Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 августа 2013 г. N 11АП-11261/13 (ключевые темы: плательщики страховых взносов - прощение долга - трудовой договор - жилой дом - объект обложения страховыми взносами)

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 августа 2013 г. N 11АП-11261/13

 

г. Самара

 

02 августа 2013 г.

Дело N А65-4684/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 31 июля 2013 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 02 августа 2013 года.

 

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Захаровой Е.И., судей Драгоценновой И.С., Семушкина В.С.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Санниковой К.В.,

без участия в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании 31.07.2013 в помещении суда апелляционную жалобу Государственного учреждения - регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Татарстан

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 29.04.2013 по делу N А65-4684/2013 (судья Абульханова Г.Ф.), принятое по заявлению открытого акционерного общества "Татнефть им. В.Д. Шашина" (ИНН 1644003838, ОГРН 1021601623702), Республика Татарстан, г.Альметьевск,

к Государственному учреждению - региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Татарстан, Республика Татарстан, г.Казань,

об оспаривании решения о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности,

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество "Татнефть им. В. Д. Шашина" (далее - ОАО "Татнефть", общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Государственному учреждению - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Татарстан, г.Казань (далее - фонд социального страхования, административный орган, ответчик) о признании недействительным решения от 22.01.2013 N 3-вз о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства РФ о страховых взносов за 2010 г. в сумме 97 283,03 руб., а также соответствующих сумм пеней и штрафов (т.1, л.д.2-9).

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 29.04.2013 заявленные требования удовлетворены, решение от 22.01.2013 N 3-вз признано недействительным (т.3,л.д.152-156).

Административный орган обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда от 29.04.2013 отменить, принять новый судебный акт (т.4,л.д.3-6).

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, извещены.

На основании статей 156 и 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает апелляционную жалобу в отсутствие лиц, участвующих в деле, которые были надлежаще извещены о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы.

Рассмотрев дело в порядке апелляционного производства, проверив обоснованность доводов, изложенных в апелляционной жалобе, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, ответчиком проведена выездная проверка правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) обществом страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в Пенсионный фонд Российской Федерации, на обязательное медицинское страхование в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования плательщиком страховых взносов. По результатам проверки составлен акт от 21.12.2012 N 222-вз, на который заявителем принесены возражения. Рассмотрев акт проверки и возражения заявителя, ответчиком вынесено решение о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах от 22.01.2013 N 3, согласно которому заявитель привлечен к ответственности за неуплату сумм страховых взносов в виде штрафа в размере 19 520,19 руб., начислены пени в размере 5 583,30 руб., предложено уплатить недоимку в размере 97 600,95 руб. (т.1,л.д. 17-23).

Считая вышеуказанное решение в части доначисления страховых взносов за 2010 год в сумме 97 283,03 руб., а также соответствующих сумм пеней и штрафов нарушающим права и законные интересы, заявитель обратился в арбитражный суд с рассматриваемым в рамках настоящего дела заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующих обстоятельств.

Как следует из части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

По смыслу приведенной нормы для признания ненормативного правового акта, решения (действия) недействительными (незаконными) необходимо наличие одновременно двух условий: несоответствие ненормативного правового акта, решения (действия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение ими прав и законных интересов заявителя.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Частями 4, 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что при рассмотрении дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд осуществляет проверку оспариваемого акта или отдельных положений, решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушает ли оспариваемый акт, действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно позиции ответчика, изложенной в оспариваемой части решения, заявителем необоснованно не были включены в базу для начисления страховых взносов суммы невозвращенного долга по договорам купли-продажи и договорам беспроцентного целевого займа, так как данные суммы в соответствии с частью 1 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ являются объектом обложения страховыми взносами и не предусмотрены статьей 9 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ в качестве сумм, не подлежащих обложению страховыми взносами.

Данный вывод ответчика является необоснованным и подлежит отклонению по следующим основаниям.

Материалами дела установлено, что заявителем были заключены договоры купли-продажи жилья в рассрочку и договоры беспроцентного целевого займа на покупку жилья, как с работниками заявителя, так и с иными физическими лицами (далее - должниками).

В 2010 году взаимоотношения между заявителем и должниками по погашению оставшейся части долга были прекращены на основании решений заявителя о прощении долга по договорам займа и купли-продажи жилья с рассрочкой.

В соответствии с Федеральным законом "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования" (далее - Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ), в редакции, действовавшей в 2010 г., выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц по трудовым договорам, являются объектом обложения страховыми взносами.

В силу подпункта "а" части 1 статьи 5 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ плательщиками страховых взносов являются страхователи, определяемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования, в том числе - организации.

Согласно части 1 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подпунктах "а" и "б" пункта 1 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц по трудовым договорам и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в пункте 2 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона), а также по договорам авторского заказа, договорам об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательским лицензионным договорам, лицензионным договорам о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства. Объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подпункте "а" пункта 1 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона, признаются также выплаты и иные вознаграждения, начисляемые в пользу физических лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

Согласно части 1 статьи 8 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ база для начисления страховых взносов для плательщиков страховых взносов, указанных в подпункте "а" и "б" пункта 1 части 1 статьи 5 названного Федерального закона, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных частью 1 статьи 7 названного Федерального закона, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в статье 9 названного Федерального закона.

Из смысла вышеуказанных правовых норм следует, что при определении базы для обложения страховыми взносами учитываются выплаты, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых договоров и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг. Однако, какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что выплаты физическим лицам по договорам займа и предоставление рассрочки по договорам купли-продажи квартир произведены в рамках указанных отношений, ответчиком в материалы дела не представлены.

Из содержания представленных в материалы дела договоров целевого займа на покупку жилья и договоров купли-продажи квартир с рассрочкой платежа не усматривается оснований для соотнесения их с трудовыми договорами, либо для признания наличия в них обязанностей сторон, предполагающих выполнение одной стороной за плату каких-либо работ или оказание услуг. Кроме того, обязательства сторон по вышеуказанным договорам не поставлены в зависимость от исполнения работником своей трудовой функции.

Согласно статье 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Из материалов дела следует, что трудовые договоры, заключенные заявителем с работниками, не содержат обязательств заявителя предоставить работникам беспроцентный целевой заем либо заключить с ними договор купли-продажи жилья с рассрочкой платежа. Также, в трудовых договорах отсутствует обязанность заключить соглашение о прощении части долга по спорным договорам, что ответчиком не опровергается. Поэтому суд приходит к выводу о том, что трудовые договоры, заключенные заявителем с работниками, не содержат такой вид социально-бытовых гарантий для работников, как обеспечение жильем за счет средств работодателя.

Коллективный договор за 2003 г. не может быть принят судом в качестве основания для квалификации отношений по прощению долга между заявителем и физическими лицами по договорам купли-продажи и договорам займа в качестве трудовых ввиду истечения срока его действия.

Согласно пункту 1.3 коллективного договора за 2003 г. коллективный договор заключен сроком на один год. Договор вступает в силу со дня его принятия на конференции трудового коллектива ОАО "Татнефть" и действует в течение всего срока до заключения нового или изменения и дополнения действующего, а также сохраняет свое действие в случае структурных изменений, смены руководителя Общества, изменения наименования органа управления.

Коллективный договор за 2003 г. был принят 06.02.2003, следовательно, действовал вплоть до 06.02.2004. Спорные взаимоотношения возникли в 2010 г. Таким образом, нормы коллективного договора за 2003 г. не могли регулировать взаимоотношения заявителя с работниками, возникшие в 2010 г. Более того, действие коллективного договора в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации может быть распространено лишь на взаимоотношения сторон, связанных трудовым договором, в то время как материалами дела установлено и ответчиком не оспаривается, что помимо работников заявителя в спорных отношениях на стороне покупателя выступали и иные физические лица, не связанные с заявителем трудовыми отношениями.

Более того, из содержания пункта 6.9 данного коллективного договора заявителя и материалов дела следует, что выплата займов и предоставление жилья в рассрочку, а также последующее прекращение данных обязательств никак не связана с исполнением работниками трудовых обязанностей, значение имеет только факт наличия трудовых отношений, в связи с чем данные выплаты не могут относиться к стимулирующим или компенсирующим.

Аналогичный вывод содержится в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.07.2012 по делу N А58-5655/2011.

Также из представленного в материалы дела коллективного договора за 2010 г. не усматривается обязанность работодателя обеспечить жильем работников, а также членов их семей. (т.1, л.д. 31-54)

Согласно пункту 1 Временного положения о порядке реализации жилья, принадлежащего ОАО "Татнефть", оно устанавливает общие правила реализации жилого фонда ОАО "Татнефть". При этом согласно пункту 2 разд. II данного положения реализация жилья производится работникам ОАО "Татнефть", пенсионерам ОАО "Татнефть", гражданам, не являющимся работниками ОАО "Татнефть" и юридическим лицам. Следовательно, само по себе указанное положение не регулирует трудовые отношения между заявителем и его работниками, не закрепляет за работниками заявителя определенные трудовые гарантии, а лишь регулирует порядок реализации жилого фонда ОАО "Татнефть".

Положение о выделении ссудных средств на строительство индивидуального жилья и долевое участие в строительстве жилья (с иными юридическими лицами, ведущими жилищное строительство) разработано с целью обеспечения благоустроенным жильем работников общества, а также единообразного решения вопросов, касающихся предоставления ссуды на строительство жилья в структурных подразделениях ОАО "Татнефть".

Из анализа указанного Положения следует, что вопрос о выделении ссуды работнику не ставится в зависимость от качества выполнения им своей трудовой функции и не зависит от каких-либо иных особенностей труда работника. Следовательно, денежные средства, выплаченные работнику в качестве ссуды, не могут расцениваться в качестве вознаграждения за труд, равно как и после прекращения обязательств по возврату ссуды путем прощения долга. Поэтому судом не могут быть положены в основу принятого судебного акта доводы фонда соцстраха о том, что сумма невозвращенного долга следует квалифицировать как вознаграждение за выполнение трудовых обязанностей в рамках трудовых правоотношений с работодателем. ( т.3, л.д. 124-125).

В соответствии с частью 3 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ не относятся к объекту обложения страховыми взносами выплаты и иные вознаграждения, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество (имущественные права), и договоров, связанных с передачей в пользование имущества (имущественных прав), за исключением договоров авторского заказа, договоров об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательских лицензионных договоров, лицензионных договоров о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства.

Согласно статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации для верной юридической квалификации сделки необходимо обращаться к способам толкования договора и выявлять действительную общую волю сторон сделки с учетом цели заключенного договора.

Несмотря на то, что плательщики страховых взносов вправе использовать различные правовые конструкции договорных отношений, гражданско-правовой договор не может быть использован лишь без учета сущности.

Согласно пункту 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В договорах займа сторонами определено, что заявитель выдает заемщику денежные средства, а заемщик обязуется вернуть полученные денежные средства в срок, установленный договором займа.

Следовательно, предметом договоров беспроцентного целевого займа на покупку жилья является переход права собственности на денежные средства в определенном размере.

Согласно пункту 1 статьи 549 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество.

По условиям спорных договоров купли-продажи заявитель обязуется передать в собственность покупателя недвижимое имущество, принадлежащее заявителю.

То есть, предметом договоров купли-продажи жилья является переход права собственности на недвижимое имущество.

Таким образом, согласно части 3 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ суммы невозвращенного долга не относятся к объекту обложения страховыми взносами, как выплаты и иные вознаграждения, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество.

Довод ответчика о том, что денежные средства, полученные физическими лицами в рамках спорных взаимоотношений, несмотря на их формальное несоответствие признакам объекта обложения страховыми взносами, определенным в части 1 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ, подлежат включению в базу для начисления страховых взносов по причине прекращения обязательств путем прощения долга, также отклоняется судом.

В соответствии со статьей 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Согласно позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104, прощение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной обязанности. В связи с этим прощение долга является разновидностью дарения.

Следовательно, прощение долга является одним из способов прекращения обязательств как операция, регулируемая гражданским законодательством. Ее содержанием является переход права собственности.

В соответствии со статьей 572 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Согласно пункту 2 статьи 574 Гражданского кодекса Российской Федерации договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме в случаях, когда дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает три тысячи рублей.

В соответствии с пунктом 2 статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами.

Как указано в пункте 3 статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации, письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 настоящего Кодекса.

Совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора согласно пункту 3 статьи 438 Гражданского кодекса Российской Федерации считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

Как было установлено ответчиком в ходе проверки, прощение долга физическим лицам производилось на основании приказов заявителя. С данными приказами физические лица были ознакомлены. В указанных приказах содержались реквизиты заявителя, Ф.И.О. физического лица, которому прощается долг, а также сумма долга, подлежащего прощению.

Таким образом, прекращение обязательств по возврату работниками денежных средств по договорам займа и договорам купли-продажи, оформленное решением, представляет собой дарение. Следовательно, суммы невозвращенного долга не относятся к объекту обложения страховыми взносами, как выплаты и иные вознаграждения, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество.

Кроме того, суд соглашается с мнением заявителя о том, что ответчик, действуя в рамках выбранной им позиции, не устанавливает правильно и достоверно вменяемый обществу размер занижаемой базы для начисления страховых взносов.

Как указывалось выше, ответчик считает необходимым включить в базу для начисления страховых взносов сумм прощеного долга по договорам купли-продажи жилья в рассрочку.

Как видно из материалов дела, ответчик в оспариваемом решении и в судебных заседаниях суда первой инстанции указал, что данная сумма прощеного долга является формой вознаграждения заявителем работников за выполнение ими своих трудовых обязанностей.

Однако, ответчик не учел, что покупателями в большинстве указанных договоров согласно материалам дела выступают как работники заявителя, так и лица, не связанные с заявителем трудовыми отношениями.

Обратное ответчиком достоверно опровергнуто не было.

Суд также принимает во внимание тот факт, что прощение долга производилось из чистой прибыли заявителя, т.е. данные суммы отнесены к выплатам непроизводственного характера, что ответчиком не опровергалось. Данное обстоятельство подтверждает, что прощение долга производилось в рамках договоров купли-продажи жилья и договоров беспроцентного целевого займа, а не в рамках трудовых договоров.

Аналогичные выводы содержатся в судебных актах Арбитражного суда Республики Татарстан по делам N А65-18174/2012, 19012/2012, 19465/2012, 21495/2012 оставленного без изменения судами кассационной инстанций.

При таких обстоятельствах вышеупомянутое оспариваемое решение ответчика в части доначисления страховых взносов за 2010 год в сумме 97 283,03 руб., а также соответствующих сумм пеней и штрафов является незаконным и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, что влечет удовлетворение требований заявителя.

Таким образом, положенные в основу апелляционной жалобы доводы проверены судом апелляционной инстанции в полном объеме, но учтены быть не могут, так как не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции и, соответственно, не влияют на законность принятого судебного акта.

При вынесении обжалуемого решения суд первой инстанции всесторонне, полно и объективно исследовал материалы дела, дал им надлежащую оценку и правильно применил нормы права.

Нарушений процессуального закона, влекущих отмену обжалуемого решения, также не установлено.

Таким образом, обжалуемое судебное решение является законным и обоснованным, апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Расходы по государственной пошлине, согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статье 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации относятся на ответчика, но не взыскиваются в соответствии со статьей 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 29.04.2013 по делу N А65-4684/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу Государственного учреждения - регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Татарстан - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и в двухмесячный срок может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа.

 

Председательствующий

Е.И. Захарова

 

Судьи

И.С. Драгоценнова
В.С. Семушкин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Номер дела в первой инстанции: А65-4684/2013


Истец: ОАО "Татнефть им. В. Д.Шашина", г. Альметьевск

Ответчик: ГУ - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Татарстан, г. Казань

Третье лицо: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд, г. Самара