Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2012 г. N 09АП-2654/12 (ключевые темы: основные средства - начисление амортизации - амортизационные группы - скважина - регистрация права собственности)

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2012 г. N 09АП-2654/12

 

г. Москва

 

21 марта 2012 г.

Дело N А40-87766/11-90-383

 

Резолютивная часть постановления объявлена 19.03.2012.

Постановление изготовлено в полном объеме 21.03.2012.

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи Л.Г. Яковлевой

Судей Т.Т. Марковой, М.С. Сафроновой,

при ведении протокола судебного заседания секретарями И.С. Забабуриным и

Д.А. Солодовник

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу

Открытого акционерного общества "Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз" на решение Арбитражного суда г. Москвы от 23.12.2011

по делу N А40-87766/11-90-383, принятое судьей И.О. Петровым,

по заявлению Открытого акционерного общества "Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз" (ОГРН 1028900703963, 629807, Ямало-Ненецкий АО, г. Ноябрьск, ул. Ленина, 59/87) к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1, Федеральная налоговая служба России о признании частично недействительным ненормативного акта;

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Дыков А.В. по дов. N 11/4-143 от 27.02.2012

от заинтересованных лиц - МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 Камнева Т.В. по дов. N 110 от 27.07.2011, Федеральная налоговая служба России - Разинкова К.С. по дов. N ММВ-29-7/64 от 14.02.2012, Нагиева С.Н. по дов. N ММВ - 29-7/3 от 12.01.2012

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество "Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз" (далее - общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Межрегиональной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 (далее - заинтересованное лицо, налоговый орган, инспекция) о признании недействительными решения инспекции от 24.11.2010 N 52-19-18/798р "О привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части п. 3.1 (резолютивной части) и ФНС России от 29.04.2011 N СА-4-9/7028@.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 23.12.2011 обществу отказано в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Не согласившись с принятым решением, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять новый судебный акт, которым удовлетворить заявленные требования общества, указывая на то, что судом при принятии решения неправильно применены нормы материального права и не полностью исследованы фактические обстоятельства по делу.

Заинтересованные лица представили отзывы на апелляционную жалобу и письменные пояснения, в которых, не соглашаясь с доводами жалобы, просят оставить решение суда без изменения, а апелляционную жалобу общества - без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители сторон поддержали свои правовые позиции по спору.

Законность и обоснованность принятого решения проверены апелляционной инстанцией в порядке ст.ст.266, 268 АПК РФ.

Изучив представленные в деле доказательства, заслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционной жалобы, отзыва, письменных пояснений, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что решение суда подлежит отмене в связи с неполным выяснением судом обстоятельств, имеющих значение для дела, апелляционная жалоба общества - удовлетворению, исходя из следующих обстоятельств.

Материалами дела установлено, что обществом в налоговый орган представлены уточненные налоговые декларации по налогу на прибыль организаций за 2006 год. Инспекцией проведена повторная выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налога на прибыль организаций за период с 01.01.2006 г. по 31.12.2006 г., по результатам которой составлен акт от 12.10.2010 N 52-19-18/678а; с учетом возражений общества вынесено решение от 24.11.2010 N 52-19-18/798р "О привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения", согласно которому общество привлечено к налоговой ответственности предусмотренной ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в виде штрафа в размере 10 950 руб.; отказано в привлечении общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения по ст. 122 НК РФ, предложено восстановить к уплате в бюджет в размере 82 388 руб. и внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Решением Федеральной налоговой службы России от 29.04.2011 N СА-4-9/7028@ решение инспекции 24.11.2010 N 52-19-18/798р оставлено без изменения, а апелляционная жалоба заявителя - без удовлетворения.

Таким образом, инспекцией сделаны выводы о необоснованном начислении и отнесении на расходы для целей налогообложения прибыли организаций амортизации за 2006 год в сумме 411 691 руб., что составило неправомерное занижение налога на прибыль организаций за 2006 год в размере 82 338 руб.

Материалами дела установлено, что общество представило справку по налоговому учету за декабрь 2009 года, на основании которой в декабре 2009 согласно соответствующим приказам введены в эксплуатацию следующие объекты законченного строительства: фундамент под установку замерную за 2006 год стоимостью 6 079 руб.; фундамент под блок дозирования химреагентов за 2006 год стоимостью 6 067 руб.; фундамент под станцию трансформаторную за 2006 год стоимостью 10 520 руб.; фундамент под станцию трансформаторную за 2006 год стоимостью 10 490 руб.; фундамент под станцию трансформаторную за 2006 год стоимостью 10 443 руб.; эстакада кабельная за 2006 год стоимостью 59 158 руб.; линии скважин выкидные за 2006 год стоимостью 297 448 руб.; мачта прожекторная за 2006 год стоимостью 5 744 руб.; мачта прожекторная за 2006 год стоимостью 5 744 руб.

Указанные объекты входят в состав комплекса "Куст скважины N 2а", что подтверждается Актом приемки законченного строительства объекта приемочной комиссией от 31.12.2005 N б/н. Общая сумма налоговой амортизации, начисленная в 2006 по данным объектам составляет 411 691 руб.

Обществом представлен приказ от 29.12.2009 N 1380-П "О принятии к бухгалтерскому учету активов в качестве основных средств" в соответствии с которым, принят к бухгалтерскому учету в качестве основных средств комплекс, находящийся в эксплуатации с декабря 2005 "Куст скважин N 2а", Спорышевское месторождение в том числе: фундамент под установку замерную; фундамент под блок дозирования химреагентов; фундамент под станцию трансформаторную; фундамент под станцию трансформаторную; фундамент под станцию трансформаторную; эстакада кабельная; линии скважин выкидные; мачта прожекторная; мачта прожекторная. Переведены в состав основных средств объекты, входящие в комплекс, согласно подпунктам 1.1 - 1.9. п. 1 приказа, подлежащие государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", по которому поданы документы на государственную регистрацию, на отдельный субсчет".

В связи с этим инспекция считает, что начисление обществом налоговой амортизации по вышеуказанным объектам недвижимого имущества, входящим в состав комплекса "Куст скважины N 2а", до подачи документов на государственную регистрацию права собственности является неправомерным.

Суд апелляционной инстанции не может согласится с данным выводом инспекции и отклоняет его как необоснованный в связи со следующим.

Принятие в расходы сумм начисленной амортизации должно быть связано с двумя фактами, это вводом объектов в эксплуатацию и использованием данных объектов в хозяйственной деятельности налогоплательщика в целях извлечения дохода (для получения прибыли).

Именно указанные факты могут иметь определяющее значение при определении обоснованности отнесения налогоплательщиком сумм амортизации на расходы. При этом начало начисления амортизации по объектам основных средств не связано с фактом подачи документов на государственную регистрацию. Более того, указанное право налогоплательщика не может зависеть и от регистрации права собственности налогоплательщика на объект основных средств по следующим причинам.

В п. 4 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) содержится прямая норма, согласно которой начисление амортизации по объектам амортизируемого имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию. Иные специальные требования в законе отсутствуют.

В главе 25 НК РФ содержится целый ряд случаев, когда налогоплательщики вправе применять правила об амортизации в отношении объектов, не принадлежащих им на праве собственности. Указанное право предоставлено, в том числе и арендаторам, осуществляющим капитальные вложения (абз. 4 п.1 ст. 256 НК РФ), и инвесторам, создающим объекты по инвестиционному соглашению в сфере оказания коммунальных услуг (абз. 5 п. 1 ст. 256 НК РФ), а также в других случаях.

Кроме этого, сама по себе регистрация права собственности на объекты недвижимости, с одной стороны, зависит исключительно от волеизъявления субъектов гражданского оборота, поскольку производится в заявительном порядке, а с другой, производна от действий уполномоченного органа государственной власти, осуществляющего регистрацию. И то, и другое обстоятельства, как носящие произвольный характер, не могут и не должны влиять па налоговые обязанности налогоплательщиков.

Суд первой инстанции при вынесения решения не учел особый предмет регулирования Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", а именно тот факт, что данный закон не определяет налоговые права и обязанности налогоплательщиков. Соблюдение или несоблюдение норм гражданского законодательства порождает исключительно гражданско-правовые последствия для субъектов гражданского оборота, налоговые же обязанности определяются исключительно нормами налогового законодательства. Так, в данном случае отсутствие зарегистрированного права собственности на объекты основных средств могло повлечь за собой для заявителя определённые неблагоприятные последствия, прямо предусмотренные нормами Закона "О государственной регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним". К таким последствиям относится и ограниченная возможность судебной защиты в случае возникновения притязаний третьих лиц на вновь созданное имущество, и невозможность отчуждения объектов и т.д. Государственная регистрация в силу прямого указания закона - это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения прав на уже фактически существующий объект недвижимого имущества. От момента создания объекта до момента его регистрации может проходить достаточно длительный промежуток времени, в течение которого объекты могут использоваться в хозяйственной деятельности налогоплательщиков и именно эти фактические обстоятельства (а не формальный акт признания со стороны государственного органа) должны учитываться при налогообложении.

Суд первой инстанции не принял во внимание, что НК РФ содержит закрытый перечень видов имущества, в отношении которых амортизация не может начисляться (п. 2 и п. 3 ст. 256 НК РФ). Ни в одном из указанных пунктов нет указания на исключение из амортизации введенных в эксплуатацию объектов основных средств, не прошедших регистрацию.

Кроме того, суд первой инстанции неправомерно не учел то, что законодательство о государственной регистрации права собственности не регулирует ни порядок ввода объекта в эксплуатацию, ни сроки полезного использования объекта основных средств. Между тем, и то, и другое обстоятельства имеют важное значение для правильного применения норм НК РФ об амортизации.

Согласно положениям НК РФ собственник имущества самостоятельно с соблюдением норм налогового законодательства, предусматривающего порядок начисления амортизации, определяет порядок и сроки ввода в эксплуатацию принадлежащего ему имущества. Определение срока полезного использования объекта основных средств также производится налогоплательщиками самостоятельно, исходя из ожидаемого срока использования этого объекта в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью; ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями ст. 258 НК РФ и с учетом Классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

С указанными нормами налогового законодательства коррелируют нормы бухгалтерского учета, так в соответствии с п. 20 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденного приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, срок полезного использования объекта основных средств определяется организацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету.

Суд апелляционной инстанции считает, что факт отсутствия государственной регистрации права собственности не является основанием для освобождения заявителя от обязанности учета и налогообложения спорного имущества в порядке, установленном налоговым законодательством и законодательством о бухгалтерском учете, что подтверждается постановлением ВАС РФ от 17.10.2007 г. по делу N 8464/07.

Исходя из приведенных норм права, следует, что налогоплательщик при вводе основного средства в эксплуатацию самостоятельно определяет срок его полезного использования и в соответствии со сроком полезного использования включает объект основного средства в соответствующую амортизационную группу.

Необходимо отметить, что при определении возможности учета амортизационных отчислений при расчете налоговых обязательств налогоплательщика нельзя не учитывать тот факт, что амортизация основных фондов представляет собой объективный экономический процесс переноса стоимости основных фондов по мере их износа на производимый с их помощью продукт или на услуги. Необходимость амортизации вытекает из особенностей участия основных фондов в процессе воспроизводства: они функционируют в течение ряда производственных циклов, сохраняя свою натуральную форму. В каждой единице нового продукта воплощается часть стоимости основных фондов, пропорциональная их снашиванию. Таким образом, амортизация, представляет собой исчисленный в денежном выражении износ основных средств, имеющий место в процессе их эксплуатации.

Очевидно, что на износ основных средств не может оказывать влияние такое событие, как подача документов на государственную регистрацию объектов основных средств.

Начало износа (срока полезного использования) объекта основных средств всегда совпадает с началом его использования, т.е. с введения его в эксплуатацию.

С учетом изложенного, начисление амортизации, прежде всего, связано с началом использования объекта основных средств, его вводом в эксплуатацию и, как следствие, износом.

Таким образом, вывод суда о том, что начало начисления амортизации по объекту основных средств вытекает из факта подачи документов на государственную регистрацию прямо противоречит закону и экономической сути амортизации.

Более того, именно из фактического срока использования имущества исходит НК РФ при определении сроков полезного использования в случае приобретения имущества, бывшего в употреблении. Так, согласно п. 7 ст. 258 НК РФ "организация, приобретающая объекты основных средств (бывшие в употреблении) вправе определять норму амортизации по этому имуществу с учетом срока полезного использования, уменьшенного на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущими собственниками. При этом срок полезного использования данных основных средств может быть определен как установленный предыдущим собственником этих основных средств срок их полезного использования, уменьшенный на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущим собственником." При этом факт государственной регистрации (ее отсутствия) правового значения для начисления амортизации не имеет.

Об этом говорит многочисленная судебная практика, согласно которой налогоплательщик вправе применять нормы амортизации только к тем объектам, которые фактически используются для получения прибыли. При этом одного лишь факта наличия зарегистрированного права собственности на объект является недостаточным, если судом установлено, что объекты основных средств не участвуют в реальном производстве продукции (постановление ФАС СМО от 15.11.2008 N КЛ-А40/10237-08).

В настоящем же деле материалами налоговой проверки подтверждено и налоговым органом не оспаривается факт реального использования спорных объектов основных средств в производственной деятельности заявителя с момента ввода объектов в эксплуатацию (декабрь 2005 года). Соответственно, с 01.01.2006 заявитель был вправе начислять амортизацию по объектам.

Кроме того, суд первой инстанции неправомерно не учел тот факт, что заявитель в отношении спорных объектов основных средств уплачивал налог на имущество, начиная с декабря 2005 года. При таких обстоятельствах отказ обществу в применении амортизационных отчислений приводит к необоснованному нарушению его прав, поскольку противоречит одному из основополагающих принципов - равного налогообложения (налогового бремени) для всех участников оборота, а также учета действительного экономического положения налогоплательщика, его фактической платежеспособности.

Отказ заявителю в применении амортизационных отчислений создает для него необоснованную налоговую нагрузку, ставя в неравное положение по сравнению с другими налогоплательщиками, обладающими объектами недвижимости, права на которые зарегистрированы. По смыслу НК РФ лицо, имеющее возможность извлекать полезные свойства имущества, должно уплачивать налог на имущество независимо от оформления прав на это имущество, зависящего от воли самого налогоплательщика, но при этом вправе учитывать в расходах суммы начисленной амортизации.

Суд первой инстанции также, не принял во внимание сложность и особый производственный характер деятельности, осуществляемой заявителем, что, в свою очередь, предполагает значительный временной промежуток между фактическим созданием объекта основных средств и возможностью регистрации права собственности на него. Спорный объект основных средств является опасным производственным объектом, представляет собой сложный комплекс различных сооружений, объединенных в единый объект - "Куст скважины", и требует прохождение длительной процедуры получения предварительного согласования документации, необходимой для государственной регистрации права собственности, в Ростехнадзоре, Управлении по недропользованию и других органах государственной власти. В этой связи момент начала начисления амортизации должен определяться фактическим использованием имущества, его износом, а не фактом совершения обществом действий по регистрации права собственности на данный объект основных средств.

С учетом того, что комплекс "Куст скважины N 2а" на момент ввода в эксплуатацию был сформирован в качестве объекта основных средств, в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, и фактически использовался в производственных целях для извлечения прибыли, начисление амортизации с данного момента по данному недвижимому имуществу является обоснованным и соответствующим положениям ст. 252, 256, 258, 259 НК РФ.

Пункт 11 ст. 258 НК РФ определяет момент включения объекта основного средства в соответствующую амортизационную группу и не влияет на определение момента возникновения права на начисление амортизации по эксплуатируемому основному средству.

В соответствии с п. 2 ст. 259 НК РФ начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию.

Следовательно, законодательство обусловливает начало начисления амортизации не с даты включения объекта амортизируемого имущества в ту или иную амортизационную группу, а с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию.

Из анализа данной нормы налогового законодательства следует, что момент возникновения права на начисление амортизации по объектам основных средств связан не с подачей документов на государственную регистрацию прав на объект и документальным подтверждением данного факта, а с моментом введения объекта в эксплуатацию.

Пункт 8 ст. 258 НК РФ не устанавливает иного срока, с наступлением которого у налогоплательщика возникает право на начисление амортизации.

Нормы ст. 258 НК РФ, регулируют исключительно порядок отнесения имущества к амортизационной группе в соответствии со сроками его полезного использования.

Пункт 8 ст. 258 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемом периоде) является специальной нормой, вводящей дополнительные условия для включения в состав соответствующей амортизационной группы основных средств, права на которые подлежат государственной регистрации, но никак не регулирующей момент возникновения у налогоплательщика права налогоплательщика на начало амортизации таких основных средств для целей налогового учета.

Таким образом, ссылка суда первой инстанции на п. 8 ст. 258 НК РФ является несостоятельной, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 259 НК РФ начисление амортизации производится не с даты включения объекта амортизируемого имущества в ту или иную амортизационную группу, а с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введем в эксплуатацию.

Также положения НК РФ не связывают дату начала эксплуатации с датой подачи документов на государственную регистрацию объектов основных средств.

Указанная позиция также подтверждает ся судебной практикой, в том числе:

ФАС Поволжского округа в постановлении от 13.07.2010 по делу N А65-29725/2009 (Определением ВАС РФ от 16.11.2010 N ВАС-15281/10 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ) указал, что законодательство обусловливает начало амортизации не с даты включения объекта амортизируемого имущества в ту или иную амортизационную группу, а с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию).

ФАС Ссверо-Кавказского округа в постановлении от 03.02.2010 по делу N Л63-484/2009-С4-17 указал, что по правшу, установленному в п. 2 ст. 259 НК РФ, начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию. Довод налогового органа о наличии связи постановки на учет с государственной регистрацией спорного объекта правомерно не принят судами, поскольку в соответствии с п. 8 ст. 258 НК РФ, государственная регистрация необходима для установления амортизационной группы, а не для ввода объекта в эксплуатацию.

В постановлении ФАС Московского округа от 08.12.2008 N КА-А40/10120-08 указано, что довод налогового органа об отсутствии государственной регистрации права собственности на спорные объекты (как объекты недвижимости) и неправомерном учете амортизационных начислений для налога на прибыль является необоснованным.

В постановлении ФАС Московского округа от 18.09.2008 N КА-Л40/8497-08 указано, что налоговое законодательство не связывает дату начала эксплуатации с датой подачи документов на государственную регистрацию (определением ВАС РФ от 05.03.2009 N 419/09 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ).

В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 30.04.2010 по делу N А42-2083/2008 определено, что НК РФ устанавливает начало начисления амортизации не с даты включения объекта амортизируемого имущества в ту или иную амортизационную группу, а с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию. Налоговое законодательство также нe связывает дату начала эксплуатации с датой подачи документов на государственную регистрацию объектов основных средств, либо с датой включения объектов основных средств в ту или иную амортизационную группу. (Определением ВАС РФ от 25.11.2009 N ВАС-11345/09 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ).

Таким образом, отказывая заявителю в удовлетворении заявленных требований, судом первой инстанции сделан неправомерный вывод, согласно которому для начисления амортизации по основному средству, право на которое подлежит государственной регистрации, необходимо "выполнение двух условий: включение данного основного средства в амортизационную группу (наличие документального подтвержденною факта подачи документов на регистрацию указанных прав), а также его ввод в эксплуатацию". При таком толковании судом объединены в первое из условий два абсолютно не зависящих друг от друга фактов: факт включения основного средства в определенную амортизационную группу (заявителем выполнен) и факт подачи документов на регистрацию прав.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 25.09.2007 N 829/07 указал следующее: исходя из п. 2 ст 259 НК РФ начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию. Из содержания названных правовых норм следует, что момент возникновения права на применение налогового вычета по объекту капитального строительства связан не с подачей документов на государственную регистрацию прав на объект и документальным подтверждением данного факта, а с моментом введения объекта в эксплуатацию. Пункт 8 ст. 258 Кодекса, на который сослался суд кассационной инстанции, не устанавливает иного срока, с наступлением которого у налогоплательщика возникает право на начисление амортизации".

Из вышеуказанного следует, что, рассматривая вопрос о моменте возникновения у налогоплательщика права на налоговые вычеты НДС, Президиум ВАС РФ фактически дал толкование нормам главы 25 НК РФ, а именно, указал с какого момента возникает право у налогоплательщика на начисление амортизации по объектам основных средств.

В определении ВАС РФ от 20.10.2008 N 10372/08 об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ указано следующее: "постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 829/07 сформирована позиция по вопросу, касающемуся применении статей 256, 258, 259 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которым начисление амортизации по объекту амортизированного имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию вне зависимости от факта подачи документов на государственную регистрацию прав на объект недвижимого имущества".

Таким образом, вывод суда первой инстанции о неприменении в настоящем споре позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 25.09.2007 года N 829/07 противоречит позиции ВАС РФ.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела неправильно применены нормы материального права и неправильно сделаны выводы, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам.

Таким образом, заявленные требования были неправомерно отклонены судом первой инстанции, решение суда является незаконным и необоснованным, не соответствует материалам дела и действующему законодательству, в связи с чем подлежит отмене.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 110, 176, 266-271, Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации

ПОСТАНОВИЛ

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 23.12.2011 по делу N А40-87766/11-90-383 отменить.

Признать недействительными решения МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 от 24.11.2010 N 52-19-18/798р "О привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения" в части п. 3.1 (резолютивной части), решения Федеральной налоговой службы Российской Федерации от 29.04.2011 N СА-4-9/7028@.

Взыскать с МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 в пользу ОАО "Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз" расходы по уплате госпошлины в размере 2 000 руб. по заявлению и 1 000 руб. по апелляционной жалобе.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий судья

Л.Г. Яковлева

 

Судьи

Т.Т. Маркова
М.С. Сафронова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.