Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 августа 2012 г. N 13АП-13026/12 (ключевые темы: товарный знак - имущественные права - средство индивидуализации - лицензиат - внереализационные доходы)

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 августа 2012 г. N 13АП-13026/12

 

г. Санкт-Петербург

 

24 августа 2012 г.

Дело N А56-23663/2011

 

Резолютивная часть постановления объявлена 23 августа 2012 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 24 августа 2012 года.

 

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Горбачевой О.В.

судей Загараевой Л.П., Семиглазова В.А.

при ведении протокола судебного заседания: Куписок А.Г.

при участии:

от истца (заявителя): Васина В.В., доверенность от 01.11.2011, Кондратенко Ю.А., доверенность от 01.04.2011

от ответчика (должника): Захаров А.В., доверенность от 10.05.2012 N 03-04/5; Проявкина Т.А.. доверенность от 16.05.2012 N 03-40/8 (МИФНС по КНП N 2)

от 3-го лица: 1. Васина В.В., доверенность от 01.11.2011, Кондратенко Ю.А., доверенность от 01.11.2011

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-13026/2012) Межрайонной ИФНС России N 14 по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.10.2011 по делу N А56-23663/201(судья Д.А. Глумов), принятое

по заявлению ООО "Антре Плюс"

к Межрайонной ИФНС России N 14 по Санкт-Петербургу 3-е лицо: ООО "Алькор и Ко" о признании недействительным решения от 31.01.2011 N 22-05-03/01217 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Антре Плюс", место нахождения: 199178, Санкт-Петербург, Малый проспект В.О., дом 48, корпус 2, ОГРН 1027808010812 (далее - ООО Общество), обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением (с учетом уточнений в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее - АПК РФ) о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 14 по Санкт-Петербургу место нахождения: 190068, Санкт-Петербург, Садовая улица, дом 55-57 (далее - МИФНС N 14, Инспекция, налоговый орган), от 31.01.2011 N 22-05-03/01217 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части: доначисления 13 535 000 руб. налога на прибыль организаций (далее - налог на прибыль), начисления 2 620 222 руб. пеней за несвоевременную уплату налога на прибыль, а также в части привлечения Общества к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), в виде штрафа по налогу на прибыль в размере 1 950 107 руб.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Алькор и Ко", место нахождения: 119261, Москва, Ленинский проспект, дом 72/2, ОГРН 1027739498324 (далее - ООО "Алькор и Ко").

Решением суда первой инстанции от 25.10.2011 требования Общества удовлетворены в полном объеме.

Постановлением апелляционного суда от 14.02.2012 решение суда первой инстанции отменено в части признания недействительным оспариваемого решения налогового органа в отношении доначисления 9 750 536 руб. налога на прибыль за 2008 - 2009 годы, а также соответствующих сумм пеней и налоговых санкций. В указанной части в удовлетворении требований отказано. В остальной части решение от 25.10.2011 оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.06.2012 постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2012 по делу N А56-23663/2011 отменено. Дело направлено на новое рассмотрение в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

В соответствии со ст. 289 АПК РФ судом кассационной инстанции указано на необходимость проверки правильности выполненного налоговым органом расчета с учетом возражений Общества с учетом положений статьи 40 и абзаца второго пункта 8 статьи 250 НК РФ, доводов заявителя о неправомерности определения дохода в целом за весь период 2008 - 2009 годов, а не по налоговым периодам и по каждому товарному знаку в отдельности, а также без учета того обстоятельства, что товарный знак "Л'ЭТУАЛЬ" зарегистрирован лишь 23.05.2008.

При новом рассмотрении инспекция просит решение суда первой инстанции отменить и отказать обществу в удовлетворении требований, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам. По мнению инспекции, обществом в нарушение пункта 8 статьи 250 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в 2007-2009 годах в составе внереализационных доходов не был учтен доход в виде безвозмездно полученных имущественных прав, а именно права использования товарных знаков в сумме 61 235 200 руб.

В судебном заседании представитель налогового органа поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, и настаивал на ее удовлетворении.

Представитель Общества в судебном заседании возражал по удовлетворению апелляционной жалобы по основаниям, изложенным в отзыве, просил судебный акт оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

Третье лицо, уведомленное о времени и месте рассмотрения жалобы надлежащим образом, своего представителя в судебное заседание не направило, что в силу ст. 156 АПК РФ не является процессуальным препятствием для рассмотрения жалобы по существу. В представленном отзыве, третье лицо просит решение суда оставить без изменения.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) Обществом налогов и сборов (в том числе налога на прибыль) за период с 01.01.2007 по 31.12.2009, по результатам которой составила акт от 17.12.2010 N 15-4. По итогам рассмотрения материалов проверки и представленных налогоплательщиком возражений налоговый орган вынес решение от 31.01.2011 N 22-05-03/01217 о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением Общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль, ему начислены пени по указанному налогу, а также предложено уплатить 13 535 000 руб. недоимки по этому налогу и 431 руб. - по единому социальному налогу.

Основанием для вынесения оспариваемого решения в части доначисления налога на прибыль послужил вывод налогового органа о том, что налогоплательщиком в нарушение пункта 8 статьи 250 НК РФ в 2007 - 2009 годах в составе внереализационных доходов не был учтен доход в виде безвозмездно полученных имущественных прав, а именно права использования товарных знаков. При этом налоговый орган установил наличие признаков взаимозависимости между ООО "Антре Плюс" и ООО "Алькор и Ко".

Не согласившись с решением Инспекции, Общество оспорило его в судебном порядке в части доначисления налога на прибыль, а также начисления пеней и штрафа по налогу на прибыль.

Суд первой инстанции удовлетворил требования Общества по основанию отсутствия у заявителя в проверяемом периоде внереализационного дохода, определяемого по правилам пункта 8 статьи 250 НК РФ, признав факт незаконного использования заявителем спорных товарных знаков. В связи с этим суд первой инстанции сделал вывод об отсутствии у налогового органа оснований для определения дохода Общества по правилам статьи 40 НК РФ.

Апелляционный суд, исследовав материалы дела, проанализировав доводы апелляционной жалобы не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Материалами дела установлено, что в 2007 - 2009 годах Общество осуществляло торговлю парфюмерными и косметическими товарами через сеть магазинов с использованием товарных знаков: "Л-ЭТУАЛЬ", "Л'ЭТУАЛЬ", "Л'ЭТУАЛЬ", "СЭФОРА", "Сефора", "СЕФОРА", "Sephora".

Указанные товарные знаки использовались Обществом при оформлении магазинов, на фирменных пакетах, выдаваемых в магазинах, на фирменных бланках заявителя, в рекламе (налогоплательщик в ходе проверки представил образцы рекламных материалов, фотографии магазинных вывесок), в том числе в Интернете, а также через магазины распространялись клубные (дисконтные) карты с изображением данных товарных знаков.

Налоговый орган в ходе проверки установил, что согласно государственному реестру товарных знаков и знаков обслуживания в Российской Федерации правообладателем товарных знаков "Л-ЭТУАЛЬ", "Л'ЭТУАЛЬ", "Л'ЭТУАЛЬ" является ООО "Алькор и Ко".

Правообладателем товарных знаков (знаков обслуживания) "СЭФОРА", "Сефора", "СЕФОРА", "Sephora" является Сефора С.А., адрес 65 авеню Эдуард Вайан 92100 Булонь-Байанкур, Франция.

В реестре товарных знаков и знаков обслуживания в Российской Федерации зарегистрированы лицензионные договоры в отношении товарных знаков "СЭФОРА", "Сефора", "СЕФОРА", "Sephora", лицензиатом которых является ООО "Алькор и Ко".

Указанные обстоятельства подтвердила и Пожидаева И.М. (в 2008 - 2009 годах исполнявшая обязанности главного бухгалтера ООО "Антре Плюс"), из показаний которой следует, что названные товарные знаки, а также "Л Этуаль" и "Sefora" переданы Обществу его учредителем - ООО "Алькор и Ко". Кроме того названный свидетель показал, что Общество не несло никаких затрат за использование указанных товарных знаков.

Налоговый орган также исследовал регистры бухгалтерского учета ООО "Антре Плюс" и установил, что Общество не отражало на счетах бухгалтерского учета операции, связанные с несением затрат за использование вышеуказанных товарных знаков.

Установив как факт передачи Обществу надлежащим лицом прав на использование спорных товарных знаков, так и безвозмездность их использования Обществом, Инспекция пришла к выводу о необоснованном невключении заявителем в спорных налоговых периодах в составе внереализационных доходов выгоды в виде безвозмездно полученного права использования товарных знаков в соответствии с пунктом 8 статьи 250 НК РФ. В связи с этим Инспекция применила положения статьи 40 НК РФ.

Апелляционный суд, исследовав представленные в дело доказательства (протоколы допросов работников Общества, рекламные материалы, договоры и приложения к ним и т.д.), в том числе представленные налоговым органом, считает правильными выводы налогового органа об использовании Обществом всех спорных товарных знаков, причем данные знаки использовались ООО "Антре Плюс" с разрешения правообладателя и законного пользователя.

Как установлено налоговым органом, ООО "Алькор и Ко" являлось правообладателем товарных знаков "Л-ЭТУАЛЬ", "Л'ЭТУАЛЬ", "Л'ЭТУАЛЬ". На основании письма от 25.12.2006 N ТЗ-1 ООО "Алькор и Ко" передало Обществу право пользования этими знаками. Факт передачи ООО "Алькор и Ко" права пользования Обществу указанными товарными знаками в спорные налоговые периоды, равно как факт их фактического использования в предпринимательской деятельности заявитель не оспаривает.

Согласно реестру товарных знаков ООО "Алькор и Ко" в спорные налоговые периоды также являлось лицензиатом товарных знаков "СЭФОРА", "Сефора", "СЕФОРА", "Sephora" на территории Российской Федерации, что не опровергается заинтересованными лицами.

Из условий лицензионных договоров следует, что в обмен на лицензию, предоставленную по Соглашению, лицензиат выплачивает лицензиару лицензионные платежи за пользование товарных знаков Sephora в размере 2% от годовой чистой суммы продаж (без учета НДС) за вычетом каких-либо отчислений и удержаний до конца 2007 г. И в размере 4% от годовой чистой суммы продаж (без учета НДС) за вычетом каких-либо отчислений или удержаний до конца 2008 г. (без учета НДС). "Чистые суммы продаж", как указано в лицензионном соглашении, счет чистых розничных продаж "Магазинов".

Под термином "Магазины" понимаются все магазины, действующие в то или иное время в Российской Федерации под торговым названием "Sephora" под управлением лицензиата, любой дочерней компании лицензиата, любой аффилированной компании лицензиата, любой компании, находящейся под прямым или косвенным контролем лицензиата. В свою очередь контроль означает право управлять и определять направления деятельности любого юридического лица прямо или косвенно, либо право подписывать любые соглашения и/или документы от имени юридического лица на основании генеральной или специальной доверенности или иным образом.

Как установлено налоговой проверкой и не опровергается заинтересованными лицами, ООО "Антре Плюс" и ООО "Алькор и Ко" являются взаимозависимыми лицами, поскольку доля ООО "Алькор и Ко" в уставном капитале ООО "Антре Плюс" составляет 100%.

В подтверждение использования Обществом всех спорных товарных знаков налоговый орган представил следующие доказательства: протоколы допроса работников Общества; договоры и приложения к договорам; ответ ООО "Алькор и Ко"; рекламные материалы, подтверждающие осуществление и оплату заявителем рекламы с использованием товарных знаков, в том числе и в радиоэфире; письмо ООО "Алькор и Ко" от 25.12.2006 N ТЗ-1; пояснительную записку Общества без даты и номера к требованию от 18.10.2010 N 22/3290/э и иные, приведенные в акте сверки позиций сторон.

Кроме того, как установлено по делу и не оспаривается заявителем, ООО "Антре Плюс" систематически использовало в своей хозяйственной деятельности указанные товарные знаки (в рекламе реализуемой продукции при оформлении магазинов и магазинных вывесок, на фирменных пакетах, выдаваемых в магазинах; на фирменных бланках заявителя, в СМИ, Интернете, а также через дисконтные карты с изображением на них товарных знаков).

Таким образом, отсутствие письменного разрешения на использование товарных знаков "СЭФОРА", "Сефора", "СЕФОРА", "Sephora" не свидетельствует об отсутствии передачи права пользования указанными товарными знаками в силу отношений взаимозависимости Общества и ООО "Алькор и Ко" (владелец 100% уставного фонда заявителя) и с учетом сложившихся между Обществом и его учредителем деловых отношений и прав последнего в качестве лицензиата на эти товарные знаки.

Таким образом, учитывая зарегистрированные права ООО "Алькор и Ко" на товарные знаки на территории Российской Федерации, являющегося учредителем налогоплательщика, Общество пользовалось правами на указанные товарные знаки с согласия ООО "Алькор и Ко".

Более того, из условий лицензионных соглашений следует, что лицензиат (ООО "Алькор и Ко") незамедлительно уведомляет лицензиара при появлении у лицензиата причин считать, что какая-либо третья сторона нарушает товарные знаки Sephora или иным образом нарушает права собственности лицензиара в отношении товарных знаков Sephora.

В отзыве на жалобу ООО "Алькор и Ко" подтверждает свою осведомленность относительно использования Обществом спорных товарных знаков и указывает на то, что принимаются меры по юридическому оформлению таких отношений.

Таким образом, следует признать правомерным вывод налогового органа о том, что использование заявителем спорных товарных знаков осуществлялось под контролем правообладателя и законного пользователя (в том числе в рамках реализации маркетинговой политики налогоплательщика по договорам с учредителем - ООО "Алькор и Ко"), что свидетельствует о факте передачи ООО "Алькор и Ко" права пользования товарными знаками Обществу.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций понимается разница между полученными доходами и произведенными расходами, определяемыми в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 248 НК РФ установлено, что к доходам в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, а также внереализационные доходы, которые определяются в порядке, установленном статьей 250 НК РФ с учетом положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 8 статьи 250 НК РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в статье 251 НК РФ.

При получении имущества (работ, услуг) безвозмездно оценка доходов осуществляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений статьи 40 НК РФ, но не ниже определяемой в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации остаточной стоимости - по амортизируемому имуществу и не ниже затрат на производство (приобретение) - по иному имуществу (выполненным работам, оказанным услугам). Информация о ценах должна быть подтверждена налогоплательщиком - получателем имущества (работ, услуг) документально или путем проведения независимой оценки.

В соответствии с пунктом 2 статьи 248 НК РФ для целей главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации имущество (работы, услуги) или имущественные права считаются полученными безвозмездно, если получение этого имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением у получателя обязанности передать имущество (имущественные права) передающему лицу (выполнить для передающего лица работы, оказать передающему лицу услуги).

Таким образом, определяющим фактором для применения положений пункта 8 статьи 250 НК РФ являются безвозмездность дохода в виде полученного имущества (работ, услуг), либо имущественных прав. При этом безвозмездное получение имеет место только в том случае, когда предоставление имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением каких-либо встречных обязательств у получателя имущества (имущественных прав) перед передающим лицом.

Согласно пункту 1 статьи 11 НК РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Налогового кодекса Российской Федерации, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

В соответствии со статьями 128 и 138 ГК РФ (в редакции, действовавшей в 2007 году) интеллектуальная собственность на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.) являются объектом исключительных, а не имущественных прав.

Таким образом, поскольку в рамках пункта 8 статьи 250 НК РФ внереализационными доходами признаются доходы в виде безвозмездно полученных имущественных прав, в то время как согласно указанным выше нормам статьи 138 ГК РФ (действовавшей до 01.01.2008) товарный знак является объектом исключительных (а не имущественных) прав, то суд первой инстанции обоснованно посчитал неправомерным применение к налоговому периоду 2007 года пункта 8 статьи 250 НК РФ.

С 01.01.2008 вступила в действие статьи 1225 ГК РФ, из пункта 1 которой следует, что товарные знаки являются средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью).

Статьей 1226 ГК РФ закреплено, что на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие).

Таким образом, с 01.01.2008 исключительное право на использование товарного знака является имущественным правом.

В соответствии с пунктом 4 статьи 129 ГК РФ результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (статья 1225 ГК РФ) не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому. Однако права на такие результаты и средства, а также материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты или средства, могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и в порядке, которые установлены Гражданским кодексом Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными Гражданским кодексом Российской Федерации), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную названным Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается Гражданским кодексом Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1233 ГК РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

Согласно положениям пункта 5 статьи 1235 ГК РФ не содержит запрета на безвозмездную передачу неисключительных прав пользования объектом интеллектуальной собственности.

При этом пунктом 3 статьи 1484 ГК РФ определено, что никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Согласно пункту 8 статьи 250 НК РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в статье 251 НК РФ.

Таким образом, передача правообладателем Обществу права пользования товарными знаками, с 01.01.2008 признается передачей имущественного права.

В соответствии с пунктом 2 статьи 248 НК РФ для целей главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации имущество (работы, услуги) или имущественные права считаются полученными безвозмездно, если получение этого имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением у получателя обязанности передать имущество (имущественные права) передающему лицу (выполнить для передающего лица работы, оказать передающему лицу услуги).

Материалами дела не подтвержден факт возникновения у правообладателя и лицензиата товарных знаков (ООО "Алькор и Ко") каких-либо имущественных прав после передачи им прав использования на товарные знаки заявителю, равно как не установлена обязанность ООО "Антре Плюс" по передаче в проверяемых налоговых периодах денежных средств правообладателю, то есть возмездность передачи права пользования товарными знаками.

Подтверждением этого является и установленный в рамках налоговой проверки факт отсутствия в бухгалтерском и налоговом учете заявителя соответствующих хозяйственных операций.

Таким образом, вывод налогового органа о безвозмездном получении Обществом имущественных прав на использование спорных товарных знаков является правомерным.

Апелляционным судом отклоняются доводы налогоплательщика о возмездности использования Обществом товарного знака "Л'ЭТУАЛЬ" в 2008 - 2009 годах на основании лицензионного договора, заключенного между заявителем и ООО "Алькор и Ко" 25.12.2006 N АП/1 о предоставлении права использования товарного знака "Л'ЭТУАЛЬ" и зарегистрированного 09.02.2011.

Согласно статье 67 АПК РФ арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу.

Из объяснений представителя Общества в судебном заседании следует, что договор от 25.12.2006 N АП/1, который определял имущественные отношения сторон (стоимость вознаграждения за пользование товарным знаком "Л'ЭТУАЛЬ" в размере 59 000 руб. в год), не предъявлялся налоговому органу в рамках проведения выездной налоговой проверки, а был представлен только в арбитражный суд после его регистрации в Роспатенте 09.02.2011 как вступивший в силу с этой даты, но распространивший свое действие на отношения с 2006 года.

Апелляционный суд считает, что ссылки Общества на данное доказательство, равно как на представленные в суд платежные документы по уплате вознаграждения в августе 2011 года по налоговому периоду 2007 - 2009 годов, несостоятельны, поскольку они как доказательство сформировались только в 2011 году, то есть за пределами как проверяемых периодов, так и за пределами налоговой проверки.

Общество не представило и доказательств того, что эти хозяйственные операции, произведенные в августе 2011 года, нашли отражение в бухгалтерском и налоговом учете 2008 - 2009 годов заявителя путем подачи соответствующих налоговых деклараций, в то время как Инспекцией установлено, что такие операции на момент проверки отсутствовали в регистрах бухгалтерского и налогового учета 2008 - 2009 годах. Следовательно, отсутствуют основания считать, что в спорные налоговые периоды использование названного товарного знака носило возмездный характер.

С учетом изложенного, апелляционный суд считает обоснованным применение Инспекцией к налоговому периоду 2008 - 2009 годов положений пункта 8 статьи 250 НК РФ.

Выводы суда первой инстанции об отсутствии у Общества в 2008 - 2009 годах внереализационного дохода, определяемого по правилам пункта 8 статьи 250 НК РФ, признаются ошибочным.

При этом, ошибочные выводы суда первой инстанции не привели к принятию неправильного решения, поскольку налоговым органом при определении объема налоговых обязательств нарушены требования, установленные статьей 40 и пунктом 8 статьи 250 НК РФ.

Главой 25 НК РФ не предусмотрен порядок оценки стоимости безвозмездно полученных имущественных прав.

При получении имущества (работ, услуг) безвозмездно оценка доходов осуществляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений ст. 40 НК РФ, но не ниже определяемой в соответствии с гл. 25 НК РФ остаточной стоимости - по амортизируемому имуществу и не ниже затрат на производство (приобретение) - по иному имуществу (выполненным работам, оказанным услугам). Информация о ценах должна быть подтверждена налогоплательщиком - получателем имущества (работ, услуг) документально или путем проведения независимой оценки.

Установленный п. 8 ст. 250 НК РФ принцип определения дохода при безвозмездном получении имущества, заключающийся в его оценке исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений ст. 40 НК РФ, подлежит применению и при оценке имущественного права.

Таким образом, при безвозмездном получении права использования товарного знака в состав внереализационных доходов включается доход в виде безвозмездно полученного права пользования имуществом, определяемый исходя из рыночных цен использования аналогичных прав.

Процедура определения рыночной цены на услуги и товары обязательна для налоговых органов и предусмотрена пунктами 4 - 11 статьи 40 НК РФ, согласно которым рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях. Рынком товаров (работ, услуг) признается сфера обращения этих товаров (работ, услуг), определяемая исходя из возможности покупателя (продавца) реально и без значительных дополнительных затрат приобрести (реализовать) товар (работу, услугу) на ближайшей по отношению к покупателю (продавцу) территории Российской Федерации или за пределами Российской Федерации. При определении рыночной цены товара учитываются информация о заключенных на момент реализации этого товара сделках с идентичными (однородными) товарами в сопоставимых условиях. В частности, учитываются такие условия сделок, как количество (объем) поставляемых товаров, сроки исполнения обязательств, условия платежей, обычно применяемые в сделках данного вида, а также иные разумные условия, которые могут оказывать влияние на цены. При этом принимаются во внимание сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми.

Согласно заключению эксперта (том 7 л.д. 33- 64) расчет суммы дохода, полученного Обществом от безвозмездного использования товарных знаков в 2008 - 2009 годах на территории Российской Федерации определялся экспертом, исходя из рыночной ставки роялти за неисключительное право на использование на территории Российской Федерации товарных знаков по методу Новосельцева и методу расчета с применением стандартных ставок как 2% от валовой выручки согласно отчету о прибылях и убытках (л.д. 60 т. 7).

Перед экспертом была поставлена задача дать оценку дохода от безвозмездного использования в 2007-2009 годах товарных знаков.

При этом, согласно экспертного заключения сумма дохода, полученного Обществом от безвозмездного использования товарных знаков, определена экспертом по всем товарным знакам с разбивкой по годам.

Доход от использования Обществом каждого товарного знака экспертом не определялся.

Указанное обстоятельство явилось причиной определения дохода, в том числе от использования товарного знака "Л'ЭТУАЛЬ" (N 350967) за 2007, 2008, 2009 года.

При этом, словесное обозначение "Л'ЭТУАЛЬ" (N 350967) было зарегистрировано Роспатентом в качестве товарного знака 23.05.2008, и, следовательно, до указанной даты у Общества отсутствовал доход от его безвозмездного использования.

Из текста экспертного заключения невозможно определить сумму дохода, полученного Обществом от использования товарного знака "Л'ЭТУАЛЬ" (N 350967) как за период с 01.01.2007 по 31.12.2009, так и за период с 23.05.2008 по 31.12.2009.

Каждый товарный знак является самостоятельным объектом интеллектуальной собственности, имеет собственную ценность на рынке, и пользование каждым товарным знаком имеет различный процент участия в формировании прибыли.

Более того, в соответствии с положениями НК РФ каждый товарный знак является амортизируемым имуществом (нематериальным активом), подлежащий бухгалтерскому и налоговому учету в качестве самостоятельного объекта.

Исходя из позиции Минфина России, изложенной в письме от 28.04.2010 N 03-03-06/1/299, при получении имущества (работ, услуг) безвозмездно оценка доходов осуществляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом ст. 40 НК РФ, но не ниже определяемой в соответствии с гл. 25 НК РФ остаточной стоимости по амортизируемому имуществу и не ниже затрат на производство (приобретение) по иному имуществу (выполненным работам, оказанным услугам).

Следовательно, при определении дохода исходя из рыночных цен, подлежит также учету также остаточная стоимость амортизируемого объекта.

Поскольку каждый торговый знак, является самостоятельным амортизируемым объектом, то и определение дохода от безвозмездного пользования товарными знаками по правилам ст. 40 НК РФ в целях налогообложения налогом на прибыль подлежит определению по каждому товарному знаку.

В связи с тем, что в представленном заключении экспертом не определялся доход от безвозмездного использования каждого торгового знака, расчет полученного обществом дохода от безвозмездного пользования товарными знаками, произведенный на основании заключения эксперта не требованиям статьи 40 НК РФ и положениями главы 25 НК РФ.

Довод налогового органа о том, что доход не подлежал определению по каждому торговому знаку, поскольку товарные знаки сходны до степени смешения, подлежит отклонению, поскольку товарные знаки различны как по языку изложения ("СЕФОРА", "Sephora"), так и по наименованию ("СЕФОРА", "Л-ЭТУАЛЬ").

Вышеуказанные обстоятельства, имеющие существенное значение на сумму дохода, не учтены Инспекцией при принятии решения.

При определении рыночной стоимости права пользования товарными знаками не учтены инспекцией также условия, имеющие влияние на деятельность Общества, а именно 100% участие правообладателя в Обществе, отсутствие аналогичных сделок,, то есть Инспекция нарушила требования статьи 40 Кодекса при определении рыночной цены. Кроме того, информацию, используемую оценщиком, нельзя признать полученной из официальных источников.

При таких обстоятельствах, апелляционный суд считает, что Инспекция документально не доказала обоснованность предлагаемого уровня дохода, полученного налогоплательщиком от безвозмездного пользования товарными знаками и, соответственно, факт занижения Обществом налоговой базы по налогу на прибыль, в связи с чем у налогового органа не имелось оснований для доначисления Обществу налога на прибыль и пеней в спорной сумме, а также привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ.

На основании изложенного, апелляционный суд не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы инспекции и отмены решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.10.2011 по делу N А56-23663/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

О.В. Горбачева

 

Судьи

Л.П. Загараева
В.А. Семиглазов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.