Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 ноября 2012 г. N 17АП-12002/12 (ключевые темы: договор комиссии - счет-фактура - необоснованная налоговая выгода - приобретение товаров - расходы)

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 ноября 2012 г. N 17АП-12002/12

 

г. Пермь

 

14 ноября 2012 г.

Дело N А60-22079/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 14 ноября 2012 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 14 ноября 2012 года.

 

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Сафоновой С.Н.,

судей Борзенковой И.В., Васевой Е.Е.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Пьянковой Е.Л.,

при участии:

от заявителя индивидуального предпринимателя Котовского Михаила Арнольдовича: Рыбникова А.В. - представитель по доверенности от 01.10.2012, Павлов Д.Б. - представитель по доверенности от 01.10.2012,

от заинтересованного лица ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга: Мочалин В.А. - представитель по доверенности от 01.09.2011,

лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционные жалобы заявителя индивидуального предпринимателя Котовского Михаила Арнольдовича и заинтересованного лица ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга

на решение Арбитражного суда Свердловской области от 06 сентября 2012 года по делу N А60-22079/2012, принятое судьей Г.Г.Лихачевой,

по заявлению индивидуального предпринимателя Котовского Михаила Арнольдовича (ОГРНИП 304665820900112, ИНН 665800081901)

к ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга (ОГРН 1046602689495, ИНН 6658040003)

о признании недействительным решения налогового органа,

установил:

Индивидуальный предприниматель Котовский Михаил Арнольдович (далее - предприниматель, заявитель, налогоплательщик) обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным решения, вынесенного ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга (далее - Инспекция, налоговый орган), от 22.02.2012 N 04р/04 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части предложения заявителю уплатить в бюджет недоимку по налогам в общей сумме 18 131 371 руб. 03 коп., пени в размере 4 749 065 руб. 23 коп. и штрафы в общей сумме 3 288 418 руб. 86 коп.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 06 сентября 2012 года заявленные требования частично удовлетворены: оспариваемое решение Инспекции признано незаконным в части доначисления ЕСН в сумме 1 641 117 руб.86 коп., НДФЛ в сумме 10 667 266 руб.09 коп., НДС в сумме 720 014 руб.34 коп., соответствующих сумм пеней и штрафов по п.1 ст.122 НК РФ. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Не согласившись с указанным судебным актом в части удовлетворения заявленных требований, налоговый орган обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции в соответствующей части отменить, отказать в удовлетворении требований в полном объеме, ссылаясь на неполное исследование судом имеющихся в материалах дела доказательств, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование жалобы налоговый орган указывает на то, что совокупность представленных Инспекцией доказательств свидетельствует о нереальности спорных хозяйственных операций с ООО "Омис" и направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды посредством неправомерного завышения суммы расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по ЕСН и НДФЛ, а так же неправомерного предъявления вычетов по НДС по указанным операциям. По мнению Инспекции, судом первой инстанции не учтено, что представленные в дело доказательства подтверждают факт отсутствия реальности спорных хозяйственных операций с названным контрагентом. Кроме того, налоговый орган считает доказанным факт получения заявителем необоснованной налоговой выгоды в результате создания схемы дробления бизнеса, поскольку предпринимателем созданы взаимозависимые с ним лица - ООО "ЗооЛэнд" и ООО "ЗооЛэнд-Л", которые применяют льготный режим налогообложения (упрощенная система налогообложения), что, по мнению Инспекции, свидетельствует о направленности действий налогоплательщика в рассматриваемый период на создание схемы ухода от налогообложения, выразившееся в выводе из-под налогообложения доходов, полученных от реализации товара взаимозависимыми организациями, применяющими упрощенную систему налогообложения.

Представитель Инспекции в судебном заседании поддержал доводы апелляционной жалобы, просит решение суда в части удовлетворения требований отменить, апелляционную жалобу - удовлетворить.

Предприниматель с жалобой Инспекции не согласен по мотивам, указанным в письменном отзыве, решение суда первой инстанции в оспариваемой налоговым органом части считает законным, оснований для его отмены в этой части не усматривает, ссылаясь на отсутствие оснований для отказа в предоставлении вычетов и принятии расходов.

Представители предпринимателя в судебном заседании доводы отзыва поддержали, просят решение в части удовлетворения требований оставить без изменения, апелляционную жалобу налогового органа - без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении заявленных требований, предприниматель так же обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции в соответствующей части отменить, удовлетворить заявленные требования в полном объеме, ссылаясь на несоответствие выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела, нарушение судом норм материального и процессуального права.

В обоснование жалобы налогоплательщик указывает на ошибочность выводов суда первой инстанции о неправомерности включения в состав налоговых вычетов и расходов затрат на оплату комиссии за факторинговое обслуживание ООО "ЗооЛэнд", с которым у предпринимателя имеется договор комиссии. По мнению предпринимателя, суд первой инстанции не учел, что основанием для непринятия Инспекцией спорных сумм явились выводы налогового органа об отсутствии фактических отношений по договору комиссии, которые суд признал ошибочными. Поскольку претензий по оформлению подтверждающих документов налоговым органом не предъявлялось, предприниматель считает, что, указав на недостатки подтверждающих спорные затраты документов, суд первой инстанции в нарушение ч. 4 ст. 200 АПК РФ превысил свои полномочия и установил иные основания для отказа в принятии спорных сумм, не отраженные в оспариваемом решении налогового органа. При этом предприниматель, ссылаясь на непредставление ему возможности представить надлежащим образом оформленные документы, просит приобщить к материалам дела счета-фактуры по оказанию факторинговых услуг, которые подтверждают обоснованность расходов и свидетельствуют о неправомерности решения суда в части отказа в удовлетворении заявленных требований.

Представители предпринимателя в судебном заседании доводы апелляционной жалобы поддержали, просят решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований отменить, апелляционную жалобу - удовлетворить.

Инспекция с жалобой предпринимателя не согласна по мотивам, указанным в письменном отзыве, решение суда первой инстанции в оспариваемой предпринимателем части считает законным, оснований для его отмены в этой части не усматривает, ссылаясь на правомерность отказа в принятии спорных сумм расходов и вычетов, соблюдение судом предоставленных ему полномочий.

Представитель Инспекции в судебном заседании доводы отзыва на жалобу поддержал, просит решение суда в оспариваемой предпринимателем части оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации только в оспариваемой части.

Как следует из материалов дела, по результатам проведения Инспекцией выездной налоговой проверки заявителя за период с 01.01.2008 по 31.12.2009, оформленной актом N 61/04 от 21.11.2011, налоговым органом вынесено решение N04р/04 от 22.02.2012 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым заявитель привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной статьями 122 НК РФ и ст. 126 НК РФ в виде штрафов в общей сумме 3 288 818,86 руб., налогоплательщику предложено уплатить в бюджет недоимки по налогам (ЕСН, НДФЛ, НДС) в общей сумме 18 131 371,03 руб., пени в сумме 4 749 065,23 руб., а также предложено внести изменения в налоговый учет.

Решением Управления Федеральной налоговой службы России по Свердловской области N 274/12 от 12.04.2012 указанное решение Инспекции оставлено без изменения и утверждено.

Не согласившись с решением налогового органа в вышеуказанной части, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из недоказанности налоговым органом совокупности обстоятельств, подтверждающих наличие у налогоплательщика умысла, направленного на завышение расходов и необоснованность налоговых вычетов с применением схемы дробления бизнеса, а также доказанности факта реальности спорных хозяйственных операций, отраженных налогоплательщиком в налоговом и бухгалтерском учете, с ООО "Омис".

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и отзывов, заслушав пояснения представителей заявителя и Инспекции, участвующих в судебном заседании, проверив правильность применения и соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Согласно п. 1, 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории в отношении:

1) товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 НК РФ;

2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Исходя из п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. 3, 6-8 ст. 171 Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено указанной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Статьей 169 НК РФ установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг) сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном гл. 21 Кодекса. Счета-фактуры, составленные и выставленные с существенными и неустранимыми нарушениями формы и содержания, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В силу статьи 207 НК РФ налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Согласно подпункту 1 статьи 209 НК РФ для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, объектом налогообложения признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и(или) от источников за пределами Российской Федерации.

В соответствии со статьей 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло. Налоговая база определяется отдельно по каждому виду доходов, в отношении которых установлены различные налоговые ставки.

При исчислении налоговой базы индивидуальные предприниматели имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Если налогоплательщики не в состоянии документально подтвердить свои расходы, связанные с деятельностью в качестве индивидуальных предпринимателей, профессиональный налоговый вычет производится в размере 20 процентов общей суммы доходов, полученной индивидуальным предпринимателем от предпринимательской деятельности (пункт 1 статьи 221 НК РФ).

Пунктом 2 статьи 236 НК РФ установлено, что объектом обложения единым социальным налогом для индивидуальных предпринимателей признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

В соответствии с пунктом 3 статьи 237 НК РФ состав расходов, принимаемых к вычету в целях налогообложения индивидуальными предпринимателями, определяется в порядке, аналогичном порядку определения состава затрат, установленных для плательщиков налога на прибыль соответствующими статьями главы 25 НК РФ.

Статьей 252 НК РФ установлено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Статьей 4 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон N 129-ФЗ) предусмотрено, что граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, ведут учет доходов и расходов в порядке, установленном налоговым законодательством Российской Федерации.

Требование о документальном оформлении хозяйственных операций содержится в статье 9 Закона N 129-ФЗ. Из пункта 2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ следует, что первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: а) наименование документа; б) дату составления документа; в) наименование организации, от имени которой составлен документ; г) содержание хозяйственной операции; д) измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; е) наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; ж) личные подписи указанных лиц.

Таким образом, при решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов для целей налогообложения необходимо исходить из того, подтверждаются ли расходы представленными налогоплательщиком документами. Условием для включения понесенных затрат в состав расходов является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы на приобретение товаров (работ, услуг) фактически осуществлены. При этом должны приниматься во внимание доказательства, представленные налогоплательщиком в подтверждение факта и размера этих затрат, которые подлежат правовой оценке в совокупности.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждено, что при осуществлении хозяйственной деятельности заявителем (покупатель) был заключен договор поставки от 01.02.2008 с ООО "Омис"- поставщик, по которому предпринимателем приобретались зоотовары.

Оплата по указанному договору производилась по безналичному расчету. Товар, приобретенный у указанного контрагента, был оприходован и отражен в бухгалтерском учете заявителя.

Расходы на приобретение товара были включены заявителем в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по ЕСН и НДФЛ, а так же по указанным сделкам предприниматель заявил вычеты по НДС.

Полученные от вышеуказанного контрагента документы (счета-фактуры, накладные, договор) были представлены заявителем в подтверждение обоснованности заявленных расходов и вычетов.

Данные документы налоговым органом в подтверждение обоснованности расходов не приняты, поскольку они, по мнению Инспекции, не отвечают признакам достоверности, не подтверждают реального совершения операций со спорным контрагентом.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи по правилам, установленным ст. 71 АПК РФ, апелляционный суд считает правильными выводы суда первой инстанции о недоказанности налоговым органом наличия в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды посредством завышения расходов, уменьшающих налоговую базу по ЕСН и НДФЛ, неправомерного заявления вычетов по НДС. При этом апелляционный суд исходит из следующего.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных ст. 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из перечисленных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика. Следовательно, даже вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных неуполномоченными лицами, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Данная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09.

Документы, представленные налогоплательщиком, необходимые для подтверждения права на включение спорных сумм в состав расходов и вычетов, содержат обязательные реквизиты, позволяют определить содержание и участников хозяйственных операций, подписаны уполномоченными лицами. Доказательства неполноты, недостоверности и противоречивости сведений, содержащихся в счетах-фактурах и товарных накладных, выставленных спорными контрагентами в адрес заявителя, не представлены.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что эта сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагентов оформлены за подписью лиц, являющихся номинальными руководителями, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Более того, суд первой инстанции обоснованно отметил, что доказательств, опровергающих факт реальности совершения спорных хозяйственных операций, налоговым органом в материалы дела не представлено, доказательств, из которых следует однозначный вывод о том, что поставка товаров спорным контрагентом в адрес заявителя не осуществлялась, в деле так же не имеется.

Суд первой инстанции правомерно указал, что установленные налоговым органом обстоятельства не опровергают фактическое движение товара, реальность совершенных налогоплательщиком хозяйственных операций, при этом суд первой инстанции исходил из того, что приобретение товаров было вызвано производственной необходимостью, приобретенный товар в дальнейшем был реализован другим юридическим лицам, что подтверждено представленными в дело доказательствами и налоговым органом не оспаривается.

Ссылки Инспекции на наличие доказательств, которые, по мнению налогового органа, подтверждают отсутствие реальности спорных хозяйственных операций, обоснованно отклонены судом первой инстанции, поскольку доказательств, из которых однозначно следует вывод о том, что фактически сделки по приобретению товара не совершались, в материалах дела не имеется, налоговым органом судам не представлено, на что указано выше.

Такие обстоятельства, как неисполнение налоговых обязанностей поставщиком, отсутствие у него материально-технической базы, установленные инспекцией в ходе проведения мероприятий налогового контроля, не опровергают реальности хозяйственных операций между заявителем и контрагентом и не свидетельствуют о недобросовестности налогоплательщика и получении им необоснованной налоговой выгоды.

Судом первой инстанции правомерно не принят во внимание, как не подкрепленный доказательствами, довод инспекции о том, что спорный контрагент не мог осуществлять поставки по договору в связи с отсутствием материальных ресурсов и персонала, поскольку налоговым органом в ходе проверки не проверялась возможность заключения контрагентом гражданско-правовых договоров в целях приобретения материально-технических ресурсов, привлечения рабочей силы, необходимых для выполнения обязанностей поставщика по договорам, а также заключения спорным контрагентом иных договоров для реального исполнения им договорных обязательств перед налогоплательщиком.

Анализ движения денежных средств на расчетных счетах контрагента и заявителя о возврате денежных средств заявителю, а так же о нереальности спорных хозяйственных операций не свидетельствует, на что правомерно указал суд первой инстанции.

Кроме того, апелляционный суд отмечает, что НК РФ не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками платежи с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

Действующее налоговое законодательство не предусматривает возложения на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов, право на учет расходов не поставлено в зависимость от результатов хозяйственной деятельности поставщика товара при осуществлении налогоплательщиком реальной хозяйственной деятельности. Недобросовестность контрагентов не влечет автоматического признания заявленной налогоплательщиком, вступившим в финансово-хозяйственные взаимоотношения с такими лицами, налоговой выгоды необоснованной, поскольку каждый из данных лиц самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо друг от друга пользуется своими правами.

Доказательств, свидетельствующих о том, что при выборе контрагента и заключении сделок с ним налогоплательщик не проявил должной осмотрительности и осторожности, а также доказательств взаимозависимости или аффилированности заявителя и контрагентов, отсутствии в действиях налогоплательщика разумной деловой цели, либо их направленности исключительно на создание благоприятных налоговых последствий, инспекцией не представлено.

С учетом требований ст. 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, полно и всесторонне исследовав представленные доказательства по эпизоду взаимоотношений предпринимателя и ООО "Омис", суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что налоговым органом не доказан факт направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды. Для целей налогообложения заявителем учтены операции в соответствии с их действительным экономическим смыслом, обусловленные разумными экономическими причинами и целями делового характера, условия для уменьшения налогооблагаемой базы по ЕСН и НДФЛ, а так же получения вычетов по НДС при наличии счетов-фактур и товарных накладных, свидетельствующих о приобретении товара, его оприходовании, налогоплательщиком соблюдены.

Выводы суда первой инстанции в соответствующей части являются верными, соответствуют обстоятельствам дела и нормам права.

Оснований для отмены решения суда первой инстанции в данной части и удовлетворения апелляционной жалобы Инспекции у суда апелляционной инстанции не имеется.

При рассмотрении дела суд первой инстанции так же посчитал необоснованными выводы Инспекции о получении предпринимателем необоснованно налоговой выгоды в связи с созданием схемы по "дроблению бизнеса".

Оценив представленные в материалах дела доказательства по правилам, установленным ст. 71 АПК РФ, апелляционный суд считает указанные выводы суда первой инстанции верными, при этом исходит из следующего.

В сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление) указано, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Установление судами деловой цели в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о намерениях последнего получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 9 Постановления).

В силу ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении спора суд должен дать оценку доводам о недобросовестности налогоплательщика на основе всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования имеющихся в деле доказательств, оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Из системного анализа норм гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что обязанность доказывания обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, лежит на налоговом органе, налогоплательщик, в свою очередь, обязан доказать, что указанные обстоятельства экономически оправданы, либо представить суду доказательства отсутствия данных обстоятельств.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждено, при осуществлении хозяйственной деятельности предприниматель заключил договоры комиссии и возмездного оказания услуг с ООО "ЗооЛэнд" и ООО "ЗооЛэнд-Л", являющимися по отношению к нему взаимозависимыми лицами.

Расходы по сделкам с указанными лицами включены предпринимателем в состав расходов и налоговых вычетов.

По мнению Инспекции, спорные суммы в состав расходов и вычетов включены быть не могут, поскольку фактические отношения между указанными взаимозависимыми лицами отсутствовали, договоры комиссии прикрывали договоры купли-продажи.

Вместе с тем судом первой инстанции установлено и из материалов дела усматривается, что между предпринимателем, ООО "ЗооЛэнд" и ООО "ЗооЛэнд-Л" имелись договорные отношения, операции по договору комиссии и договору возмездного оказания услуг учтены предпринимателем в бухгалтерском учете, их реальность налоговым органом не опровергнута, в оспариваемом решении не приведены бесспорные доказательства относительно того, что сделки между данными субъектами нереальные, не указано на наличие претензий к первичным документам, представленным предпринимателем в обоснование заявленных расходов.

При этом суд первой инстанции обоснованно указал, что, установив взаимозависимость хозяйствующих субъектов, налоговый орган не применил к этим взаимоотношениям соответствующие налоговые последствия, указанные в ст.40 НК РФ (в редакции, действующий в проверяемый период): Инспекция не выясняла рыночные цены на зоотовары и услуги, не проводила сравнение рыночных цен с ценами, которые применяли взаимозависимые лица, то есть факт того, что взаимозависимость указанных лиц повлияла на условия совершенных между ними сделок налоговым органом не доказан.

Кроме того, суд первой инстанции обоснованно отклонил ссылки Инспекции на необходимость квалификации спорных договоров как договоров купли-продажи, поскольку из содержания договоров комиссии от 08.01.2008 и от 11.01.2009, заключенных между предпринимателем (комитент) и ООО "ЗооЛэнд" (комиссионер), а так же договоров возмездного оказания услуг N 1/ИИ от 05.11.2008 и N 2/ИП от 11.01.2009, заключенных с ООО "ЗооЛэнд-Л" (исполнитель) следует, что указанные договоры являются договорами комиссии и возмездного оказания услуг, соответственно, отвечают предъявляемым к ним гражданским законодательством требованиям и не являются договорами купли-продажи.

Доводы Инспекции о том, что указанные сделки являются мнимыми, так же правомерно отклонены судом первой инстанции, как недоказанные.

Суд первой инстанции правомерно отметил, что представленные документы подтверждают реальное исполнение сторонами своих обязательств. Инспекцией не представлены доказательства наличия у предпринимателя при заключении и исполнении сделок, осуществляемых в рамках исполнения договоров комиссии, умысла, направленного на получение необоснованной налоговой выгоды.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24 февраля 2004 года N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

При этом следует учитывать, что возможность достижения экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Установленные налоговой инспекцией в ходе проведения проверки обстоятельства и представленные в материалы дела договоры комиссии, договоры возмездного оказания услуг, акты выполненных работ по этим договорам, счета-фактуры, отчеты комиссионера и исполнителя, к которым Инспекция не имеет претензий по их оформлению, правильно расценены судом первой инстанции как подтверждающие факт исполнения предпринимателем и его контрагентами обязательств в соответствии с условиями договоров комиссии и возмездного оказания услуг и получения контрагентами предпринимателя дохода в виде комиссионного вознаграждения, выплачиваемого предпринимателем.

Факт применения взаимозависимыми контрагентами заявителя упрощенной системы налогообложения о наличии у предпринимателя необоснованной налоговой выгоды не свидетельствует.

Заслуживают внимание доводы налогоплательщика об экономической целесообразности применяемой системы работы с учетом большого объема бизнеса предпринимателя (предприниматель занимается оптовым закупом товаров и привлечением оборотных средств, ООО "ЗооЛэнд" -реализацией и организацией хранения, ООО "ЗооЛэнд-Л"- логистикой, а с 2009 года- дополнительно работой с поставщиками) и достижение положительного эффекта в виде увеличения дохода на 40%.

Таким образом, выводы суда о неправомерном исключении из состава расходов и вычетов спорных сумм по сделкам с указанными контрагентами, являются правильными.

Оснований для отмены решения суда первой инстанции в вышеуказанной части не имеется.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции в связи с непредставлением заявителем надлежащим образом оформленных подтверждающих документов посчитал правомерным доначисление предпринимателю налогов, пени и штрафов в связи с непринятием в состав расходов и вычетов затрат на оплату комиссии за факторинговое обслуживание по генеральному договору от 05.03.2007 N ДФ-88/2007 об общих условиях факторингового обслуживания внутри России, заключенному между ЗАО Банк "Национальная Факторинговая Компания" - "фактор" и ООО "ЗооЛэнд"- "клиент".

По данному эпизоду суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что п.2.2.3 договоров комиссии N 9 от 08.01.2008 и N 10 от 11.01.2009, заключенных предпринимателем с ООО "ЗооЛэнд" (л.д.132-137 том 2), предусмотрено, что комитент-предприниматель обязуется возместить комиссионеру-обществу понесенные им расходы, необходимые для исполнения поручения комитента.

Общество "клиент" с ЗАО Банк "Национальная Факторинговая Компания" - "фактор" заключило генеральный договор от 05.03.2007 N ДФ-88/2007 об общих условиях факторингового обслуживания внутри России, предметом которого является факторинговое обслуживание.

Банк выставлял обществу 24 счет-фактуры на оказанные услуги, которые общество оплатило и перевыставило предпринимателю. Предприниматель на основании п.2.2.3 договора комиссии компенсировал обществу указанные расходы и включил их в расходы связанные с предпринимательской деятельностью и в налоговые вычеты по НДС. Спор по наличию правильно оформленных счетов-фактур, их оплате и обществом и предпринимателем, между сторонами отсутствует.

В ходе налоговой проверки предприниматель представил 24 счета-фактуры, выставленные ЗАО Банк "Национальная Факторинговая Компания" обществу "ЗооЛэнд".

Инспекция указанные расходы не приняла в связи с тем, что реальность операций по договору комиссии между сторонами отсутствует и расходы не соответствуют требованиям ст.252 НК РФ.

Суд первой инстанции, указав, что спорные договоры комиссии реально исполнялись его сторонами, посчитал, что представленные в подтверждение расходов и вычетов документы являются ненадлежащими, поскольку в них отсутствуют ссылки на генеральный договор от 05.03.2007 N ДФ-88/2007 об общих условиях факторингового обслуживания внутри России.

При этом судом первой инстанции не учтено следующее.

Статьей 100 НК РФ определено, что по результатам выездной налоговой проверки в течение двух месяцев со дня составления справки о проведенной выездной налоговой проверке уполномоченными должностными лицами налоговых органов должен быть составлен в установленной форме акт налоговой проверки.

В акте налоговой проверки указываются, в том числе документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, или запись об отсутствии таковых; выводы и предложения проверяющих по устранению выявленных нарушений и ссылки на статьи настоящего Кодекса, в случае если настоящим Кодексом предусмотрена ответственность за данные нарушения законодательства о налогах и сборах (п. 3 ст. 100 НК РФ).

Согласно п. 8 ст. 101 НК РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

В силу ч. 4 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Апелляционным судом установлено и из содержания оспариваемого решения налогового органа следует, что претензий к оформлению представленных предпринимателем в подтверждение расходов и вычетов документов у налогового органа не имелось (том 1 л.д.66-67).

С учетом положений вышеуказанных правовых норм, апелляционный суд считает, что, указав на недостатки подтверждающих документов, суд первой инстанции нарушил положения ст. 100 НК РФ и 200 АПК РФ, поскольку соответствующее основание непринятия спорных сумм расходов и вычетов в оспариваемом решении налогового органа отсутствует.

Кроме того, апелляционный суд учитывает, что с апелляционной жалобой предприниматель представил счета-фактуры, в которых имеется ссылка на договор от 05.03.2007, которые подтверждают относимость спорных расходов на факторинговое обслуживание к договорам комиссии.

Указанные документы приобщены апелляционным судом по ходатайству предпринимателя к материалам дела на основании ст. 268 АПК РФ, при этом суд учитывает, что предприниматель был лишен возможности представить соответствующие документы суду первой инстанции, поскольку соответствующих оснований отказа в принятии вычетов и расходов в решении Инспекции не изложено.

Таким образом, поскольку спорная сумма расходов подтверждена представленными в ходе налоговой проверки и в дело доказательствами, которые являются также экономически обоснованными, понесенными в рамках договора комиссии (ст.252 ч.1 НК РФ), оснований для доначисления налогов по указанному эпизоду у Инспекции не имелось.

При таких основаниях решение налогового органа в соответствующей части является незаконным.

Доводы апелляционной жалобы налогоплательщика являются обоснованными, решение суда в соответствующей части подлежит отмене, требование -удовлетворению.

Расходы по оплате госпошлины подлежат распределению в соответствии с положениями ст. 110 АПК РФ. Излишне уплаченная предпринимателем госпошлина по апелляционной жалобе подлежит возврату ему из федерального бюджета на основании ст. 104 АПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 104, 110, 176, 258, 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 06 сентября 2012 года по делу N А60-22079/2012 отменить в части.

Дополнительно признать недействительным решение ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга от 22.02.2012 N 04р/04 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления НДС, ЕСН, НДФЛ, пени, штрафов, доначисленных по хозяйственной операции по генеральному договору от 05.03.2007 N ДФ-88/2007.

В остальной части решение суда первой инстанции оставить без изменения.

Взыскать с ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга (ОГРН 1046602689495, ИНН 6658040003) в пользу индивидуального предпринимателя Котовского Михаила Арнольдовича (ОГРНИП 304665820900112, ИНН 665800081901) расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе в сумме 100 (Сто) рублей.

Возвратить индивидуальному предпринимателю Котовскому Михаилу Арнольдовичу (ОГРНИП 304665820900112, ИНН 665800081901) из федерального бюджета излишне уплаченную по квитанции СБ7003/0460 от 05.10.2012 государственную пошлину по апелляционной жалобе в сумме 1 900 (Одна тысяча девятьсот) рублей.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, через Арбитражный суд Свердловской области.

 

Председательствующий

С.Н.Сафонова

 

Судьи

И.В.Борзенкова
Е.Е.Васева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.