Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 марта 2012 г. N 15АП-934/12 (ключевые темы: лизинговые платежи - выкупная цена предмета лизинга - срок полезного использования - субаренда - неосновательное обогащение)

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 марта 2012 г. N 15АП-934/12

 

город Ростов-на-Дону

 

05 марта 2012 г.

дело N А53-8826/2011

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 марта 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 05 марта 2012 года.

 

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Кузнецова С.А.

судей Ковалевой Н.В., Чотчаева Б.Т.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Харько Л.В.

при участии:

от истца: представитель Волков А.А. (доверенность от 06.02.2012)

от ответчика: представитель Белоусов С.Н. (доверенность от 03.02.2012 N 10/4)

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Грушевское"

на решение Арбитражного суда Ростовской области

от 05 декабря 2011 года по делу N А53-8826/2011

по иску общества с ограниченной ответственностью "Грушевское" (ОГРН 1026100660035, ИНН 6102012944)

к обществу с ограниченной ответственностью "Ростовагролизинг" (ОГРН 1056163028910, ИНН 6163074306)

о взыскании неосновательного обогащения,

принятое судьей Колесник И.В.,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Грушевское" (далее - ООО "Грушевское", истец) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Ростовагролизинг" (далее - ООО "Ростовагролизинг", ответчик) о взыскании (с учетом уменьшения размера исковых требований) 760 000 руб. 00 коп. неосновательного обогащения.

Исковые требования мотивированы неосновательным обогащением ответчика за счет истца вследствие изъятия ответчиком у истца предмета лизинга и получения ответчиком от истца в составе лизинговых платежей не только арендной платы, но и выкупной цены предмета лизинга.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 05.12.2011 с ООО "Ростовагролизинг" в пользу ООО "Грушевское" взыскано 3 352 руб. 50 коп. неосновательного обогащения. В остальной части иска отказано.

Решение мотивировано тем, что выкупная цена предмета лизинга не входит в состав лизинговых платежей, однако ответчик неосновательно обогатился на сумму денежных средств, полученных от истца в качестве арендной платы за период после изъятия предмета лизинга.

Не согласившись с принятым судебным актом, истец обжаловал его в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В апелляционной жалобе истец просит решение Арбитражного суда Ростовской области от 05.12.2011 по делу N А53-8826/2011 отменить, взыскать с ответчика в пользу истца 760 000 руб. 00 коп. неосновательного обогащения.

Апелляционная жалоба мотивирована тем, что лизинговые платежи при заключении договора сублизинга представляли собой сумму, включающую в том числе и выкупную стоимость предмета лизинга; дополнительное соглашение от 11.10.2005 является ничтожным в соответствии со статьями 168, 170 ГК РФ; в результате заключения договора уступки прав (цессия) по договору финансовой субаренды (сублизинга) от 10.10.2005 ответчик не стал полноценным правопреемником лизингодателя в отношении всех его прав и обязанностей; истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа спецтехники и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины; представленные доказательства (заключение экспертизы) подтверждают, что с учетом естественного износа выкупная стоимость предмета лизинга составила 760 000 руб. 00 коп.; ответчик не отрицает неосновательное сбережение за счет истца 400 000 руб. 00 коп., составляющих стоимость проданного предмета лизинга.

Ответчик в отзыве на апелляционную жалобу просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В судебном заседании представитель ответчика поддержал правовые позиции, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу.

Представитель ответчика передал суду апелляционной инстанции заявление истца об отказе от апелляционной жалобы.

В судебном заседании объявлялся перерыв до 17 часов 15 минут 05.03.2012.

После перерыва в судебном заседании от истца поступило ходатайство об отказе от заявления об отказе от апелляционной жалобы, которое принято судом апелляционной инстанции, рассмотрение заявления об отказе от апелляционной жалобы прекращено применительно к п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, продолжено рассмотрение по существу апелляционной жалобы.

После перерыва в судебном заседании от истца поступило также ходатайство об объявлении перерыва в судебном заседании или об отложении судебного разбирательства для целей подготовки мотивированной позиции по делу и представления необходимых доказательств. В удовлетворении указанного ходатайства судом апелляционной инстанции отказано в связи с отсутствием как оснований для объявления перерыва в судебном заседании, так и предусмотренных ст. 158 АПК РФ оснований для отложения судебного разбирательства. Истец участвовал в судебном разбирательстве в суде первой инстанции, заявил апелляционную жалобу, надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания арбитражного суда апелляционной инстанции, поэтому имел достаточно времени и реальную возможность, как для подготовки правовой позиции, так и для представления необходимых доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (ч. 2 ст. 9 АПК РФ).

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверяется Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела, оценив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве, выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, арбитражный суд апелляционной инстанции считает, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, между ООО "Грушевское" (сублизингополучатель) и ОАО "Ростовагроснабсервис" (сублизингодатель) 14.07.2005 был заключен договор финансовой субаренды (сублизинга) N 273, согласно условиям которого ответчик 01.08.2005 по акту приема-передачи N 25/273-01 передал истцу в финансовую субаренду (сублизинг) сроком на 5 лет автомобиль КАМАЗ-5502-053, государственный номерной знак Н 785 ТК 61 RUS, заводской номер ХТС 53205042234518, номер двигателя 2279788.

ОАО "Ростовагроснабсервис" по договору уступки прав (цессии) от 10.10.2005 N 14/7 уступило ответчику право (требование) по договору финансовой субаренды (сублизинга) от 14.07.2005 N 273.

Дополнительным соглашением от 11.10.2005 к договору финансовой субаренды (сублизинга) от 14.07.2005 N 273 стороны дополнили пункт 3.1 названного договора абзацем следующего содержания: "По настоящему договору выкупная цена предмета лизинга не включается в общую сумму лизинговых платежей и составляет 505 рублей за каждую единицу техники, подлежащей регистрации в органах Гостехнадзора, и 305 рублей - за оборудование и технику, не подлежащие регистрации. Сублизингополучатель обязан перечислить денежные средства, составляющие выкупную цену предмета лизинга, в течение пяти рабочих дней по окончании срока лизинга, при условии уплаты всех платежей, указанных в приложении N 1 к акту приема-передачи, а также иных причитающихся сублизингодателю платежей по настоящему договору. Размер выкупной цены может быть изменен в случае ее изменения лизингодателем (собственником предмета лизинга)".

По договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование (п. 2 ст. 665 ГК РФ).

Обязательство по внесению сублизинговых платежей истец исполнял ненадлежащим образом, нарушил график платежей, в связи с чем договор сублизинга был расторгнут ответчиком в одностороннем порядке, а предмет сублизинга 26.07.2010 изъят у истца. Указанные обстоятельства установлены решением Арбитражного суда Ростовской области от 31.01.2011 по делу N А53-20781/2010, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2011 N 15АП-2792/2011 по делу N А53-20781/2010. Судебные инстанции признали правомерными действия ответчика по расторжению договора и изъятию предмета лизинга, и отказали в иске ООО "Грушевское" к ООО "Ростовагролизинг" о признании права собственности на автомобиль КАМАЗ-5502-053, государственный номерной знак Н 785 ТК 61 RUS, заводской номер ХТС 53205042234518, номер двигателя 2279788 и обязании ответчика оформить все необходимые документы для оформления права собственности на автомобиль.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что выкупная цена в состав сублизинговых платежей не вошла.

Стоимость предмета лизинга, определенная в акте приема-передачи от 01.08.2005 N 25/273-01, это стоимость предмета лизинга, существовавшая на момент заключения сделки (с учетом транспортировки) и вывод истца о том, что это выкупная цена предмета сублизинга, ошибочен.

По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодатель - собственник предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (ст. 2, п. 1 ст. 11 Закона о лизинге). При последующем выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.

При таких условиях возмещение лизингодателю естественного износа имущества, образовавшегося в период временного пользования этим имуществом, связано с арендными правоотношениями, а не с переходом права собственности и, соответственно, не может рассматриваться, как погашение лизингополучателем лизингодателю части выкупной цены и не может составлять названную цену.

Истец ошибочно отождествляет стоимость предмета лизинга с выкупной ценой предмета сублизинга, поскольку это противоречит положениям п. 1 ст. 28 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)", который разделяет такие понятия как "стоимость предмета лизинга", которая является возмещением затрат, связанных с приобретением предмета лизинга, и "выкупная цена", которая может включаться в состав лизинговых платежей, только лишь при наступлении определенных условий. В данном случае стороны в дополнительном соглашении определили, что выкупная цена в состав лизинговых платежей не входит. Дополнительное соглашение подписано сторонами, полномочия лиц, подписавших соглашение не оспорены.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора (п. 1 ст. 421 ГК РФ).

Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК РФ).

Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Договор финансовой субаренды (сублизинга) от 14.07.2005 N 273 содержит в себе элементы, как договора аренды, так и договора купли-продажи. Следовательно, отношения сторон регулируются не только нормами ГК РФ об аренде, но и нормами о купле-продаже.

В соответствии с п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

При этом условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара (п. 3 ст. 455 ГК РФ).

Согласование условий о цене на момент заключения договора не является обязательным.

Предмет сублизинга ответчиком получен от ОАО "Росагролизинг" на основании договора финансовой аренды (лизинга) от 21.07.2005 N 2005/С-2339.

В соответствии с условиями этого договора и дополнительного соглашения к нему от 01.08.2005 года, выкупная цена предмета лизинга не вошла в состав лизинговых платежей и составила 500 руб.

Договор сублизинга от 14.07.2005 N 273 ограничен условиями названного договора лизинга и выкупная цена предмета сублизинга, а так же порядок ее оплаты зависит от условий договора лизинга.

На момент заключения договора сублизинга - 14.07.2005 выкупная цена спорного автомобиля сторонами определена не была, поскольку не был определен размер выкупной цены по договору лизинга. Размер выкупной цены был определен позже - 01.08.2005 (дополнительное соглашение к договору N 2005/С-2339), и, соответственно, 11.10.2005 был определен размер выкупной цены по спорному договору, что свидетельствует о том, что выкупная цена в состав сублизинговых платежей по договору от 14.07.2005 N 273 не вошла и не может составлять 1 033 433,81 руб., поскольку данная сумма в качестве выкупной цены не была согласована сторонами.

В соответствии с п. 1 ст. 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара. Если Покупатель оплачивает товар предварительно, то договор купли-продажи должен содержать условие о предварительной оплате товара - п. 1 ст. 487 ГК РФ.

Договор финансовой аренды (сублизинга) от 14.07.2005 N 273 условия о предварительной оплате товара не содержит, следовательно, оплата должна была производиться в момент передачи товара в собственность, т.е. после окончания срока лизинга и оплаты всех сублизинговых платежей, как определено в дополнительном соглашении от 11.10.2005, что свидетельствует о том, что стороны по договору согласились определить выкупную цену предмета лизинга после заключения договора, и выкупная цена не входила в состав лизинговых платежей.

Довод истца о том, что дополнительное соглашение от 11.10.2005 к договору финансовой субаренды (сублизинга) от 14.07.2005 N 273 является ничтожным в силу противоречия положениям ст. 28 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)", - изменяет размер сублизинговых платежей до истечения 3-х месячного срока, суд первой инстанции правильно признал необоснованным.

В соответствии с п. 1 ст. 28 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)" под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Суд первой инстанции верно отметил, что выкупная цена может включаться в состав лизинговых платежей, а может и не включаться. В данном случае все зависит от волеизъявления сторон.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что условия договора сублизинга от 14.07.2005 N 273 свидетельствуют о том, что воля сторон при заключении названного договора была направлена на выделение выкупной цены из состава лизинговых платежей. То есть выкупная цена предмета лизинга в состав платежей не входила, дополнительным соглашением от 11.10.2005 была определена в стоимостном выражении, соглашение о размере и порядке выплаты сублизинговых платежей не изменялось.

Довод истца о мнимости дополнительного соглашения от 11.10.2005, мотивированный со ссылкой на определение ВАС РФ от 18.04.2011 N ВАС-17389/2010, судом первой инстанции также обоснованно отклонен.

Постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 по делу N А28-732/2010-31/18 определяет порядок применения норм права в случае, когда срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга.

В данном случае срок полезного использования предмета лизинга и срок лизинга совпадают. КАМАЗ-5502-053 (предмет лизинга) является автомобилем-самосвалом.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 01.01.2002 N 1 "О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы" автомобиль-самосвал (код ОКОФ 15 3410020) относится к четвертой группе основных средств (ОС), срок полезного использования которых составляет от 5 до 7 лет.

Автомобиль передан в субаренду истцу 01.08.2005. Срок окончания сублизинга договором N 273 был установлен 01.08.2010.

Предмет лизинг был изъят 26.07.2010 года.

До окончания срока лизинга оставалось 6 (шесть дней) дней (26,27,28,29,30,31) и данное обстоятельство признано представителем ответчика при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Истцом данный автомобиль-самосвал включается при обосновании своей позиции в пятую группу основных средств (код ОКОФ 15 3410196) как автомобиль грузовой общего назначения грузоподъемностью свыше 5 до 15 т со сроком полезного использования от 7 до 10 лет.

В данном случае ответчик правомерно включил самосвал в группу четвертую, в которую включаются автомобили грузовые, дорожные тягачи для полуприцепов (автомобили общего назначения: бортовые, фургоны, автомобили -тягачи; автомобили-самосвалы), и код ОКОФ 15 3410020 является специальной нормой по отношению к данному виду автомобиля, признаком которого является то, что автомобиль является самосвалом.

В пятую же группу основных средств с кодом ОКОФ 15 3410196 включаются автомобили грузовые общего назначения грузоподъемностью свыше 5 до 15 т и не указано, что в данную группу включаются автомобили грузовые общего назначения самосвалы.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 по делу N А28-732/2010-31/18 при изъятии предмета лизинга по причине одностороннего расторжения договора лизингополучатель вправе требовать возврата той части уплаченных лизинговых платежей, которой фактически погашалась выкупная цена предмета лизинга.

В силу общего правила статьи 665 Кодекса, статьи 2 Закона о лизинге по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.

Согласно статье 624 Кодекса и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (пункт 3 статьи 421 Кодекса), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.

Следовательно, к отношениям сторон по выкуп у предмета лизинга применяются нормы Кодекса, регулирующие правоотношения по купле-продаже.

В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Кодекса по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель - принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность.

Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.

Договор финансового лизинга подлежит применению в спорных правоотношениях, если только его исполнение не ведет к приобретению лизингодателем таких сумм, которые ставили бы его в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он бы находился при выполнении указанных нормативных положений. В ином случае условия договора войдут в противоречие с положениями статьи 15 Кодекса о пределах возмещения убытков и статьи 1102 Кодекса о недопустимости неосновательного обогащения.

Срок полезного использования, представляя собой время, в течение которого объект основных средств служит для выполнения целей деятельности его владельца, не имеет произвольного характера.

Поэтому необходимо исследовать вопрос о согласовании сторонами размера выкупной цены с учетом ускоренной амортизации предмета финансовой аренды принимая во внимание положения статьи 30 Закона о лизинге, в соответствии с которой ускоренная амортизация в рамках лизингового договора возможна только по соглашению сторон.

В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в подпункте "в" пункта 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом.

Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.

В настоящем деле срок полезного использования самосвала установлен согласно четвертой группе от 5 до 7 лет.

Согласно условиям договора сублизинга от 14.07.2005 N 273 (пункт 1.6) стороны договорились о том, что истец устанавливает коэффициент ускоренной амортизации предмета лизинга таким образом, чтобы срок ускоренной амортизации был равен сроку лизинга, но не выше трех (имеется в виду коэффициент).

При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей, либо что вещь уже ничего не стоит, но в любом случае это автомобиль, он имеет большой вес металла и возможно его остаточная стоимость выше.

С целью выяснения фактических обстоятельств по делу судом первой инстанции были истребованы у истца карточки учета основного средства, учета восстановительного ремонта транспортного средства, если он производится и сведения о том, когда было поставлено на бухгалтерский учет транспортное средство, какой срок полезного использования средства был установлен на предприятии (истребовались формы ОС -1, ОС-3, ОС-6).

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 258 Налогового кодекса РФ, амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

Спорный автомобиль относится к четвертой группе основных средств (ОС-4), срок использования которого составляет от 5 до 7 лет.

В соответствии с Постановлением ГК РФ по статистике N 7 от 21.01.2003 "Об утверждении унифицированных форм по учету основных средств" для учета наличия объекта основных средств, а также учета его движения внутри организации применяются инвентарные карточки учета объекта основных средств по форме N ОС-6. Именно в этом документе учитывается срок полезного использования объекта основных средств, установленные налогоплательщиком, в данном случае, истцом.

Как пояснил представитель истца в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, основное средство на учет не принималось и в учете не отражен срок полезного использования, также как не учтены и затраты по ремонту и восстановлению транспортного средства.

Поэтому суд первой инстанции обоснованно исходил из пункта 1.6 договора сублизинга и срока полезного использования - 5 лет.

Поскольку записи в регистрах бухгалтерского учета осуществляются на основании первичных документов, а учет ремонтов и восстановительных работ по основному средству не велся, доказательств обратного предоставлено не было, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что в этом случае расчет должен производится исходя из того, что за пять лет средство полностью амортизировано, но остается остаточная стоимость в виде стоимости того, что должно быть утилизировано.

Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств " ПБУ 6/01", исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.

Поскольку определить остаточную стоимость расчетным путем исходя из документов первичного бухгалтерского учета невозможно по изложенным основаниям, сторонам предложено рассчитать и определить стоимость остаточную по результатам утилизации основного средства, если бы пять лет автомобиль использовался и срок его полезного использования - пять лет.

Истец данный расчет не произвел, а ответчик предоставил справку из независимой экспертно-оценочной организации "Эксперт", согласно которой вероятная стоимость черных и цветных металлов, извлекаемых при утилизации автомобиля марки КАМАЗ может составить 60-65 т.р., однако стоимость работ по утилизации превышает указанную стоимость металла, поскольку утилизация предполагает разборку и разбор по группам металлов, с утилизацией опасных веществ, это дорогостоящие работы, поэтому их никто не выполняет, таким образом, сама утилизация убыточна, поэтому выкупная цена предмета лизинга и была определена в твердой сумме в соответствии с договором лизинга.

Данное обстоятельство не оспорено истцом и доказательств, подтверждающих обратное, не предоставлено.

Судом первой инстанции обоснованно отклонена ссылка на экспертное заключение о рыночной стоимости самосвала от 20.09.2011 N 757/14, поскольку оценка произведена без осмотра транспортного средства, спустя год после его изъятия, цена определена по состоянию на 20.09.2011 с применением фотографий из сети Интернет, без учета конкретных условий эксплуатации и износа транспортного средства.

В соответствии с постановлением Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 N 17389/10 по делу N А28-732/2010-31/18 по договору финансовой аренды, с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (ст. 2, п. 1 ст. 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа. Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора почти равен сроку полезного использования техники.

Поэтому выкупная цена по договору сублизинга N 273 в размере 505 рублей не является мнимой.

Довод истца о ничтожности дополнительного соглашения от 11.10.2005, ввиду того что при заключении договора уступки прав (цессии) ответчик не стал полноценным правопреемником ОАО "Ростовагроснабсервис" и не мог изменять условия договора, ошибочен.

Согласно условиям договора уступки прав (цессии) от 10.10.2005 N 14/7 по договору финансовой субаренды (сублизинга) от 14.07.2010 N 273 ответчик в полном объеме принял права кредитора по договору сублизинга, в том числе и право на расторжение договора и изменение его условий.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 69 АПК РФ).

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 31.01.2011 по делу N А53-20781/2010, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2011 N 15АП-2792/2011 по делу N А53-20781/2010, установлено, что выкупная цена предмета сублизинга составляет 505 руб.

Судом первой инстанции правильно произведен расчет и установлено, что лизинговые платежи за период с 01.05.2010 по 01.08.2010, то есть за 92 дня составляют 51405 руб., платеж за 1 день - 558,75 руб., а за шесть дней 3352,5 руб. (период с 26 по 31 июля 2010 года).

Сумма 3352,5 руб. правомерно оценена судом первой инстанции как неосновательное обогащение ответчика за счет истца, поскольку предмет лизинга изъят 26.07.2010, то есть за 6 дней до завершения срока, а лизинговые платежи внесены и за период с 26.07.2010 по 31.07.2010 (6 дней).

Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса (п. 1 ст. 1102 ГК РФ).

Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (п. 2 ст. 1102 ГК РФ).

Поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством (п. 3 ст. 1103 ГК РФ).

С учетом изложенного арбитражный суд первой инстанции правомерно и обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца 3 352 руб. 50 коп. неосновательного обогащения, а в остальной части иска отказал.

Арбитражный суд апелляционной инстанции отклоняет изложенный в апелляционной жалобе довод о том, что в состав лизинговых платежей входила выкупная цена предмета лизинга, поскольку заявитель апелляционной жалобы не представил, и в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие указанный довод.

Дополнительным соглашением от 11.10.2005 к договору финансовой субаренды (сублизинга) от 14.07.2005 N 273 стороны определили, что выкупная цена предмета лизинга не включается в общую сумму лизинговых платежей.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, являлись предметом исследования арбитражного суда первой инстанции, который дал им надлежащую правовую оценку. Арбитражный суд апелляционной инстанции не находит оснований для переоценки выводов арбитражного суда первой инстанции.

При указанных обстоятельствах отсутствуют предусмотренные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для изменения или отмены судебного акта арбитражного суда первой инстанции.

Судебные расходы, связанные с рассмотрением дела в арбитражном суде апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 258, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 05 декабря 2011 года по делу N А53-8826/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в соответствии с главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

С.А. Кузнецов

 

Судьи

Н.В. Ковалева
Б.Т. Чотчаев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.