Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28 марта 2013 г. N 08АП-891/13 (ключевые темы: налоговая выгода - буровая установка - кассовый чек - служебная командировка - выездная налоговая проверка)

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28 марта 2013 г. N 08АП-891/13

 

город Омск

 

28 марта 2013 г.

Дело N А75-10172/2011

 

Резолютивная часть постановления объявлена 21 марта 2013 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 28 марта 2013 года.

 

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Золотовой Л.А.,

судей Сидоренко О.А., Шиндлер Н.А.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарем Зайцевой И.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-891/2013) Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Ханты-Мансийскому автономному округу - Югры на решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 12.12.2012 по делу N А75-10172/2011 (судья Зубакина О.В.),

принятое по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Варьеганская нефтяная буровая компания" (ОГРН 1028601467180, ИНН 8601015091)

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре

о признании недействительным решения от 17.10.2011 N 38,

при участии в судебном заседании представителей:

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Ханты-Мансийскому автономному округу - Югры - Копалина Елена Михайловна (паспорт, по доверенности N 03-12/01282 от 15.03.2013 сроком действия до 15.03.2014); Нагиев Васиф Физули Оглы (паспорт, по доверенности N 03-12/01277 от 15.03.2013 сроком действия до 15.03.2014); Крылатова Елена Германовна (удостоверение, по доверенности N 03-12/00700 от 11.02.2013 сроком действия до 11.02.2014).

от общества с ограниченной ответственностью "Варьеганская нефтяная буровая компания" - Попов Игорь Григорьевич (паспорт выдан 20.08.2002, по доверенности N 11/13 от 14.03.2013 сроком действия на один год); Сорокин Владимир Геннадьевич (паспорт, по доверенности N 10/13 от 14.03.2013 сроком действия на один год); Васильев Алексей Юрьевич (паспорт, по доверенности N 06/13 от 21.02.2013 сроком действия на один год).

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Варьеганская нефтяная буровая компания" (далее - заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре (далее - Инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 17.10.2011 N 38, в части пунктов 1.1., 1.2, 4.1., 5.1. в части начисления налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, налога на доходы физических лиц и соответствующих сумм пеней, штрафов, а также требования N 178 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 07.12.2011.

Решением от 12.12.2012 по делу N А75-10172/2011 требования заявителя были удовлетворены, поскольку налогоплательщик представил все необходимые документы в подтверждение спорных расходов, в то время как налоговый орган не опроверг факта наличия у заявителя оборудования, приобретенного у спорного контрагента.

В апелляционной жалобе налоговый орган, ссылаясь на нарушение судом норм материального права, неполное выяснение фактических обстоятельств дела, просит решение отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований налогоплательщика.

Инспекция считает, что суд первой инстанции дал неверную правовую оценку проведенным в ходе выездной налоговой проверки мероприятиям налогового контроля, установившим отсутствие реальности финансово-хозяйственных операций Общества с контрагентом ООО "Профессионал", фактическое существование которого поставлено под сомнение.

Инспекция считает, что материалами выездной налоговой проверки доказано, что у ООО "Профессионал" отсутствовали необходимые условия для осуществления поставки оспариваемых буровых установок Обществу.

Податель жалобы считает, что материалами дела подтвержден факт неполной уплаты налога на добавленную стоимость, налога на прибыль организации и налога на доходы физических лиц в результате неправомерного учета Обществом в составе расходов в 2008-2009 годах в качестве расходов при исчислении налога на прибыль сумм, возмещенных работникам за служебные командировки.

В представленном в апелляционный суд отзыве на жалобу налогового органа Общество выразило свое несогласие с доводами жалобы, считает решение суда первой инстанции законным, обоснованным и не подлежащим отмене или изменению.

Суд апелляционной инстанции, исследовав материалы дела, изучив апелляционную жалобу, отзыв на нее, выслушав представителей сторон, установил следующие обстоятельства.

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка в отношении Общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) всех налогов и сборов и по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в Пенсионный фонд Российской Федерации за период с 01.01.2008 по 31.12.2009.

Результаты данной проверки отражены в акте выездной налоговой проверки от 18.07.2011 N 24 (том 2), на который обществом были представлены возражения (том 5 л.д. 33-61).

По результатам рассмотрения материалов проверки и возражений налогоплательщика 17.10.2011 заместителем начальника Инспекции принято решение 38 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (том 6 л.д. 1-112).

Согласно указанному решению Общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ, в том числе за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 4 149 152 рублей 40 копеек, налога на прибыль за 2008 год в виде штрафа в размере 730 668 рублей 40 копеек, за 2009 в виде штрафа в размере 759 729 рублей 60 копеек.

Кроме того, Обществу начислено и предложено уплатить суммы неуплаченных и не перечисленных налогов и пени, в том числе:

- пени по налогу на прибыль организаций в сумме 258 813 рублей 27 копеек в бюджет субъекта Российской Федерации;

- пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 6 914 950 рублей 25 копеек,

- налог на прибыль организаций за 2008 год в общей сумме 5 010 297 рублей,

- налог на прибыль организаций за 2009 год в общей сумме 4 220 720 рублей,

- налог на добавленную стоимость (далее - НДС) в общей сумме 20 745 762 рублей, в том числе за 2 квартал 2008 г. - 10 830 508 рублей, за 3 квартал 2008 г. - 9 915 254 рубля,

- удержать дополнительно начисленную сумму налога на доходы физических лиц (НДФЛ) в размере 3 360 рублей непосредственно из доходов налогоплательщика при очередной выплате дохода в денежной сумме с учетом пункта 4 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации.

Не согласившись с данным решением, налогоплательщик обжаловал его в апелляционном порядке в вышестоящий налоговый орган (том 7 л.д. 1-34).

На основании решения Инспекции Обществу выставлено требование от N 178 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 07.12.2011 Обществу предложено (том 7 л.д. 35-36), где Обществу предложено в срок до 27.12.2011 оплатить начисленные суммы недоимки, пени, штрафов.

Полагая, что решение Инспекции от 17.10.2011 N 38 не соответствует закону, нарушает его права и законные интересы налогоплательщика в указанной в заявлении части, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

Решением от 12.12.2012 по делу N А75-10172/2011 требования заявителя были удовлетворены.

Означенное решение суда первой инстанции обжалуется в Восьмой арбитражный апелляционный суд.

Суд апелляционной инстанции, проверив в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения арбитражного суда первой инстанции, не находит оснований для его отмены.

Как усматривается из материалов дела, в ходе проверки налоговым органом было установлено, что в 2008-2009 годах Обществом неправомерно отнесена сумма начисленной амортизации по буровым установкам:

-буровая установка БУ-3000 ЭУК 1 МУ (инв. N 00002000);

-буровая установка БУ-Уралмаш 3Д-76 (инв. N 00002038),

в размере 29 184 174 руб. и амортизационная премия в размере 11 586 648 руб. на расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль организаций.

Буровые установки приобретены у ООО "Профессионал" по договору поставки оборудования от 03.03.2008 N 37/ВТ (том 8 л.д. 48-62), по следующим счетам-фактурам:

- N 27П/06 от 30.06.2008 на сумму 71 000 000 руб., в том числе НДС - 10 830 508 рублей (том 12 л.д.97);

- N 30П/09 от 01.09.2008 на сумму 65 000 000, в том числе НДС- 9 915 254 рублей (том 12 л.д. 99).

В рамках вышеуказанного договора выставлены счета-фактуры, акты о приеме передаче объектов основных средств, товарные накладные.

Оплата за буровые установки, согласно выписке банка ЗАО "Новый промышленный банк" г. Москва по движению денежных средств по расчетному счету N 40702810300000000546 за период с 01.01.2008 по 22.09.2008, принадлежащему ООО "Профессионал", Обществом произведена в сумме 136 000 000 руб., в том числе НДС -20 745 762 руб.

Налоговой орган полагает, что налогоплательщик завысил расходы по налогу на прибыль в связи с необоснованным применением амортизационной премии и начислением амортизации по приобретенным у ООО "Профессионал" (ИНН 7707631638) буровым установкам, а также необоснованно применил вычеты по НДС по данной хозяйственной операции в связи со следующим:

- спорные буровые установки были приобретены Обществом у других лиц;

- контрагент Общества не имел возможности исполнять свои договорные обязательства.

- Общество не проявило достаточную степень осмотрительности и осторожности при выборе ООО "Профессионал" в качестве своего контрагента;

- руководитель ООО "Профессионал" (Яковлев А.Ю.), подписавший от имени указанной организации все необходимые документы по отношениям с Обществом, отрицает причастность к её деятельности и подписание каких бы то ни было документов от имени указанной организации.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 252 Кодекса расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода

Из положений главы 21 НК РФ следует, что налог на добавленную стоимость представляет собой изъятие в бюджет части добавленной стоимости, создаваемой на всех стадиях производства, и определяется как разница между суммами налога со стоимости реализованных услуг и суммами налога, уплаченного поставщику за данные услуги.

В соответствии с пунктом 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

Пунктом 4 статьи 166 НК РФ установлено, что общая сумма налога на добавленную стоимость исчисляется по итогам каждого налогового периода применительно ко всем операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 - 3 пункта 1 статьи 146 настоящего Кодекса, момент определения налоговой базы которых, установленный статьей 167 настоящего Кодекса, относится к соответствующему налоговому периоду, с учетом всех изменений, увеличивающих или уменьшающих налоговую базу в соответствующем налоговом периоде.

В силу пункта 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей вычеты.

Пунктом 2 статьи 171 НК РФ предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории.

Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав и при наличии соответствующих первичных документов.

Пунктами 1 и 2 статьи 169 НК РФ установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном настоящей главой. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В соответствии со статьей 9 Федерального Закона N 129-ФЗ от 21.11.1996 "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Таким образом, основанием для отнесения на налоговые вычеты сумм НДС являются первичные учетные документы, оформленные в установленном законом порядке, которые, в свою очередь, должны полно и достоверно отражать хозяйственные операции, проводимые организацией.

Данные первичных документов, составляемых в момент совершения хозяйственной операции, должны соответствовать действительности, в том числе о лицах, осуществивших операции.

Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов и расходов, учитываемых для целей налогообложения, лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.

Из содержания указанных выше правовых норм следует, что документы, представляемые налогоплательщиком для подтверждения правомерности расходов, должны содержать сведения, позволяющие впоследствии налоговому органу определить, достоверность осуществления хозяйственной операции.

В соответствии с Постановлением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Под налоговой выгодой для целей указанного Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" разъяснил, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Пункты 3, 4 данного постановления предусматривают, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Также налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Пунктом 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006 установлено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Согласно позиции, изложенной в Постановлениях Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 09.03.2010 N 15574/09, от 25.05.2010 N 15658/09, от 20.04.2010 N 18162/09 налогоплательщик имеет право на получение налоговой выгоды только при условии реального исполнения определенной сделки.

Как указал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 9 постановления от 12.10.2006 N 53 судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В силу статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, поэтому при вступлении в гражданские правоотношения субъекты должны проявлять разумную осмотрительность, так как последствия выбора недобросовестного контрагента ложатся на этих субъектов. Налогоплательщик не может считаться добросовестным, если при выборе контрагента он не проявил необходимой меры осторожности и осмотрительности.

Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О по смыслу пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика. В то же время недобросовестный налогоплательщик не должен пользоваться тем же режимом правовой защиты, что и добросовестный. Налоговое законодательство не ставит право налогоплательщика-экспортера на возмещение налога в зависимость от факта уплаты в бюджет налога поставщиками продукции.

Основанием для отказа в налоговой выгоде может являться недобросовестность налогоплательщика в отношениях с поставщиками. Налогоплательщик не может считаться добросовестным, если, вступая в договорные отношения, не проявил необходимую осмотрительность при выборе контрагентов.

Как уже было указано, спорным решением Инспекции налогоплательщику отказано в применении налоговой выгоды по взаимоотношениям с ООО "Профессионал" в связи с тем, что, как посчитали проверяющие, хозяйственные операции не отвечают признакам реальности, представленные документы являются недостоверными, а Обществом не была проявленная надлежащая осмотрительность при выборе контрагента.

Таким образом, с учетом характера спора, предметом исследования арбитражного суда являются обстоятельства совершения спорных хозяйственных операцией, повлекших заявление налогоплательщиком налоговой выгоды по НДС и налогу на прибыль, в том числе реальность, непротиворечивость представленных в обоснование выгоды документов (подтверждение факта совершения конкретных операций), а также осмотрительность налогоплательщика при выборе контрагентов.

Суд апелляционной инстанции, проанализировав обстоятельства дела, не может согласиться с выводами налогового органа о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Как усматривается из материалов дела, оценив полученные ходе проверки доказательства, налоговый орган пришел к выводу о недостоверности представленных заявителем документов в подтверждение взаимоотношений с контрагентом ООО "Профессионал" и о невозможности реального выполнения ими работ, поскольку документы подписаны лицами, не причастными к деятельности данных организаций, а сам контрагент не обладал необходимыми условиями и средствами для достижения результата от экономической деятельности в связи с отсутствием основных средств и технического персонала.

Так, из оспариваемого решения следует, что налоговый орган не принял расходы к учету по причине не подтверждения факта осуществления и реальности хозяйственных операций с ООО "Профессионал".

При этом сам факт приобретения буровых установок заявителем налоговым органом под сомнение в решении не ставился.

В ходе судебного разбирательства налоговый орган пояснил, что не оспаривает реальный характер сделки поставки буровых установок.

Согласно пояснениям заявителя буровая установка БУ-3000 ЭУК 1 МУ (инв. N 00002000), буровая установка БУ-Уралмаш 3Д-76 (инв. N 00002038) поставлены на инвентарный учет Обществом. Данное обстоятельство подтверждается материалами дела (том 21 л.д. 77-95).

В судебном заседании 22.05.2012 были допрошены работники Общества Бугайцов Сергей Леонидович (работал в 2008 году главным энергетиком), Островский Игорь Иванович (работал главным механиком в 2008 году), Исмагулов Айгали Ахошевич (начальник службы контроля). Данные свидетели также подтвердили факт приобретения буровых установок и их использование в хозяйственной деятельности Общества.

Налоговый орган не представил доказательства, которые бы ставили под сомнение свидетельские показания работников Общества и указывали на фиктивный характер поставки буровых установок.

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, лежит на налоговом органе.

В нарушение указанных положений ответчик не опроверг доводов заявителя о приобретении спорных буровых установок.

Основным видом деятельности Общества является предоставление услуг по бурению скважин, связанных с добычей нефти, газа и газового конденсата (код по ОКВЭД 11.20.1 - том 10 л.д. 17.

Согласно инвентарным карточкам учета основных средств от 30.09.2008 (том 21 л.д. 79, 81) спорные буровые установки введены в эксплуатацию 30.09.2008, что соответствует периоду приобретения. Период эксплуатации также подтверждается сведениями о движении (том 21 л.д. 56-57).

Факт того, что общество достигло цели заключения договора поставки с ООО "Профессионал" - получение в собственность буровых установок и использования их в производственной деятельности, материалами дела подтвержден.

В ходе налоговой проверки Инспекция установила, что счета-фактуры, выставленные заявителю обществом с ограниченной ответственностью "Профессионал", содержат недостоверные сведения о лицах, подписавших их. Данный вывод основан на пояснении руководителя данной организации о том, что он не имеет отношения к финансово-хозяйственной деятельности данной организации, а также на основании экспертного заключения, установившего, что подписи от имени Яковлева Александра Юрьевича в договоре поставки оборудования от 03.03.2008 N 37/ВТ с приложениями N 1, N 2, N 3, N 4, N 5, протоколом разногласий, счете-фактуре от 30.06.2008 N 27П/06, товарной накладной от 30.06.2008 N 27П/06, счете-фактуре от 01.09.2008 N 30П/09 выполнены не Яковлевым А. Ю., а иным неустановленным лицом (том 3).

В связи с чем налоговый орган пришел к выводу об отсутствии у заявителя права на применение налоговых вычетов по спорным сделкам с ООО "Профессионал".

Суд первой инстанции правомерно указал, что подписание счетов-фактур неуполномоченными лицами не является определяющим условием для налоговых вычетов, поскольку обязанность по составлению счетов-фактур возлагается на продавца (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09).

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 17684/09 от 08.06.2010 указано: "то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание и наличие у него полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о нем как о руководителе в ЕГРЮЛ), само по себе не является безусловным и достаточным доказательством для отказа в учете расходов для целей налогообложения".

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца.

Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о представлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении N 53.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком-покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент).

Между тем, Инспекцией в ходе проверки не были установлены перечисленные обстоятельства, позволяющие усомниться в добросовестности Общества. Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицом, значащимся в учредительных документах контрагента в качестве руководителя этого общества, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Как было установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, вступая в договорные обязательства со спорным контрагентом налогоплательщик, проявляя должную осмотрительность, удостоверился в правоспособности контрагента и его надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица, получив учредительные и регистрационные документы (представлены в материалы дела - том 8 л.д. 63-90), обратного налоговым органом не доказано.

Государственная регистрация ООО "Профессионал" не была признана недействительной в установленном законом порядке в период осуществления Обществом рассматриваемой сделки.

Налоговым органом не доказана направленность действий налогоплательщика на необоснованное получение налоговой выгоды, а равно то, что налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом (пункт 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006).

Кроме того, отсутствие основных и транспортных средств, персонала, на что также ссылается Инспекция, не свидетельствует о неосуществлении хозяйственной деятельности при наличии возможности в соответствии с действующим законодательством заключать гражданско-правовые договоры.

Несоблюдение контрагентом юридического лица обязанностей налогоплательщика по представлению отчетности, уплате налогов не может служить основанием для признания налоговой выгоды Общества необоснованной.

Доказательств того, что Общество знало или должно было знать о недобросовестности контрагента или действовало с ним согласованно с целью получения необоснованной налоговой выгоды, в том числе, наличие особых форм расчетов, аффилированности и взаимозависимости, в материалы дела не представлено.

Полученные налоговым органом в специальном порядке сведения о недостоверности счетов-фактур (почерковедческая экспертиза) не могли быть в данном случае известны Обществу в рассматриваемый налоговый период, поскольку в доступном для него официальном источнике информации (ЕГРЮЛ) названное лицо значилось как руководитель контрагента. Какие-либо изменения в ЕГРЮЛ относительно указанного лица не вносились, следовательно, налоговый орган не доказал, что Общество знало или должно было знать о подписании выставленных ему счетов-фактур неуполномоченным лицом. Государственные реестры являются федеральными информационными ресурсами, то есть официальным источником сведений о юридическом лице.

Налоговое законодательство не возлагает на налогоплательщика обязанности осуществлять контрольные функции по соблюдению его контрагентами налоговых обязанностей, в том числе проверять полномочия лица на подписание счетов-фактур поставщика в целях предъявления сумм налога к вычету.

Ссылка Инспекции в Апелляционной жалобе на то обстоятельство, что в процессе проведения выездной налоговой проверки были установлены фактические поставщики спорного бурового оборудования, которыми, по мнению Инспекции, являлись ОАО "Форест" и ОАО "Краснодарский завод "Нефтемаш", и что, отражено на стр. 18-20 оспариваемого решения, является необоснованной, поскольку на указанных страницах оспариваемого решения Инспекция не заключает о том, что спорные буровые установки поставлялись в адрес Общества не ООО "Профессионал", а иными лицами в соответствии с заключёнными договорами. Доказательств соответствующего утверждения Инспекция также не приводит.

Единственное, что отмечено на указанных страницах оспариваемого решения в отношении ОАО "Краснодарский завод "Нефтемаш" и ОАО "Форест", так это то, что первое из них поставляло Обществу совершенно иной товар, а второе являлось грузоотправителем буровой установки БУ-Уралмаш 3Д-76. При этом ни одно из указанных обстоятельств не свидетельствует о том, что фактическими поставщиками спорного бурового оборудования являлись ОАО "Форест" и ОАО "Краснодарский завод "Нефтемаш", а не ООО "Профессионал". Несовпадение организации-поставщика и организации, выступающей в качестве грузоотправителя товара, предполагается в большинстве случаев, именно поэтому в унифицированных (утвержденных) формах товарной накладной и счёте-фактуре прямо предусмотрено отдельное указание на поставщика и грузоотправителя.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно указал, что в результате проведенных налоговым органом мероприятий налогового контроля не представлено достаточно доказательств, однозначно свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, в то время как налогоплательщиком представлены необходимые для этого документы.

В п. 1.1. оспариваемого решения Налоговый орган делает вывод о завышении Обществом расходов при исчислении налога на прибыль на суммы, возмещенные работникам за служебные командировки в соответствии со ст. 168 Трудового кодекса РФ, в размере 19 950 руб. В основание данного вывода Инспекция приводит доводы о том, что: подтверждающие данные затраты документы (кассовые чеки) выданы работникам Общества организациями, которые в базе ЕГРЮЛ не значатся, а ИНН данных организаций имеет недопустимое значение, т.е. никогда не присваивался юридическим лицам при регистрации; контрольно-кассовые машины, на которых были изготовлены спорные кассовые чеки, не зарегистрированы в налоговых органах; месторасположение юридических лиц, выдавших кассовые чеки, определить невозможно, так как в представленных кассовых чеках отсутствует их юридический адрес.

Суд первой инстанции признал решение налогового органа в названной части недействительным. Апелляционная коллегия находит решение суда первой инстанции в названной части законным и обоснованным.

В п.1 ст.252 НК РФ установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведённых расходов, под которыми признаются обоснованные и документально подтверждённые затраты, осуществлённые (понесённые) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В силу подп.12 п.1 ст.264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на командировки. Также перечень расходов, связанных со служебной командировкой, определен ст. 168 ТК РФ. При этом, как налоговое законодательство, так и трудовое, не содержит закрытого перечня расходов, которые могут учитываться налогоплательщиком в составе командировочных расходов.

Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 01.08.2001 N 55 "Об утверждении унифицированной формы первичной учетной документации N АО-1 "Авансовый отчет"" утверждена унифицированная форма первичной учетной документации - авансового отчета с указаниями по ее применению (далее по тексту - Постановление N 55). В соответствии с п. 2 Постановления N 55 унифицированная форма первичной учетной документации применяется всеми юридическими лицами всех форм собственности, кроме бюджетных учреждений. Согласно указаниям по применению и заполнению унифицированной формы, авансовый отчет применяется для учета денежных средств, выданных подотчетным лицам на административно-хозяйственные расходы. К авансовому отчету прикладываются документы, подтверждающие произведенные расходы. Проверенный авансовый отчет утверждается руководителем или уполномоченным на это лицом и принимается к учету.

Как указано, в частности, в решении суда первой инстанции, в подтверждение обоснованности понесённых расходов Налогоплательщик представил в Налоговый орган авансовые отчёты работников с приложением оправдательных документов, предусмотренных п.26 Положения об особенностях направления работников в служебные командировки. С учётом п. 1 ст.252 НК РФ именно авансовый отчет, составленный по типовой унифицированной форме, является первичным документом, служащим для признания расходов в налоговом учете.

Инспекцией не оспариваются ни факты направления работников Общества в служебные командировки, ни их связь с производственной деятельностью.

Одним из замечаний Инспекции к оформлению соответствующих операций является, как указывалось выше, тот факт, что подтверждающие затраты работников Общества документы (кассовые чеки) выданы организациями, которые в базе ЕГРЮЛ не значатся, а ИНН данных организаций имеет недопустимое значение, т.е. никогда не присваивался юридическим лицам при регистрации.

Между тем, Общество, направляя работников в служебную командировку, не могло располагать сведениями о том, к услугам каких организаций (гостиниц, магазинов и т.п.) обратится соответствующий работник, и заранее проверить правоспособность, состояние на налоговом учёте лиц, выполняющих (оказывающих) необходимые работнику Общества в связи со служебным заданием работы (услуги). Отсутствовала такая возможность и у работников, направленных в служебную командировку. При этом стоит отметить, что как на Общество, так и на его работников законодательством не возлагаются обязанности проверять достоверность указанных в кассовых чеках сведений, в т.ч. название организации и ИНН.

Кроме того, при анализе спорных кассовых чеков установлено, что внешне структура указанных в них ИНН соответствует структуре ИНН, утвержденной Приказом МИС РФ от 03.03.2004 N БГ-3-09/178, что также подтверждает отсутствие у работников Общества оснований полагать о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в кассовых чеках.

Довод Инспекции о том, что месторасположение юридических лиц, выдавших кассовые чеки, определить невозможно, так как в представленных кассовых чеках отсутствует их юридический адрес, не является основанием для непринятия чеков к учёту, поскольку обязательные реквизиты кассовых чеков перечислены в п.4 Положения по применению контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением, среди которых отсутствует такой реквизит как "юридический адрес организации, выдающей кассовый чек". Следовательно, данный довод Инспекции является надуманным и необоснованным.

Таким образом, Общество правомерно учло в качестве расходов при исчислении налога на прибыль суммы, возмещенные работникам за служебные командировки в соответствии со ст. 168 ТК РФ, в размере 19 950 руб.

На основании своих доводов, обосновывающих доначисление налога на прибыль по рассматриваемому эпизоду, Инспекция в п.5.1 оспариваемого решения пришла также к выводу, что Общество, как налоговый агент, при определении дохода работников, подлежащего обложению налогом на доходы физических лиц, не учло сумму возмещённых работникам командировочных расходов в размере 25 850 руб.

Вместе с тем, как было отмечено выше, обстоятельства, установленные налоговым органом в рамках выездной налоговой проверки, не могли быть установлены командированными работниками при размещении в гостинице. Более того, сам факт предоставления гостиничного номера подтверждает добросовестность гостиницы как участника гражданского оборота, реальность оказанных ею услуг и не позволяет рассматривать действительно понесённые командированными работниками расходы по оплате услуг гостиниц иначе, как расходы на служебные командировки, компенсация которых не подлежит обложению НДФЛ в силу прямого указания п.3 ст.217 НК РФ.

Кроме того, Инспекцией не представлено доказательств того, что денежные средства, предназначенные для оплаты найма жилья, фактически остались у работников в свободном распоряжении и были ими израсходованы на личные нужды.

Следовательно, Налоговый орган неправомерно включил в доход работников Общества, подлежащий обложению НДФЛ, сумму в размере 25 850 руб., возмещённую им Обществом за служебные командировки в соответствии со ст. 168 ТК РФ.

Таким образом, содержащееся в п.3.3 резолютивной части оспариваемого решения требование к Обществу удержать дополнительно начисленную сумму налога на доходы физических лиц в размере 3 360 руб., незаконно.

В силу пункта 1 статьи 70 Налогового кодекса Российской Федерации требование об уплате налога должно быть направлено налогоплательщику не позднее трех месяцев со дня выявления недоимки, если иное не предусмотрено пунктом 2 этой статьи.

При выявлении недоимки налоговый орган составляет документ по форме, утверждаемой федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов (абзац 2 пункта 1 статьи 70 Налогового кодекса Российской Федерации).

При этом, налоговый орган обязан нормативно обосновать и документально подтвердить природу выявленной задолженности.

Требованием N 178 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 07.12.2011 Обществу предложено (том 7 л.д. 35-36), где Обществу предложено в срок до 27.12.20111 оплатить суммы недоимки в общем размере 29 985873 рублей, пени в размере 7 174 113 рублей, штраф в размере 5 644 442 рублей 20 копеек.

Учитывая, что требование выставлено в результате выявленных в ходе выездной налоговой проверки недоимок по уплате налогов, пени и штрафов на основании оспариваемого решения, требование от 07.12.2011 N 178 в части предложения уплатить соответствующие суммы налога на прибыль, НДС, соответствующие им суммы пени и штрафов, а также удержать НДФЛ в части командировочных расходов обосновано было признано судом первой инстанции недействительным.

Суд апелляционной инстанции считает, что налоговым органом в данном случае не представлено в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения суда первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Ханты-Мансийскому автономному округу - Югры оставить без удовлетворения, решение Арбитражного суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югры от 12.12.2012 по делу N А75-10172/2011 - без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

 

Председательствующий

Л.А. Золотова

 

Судьи

О.А. Сидоренко
Н.А. Шиндлер

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.