", ЗАО "ТЗК КМЗ", ЗАО "Скотт, Риггс и Флетчер (аудит)", КОО "Гросс Корпорэйшн").

Как неоднократно указывал в своих актах Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, если не доказано, что это обстоятельство существенно повлияло на результаты сделок.

Этот вывод следует из правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2003 N 441-0 "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Нива-7" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 20, пунктами 2 и 3 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации", согласно которой приобретение товара у взаимозависимого лица не приравнивается к недобросовестности.

В каждом конкретном случае необходимо доказать, что взаимозависимость привела к нерыночному ценообразованию и необоснованному завышению налога, подлежащего возмещению из бюджета.

При этом в соответствии с пунктом 1 статьи 40 НК РФ, если иное не предусмотрено настоящей статьей, для целей налогообложения принимается цена товара (работ, услуг), указанная сторонами сделки, и именно эта цена предполагается соответствующей рыночной цене, пока обратное не доказано.

В соответствии с пунктом 3 статьи 40 НК РФ налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пеней по сделкам между взаимозависимыми лицами только в случаях, если цены на товары (работы, услуги) по таким сделкам отклоняются более чем на 20% от рыночной цены на идентичные (однородные) товары (работы, услуги).

При этом доказательств того, что взаимозависимость, на которую ссылается налоговый орган, повлияла на условия или экономические результаты деятельности общества и привела к нерыночному ценообразованию и необоснованному завышению налогового вычета, налоговым органом в нарушение ст.65 АПК РФ не представлено.

Ссылка налогового органа на то, что им не использовалась ст.40 НК РФ, так как им установлена "схема" по завышению цены приобретения сырья, отклоняется апелляционным судом, поскольку вопрос завышения цены должен был быть рассмотрен в рамках ст.40 НК РФ.

Кроме того, тот факт, что бухгалтерское обслуживание участников сделки (ЗАО "ТЗК КМЗ", КОО "Гросс Корпорэйшн") осуществлялось одной организацией (ЗАО "Склтт, Риггс и Флетчер (аудит)"), находящейся по тому же юридическому адресу: г.Москва, ул.Вавилова, д.48, что и сами обслуживаемые им лица, само по себе не может свидетельствовать об их осведомленности и согласованности действий исходя из принципа, установленного п.1 ст.8 ФЗ от 07.08.2001 N 119-ФЗ "Об аудиторской деятельности".

Что касается мнения налогового органа о том, что согласованность действий участников "схемы" поставки на ОАО "КМЗ" сырья подтверждается тем, что фактический контроль деятельности Общества осуществляет ЗАО "АК "Алеф-банк", а аудиторская фирма, осуществляющая бухгалтерское обслуживание фирм-перепродавцов, связана с ним, то с ним также нельзя согласиться.

В пункте 3.3 определения от 04.12.2003 N 441-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Нива-7" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 20, пунктами 2 и 3 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации указал, что право признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 данного Кодекса, может быть использовано судом лишь при условии, что эти основания указаны в других правовых актах, а отношения между этими лицами объективно могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг), в том числе в случаях совершения хозяйственным обществом сделок с заинтересованными лицами, признаваемыми таковыми законом.

В нарушение ст.65, ст.200 АПК РФ доказательств подобного налоговым органом не представлено.

Относительно доводов о взаимозависимости остальных участников сделок суд отмечает, что хозяйственная деятельность указанных Инспекцией в своей жалобе юридических лиц непосредственно не была связана с Обществом, а деятельность субконтрагентов заявителя не может свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Ссылка налогового органа на нахождение части юридических лиц по одним и тем же адресам, совершение сделок купли-продажи сырья в короткий период, проведение расчетных операций по ним в течение одного дня в одном банке в совокупности с иными обстоятельствами дела правомерно не принята судом во внимание.

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды служит основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Поскольку доказательства получения Обществом необоснованной налоговой выгоды налоговым органом не представлены, суд правомерно оценил доводы Инспекции о занижении сумм налогов на основе конкретных законодательных положений.

В оспариваемом решении не приведена правовая норма, в соответствии с которой применение обществом налогового вычета и уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль могло быть признано незаконным.

При регулировании налогообложения прибыли организаций главой 25 НК РФ установлена соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли, следовательно, действующее налоговое законодательство предполагает признание расходов, обусловленных необходимостью осуществления организацией своей деятельности, экономически оправданными (обоснованными), и, соответственно, налоговую выгоду обоснованной.

Как установил суд, расходы налогоплательщика на оплату приобретенных окатышей, шунгитового щебня и кокса являются реальными, что не оспаривается налоговым органом, обусловлены необходимостью осуществления налогоплательщиком своей деятельности, являются экономически оправданными (обоснованными), произведены при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода, подтверждены необходимыми документами, следовательно, сумма затрат на оплату вышеуказанных окатышей (использованных в производстве) правомерно учтена налогоплательщиком в составе расходов, связанных с производством и реализацией продукции, подлежащих учету при определении налогооблагаемой прибыли.

Факт приобретения ОАО "КМЗ" сырья для операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, наличия счетов-фактур с выделенной суммой НДС, оплаты приобретенного сырья ЗАО "ТЗК КМЗ" судом установлен.

Таким образом, материалами дела подтверждается выполнение Обществом обязательных условий, предусмотренных законодательством (ст. ст. 171, 172, 252 НК РФ) и необходимых для применения вычетов по НДС и уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль.

Исследовав согласно требованиям ст. 162 АПК РФ и оценив с учетом положений ст. 71 АПК РФ все доводы налогового органа, а также представленные доказательства по данному делу, суд пришел к правильному выводу о том, что Инспекция не представила достаточных доказательств, которые в своей совокупности свидетельствовали бы о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Факт наличия обстоятельств, изложенных в п.5 указанного постановления, судом первой инстанции обоснованно признан недоказанным, в то время как бремя доказывания законности принятого решения в силу ст.ст. 65,200 АПК РФ, возложено на него.

Довод жалобы о необоснованном указании суда первой инстанции на преюдициальное значение для данного дела судебных актов, принятых по делу N А68-9948/07-436/11, отклоняется апелляционным судом.

Аргументируя свою позицию, Инрспекция ссылается на то, что в ранее рассмотренном деле N А68-9948/07-436/11 участвовали лица - заявитель: ОАО "КМЗ", ответчик: Управление ФНС России по Тульской области, третьи лица: ЗАО "ТЗК КМЗ", ООО "Спецоборудование и материалы". В рассматриваемом же арбитражном деле N А68-10048/07-437/17 участвуют лица - заявитель: ОАО "КМЗ", ответчик: Межрайонная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с данной позицией по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Аналогичные основания освобождения от доказывания указаны и в п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.10.1996 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции". В нем, в частности, разъяснено, что факты, установленные по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Если в этом деле участвуют и другие лица, для них эти факты не имеют преюдициального значения и устанавливаются на общих основаниях.

Исходя из изложенного, факты, установленные принятыми ранее судебными актами, не будут иметь преюдициального значения при рассмотрении другого дела только в том случае, если к участию в новом деле привлечены лица, не принимавшие участие в деле, в котором были установлены какие-либо факты.

Таким образом, в случае, если в рассматриваемом деле участвуют лица, принимавшие участие в деле, на судебные акты по которым ссылается суд, для них факты и выводы, изложенные в этих судебных актах, имеют преюдициальное значение при рассмотрении настоящего дела.

Из судебных актов по делу N А68-9948/07-436/11 усматривается, что в качестве ответчиков были привлечены не только Управление ФНС России по Тульской области, но и Межрайонная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области.

Между тем необходимо отметить, что в рассматриваемом деле суд первой инстанции не применял положения п.2 ст.69 АПК РФ, а только, сославшись на судебные акты по делу N А68-9948/07-436/11, указал на то, что в рамках этого дела давалась оценка обоснованности налоговой выгоды ОАО "КМЗ" за период заключения им договоров на поставку окатышей в 2004 году.

Оценка же обстоятельствам данного дела давалась судом самостоятельно по отношению к представленным доказательствам.

Остальные доводы заявителя апелляционной жалобы также не могут быть приняты во внимание, поскольку не могут служить основанием для признания неправомерным вывода суда, положенного в основу обжалуемого судебного акта.

С учетом сказанного решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным.

Руководствуясь п.1 ст.269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Тульской области от 26.10.2010 по делу N А68-10048/07-437/13 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа.

 

Председательствующий

Е.Н. Тимашкова

 

Судьи

О.А. Тиминская
Н.В. Еремичева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А68-10048/2007


Истец: ОАО "Косогорский металлургический завод"

Третье лицо: ЗАО "ТЗК "КМЗ", МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам Тульской области