Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11 октября 2013 г. N 03АП-3961/13

 

г. Красноярск

 

11 октября 2013 г.

Дело N А74-5445/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена "09" октября 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен "11" октября 2013 года.

 

Третий арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Морозовой Н.А.,

судей: Борисова Г.Н., Колесниковой Г.А.,

при ведении протокола судебного заседания Поповой Е.С.,

при участии: от заявителя (общества с ограниченной ответственностью "Агропромышленная компания "МаВР") - Лысенко Е.А., представителя по доверенности от 22.08.2013 N 160/АПК/2013, Манжула Т.М., представителя по доверенности от 01.11.2012 N 645/АПК/2012,

от ответчика (налогового органа) - Погорельцева Р.О., представителя по доверенности от 09.01.2013, Погорельцевой В.Ю., представителя по доверенности от 11.09.2013,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Агропромышленная компания МаВР" (ИНН 1903010474, ОГРН 1021900527659)

на решение Арбитражного суда Красноярского края

от "21" мая 2013 года по делу N А74-5445/2012, принятое судьей Парфентьевой О.Ю.,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Агропромышленная компания "МаВР" (ИНН 1903010474, ОГРН 1021900527659) (далее - общество, ООО "АПК "МаВР", налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Республики Хакасия с заявлением, уточнённым в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Республике Хакасия (далее - налоговый орган, инспекция) от 10 июля 2012 года N 7234 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым обществу уменьшен предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за 3 квартал 2010 года на сумму 13 785 982 рублей (пункт 2 решения (т. 21, л.д. 1).

Решением от 21 мая 2013 года в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с вынесенным решением, налогоплательщик обратился с апелляционной жалобой, указав на следующие обстоятельства, свидетельствующие по его мнению о незаконности вынесенного акта и необходимости его отмены и принятия решения об удовлетворении требований.

1. Судом допущено нарушение процессуальных норм права, выразившееся в том, что согласившись с выводами налогового органа суд в решении не указал причины, по которым он не согласен с доводами общества; не указал в решении на исследованные им доказательства, в том числе те, на которые ссылалось общество.

2. Судом не применены нормы права, подлежащие применению, в частности, не учтена правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в Определении от 25.07.2001 N 138-О "По ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 года по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенная в пункте 10 Постановления Пленума от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 марта 2010 года N15574/09 и от 20 апреля 2010 года N18162/09.

Это выразилось в том, что суд не учел, что действующее законодательство не предусматривает возложение на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов, право на налоговый вычет не поставлено в зависимость от результатов хозяйственной деятельности поставщиков товаров (работ, услуг) при осуществлении ими хозяйственных операций. Судом не указано, какие доказательства позволили сделать вывод, что получение налоговой выгоды является для общества самостоятельной деловой целью, что общество действовало без должной осмотрительности и осторожности, и обществу было известно о нарушениях, допущенных контрагентами, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности; не указано, какой возможностью обладало и не воспользовалось общество для проверки добросовестности контрагентов.

По мнению налогоплательщика, факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Первичные документы оформлены в соответствии с требованиями действующего законодательства, содержат достоверные данные относительно существа сделки и реквизиты сторон, содержащиеся в ЕГРЮЛ. Факт взаимозависимости или аффилированности общества с ООО "Карата" не установлен. Большой размер налоговых вычетов ООО "Карата", указанный в налоговых декларациях ООО "Карата" по НДС, что приводило к минимальному размеру уплаты в бюджет НДС свидетельствует о ненадлежащем исполнении обязанностей налогового органа по контролю за полнотой исчисления и уплаты в бюджет налогов, но не влияет на право налогоплательщика на принятие к вычету налога на добавленную стоимость и не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика.

Налогоплательщик обращает внимание на то, что товар поставлялся из фонда Росрезерва - государственного имущества, где проверяется добросовестность контрагента при заключении контракта на выпуск продукции, с комбинатов, где установлен режимный характер, ООО АПК "МаВР" не могло и предполагать, что ООО "Карата" является недобросовестным лицом.

3. Судом не применена норма, указанная в статье 88 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку суд не учел, что налоговым органом требование о внесении соответствующих исправлений в установленный срок в восьмую уточненную налоговую декларацию по НДС за 3 квартал 2010 г обществу не выставлялось, вместе с тем налоговый орган не вправе произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. По смыслу положений статьи 88 Налогового кодекса Российской Федерации, налоговый орган обязан информировать налогоплательщика об обнаруженных ошибках при заполнении деклараций и налоговых правонарушениях и требовать от него объяснений до вынесения руководителем (заместителем руководителя) налогового органа решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Как указывает налогоплательщик, фактически суд согласился, что обязанность затребовать пояснения у налогоплательщика у налогового органа есть. Однако, допуская неправильное применение закона, полагает, что поскольку ранее в период с 20.10.2010 по 13.02.2013. Налоговый орган предлагал представить появления на налоговые декларации с N 1 по N 7, и ранее выносил решение N 6714 по счетам фактурам, оформленным с ООО "Карата", то, следовательно, требовать пояснения к налоговой декларации N8 не требуется (или не предусмотрено законом, или в этом случае положения статьи 88 Налогового кодекса Российской Федерации не применяются).

4. Суд не применил положения пункта 3.1 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации и правовую позицию, изложенную в Решении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2011 N ВАС-16558/10 и не оценил нарушение налогового органа, выразившееся в том, что налоговым органом не исполнена обязанность по приложению к акту налоговой проверки документов, подтверждающие факты нарушении законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки.

ООО АПК "МаВР" был вручен акт камеральной налоговой проверки от 28 мая 2012 года N 28797 с приложениями на 55 листах, в то время как в суд были представлены документы в объеме более тысячи листов, на которые сделаны ссылки в акте проверки, при этом все документы, в том числе и представленные на последних судебных заседаниях 17 мая 2013 года налоговым органом были представлены впервые. До рассмотрения дела в суде не были представлены ООО АПК "МаВР": ответ ООО "Карата" на запрос в ИФНС по Ленинскому району г. Новосибирска об истребовании документов (абз. 1 стр. 14 акта); акт осмотра места деятельности ООО "Карата" по адресу г. Новосибирск, ул. Титова, и ответ исх. N 17-48/012613 от 18.05.2011 (стр. 14 акта); документы, представленные грузоотправителями комбинатами Росрезерва ("Прибой", "Байкал", "Сибирский", "Восход", "Авангард", "Дальний", "Залив", "Чайка", "Малахит", "Иркут", "Амурский"; а также "МК Называевская" (стр. 14-17 акта)); ответы ООО "Сельхозсбыт", ООО ТД "БМК", Управления Федерального агентства по госрезервам по Сибирскому федеральному округу и Дальневосточному федеральному округу, ООО "Союзпродресурс".

Кроме того, налоговым органом направлено в ИФНС России по Центральному району г. Новосибирска поручение об истребовании у Сибирского банка Сбербанка Российской Федерации ОСБ N 139 карточек с образцами подписей и оттиска печати, доверенностей или приказов на основании которых, лица снимали денежные средства с расчетного счета ООО "Карата", доверенностей на основании которых лица осуществляли операции на расчетный счет ООО "Карата" с указанием фамилии, имени, отчества, адреса, паспортных данных. Получен ответ, высланы карточки с образцами подписей, доверенности (стр. 17 акта). Данные документы налоговый орган не только не представил с актом проверки налогоплательщику, но и не представил в суд.

Вместе с тем, по мнению налогоплательщика, описание в акте проверки документов, подтверждающих выявленные нарушения, не отменяет обязанности налогового органа приложить эти документы к акту и является нарушением существенных условий процедуры рассмотрения материалов проверки, влекущим отмену решения налогового органа.

Кроме того, общество указывает, что налоговый орган не представил все документы, полученные с комбинатов Росрезерва для сопоставления информации с документами, представленными ООО АПК "МаВР".

Налогоплательщик указывает, что нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности. К таким существенным условиям относится, в частности, обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения (пункт 14 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации).

5. По мнению налогоплательщика, суд не применил нормы права, установленные пунктом 7 статьи 88 Налогового кодекса Российской Федерации, в нарушение которой, при проведении камеральной налоговой проверки налоговый орган без оснований осуществил мероприятия налогового контроля, касающиеся взаимоотношений ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс", ООО "Парма-С", ООО "Лори", в том числе для истребования информации о перемещении товаров с комбинатов Росрезерва. Налогоплательщик указывает, что упомянутая информация не могла быть положена в основу обжалуемого решения налогового органа, как не относящаяся к предмету налоговой проверки.

6. Налогоплательщик настаивает на том, что имеющимися в материалах дела документами подтверждается реальность хозяйственных операций между ООО "Карата" и обществом. В частности, обращает внимание, что ООО "Карата" представило в налоговый орган копию книги покупок, копии товарных накладных, товарно-транспортных накладных, счетов-фактур идентичных с документами, представленными при камеральной проверки и в суд ООО АПК "МаВР".

7. Налогоплательщик считает несостоятельными выводы налогового органа о недостоверности представленных заявителем первичных документов, поскольку эти выводу основаны на показаниях свидетелей, однако к показаниям свидетелей, допрошенных в ходе налоговой проверки, не подтвердивших поставку товара необходимо относится критически, особенно в ситуации, когда факт передачи товара подтверждается накладными.

Общество указывает, что иными доказательствами (протоколом допроса директора ООО "Карата" Чайкина С.Н. от 20.07.2011, ответом ИФНС России по Ленинскому району г. Новосибирска от 03.04.2012 N 11-1-15/02150, декларацией ООО "Карата" ЮЛ N 18456058 по НДС за 3 кв 2010, выписками по операциям на счете ООО "Карата", сведениями об ООО "Карата", размещенные как на официальном интернет-сайте ФНС РФ, так и на других сайтах в сети Интернет) подтверждается реальность субъекта хозяйственной деятельности ООО "Карата" и реальность хозяйственных операций между ООО АПК "МаВР" и ООО "Карата".

Кроме того, общество указывает, что представленная налоговым органом информация по расчетному счету ООО "Карата" свидетельствует о публичном факте участия ООО "Карата" в электронных аукционах.

8. Налогоплательщик указывает, что вывод о том, что все представленные по запросу налогового органа документы на отгрузку товара с комбинатов Росрезерва должны соответствовать представленным ООО АПК "МаВР" счетам-фактурам, товарным накладным и товарно-транспортным накладным является ошибочным.

9. Общество обращает внимание на то, что налоговый орган представил в суд накладные на отпуск товаров с комбинатов Росрезерва в объеме, не относящемся к налоговому периоду вычета НДС заявленного ООО АПК "МаВР" за 3 квартал 2010 года, в частности, ООО "Карата" представлены счета-фактуры и накладные от 15.06.2010 N N 162, 180, 185, 186, 188, 189;

ООО "Сельхозсбыт" представило документы, касающиеся деятельности ООО АПК МаВР при проведении камеральной проверки за 2 кв 2010 года.

10. Общество указывает, что не все отгружаемые с комбинатов товары в адрес ООО "Сельхозсбыт", ООО ТД "БМК", ООО "Союзпродресурс" были реализованы ООО АПК "МаВР", только часть продукции была реализована ООО АПК "МаВР", а оставшаяся часть - другим субъектам, о чем свидетельствует информация по расчетному счету ООО "Союзпродресурс", ООО "Сельхозсбыт", ООО "Карата".

11. Как указывает налогоплательщик, вывод суда о том, что обществом представлены в материалы дела копии документов, которые ранее налоговому органу не предоставлялись, не верный. В пояснениях налоговой инспекции указано, что из представленных документов ООО АПК "МаВР" в суд у налогового органа отсутствовал только договор поставки жира N 1590/ДС-ОО/10/09/10 от 16.09.2010, все остальные документы были получены налоговым органом от ООО АПК "МаВР" при проведении проверки по первичной налоговой декларации по НДС за 3 квартал 2010.

12. Общество указывает, что имелась реальная возможность осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, поскольку комбинат "Залив" от склада ООО АПК "МаВР" находится на расстоянии 45 км, а Комбинат "Сибирский" на расстоянии 490 км, то доставка товара в один день с моментом отпуска с комбината и оприходование на склад ООО АПК "МаВР" является реальной по времени; груз доставлялся автотранспортом в этот же день,что подтверждено представленными в дело путевыми листами. При приобретении консервов у ООО "Карата", ООО АПК "МаВР", как собственник товара в этот же день транзитом, реализовывало консервы ООО ТД "МаВР" - организации, специализирующейся на реализации мясной продукции в регионе Сибири и Дальнего Востока.

13. Отпуск всех товаров осуществлялся с режимных предприятий комбинатов Росрезерва. Факт отпуска подтверждался подписью материально-ответственного лица; руководителя комбината, разрешившего отпуск, главного бухгалтера и службы охраны. Доказательств, что товар отпускался не с комбинатов Росрезерва, нет.

14. Является установленным факт заключения договора ПТ/11 от 27.04.2010 между Федеральным агентством Росрезерва по СФО и ООО "Сельхозсбыт" на условиях протокола Комиссии по проведению конкурсного отбора покупателей материальных ценностей от 13.04.10 N 14-р и заданием Росрезерва от 20.04.10 N 2-04/3204 на объем, указанный в данных договорах. Договор между ООО "Сельхозсбыт" и ООО "Карата" N МК/280410 от 28.04.2010, а также договор N 0592/ДС-00/10 от 11.06.10 между ООО "Карата" и ООО АПК "МаВР" полностью сопоставим с условиями вышеуказанного договора и не превышает объемы товара, реализованного с комбинатов.

15. По мнению налогоплательщика, судом не в полной мере исследованы доказательства, полученные от комбинатов Росрезерва по требованию налогового органа в части документов по отпуску товаров с хранения Росрезерва; тот факт, что хранение осуществлялось, подтверждается договорами на оказание услуг по хранению материальных ценностей, актами приема-передачи на условиях франко-склад.

16. Налогоплательщик указывает, что он проявил надлежащую осмотрительность при выборе контрагента, проверил его правоспособность и получил данные не только из официальных источников, но и собирал иную информацию о контрагенте. В частности, им получены копии учредительных документов, решение единственного учредителя о создании общества, свидетельство о постановке на учет в налоговом органе, выписка из устава Карата, копия приказа о назначении руководителя от 20.02.09 N 1, выписка из ЕГРЮЛ, информация из сети Интернет об ООО "Карата" как оптовом поставщике мясного сырья и наличии должного опыта, сведения с официального сайта ФНС России, ответ МИ НФС России по Новосибирской области N 18-75 от 14.10.10 на запрос УК АПК "МаВР" N 466 от 06.10.10 о налогоплательщике ООО "Карата", полученный до представления 8-й уточненной налоговой декларации, опия паспорта директора ООО "Карата" Чайкина С.Н. Кроме того, налогоплательщиком была проверена продукция методом пробной первой партии поставки товара от поставщика ООО "Карата".

Налогоплательщик обращает внимание, что никаких иных установленных законом прав на проверку фактов, подтверждающих добропорядочность контрагента у сторон сделки не имеется.

Налоговый орган не согласен с доводами апелляционной жалобы, просит в ее удовлетворении отказать, представил отзыв, в котором указывает на следующие обстоятельства.

1. Обоснованность налоговых вычетов, заявленных налогоплательщиком, должна быть подтверждена соответствующими первичными документами, отвечающими требованиям достоверности, - налогоплательщик таких документов не представил.

2. Во исполнение договора от 31.05.2010 N 0528/ДО-00/10 между ООО "АПК МаВР" и ООО "Карата" были составлены счета-фактуры и товарные накладные по форме ТОРГ 12, где от имени руководителя и главного бухгалтера ООО "Карата" подписаны Чайкиным С.Н. и указан адрес поставщика: 630054, г. Новосибирск, ул. Титова, д. 11. При этом во всех товарных накладных отсутствует должность, подпись лица, кто принял груз, дата отправки груза, что свидетельствует о нарушении пункта 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" и об отсутствии реальности поставки товаров в адрес ООО "АПК "МаВР".

3. Кроме того, из вышеуказанных документов невозможно установить транспортную схему доставки товара от ООО "Карата" в адрес налогоплательщика. Сторонами договоров N 0528/ДО-00/10 и N 0592/ДС-00/10 были установлены два способа доставки продукции, силами ООО "Агропромышленная компания "МаВР" или ООО "Карата". Вместе с тем, из протокола допроса Чайкина С.Н. (директора ООО "Карата") (протокол допроса от 20.07.2011) следует, что общество отрицает факт доставки товара от грузоотправителя (ООО "Карата") к грузополучателю (ООО "Агропромышленная компания "МаВР"). Самим же ООО "АПК МаВР" не было представлено документов, свидетельствующих о факте перевозки товарно-материальных ценностей (товарно-транспортных накладных, путевых листов, актов выполненных работ), ни в ходе камеральной налоговой проверки, ни с апелляционной жалобой.

4. У ООО "Карата" отсутствуют условия для осуществления поставки товаров, производственных и складских помещений, управленческого и технического персонала, технических средств, что свидетельствует о невозможности исполнения ООО "Карата" обязательств, предусмотренных в представленных налогоплательщиком договорах. По указанному в учредительных документах адресу: г. Новосибирск, ул. Титова, д.11, ООО "Карата" не находится и деятельности не осуществляет

5. В целях подтверждения факта отгрузки товаров в адрес ООО "Агропромышленная компания "МаВР", ООО "Карата" с комбинатов Росрезерва должностными лицами Межрайонной ИФНС России N 1 по Республике Хакасия были направлены в налоговые органы поручения об истребовании документов у грузоотправителей (комбинаты "Залив", "Прибой", "Чайка", "Авангард", "Дальний Восход", "Малахит", "Сибирский"). Однако, согласно информации и документам, данные организации и лица, указанные в них в качестве ответственных за осуществление операций, не являются их работниками, не подписывали документов, этими организациями не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес ООО "АПК МаВР" или ООО "Карата".

6. Налоговый орган делает вывод, что полученная в ходе контрольных мероприятий налогового контроля информация свидетельствует об отсутствии факта наличия взаимоотношений между ООО "Карата" и ООО "Агропромышленная компания "МаВР".

7. Налоговый орган указывает, что анализ свидетельских показаний должностных лиц ООО "Агропромышленная компания "МаВР" (Кима B.C., Антипина В.А., Безотечество Т.Ф., Шигина А.К.), полученных в ходе проведения контрольных мероприятий, позволяет сделать вывод о том, что они содержат недостоверные и противоречивые сведения по факту взаимоотношений ООО "Карата" и ООО "АПК МаВР".

8. Согласно информации, полученной в ходе встречных проверок, комбинатами Росрезерва "Залив" и "Сибирский" не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес налогоплательщика, вместе с тем, согласно показаниям должностных лиц налогоплательщика отгрузка осуществлялась именно с данных комбинатов.

9. ООО "Карата" не осуществляло расходование денежных средств, присущее хозяйствующим субъектам: не производилась выплата заработной платы, командировочных расходов, не осуществлялись расходы на аренду офиса, складских помещений, на оплату коммунальных услуг.

10. Налогоплательщик, должным образом не воспользовавшийся правом на проверку контрагентов по сделкам, должен осознавать риск, вызванный своим бездействием. У налогоплательщика есть право выбора контрагента и, следовательно, риск неблагоприятных последствий должен лежать именно на нем

11. Налогоплательщиком не представлено доказательств того, что им проверялись документы, удостоверяющие личность руководителя организации или ее представителей, каким образом проявлялась платежеспособность контрагента (ООО "Карата"), его деловая репутация, а также не представлено доказательств принятия налогоплательщиком каких-либо мер, направленных на обеспечение достоверности спорных счетов-фактур, в связи с чем, является обоснованным вывод Инспекции о том, что при заключении сделки с вышеназванным лицом налогоплательщик действовал без должной осмотрительности. Указание обществом на то, какие документы им проверялись, не подтверждает проявление заявителем должной степени осторожности и осмотрительности при выборе контрагента ООО "Карата", поскольку данные документы не свидетельствуют о проверке указанных выше обстоятельств.

12. Довод общества о том, что ООО "Карата" реализовало в адрес общества продукцию через ООО "ТД "БМК" опровергается документами, письмо ООО "Карата" от 12,07.2010, в которой отражена просьба оформить доверенность на представителя Чепелева Н.Г. для получения мяса говядины с ФГУ Залив в количестве 20 000 кг., не может подтверждать какие-либо обстоятельства по спорным взаимоотношениям. Представленные ООО "ТД "БМК" счета-фактуры от 06.07.2010 N 154, от 05.07.2010 N 151 и товарные накладные от 06.07.2010 N 115, от 05.07.2010 N 112 аналогичны по дате их составления, наименованию товара, весу, организации-грузоотправителю представленным заявителем счетам-фактурам и товарным накладным от 05.07.2010 N 161, от 06.07.2010 N 163, от 06.07.2010. При этом, получателями товара являются разные организации, в первом случае - ООО "Карата", во втором - ООО "АПК "МаВР". Поскольку один и тот же товар не может быть отгружен дважды с одного комбината в адрес различных лиц, Инспекция обоснованно пришла к выводу о недостоверности сведений, отраженных в представленных документах.

13. В материалы дела общество помимо счетов-фактур представило акты на недостачу, пересортицу, ненадлежащее качество, немаркировку или неправильную маркировку поступившего товара во исполнение договора (сделки), товаро-транспортные накладные, путевые листы, накладные, отвесы. При этом, указанные документы не были представлены в ходе истребования документов в рамках статьи 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации ни ООО "Карата", ни ООО "ТД "БМК", ни ФГУ комбинат "Залив", и не содержат отметок указанных организаций.

14. Общество не доказало, что отгрузка мяса и консервов осуществлялась представителям ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс" по доверенностям, поскольку какие-либо документы, подтверждающие действие данных представителей от имени и в интересах ООО "Карата" или ООО "АПК "МаВР", в материалы проверки не представлены. Установить схему движения спорного товара от ООО "Союзпродресурс" до ООО "Карата" невозможно.

15. Представленные ООО "Карата" документы по взаимоотношениям с ООО "Сельхозсбыт" (реализация мяса с ФГУ комбинат "Сибирский") аналогичны по организации-грузоотправителю, а в некоторых случаях и по дате их составления, наименованию товара, весу, с четам-фактурам и товарным накладным, выставленным ООО "Карата" в адрес заявителя.

16. При исследовании первичных документов, предоставлен ных обществом, и документов, предоставленных комбинатами, ООО "Карата", ООО "Союзпродресурс", ООО "Торговый дом БМК", ООО "Сельхозсбыт" не представляется возможным сопоставить указанные документы с предложенной заявителем схемой движения продукции ни по датам, ни по количеству, ни лицам, получавшими продукцию. Таким образом, отвечающие требованиям достоверности доказательства, подтверждающие заявленные обществом налоговые вычеты по НДС, в материалах дела отсутствуют.

17. ООО "Карата" не уплачивало в бюджет НДС в бюджет от спорной сделки.

18. Довод общества о том, что ООО "Карата" вело реальную финансово-хозяйственную деятельность, что подтверждается анализом расчетного счета контрагента, является несостоятельным. Инспекцией установлено, что ООО "Карата" не осуществляло расходование денежных средств, присущее хозяйствующим субъектам.

19. Относительно нарушения положений статей 100 и 101 Налогового кодекса Российской Федерации налоговый орган указывает, что нарушения, допущенные налоговым органом при осуществлении контрольных мероприятий в отношении налогоплательщика, могут являться основанием для отмены решения, только при наличии последствия или возможности его наступления в виде неправомерного решения. Налоговый орган указывает, что вручил обществу с актом выездной проверки, документы, подтверждающие факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, и выписки из документов, подтверждающих факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки (в случае наличия в таких документах сведений, составляющих банковскую, налоговую или иную охраняемую законом тайну третьих лиц, персональные данные физических лиц). В акте камеральной налоговой проверки от 28.05.2012 N 28797 и в решении от 10.07.2012 N 7234 имеются не только ссылки на документы, подтверждающие установленные нарушения законодательства о налогах и сборах, но и отражено содержание данных документов, а также их анализ. Акт камеральной проверки от 28.05.2012 г. N 28797 вручен представителю общества 04.06.2012 г.

Также Инспекция обращает внимание на то обстоятельство, что само общество не обосновало, каким образом непредставление конкретных материалов проверки повлияло на его право на представление возражений и объяснений на акт проверки, а также на участие в рассмотрении материалов проверки. При этом, заявителю была надлежащим образом обеспечена возможность участвовать в процессе рассмотрения материалов проверки и соответственно возможность представить свои возражения и объяснения, что ООО "АПК "МаВР" не оспаривается.

Кроме того, Инспекция в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции вручила заявителю копии всех документов, представленных в Арбитражный суд Республики Хакасия.

Таким образом, налоговым органом, по его мнению, соблюдено право налогоплательщика на представление объяснений, возражений, существенные нарушения процедуры проведения камеральной проверки, вынесения оспариваемого решения Инспекцией не допущены.

20. Налоговый орган указывает, что доводы общества о том, что при камеральной проверке у налогового органа не было оснований для осуществления мероприятий налогового контроля, касающихся взаимоотношений ООО "АПК "МаВР" с ООО "Карата" и её контрагентами, с Росрезервом являются несостоятельными, поскольку противоречат положениям пункта 12 статьи 31 и статьям 88, 90, 93 и 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации.

21. Налоговый орган не согласен с доводом налогоплательщика о том, что с него должны были быть истребованы пояснения и ему должно было быть предложено внести исправления в декларацию, поскольку после того, как обществом подана уточненная декларация N 4, налоговым органом 27.06.2001 приняты решения N 6714 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, N 161 об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению и N 176 о возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению. После вынесения решения N 6714 общество в период с 06.12.2011 по 11.02.2012 предоставило в налоговую инспекцию еще несколько уточненных деклараций по НДС за 3 квартал 2010.

Налоговый орган 13.02.2012 направил обществу сообщение с требованием представления пояснений по уточненным декларациям N 6 и N7 (т. 5 л.д.29), в этот же день обществом предоставлена уточнённая декларация N 8 с информацией о том, что документы для подтверждения правомерности применения вычета по НДС за 3 квартал 2010 года по уточнённой налоговой декларации были предоставлены ранее, новых документов, каких-либо дополнений, уточнений по данному вопросу нет.

Из решения N 6714 усматривается, что налоговым органом исследовались и давалась аналогичная правовая оценка тем же операциям и взаимоотношениям с теми же контрагентами, которые были исследованы и оценены при принятии оспариваемого решения. В решении N 6714 приведены те же основания для отказа в возмещении НДС по счетам-фактурам, оформленным от ООО "Карата", что и в оспариваемом решении N 7234. Из решения N 6714 усматривается, что общество не представляло налоговому органу возражений и документов, опровергающих выводы инспекции по материалам камеральной проверки (т. 20, л.д. 92). Решение N6714 в вышестоящий налоговый орган в апелляционном порядке не обжаловалось.

Обществом заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела решения налогового органа по результатам выездной налоговой проверки N 34 от 26.08.21013. Налоговый орган возражает против приобщения указанного решения и удовлетворения соответствующего ходатайства. На основании статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд отказал в приобщении данного документа, поскольку он вынесен после принятия решения судом первой инстанции, в настоящее время обжалуется налогоплательщиком.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении апелляционной жалобы судом установлены следующие обстоятельства.

Общество с ограниченной ответственностью "Агропромышленная компания "МаВР" зарегистрировано в качестве юридического лица 13.03.1998 Администрацией города Черногорска, о чём Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 1 по Республике Хакасия 23.10.2002 внесена запись в Единый государственный реестр юридических лиц (выписка из ЕГРЮЛ от 12.10.2012 - т.1 л.д.97-104).

13.02.2012 ООО "АПК "МаВР" в инспекцию представлена уточненная налоговая декларация N 8 по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2010 года (т.5, л.д. 33-36). Согласно данной декларации сумма налога на добавленную стоимость, исчисленная к возмещению из бюджета, составила 72 901 492 рублей.

В ходе камеральной налоговой проверки инспекцией установлено, что между обществом и ООО "Карата" были оформлены: договор поставки мясных консервов от 31.05.2010 N 0528/ДО-00/10 (копия, полученная инспекцией от ООО "Карата" - т. 6, л.д.123-127; копия, предоставленная заявителем - т. 1, л.д. 128-132), договор поставки мяса говядины от 11.06.2010 N 0592/ДС-ОО/1О (копия, полученная инспекцией от ООО "Карата" - т. 6 л.д.128-135; копия, предоставленная заявителем - т. 1, л.д. 133-136) и договор поставки жира N 1590 /ДС-ОО/10 16/09/10 от 16.09.2010 (т. 1, л.д. 137-138, согласно пояснениям инспекции копия предоставлена заявителем только в арбитражный суд (т.6, л.д. 122, т. 21 46-48)).

В подтверждение исполнения указанных договоров налоговому органу поставленные счета-фактуры, перечень которых приведен в оспариваемом решении (т. 1, л.д. 47-48), в решении Управления (т.1, л.д. 92) и в отзыве инспекции (т.5, л.д. 12-13).

В инспекцию обществом были представлены товарные накладные по форме ТОРГ 12, даты и номера которых идентичны датам и номерам счетов-фактур.

Договоры поставки, счета - фактуры, товарные накладные от имени руководителя и главного бухгалтера ООО "Карата" подписаны Чайкиным С.Н. Во всех вышеуказанных счетах - фактурах и товарных накладных в графе "поставщик и его адрес" указано: 630054, г. Новосибирск, ул. Титова, д.11.

По результатам камеральной налоговой проверки налоговый орган пришёл к выводу, что налогоплательщиком неправомерно предъявлены к вычету и возмещению налог на добавленную стоимость (далее - НДС) в размере 13 786 031 рублей, о чём 28.05.2012 составлен акт N 28797 (т.5 л.д.39-74). Экземпляр акта и приложенные к нему документы 04.06.2012 вручены представителю общества по доверенности Антипину В.А. (т.5, л.д.74).

Уведомлением от 28.05.2012 N НФ-11-15/ЮБ/28797 обществу сообщено о дате и месте рассмотрения материалов проверки (т.5, л.д.76). Уведомление вручено представителю налогоплательщика по доверенности Антипину В.А. 04.06.2012.

27.06.2012 заместителем начальника инспекции рассмотрены материалы камеральной налоговой проверки и 10.07.2012 приняты решения:

- N 7234 об отказе в привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому обществу уменьшена сумма налога на добавленную стоимость, заявленная к возмещению из бюджета, на 13 786 031 рублей (т.5, л.д.77-114);

- N 197 об отказе обществу в возмещении НДС в сумме 13 786 031 рублей (т.5, л.д.115-116).

16.07.2012 указанные решения вручены представителю общества по доверенности Антипину В.А.

Общество обжаловало решение инспекции от 10.07.2012 N 7234 в Управление Федеральной налоговой службы по Республике Хакасия (т.5 л.д.118-120). Решением Управления от 21.08.2012 N 158 (т.1 л.д.90-96) обжалуемое решение налогового органа оставлено без изменения, а апелляционная жалоба общества - без удовлетворения.

Основанием для принятия решений от 10.07.2012 N 7234, N 197 послужил установленный инспекцией факт получения обществом необоснованной налоговой выгоды.

Установление этого факта было осуществлено инспекцией на основании выявленных ею обстоятельствах неполного отражения реквизитов в первичных учетных документах: в товарных накладных отсутствует должность, подпись лица, кто принял груз, дата отправки груза.

На основании изложенного налоговый орган пришёл к выводу о том, что первичные документы, не соответствующие требованиям законодательства, не могут являться первичными учетными документами, подтверждающими факт принятия на учет приобретенных товаров. Из данных документов невозможно установить транспортную схему доставки товара от ООО "Карата" в адрес общества.

Счета-фактуры и товарные накладные, оформленные от имении ООО "Карата" содержат недостоверную информацию относительно грузоотправителей, указанных в данных документах.

Проанализировав условия договоров и спецификаций, налоговый орган пришёл к выводу, что сторонами при заключении договоров были установлены два способа доставки продукции: путем самовывоза, то есть силами покупателя - ООО "Агропромышленная компания "МаВР", либо продавцом - ООО "Карата".

Из протокола допроса директора ООО "Карата" Чайкина С. П. от 20.07.2011(т. 8 л. д.83-89) и письма ООО "Карата" (т. 7, л.д. 131) следует, что в собственности ООО "Карата" отсутствуют транспортные средства, ООО "Карата" никогда не оказывало услуги ООО "АПК "МаВР" по доставке продукции.

В ходе проведения проверки обществом не было представлено в инспекцию документов, свидетельствующих о факте перевозки ООО "АПК "МаВР" товарно- материальных ценностей (товарно-транспортных накладных, путевых листов, актов выполненных работ).

Инспекция на основании данных обстоятельств пришла к выводу, что обществом не подтвержден надлежащими первичными документами факт доставки товаров от грузоотправителя (ООО "Карата") к грузополучателю (ООО "АПК "МаВР").

Исследовав представленные налогоплательщиком документы, инспекцией сделан вывод об отсутствии реальных хозяйственных операций между ООО "Агропромышленная компания "МаВР" и ООО "Карата", о недостоверности, противоречивости представленных обществом первичных учетных документов, о создании формального документооборота, направленного на получение необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерное возмещение из бюджета НДС по счетам-фактурам ООО "Карата".

Приведённые выводы налоговым органом сделаны, в том числе на основании следующего.

Согласно информации, содержащейся в базе данных федерального информационного ресурса, сопровождаемого МИ ФНС России по ЦОД в порядке, утвержденном приказом ФНС России от 29.12.2004 N САЭ-3-13/182, а также по информации, представленной ИФНС России по Ленинскому району г. Новосибирска, установлено следующее: ООО "Карата" (ИНН 5404384288) с 26.02.2009 по 09.04.2012 состояло на налоговом учете в ИФНС России по Ленинскому району г. Новосибирска, было зарегистрировано по адресу: 630054, г. Новосибирск, ул. Титова, 11; руководителем ООО "Карата" являлся Чайкин Сергей Николаевич; у ООО "Карата" отсутствуют собственные основные средства, в том числе офисные, складские помещения и транспорт; вид деятельности ООО "Карата" - оптовая торговля мясом и мясом птицы, включая субпродукты; среднесписочная численность работников - 2 человека (т. 6, л.д. 79-100, 101-109, 110).

Отсутствие у ООО "Карата" условий для осуществления поставки товаров, производственных и складских помещений, управленческого и технического персонала, технических средств, по мнению налогового органа, свидетельствует о невозможности исполнения ООО "АПК "МаВР" обязательств, предусмотренных в договорах.

Согласно полученному в рамках мероприятий налогового контроля ответу ИФНС России по Ленинскому району г. Новосибирска (вх. от 18.05.2011 N 17-48/012613) установлено, что по указанному в учредительных документах адресу: г. Новосибирск, ул. Титова, д.11, ООО "Карата" не находится и деятельности не осуществляет (т. 8, л.д. 95).

Из протокола допроса Чайкина С.Н. от 20.07.2011 следует, что с 20.02.2009 является директором ООО "Карата". В собственности общества отсутствуют транспортные средства, складские помещения. В 2010 году общество реализовывало мясо говядины и мясные консервы в адрес ООО "Агропромышленная компания "МаВР". Вышеуказанные товары приобретались у ООО "Сельхозсбыт". Отгрузка продукции осуществлялась с комбинатов Росрезерва: "Залив", "Прибой", "Чайка", "Авангард", "Дальний", "Восход", "Малахит", "Сибирский". С руководителями предприятий - Абрамовым В.А. (ООО "Сельхозсбыт") и Ким B.C.

(ООО "АПК "МаВР") знаком никогда не был. Финансово- хозяйственные документы (договоры, счета - фактуры, товарные накладные) подписывал лично. Товаросопроводительные документы в адрес ООО "АПК "МаВР" передавал кладовщик комбината, фамилию и внешность которого не помнит. Услуги по доставке продукции ООО "Карата" никогда не осуществляло (т. 8, л.д. 83-89).

В ходе камеральной проверки налоговым органом истребованы у лиц, указанных в счетах-фактурах и товарных накладных оформленных от имени ООО "Карата" в качестве грузоотправителей (ФГУ комбинаты Росрезерва: "Залив", "Прибой", "Чайка", "Авангард", "Дальний Восход", "Малахит", "Сибирский" - далее комбинат "Залив", комбинат "Прибой" и т.д.), информацию и документы о наличии взаимоотношений с ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР".

Согласно информации и документам, представленным комбинатом "Залив" было установлено, что комбинатом в 2010 году не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес вышеуказанных предприятий. В вышеуказанный период комбинат производил отгрузку мясных консервов в адрес ООО "Союзпродресурс", ООО "Сельхозсбыт" (т. 9 л. д.1-3, 40-43, 100-103). Отпуск товара был произведен через представителей по доверенностям: Шнайдер Д.М., Винокурова И.Ю.. Машковой Н.В (т.9, л.д. 59, 62, 65). Отгрузка мяса (590,4 т.) с комбинат "Залив" производилась в рамках договора N ПТ/16 от 28.04.2010 (т. 9 л.д.105-108).

В ходе проверки установлено, что Шнайдер Д.М. является работником ООО "Торговый дом "МаВР" (т. 9, л.д. 67-69).

Винокуров И.Ю. состоит на налоговом учёте в ИФНС России по г. Томску как индивидуальный предприниматель (т. 9, л.д. 73-87). Из протокола допроса Винокурова И.Ю. от 12.05.2010 следует, что в 2010 году не являлся работником организаций ООО "Союзпродресурс", ООО "Сельхозсбыт". ООО "Карата", ООО "АПК "МаВР". Продукцию с комбината "Залив" никогда не получал. Начал заниматься перевозкой продукции с февраля 2011 г. (т. 9, л.д. 92-99).

Согласно информации и документам, предоставленным комбинатом "Чайка" было установлено, что комбинатом в 2010 году не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" (т.10, л.д. 15-16, 17, 19-20, 21-23). В вышеуказанный период комбинат производил отгрузку мясных консервов в адрес ООО "Союзпродресурс". Отпуск товара был произведен через представителей по доверенностям: Мамонова Ф.П., Токарева А.И., Давыдова Ж.А., Бондаря А.И.(т. 10, л.д. 34-35, 37-38, 40-41, 43-44, 46-47, 49-50, 52-54).

В ходе проверки налоговым органом установлено: Мамонов Ф.П. в проверяемый период являлся работником ООО "Сельхозбыт" и ООО "Госпродснаб" (т. 10, л.д. 67); Давыдов Ж.А. проживает в г. Владивосток, сведения о месте работы отсутствуют (т. 10, л.д. 79, 80-86). Из протокола допроса Давыдова Ж.А. от 11.05.2012 следует, что в 2010 году не являлся работником организаций ООО "Союзпродресурс". Продукцию с комбината "Чайка" никогда не получал. О деятельности ООО "Карата", ООО "Агропромышленная компания "МаВР" ничего не известно, руководители указанных в протоколе организаций ему не знакомы (т.10, л.д. 92-98).

Токарев А.И. проживает в г. Владивосток, является руководителем ООО "Альтернатива - Влад" (т. 10, л.д. 99-118). Из протокола допроса от 18.04.2012 Токарева А.И. следует, что он работником ООО "Карата", ООО "Госпродснаб", ООО "Союзпродресурс, ООО "ТД "БМК", ООО "АПК "МаВР" не являлся, продукцию консервы мясные получал на комбинатах "Чайка" и "Авангард", подписывал доверенности, накладные, но не помнит от кого из покупателей он выступал, фамилии руководителей, перечисленных организаций ему не знакомы (т.10, л.д. 123-126).

Согласно информации и документам, предоставленным комбинатом "Авангард", установлено, что комбинатом в 2010 году также не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" (т. 10, л.д. 130). В вышеуказанный период комбинат производил отгрузку мясных консервов в адрес ООО "Союзпродресурс". Отпуск товара был произведен через представителей по доверенностям: Мамонова Ф.П., Хрипунова В.П., Токарева А.И., Рябуха Ю.К., Кузнецовой Л.Н. (т.11, л.д.5- 43).

В ходе проверки информация относительно места работы и вида осуществления деятельности Рябуха Ю.К. и Хрипунова В.П. не установлена.

Из протокола допроса Кузнецовой Л.Н. от 03.05.2012 следует, что она являлась и на момент допроса является директором ООО "Амурзерно", в других организациях руководителем и учредителем не являлась, в 1996 г. теряла паспорт, который после обращения в органы МВД в течение месяца нашли и вернули. Работником ООО "Карата", ООО "Госпродснаб", ООО "Союзпродресурс, ООО "ТД "БМК", ООО "АПК "МаВР" не являлась, ни в каких отношениях с указанными организациями не состояла, никакую продукцию на комбинатах не получала, фамилии руководителей, перечисленых организаций, ей не известны, операции по перевозке, погрузке, разгрузке грузов не производила (т. 11, л.д. 64-69).

Из информации и документов, представленной комбинатами "Дальний". "Восход", установлено, что комбинатами в 2010 году не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес ООО "Карата", ООО "АПК "МаВР". Отгрузка производилась мясных консервов в адрес ООО "Союзпродресурс" (т. 11, л.д.70-72, 96, 102-109, 111; т. 13, л.д. 26-28, 36-38, 39, 57-58).

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Иркут", установлено, что отгрузка мясных консервов в спорный период в адрес ООО "Карата", ООО "АПК "МаВР" не осуществлялась (т. 13, л.д.1-3). Отпуск продукции был произведен через Граубергера В.В. (т. 13, л.д. 13) ООО "Союзпродресурс". Граубергер В.В. проживает в г. Иркутск, являлся работником ООО "Байкальская мясная компания" (т. 13, л.д. 16,21).

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Малахит", комбинат в спорный период не осуществлял отгрузку продукции в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" (т. 13, л.д. 69-76). Отпуск продукции осуществлялся ООО "Союзпродресурс" через Мамонова Ф.П., Агеевичеву И.В. (т. 13, л.д. 91-96).

В ходе проверки установлено, что Агеечева И.В. являлась работником ООО "Торговый дом "МаВР" (т. 13, л.д. 102,103-109,110-111). Из протокола её допроса от 29.06.2012 следует, что она получала продукцию на комбинате "Малахит" на основании доверенности, которая оформлялась в Росрезерве и была выдана на комбинате "Малахит", от кого из покупателей она выступала не помнит. Она являлась представителем ООО "Торговый дом "МаВР". Полученная продукция транспортировалась на склад (адрес: Переездная, 4) с дальнейшей реализацией в торговые точки. Доставка продукции осуществлялась наёмным транспортом через индивидуального предпринимателя Мамедова Р. Продукция доставлялась ООО "Инвестиции и Ресурсы". Продукцию полученную на комбинате предприятиям ООО "Карата", ООО "АПК "МаВР", ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс", ООО "ТД "БМК", ООО "Парма-С" не передавала. Пояснила, что доставку продукции оплачивал ООО "ТД "МаВР" (т. 13, л.д. 116-121).

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Прибой", установлена, что в спорный период отгрузка мясных консервов в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" комбинатом не осуществлялась (т. 14, л.д. 1-3).

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Сибирский", отгрузка мяса в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" комбинатом не осуществлялась, отпуск товара осуществлен ООО "Сельхозсбыт" (т. 11, л.д. 113-115) через Оноприйчук В.И., Краева А.В., Стригун А.В., Гунарь А.П., Шальнева В.В., Авилкина А.М., Конгарова В.А. (т. 12 л. д.26-119).

В ходе проверки установлено, что Краева А.В., Стригун А.В., Гунарь А.П. являлись работниками ООО "АПК "МаВР" и ООО "ТД "МаВР", Конгаров В.А. - ООО "ТД "МаВР" (т. 12, л.д. 122-125,134-137, 143-150).

Из протоколов допроса Конгарова В.А. от 14.06.2011 (т. 12, л.д. 152-155), Краева А.В. от 14.06.2011 (т. 12, л.д. 130-133), Стригун А.В. ль 15.06.2011 (т. 12, л.д. 139-142) следует, что они не являлись работниками ООО "Карата", ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс", ООО "ТД "БМК", фамилии Махмутова М.К., Абрамов В.А., Чайкин С.Н. им не знакомы. Пояснили, что осуществляли перевозку замороженного мяса с комбината "Залив", доверенности не получали, продукцию не получали, только перевозили, продукцию получали весовщики.

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Сибирский" (т. 11 л.д.113-150, т. 12 л. д. 1 -119) налоговый орган установил, что комбинатом в спорный период отгрузка мяса в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" не осуществлялась. Отпуск товара был произведён в адрес ООО "Сельхозсбыт" через представителей Оноприйчук В.И., Краева А.В., Стригун А.В., Гунарь А.П., Шальнева В.В., Авилкина А.М., Конгарова В.А. (т. 12, л.д. 27-118). Из протоколов допроса Конгарова В.А. (т. 12, л.д. 152-155), Краева А.В. (т. 12, л.д. 130-133), Стригун А.В. (т. 12, л.д. 139-142) следует, что они работали водителями на ООО "АПК "МаВР" и перевозили продукцию с комбината залив, продукцию получали весовщики.

В ходе проверки налоговым органом были получены от ООО "Союзпродресурс" (т. 18, л.д. 68-69; т. 30, л.д. 39-140; т.31-32; т. 33, л.д. 1-36), от ООО "Сельхосбыт" (т. 17, л.д. 31-92), от ООБ "ТД "БМК" (т. 19, л.д. 59-98) документы, касающиеся взаимоотношений с комбинатами и ООО "Карата", которые были проанализированы в совокупности с документами, предоставленными комбинатами и заявителем. Подробный анализ документов содержится в решении и дополнения к отзыву N 3 (т. 22, л.д.66-92), N 4 (т.26, л.д.88-91), N 7 (т. 27, л.д. 38-42).

Из информации и документов, полученных от ООО "Мясная компания Называевская" (продукция жир по счёту-фактуре N 00000 343 от 20.09.10 (т. 4, л.д. 21)) налоговый орган установил, что ООО "Мясная компания Называевская" в спорный период не осуществляло отгрузку жира в адрес ООО "Карата" и в адрес ООО "АПК "МаВР" (т. 14, л.д. 23-41).

В ходе камеральной проверки проведены допросы в качестве свидетелей: генерального директора Кима B.C. ООО "Управляющая компания "МаВР" (т. 19, л.д. 125-131), главного бухгалтера ООО "Агропромышленная компания "МаВР" Антипина В.А. (т. 19, л.д. 139-144), бухгалтера ООО "Агропромышленная компания "МаВР" Безотечество Т.Ф. (т. 19, л.д. 134-137), заместителя генерального директора ООО "Агропромышленная компания "МаВР" Шигина А.К. (т. 19, л.д. 145-147).

На основании анализа свидетельских показаний должностных лиц ООО "АПК "МаВР" (Кима B.C., Антипина В.А., Безотечество Т.Ф., Шигина А.К.) и анализа приведённых документов налоговый орган пришёл к выводу о том, что они содержат недостоверные и противоречивые сведения по факту взаимоотношений ООО "Карата" и Обществом:

- согласно информации, полученной в ходе встречных проверок, комбинатами Росрезерва "Залив" и "Сибирский" не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес налогоплательщика, вместе с тем, согласно показаниям должностных лиц налогоплательщика отгрузка осуществлялась именно с данных комбинатов;

- показания свидетеля Чайкина С.Н. (руководителя ООО "Карата") опровергают факт доставки товаров ООО "Карата" в адрес налогоплательщика в силу отсутствия транспортных средств, технического и управленческого персонала.

По мнению налогового органа, вышеизложенные факты свидетельствуют о недостоверности сведений, содержащихся в первичных документах ООО "АПК "МаВР", в том числе в счетах-фактурах, товарных накладных, в связи с этим инспекция полагает, что они не могут быть приняты в качестве документов, подтверждающих фактически произведенные расходы по приобретению товаров у ООО "Карата".

Налоговый орган пришёл к выводу, что финансово-хозяйственные взаимоотношения общества с ООО "Карата" фактически не осуществлялись, а сводились к документальному оформлению, использование которого было направлено на создание условий для получения вычетов по НДС. ООО "АПК "МаВР" не проявило достаточной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагента ООО "Карата" и оформлении с ним документов. Обществом не были представлены в ходе проведения проверки доказательства того, что им проверялись документы, удостоверяющие личность руководителя ООО "Карата" или ее представителей, платежеспособность ООО "Карата", его деловая репутация.

В ходе судебного разбирательства налоговым органом представлен подробный анализ собранных в ходе камеральной проверки документов и предоставленных в материалы дела (т.22, л.д. 22, л.д. 66-92).

Кроме того, налоговым органом по предложению арбитражного суда произведён анализ документов, предоставленных заявителем в ходе судебного разбирательства, в совокупности с документами полученными в ходе камеральной проверки (т. 26, л.д. 88-94, т. 27, л.д.14-21, 24-27, 38-43, т. 30, л.д. 25-26).

Исследовав и оценив, представленные обществом документы в совокупности с имеющимися у налогового органа документами, налоговая инспекция пришла к выводу об отсутствии реальных хозяйственных операций между обществом и ООО "Карата", о недостоверности, противоречивости представленных обществом документов и, как следствие, направленности действий налогоплательщика на неправомерное применение налоговых вычетов по НДС с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Не согласившись с решением инспекции от 10.07.2012 N 7234 ООО "АПК "МаВР" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции налогоплательщик указывал на следующие доводы и обстоятельства, которые так же были изложены им и в апелляционной жалобе и в совокупности составляют позицию стороны в споре:

- Заявителем соблюдены все условия, предусмотренные действующим налоговым законодательством для предъявления суммы НДС к вычету. Представленные счета-фактуры, выставленные ООО "Карата", соответствуют требованиям, установленным статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, и являются основанием для применения вычетов по НДС. Все условия, предусмотренные статьями 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации для принятия к вычету НДС и его возмещению.

- Обязательства по спорным договорам с поставщиком ООО "Карата" исполнялись сторонами надлежащим образом, факт получения обществом товара от ООО "Карата" подтверждается счетами-фактурами, товарными накладными, а также актами на недостачу, пересортицу, ненадлежащее качество, немаркировку или неправильную маркировку поступившего товара во исполнение договора (сделки), товарно-транспортными накладными за 3 квартал 2010 года. Общество оплатило за поставленную по договорам продукцию.

- Оприходование товара оформлялось помимо прочих документов, товарными накладными по форме, утвержденной постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 25.12.1998 N 132.

- Представленные первичные документы содержат все существенные условия хозяйственной операции; документы позволяют идентифицировать поставщика, покупателя, грузоотправителя, грузополучателя, наименование товара, количество товара, цену товара, сумму НДС, стоимость товара. Документы содержат обязательные реквизиты, предусмотренные пункта 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете".

- Счета-фактуры, подтверждающие хозяйственные операции между ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР", в полном объеме были представлены налоговому органу.

- Сделки по покупке товара (консервов, мяса и жира) были направлены на получение дохода, а также с целью недопущения попадания на рынок продукции ООО "АПК "МаВР" по заниженным ценам, поскольку цены консервов или мяса после хранения на комбинатах госрезерва ниже, чем у консервов и мяса со свежим сроком годности.

- В дальнейшем обществом приобретённый товар был реализован либо использован в производстве.

- Обществом была проявлена должная осмотрительность при выборе контрагента - ООО "Карата". При заключении договоров с данным контрагентом обществом были запрошены копии учредительных документов и документов, подтверждающих правоспособность контрагента и полномочия его единоличного исполнительного органа, в том числе: выписка из ЕГРЮЛ, устав, решение о создании ООО "Карата", свидетельство о постановке на учет в налоговом органе, приказ о вступлении в должность директора ООО "Карата", копия паспорта директора для визуального сличения подписей. Был проверен факт занесения сведений о контрагенте в ЕГРЮЛ (на официальном сайте ФНС). Поскольку ООО "Карата" свои обязательства по договорам выполняло у ООО "АПК "МаВР" не имелось оснований не доверять выбранному контрагенту. Налоговым органом не доказано, что ООО "АПК "МаВР" действовало без должной осмотрительности.

- По мнению заявителя в ходе выездной налоговой проверки налоговый орган не установил фактов участия ООО "АПК "МаВР" в схемах, направленных на уклонение от уплаты законно установленных налогов в связи с чем полагает, что общество осуществляя в проверяемый период деятельность, направленную на получение дохода, произвело экономически оправданные затраты, выраженные в денежной форме и оформленные соответствующими первичными документами.

- Отношений взаимозависимости и аффилированности сторон сделки налоговым органом не выявлено, фактов проявленной обществом недобросовестности не установлено.

- Относительно движения продукции и оформления документов, представители общества пояснили, что необходимости в оформлении товарно-транспортных накладных не имелось, поскольку физического перемещения товара (продукции) между контрагентами не осуществлялось, передача-приёмка продукции осуществлялась на комбинатах в момент её отгрузки и оформлялась соответствующим актом приёма-передачи, товарными накладными и счетами-фактурами вывоз продукции со склада комбината производился последним покупателем. ООО "АПК "МаВР" приобретало продукцию у ООО "Карата", ООО "Карата" приобретало продукцию у ООО "ТД "БМК" или ООО "Сельхозсбыт" или ООО "Союзпродресурс", которые в свою очередь приобретали продукцию у Росрезерва. Вывоз (выборка) продукции с комбинатов Росрезерва осуществлялся на основании доверенностей, оформленных ООО "ТД "БМК" или ООО "Сельхозсбыт" или ООО "Союзпродресурс", работниками ООО "АПК "МаВР" или работниками предприятий, которым ООО "АПК "МаВР" реализовало эту продукцию (мясные консервы) (письменные пояснения (т. 22, л.д. 1-41).

Позиция налогового органа была изложена отзыве на заявление общества, в дополнениях в отзыву, и аналогична изложенной в отзыве на апелляционную жалобу и в дополнениях к нему. Налоговый орган основал свою позицию на следующих выводах и обстоятельствах.

Налоговый орган полагает, что оспариваемое решение соответствует законодательству о налогах и сборах, не нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, не возлагает на общество какие-либо незаконные обязанности, а также не создает иных препятствий для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Возражая на заявленные требования, представители инспекции ссылаются на формально созданный документооборот между ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" и на отсутствие между ними реальных хозяйственных операций, в связи с отсутствием необходимых условий у ООО "Карата" для достижения результатов соответствующей экономической деятельности: основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Представители налогового органа указали на непредставление обществом документов, подтверждающих движение товаров от грузоотправителя к грузополучателю; на недостоверность и противоречивость сведений, содержащихся в документах, предоставленных налогоплательщиком в подтверждение правомерности заявленных вычетов; адрес, указанный в счетах-фактурах и товарных накладных, является формальным, фактическая деятельность по указанному адресу ООО "Карата" не осуществлялась; отсутствие со стороны общества должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента ООО "Карата".

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьёй 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу частей 4, 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Проверив полномочия налогового органа, процедуру проведения камеральной налоговой проверки и рассмотрения материалов проверки, арбитражный суд установил, что проверка проведена, а оспариваемое решение принято должностным лицом налогового органа в пределах предоставленных ему полномочий, с соблюдением порядка проведения камеральной проверки и принятия решения, установленных статьями 88, 100, 101 Налогового кодекса Российской Федерации.

Досудебный порядок обжалования решения налогового органа и срок для обращения с заявлением в арбитражный суд обществом соблюдены.

Судом рассмотрено заявление общества и в его удовлетворении отказано. Общество указывает, что судом при рассмотрении дела допущены нарушения норм материального и процессуального права, как Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, так и Налогового кодекса Российской Федерации.

В апелляционной инстанции общество указывает на немотивированность решения суда, указывая, что суд в решении не указал причины, по которым он не согласен с доводами общества; не указал в решении на исследованные им доказательства, в том числе те, на которые ссылалось общество. Вместе с тем, из текста решения суда первой инстанции следует, что все представленные в материалы дела документы, в том числе первичные, им изучены, в результате чего суд согласился с оценкой содержания этих документов данной одной из сторон.

Согласно части 3 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимаемые арбитражным судом решения, постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Статья 170 названного кодекса, устанавливая требования к содержанию каждой из частей решения, устанавливает, что описательная часть решения должна содержать краткое изложение заявленных требований и возражений, объяснений, заявлений и ходатайств лиц, участвующих в деле. В мотивировочной части решения должны быть указаны, в том числе, фактические и иные обстоятельства дела, установленные арбитражным судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

Таким образом, нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не устанавливается требования описания в судебном акте всех исследованных судом документов, суд должен указать, на каких доказательствах он основывался принимая решение, и какие выводы им сделаны - данные требования к решению Арбитражным судом Республики Хакасия соблюдены.

Следовательно, судом апелляционной инстанции не принимается довод налогоплательщика о нарушении судом первой инстанции норм Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Налогоплательщик указывает, что налоговым органом нарушена процедура проведения камеральной проверки.

Суд, учитывая положения пункта 25 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", в котором Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указывает, что принимая во внимание взаимосвязанное толкование приведенных норм, судам необходимо иметь в виду, что под действие пункта 8 статьи 88 Кодекса подпадают не все декларации по налогу на добавленную стоимость, а только те, которые предполагают возврат (зачет) налогоплательщику соответствующих денежных средств; полагает, что у налогового органа в данном случае имелись основания для проведения налогового контроля.

Доводы налогоплательщика о нарушении налоговым органом сроков проведения проверки обоснованно отклонены судом первой инстанции со ссылками на статьи 6.1, 88, 100 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 88 Налогового кодекса Российской Федерации камеральная налоговая проверка проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в соответствии с их служебными обязанностями без какого-либо специального решения руководителя налогового органа в течение трех месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации (расчета).

Пунктом 5 статьи 88, абзацем вторым пункта 1 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах в ходе проведения камеральной налоговой проверки должностными лицами налогового органа, проводящими указанную проверку, должен быть составлен акт налоговой проверки по установленной форме в течение 10 дней после окончания камеральной налоговой проверки.

Пунктом 6 статьи 6.1. Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что срок, определенный днями, исчисляется в рабочих днях, если срок не установлен в календарных днях. При этом рабочим днем считается день, который не признается в соответствии с законодательством Российской Федерации выходным и (или) нерабочим праздничным днем.

В силу пункта 2 статьи 6.1 Налогового кодекса Российской Федерации течение срока начинается на следующий день после календарной даты или наступления события (совершения действия), которым определено его начало. Согласно пункту 7 статьи 6.1 Налогового кодекса Российской Федерации в случаях, когда последний день срока приходится на день, признаваемый в соответствии с законодательством Российской Федерации выходным и (или) нерабочим праздничным днем, днём окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день.

Как усматривается из материалов дела и не оспаривается обществом, уточнённая налоговая декларация N 8 по НДС за 3 квартал 2010 года представлена в инспекцию 13.02.2012 (т.5, л.д. 33-36), соответственно, камеральная проверка должна быть завершена 13.05.2012. Поскольку указанный день являлся выходным днём, сроком окончания проверки является следующий за ним рабочий день 14.05.2012. В акте от 28.05.2012 N 28797 (т.5, л.д.39-74) указано, что камеральная проверка начата 13.02.2012 и окончена 14.05.2012.

Исходя из положений пункта 1 статьи 100, пунктов 2 и 6 статьи 6.1. Налогового кодекса Российской Федерации, акт по результатам камеральной проверки уточненной налоговой декларации по НДС за 3 квартал 2010 года должен быть составлен не позднее 28.05.2012. Акт по результатам проведения камеральной налоговой проверки N 28797 составлен 28.05.2012, что соответствует вышеприведённым положениям Налогового кодекса Российской Федерации.

Акт камеральной проверки от 28.05.2012 N 28797 вручен представителю общества 04.06.2012 в установленные пунктом 5 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации и исчисляемый по правилам статьи 6.1 Налогового кодекса Российской Федерации пятидневный срок. С учётом пятнадцатидневного срока, установленного пунктом 6 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации, для предоставления обществом возражений на акт, и с учётом десятидневного срока, установленного пунктом 1 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации, решение по результатам рассмотрения акта камеральной проверки от 28.05.2012 N 28797 должно было быть принято не позднее 10.07.2012. Решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения N 7234 вынесено Инспекцией 10.07.2012, то есть в установленные статьей 101 Налогового кодекса Российской Федерации сроки.

На замечания налогоплательщика по поводу нарушения порядка проведения проверки, выразившееся в непринятии решения о возмещении частично суммы налога, заявленной к возмещению (т. 9, л.д. 113), суд первой инстанции обоснованно указал, что этот довод опровергается решениями N 161, N 176, данное обстоятельство отражено в оспариваемом решение. Обоснованным является довод налогового органа о том, что положения статьи 176 Налогового Кодекса Российской Федерации не предусматривают обязанность налогового органа принимать повторно решение о возмещении НДС за тот же налоговый период в случае предоставления уточнённой декларации и если ранее такое решение уже было вынесено.

Новых доводов относительно этого вопроса апелляционная жалоба общества не содержит.

Общество указывает, что налоговый орган в нарушение требований закона не направил обществу требование о предоставлении пояснений или внесении исправлений в восьмую уточнённую налоговую декларацию (т. 9, л.д.112-113). Вместе с тем, из документов, представленных в материалы дела следует, что 20.10.2010 обществом предоставлена первоначальная налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2010 года. В связи с проведением камеральной проверки указанной декларации налоговым органом обществу выставлено требование N 7413 о предоставлении документов (информации) с предложениям представить пояснения по факту заявленной суммы налога к возмещению и документы, подтверждающие суммы налоговых вычетов в размере 231 782 885 рублей, в том числе счета-фактуры, товарные накладные, товарно-транспортные накладные, путевые листы, железнодорожные накладные, акты приёма-передачи товаров согласно условиям поставки и др. (т., 5 л.д. 25-29).

В последствие обществом неоднократно предоставлялись уточнённые декларации (т. 20, л.д. 72-91). По уточнённой декларации N 4 налоговым органом 27.06.2001 приняты решения N 6714 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, N 161 об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению и N 176 о возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению (т.20, л.д. 92-128). Из указанных решений усматривается, что обществу возмещено из бюджета 59 115 461 рублей и признано неправомерным отнесение на вычет суммы налога в размере 14 109 676 рублей, в том числе 13 785 982 рублей по счетам-фактурам, оформленным от ООО "Карата".

После вынесения решения N 6714 общество в период с 06.12.2011 по 11.02.2012 предоставило в налоговую инспекцию еще несколько уточненных деклараций по НДС за 3 квартал 2010 года (т.20, л.д.129-140). Налоговый орган 13.02.2012 направил обществу сообщение с требованием представления пояснений по уточненным декларациям N 6 и N7 (т. 5 л.д.29), в этот же день обществом предоставлена уточнённая декларация N 8 с информацией о том, что документы для подтверждения правомерности применения вычета по НДС за 3 квартал 2010 г. по уточнённой налоговой декларации были предоставлены ранее, новых документов, каких-либо дополнений, уточнений по данному вопросу нет (т. 5, л.д. 30-36).

Таким образом, довод общества о том, что у него не истребовались пояснения и ему не предлагалось внести исправления в декларации, опровергается материалами дела. Общество не было лишено возможности предоставлять налоговому органу возражения и документы, подтверждающие обоснованность заявленных в 3 квартале 2010 года вычетов. Более того, общество само указало, что по уточнённой налоговой декларации документы были предоставлены ранее, новых документов, каких-либо дополнений, уточнений по данному вопросу нет. Заявляя обсуждаемый довод, общество не поясняет, какие именно документы оно собиралось представить дополнительно. Из решения N 6714 усматривается, что налоговым органом исследовались и давалась аналогичная правовая оценка тем же операциям и взаимоотношениям с теми же контрагентами, которые были исследованы и оценены при принятии оспариваемого решения. В решении N 6714 приведены те же основания для отказа в возмещении НДС по счетам-фактурам, оформленным от ООО "Карата", что и в оспариваемом решении N 7234. Из решения N 6714 усматривается, что общество не представляло налоговому органу возражений и документов, опровергающих выводы инспекции по материалам камеральной проверки (т. 20, л.д. 92). Согласно пояснениям представителей сторон решение N6714 в вышестоящий налоговый орган в апелляционном порядке не обжаловалось.

Довод налогоплательщика о том, что налоговый орган не произвел контроль за правильностью применения цен между ООО "Карата" и ООО "АПК МаВР" (т. 27 л.д.6) не имеет отношения к рассматриваемому спору, так как в своих пояснениях налоговый орган указывал на повышение цены товара в связи с включением в схему товарооборота ООО "Карата", однако данный вывод не требует проведения анализа в порядке, установленном статьей 40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Общество указывает на незаконность истребования и недопустимость использования в качестве доказательств документов и информации полученной от организаций Росрезерва, ООО "Союзпродресурс", ООО "Торговый дом БМК", ООО "Сельхозсбыт", физических лиц и др. (т.23, л.д. 8-9, 11; т. 27, л.д. 7-9), в связи с неправомерным (в нарушение пункта 7 статьи 88 Налогового кодекса Российской Федерации) истребованием и использованием этих доказательств.

Указанный довод налогоплательщика был отклонен судом первой инстанции со ссылками на положения пункта 12 статьи 31, статей 88, 90, 93 и 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации. Суд апелляционной инстанции соглашается с данным выводом, при этом основывается на положениях тех же норм права, кроме того, учитывает следующее.

В пункте 67 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" указано, что при толковании пункта 5 статьи 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации судам надлежит принимать во внимание, что по смыслу данной нормы прежде, чем передать возникшие разногласия на рассмотрение суда, налогоплательщик и налоговый орган должны принять меры к урегулированию спора во внесудебном порядке.

В пункте 68 названного постановления N 57 указано, что если в поданном в суд заявлении о признании недействительным решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения налогоплательщик ссылается на нарушение налоговым органом существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки (пункт 14 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации), судам надлежит исходить из того, что такого рода доводы могут быть приняты ими во внимание только при условии заявления их в жалобе, направлявшейся в вышестоящий налоговый орган.

Из материалов настоящего дела не следует, что соответствующий довод заявлялся в жалобе, направлявшейся в вышестоящий налоговый орган. В решении вышестоящего налогового органа по жалобе (т. 1, л.д. 90) обсуждения этих вопросов не содержится, налогоплательщик не указывал, что заявлял соответствующие доводы в своей жалобе.

Общество указывает на нарушение налоговым органом своего права на ознакомление с документами, собранными в ходе налогового контроля, выразившееся, в том числе, в не предоставлении одновременно с актом всех копий документов (по некоторым документам предоставлены только выписки из них (т. 9, л.д. 114-117; т.22, л.д.62-63).

В решении суд первой инстанции по результатам рассмотрения дела указал, что в ходе судебного разбирательства налоговый орган одновременно с предоставлением пакета документов суду, предоставлял аналогичные документы обществу.

В материалах дела имеются документы, представленные как налогоплательщиком, так и налоговым органом. У суда апелляционной инстанции отсутствуют основания полагать что имеющийся в материалах дела пакет документов, представленный налоговым органом, является неполным и налоговый орган утаил какие-либо документы, положенные в основу оспариваемого решения. В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции судом исследованы первичные документы, налоговый орган неоднократно представлял по ним пояснения, при этом все пояснения налогового органа основываются на тех же документах, что имеются в материалах дела.

В пункте 78 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" сказано, что из положений статей 88, 89, 100, 101, 139 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что право налогового органа осуществлять сбор доказательств, равно как и право налогоплательщика знакомиться с этими доказательствами, представлять возражения против выводов налогового органа и подтверждающие такие возражения доказательства, предоставляются им на всех стадиях осуществления налогового контроля вплоть до вынесения вышестоящим налоговым органом решения по жалобе налогоплательщика на решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

При этом в силу пункта 8 статьи 101 Кодекса в названных решениях среди прочего должны быть изложены обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения и (или) обстоятельства, послужившие основанием для доначисления налога и пеней, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов.

В связи с этим судам необходимо исходить из того, что по общему правилу сбор и раскрытие доказательств осуществляется как налоговым органом, так и налогоплательщиком на стадии осуществления мероприятий налогового контроля и в ходе досудебного разрешения налогового спора.

В случае представления дополнительных доказательств суд по ходатайству лица, участвующего в деле, вправе в целях предоставления другой стороне возможности ознакомления с ними и представления опровергающих их доказательств объявить перерыв в судебном заседании или отложить судебное разбирательство.

Таким образом, у налогоплательщика имелась возможность ознакомиться со всеми документами, его право на информирование об основаниях принятия решения и на защиту не было нарушено.

В целом, по мнению суда апелляционной инстанции, обществом не доказаны какие-либо существенные нарушения процедуры проведения камеральной проверки, повлекшие нарушение его прав на участие в рассмотрении материалов, на предоставление возражений и документов налоговому органу, на оспаривание решения.

По существу оспариваемого решения налогового органа суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Порядок применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по операциям, связанным с приобретением товаров (работ, услуг) регулируется главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Из содержания и системного анализа положений главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что налоговые вычеты могут быть применены налогоплательщиком только при осуществлении реальных хозяйственных операций с конкретными реально существующими субъектами хозяйственной деятельности, при наличии первичных документов, оформленных в соответствии с требованиями налогового законодательства Российской Федерации и отвечающих критериям достоверности.

Согласно пункту 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2005 года N 93-О обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.

Таким образом, для правомерности применения налоговых вычетов по НДС налогоплательщик должен представить документы, достоверно подтверждающие обстоятельства, с которыми Налоговый кодекс Российской Федерации связывает правовые последствия.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 февраля 2001 года N 3-П указал, что праву налогоплательщика на применение вычета по налогу на добавленную стоимость корреспондируется обязанность уплатить налог на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме. Разрешение же споров о праве на налоговый вычет, касающихся выполнения обязанности по уплате налога, относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах, и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для её получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачёт) или возмещение налога из бюджета.

Согласно пункту 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года N 53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В пункте 5 этого же постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указано, что о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтверждённые доказательствами доводы налогового органа об отсутствии необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Следовательно, заключаемые налогоплательщиком сделки не должны носить фиктивный характер, у них должна быть вполне конкретная разумная хозяйственная цель, так называемая "деловая цель".

В соответствии с правовой позицией, изложенной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлениях от 13 декабря 2005 года N 10053/05, N 10048/05, N 9841/05, от 27 января 2009 года N 9833/08 суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Налогового кодекса Российской Федерации, а должен оценить все доказательства по делу согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с учётом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и во взаимосвязи.

Суд апелляционной инстанции считает подтвержденным факт наличия товара как предмета хозяйственных отношений во взаимоотношениях между ООО "АПК "МаВР", ООО "Карата", ООО "ТД "БМК", ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс".

Из материалов дела следует, что ООО "АПК "МаВР" приобретало продукцию у ООО "Карата", ООО "Карата" приобретало продукцию у ООО "ТД "БМК" или ООО "Сельхозсбыт" или ООО "Союзпродресурс", которые в свою очередь приобретали продукцию у Росрезерва.

Между Федеральным агентством Росрезерва по Сибирскому Федеральному округу и обществами (ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс", ООО "ТД "БМК") были заключены договоры купли-продажи (N ПТ/11 от 27.04.2010, N ПТ-15 от 27.04.2010, N ГР-176 от 28.04.2010, N ПТ-16 от 28.04.2010, N УД/446 от 28.12.200 (т. 30, л.д. 39)), данные контракты заключены по результатам конкурсного отбора покупателей материальных ценностей.

Суд апелляционной инстанции исходит из того, что Федеральное агентство Росрезерва по Сибирскому Федеральному округу - территориальный орган федерального органа исполнительной власти - Федерального агентства по государственным резервам (Постановление Правительства Российской Федерации от 23.07.2004 N 373 "Об утверждении Положения о Федеральном агентстве по государственным резервам"), непосредственно материальные ценности хранятся и передаются подведомственными ему учреждениями, которые подтверждают существование соответствующего товара и передачу его лицам, а так же представляют первичные документы; что исключает сомнения в факте существования таких материальных ценностей.

ООО "Карата" в качестве покупателя заключило договоры с данными организациями: с ООО "Сельхозсбыт" N МК/280410 от 28.04.2010, с ООО "Союзпродресурс", с ООО "ТД "БМК" N1806-ВР от 18.06.2010 (т. 19, л.д. 60); так же обществом были заключены договоры хранения на часть продукции.

В ходе рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщик путем сопоставления документов, имеющихся в материалах дела, доказал свой довод о том, что все отгрузки с комбинатов Росрезерва по времени и объему коррелируют со сведениями о товаре, который ООО "Карата" поставило ООО "МаВР".

Налоговый орган, с учетом корректировки своей позиции, продолжает указывать на имеющиеся неточности в документах, оформляющих товарооборот между налогоплательщиком и его контрагентом, однако указывает, что сам факт существования товара и получения его ООО "МаВР" им не оспаривается. По мнению налогового органа, экономического смысла лишена именно сделка между ООО "МаВР" и ООО "Карата", и не подтверждена реальность совершения действий по поставке товара именно обществом "Карата".

В ходе судебного заседания сторонами даны пояснения, что после вынесения налоговым органом оспариваемого решения по результатам выездной налоговой проверки налогоплательщику был доначислен налог на прибыль, при этом налоговый орган счел подтверждённым факт получения товара, то есть факт несения расходов, однако цену товара определил по той цене, по которой этот товар продавали контрагенты ООО "Карата" - тем самым подтвердил свою позицию по признанию существованию товара, и по отсутствию экономического содержания сделки между ООО "МаВР" и ООО "Карата"; однако в настоящее время это решение оспаривается.

Таким образом, факт существования товара, составлявшего материальный предмет отношений между ООО "АПК "МаВР", ООО "Карата", ООО "ТД "БМК", ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс" судом апелляционной инстанции принимается как установленный.

На продажу данного товара ООО "Карата" заключило договоры с ООО "МаВР" N 0528/ДС-00-10 от 31.05.2010 (т. 6, л.д. 123), N 0592/ДС-00/10 от 11.06.2010 (т. 6, л.д. 128-135). Договоры заключены на схожих условиях - ООО "Карата" обязалось передать, а ООО "МаВР" принять продукцию, наименование, ассортимент, качество, количества цени и сроки выборки которой, а так же место ее нахождения указываются в приложениях (спецификациях) договора.

В разделе 4 договоров сказано, что поставка осуществляется путем вывоза (выборки) продукции обществом "МаВР" из пунктов отгрузки, указанных в приложении, передача осуществляется уполномоченному представителю покупателя или транспортной организации, указанной покупателем. Порядок и способ вывоза продукции определяется покупателем самостоятельно. Обязанности по своевременному заказу и поставке под погрузку порожних вагонов или автотранспорта возлагаются на покупателя, приемка продукции по количеству и качеству проводится покупателем на складе продавца, датой поставки продукции покупателю является дата составления товарной накладной.

Из протокола допроса директора ООО "Карата" Чайкина С. П. от 20.07.2011(т. 8 л. д.83-89) и письма ООО "Карата" (т. 7, л.д. 131) следует, что в собственности ООО "Карата" отсутствуют транспортные средства, ООО "Карата" никогда не оказывало услуги ООО "АПК "МаВР" по доставке продукции.

Как отмечает налоговый орган, в ходе проведения проверки не было представлено в инспекцию документов, свидетельствующих о факте перевозки для ООО "АПК "МаВР" товарно- материальных ценностей (товарно-транспортных накладных, путевых листов, актов выполненных работ).

Оценивая данные доводы, суд апелляционной инстанции учитывает, что факт существования товара и его получения обществом "МаВР" сторонами признается.

Суд соглашается с доводом налогоплательщика о том, что общество с ограниченной ответственностью "Карата" и не было обязано предоставлять такие документы, и не могло их представить, поскольку схема доставки товара непосредственно до ООО "МаВР" выглядела следующим образом: отгрузка товаров производилась непосредственно со складов комбинатов ("Залив", "Прибой", "Чайка", "Авангард", "Дальний", "Восход", "Малахит", "Сибирский"). Товар забирали те лица, которым были выданы соответствующие доверенности. Доверенности выдавались ООО "ТД "БМК", ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс" - на основании соответствующих писем со стороны ООО "Карата". Далее товар загружался и перевозился до общества "МаВР". Перевозка осуществлялась как автомобильным, так и железнодорожным транспортом. Перевозку осуществляли разные физические лица - как работники ООО "АПК "МаВР" и ООО "ТД МаВР", так и иные лица. Приемку товаров на складе ООО "МаВР" осуществляли работники общества "МаВР" от тех лиц, которые этот товар доставили. Далее ООО "Карата" и ООО "МаВР" составляли накладную, и ООО "Карата" выставляло обществу "МаВР" счет за поставленную продукцию.

Указанные обстоятельства следуют из имеющихся в материалах дела документов, пояснений сторон.

Из протокола допроса Чайкина С.Н. от 20.07.2011 следует, что с 20.02.2009 является директором ООО "Карата". В собственности общества отсутствуют транспортные средства, складские помещения. В 2010 году общество реализовывало мясо говядины и мясные консервы в адрес ООО "Агропромышленная компания "МаВР". Вышеуказанные товары приобретались у ООО "Сельхозсбыт". Отгрузка продукции осуществлялась с комбинатов Росрезерва: "Залив", "Прибой", "Чайка", "Авангард", "Дальний", "Восход", "Малахит", "Сибирский". С руководителями предприятий - Абрамовым В.А. (ООО "Сельхозсбыт") и Ким B.C.

(ООО "АПК "МаВР") знаком никогда не был. Финансово- хозяйственные документы (договоры, счета - фактуры, товарные накладные) подписывал лично. Товаросопроводительные документы в адрес ООО "АПК "МаВР" передавал кладовщик комбината, фамилию и внешность которого не помнит. Услуги по доставке продукции ООО "Карата" никогда не осуществляло (т. 8, л.д. 83-89).

В ходе камеральной проверки налоговым органом истребованы у лиц, указанных в счетах-фактурах и товарных накладных оформленных от имени ООО "Карата" в качестве грузоотправителей (ФГУ комбинаты Росрезерва: "Залив", "Прибой", "Чайка", "Авангард", "Дальний Восход", "Малахит", "Сибирский" - далее комбинат "Залив", комбинат "Прибой" и т.д.), информацию и документы о наличии взаимоотношений с ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР".

Согласно информации и документам, представленным комбинатом "Залив" было установлено, что комбинатом в 2010 году не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес вышеуказанных предприятий. В вышеуказанный период комбинат производил отгрузку мясных консервов в адрес ООО "Союзпродресурс", ООО "Сельхозсбыт" (т. 9, л. д.1-3, 40-43, 100-103). Отпуск товара был произведен через представителей по доверенностям: Шнайдер Д.М., Винокурова И.Ю., Машковой Н.В (т.9, л.д. 59, 62, 65). Отгрузка мяса (590,4 т.) с комбинат "Залив" производилась в рамках договора N ПТ/16 от 28.04.2010 (т. 9, л.д.105-108).

В ходе проверки установлено, что Шнайдер Д.М. является работником ООО "Торговый дом "МаВР" (т. 9, л.д. 67-69). Винокуров И.Ю. состоит на налоговом учёте в ИФНС России по г. Томску как индивидуальный предприниматель (т. 9, л.д. 73-87). Из протокола допроса Винокурова И.Ю. от 12.05.2010 следует, что в 2010 году не являлся работником организаций ООО "Союзпродресурс", ООО "Сельхозсбыт". ООО "Карата", ООО "АПК "МаВР". Продукцию с комбината "Залив" никогда не получал. Начал заниматься перевозкой продукции с февраля 2011 г. (т. 9, л.д. 92-99).

Согласно информации и документам, предоставленным комбинатом "Чайка" было установлено, что комбинатом в 2010 году не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" (т.10, л.д. 15-16, 17, 19-20, 21-23). В вышеуказанный период комбинат производил отгрузку мясных консервов в адрес ООО "Союзпродресурс". Отпуск товара был произведен через представителей по доверенностям: Мамонова Ф.П., Токарева А.И., Давыдова Ж.А., Бондаря А.И.(т. 10, л.д. 34-35, 37-38, 40-41, 43-44, 46-47, 49-50, 52-54).

В ходе проверки налоговым органом установлено: Мамонов Ф.П. в проверяемый период являлся работником ООО "Сельхозбыт" и ООО "Госпродснаб" (т. 10, л.д. 67); Давыдов Ж.А. проживает в г. Владивосток, сведения о месте работы отсутствуют (т. 10, л.д. 79, 80-86). Из протокола допроса Давыдова Ж.А. от 11.05.2012 следует, что в 2010 году не являлся работником организаций ООО "Союзпродресурс". Продукцию с комбината "Чайка" никогда не получал. О деятельности ООО "Карата", ООО "Агропромышленная компания "МаВР" ничего не известно, руководители указанных в протоколе организаций ему не знакомы (т.10, л.д. 92-98).

Токарев А.И. проживает в г. Владивосток, является руководителем ООО "Альтернатива - Влад" (т. 10, л.д. 99-118). Из протокола допроса от 18.04.2012 Токарева А.И. следует, что он работником ООО "Карата", ООО "Госпродснаб", ООО "Союзпродресурс, ООО "ТД "БМК", ООО "АПК "МаВР" не являлся, продукцию консервы мясные получал на комбинатах "Чайка" и "Авангард", подписывал доверенности, накладные, но не помнит от кого из покупателей он выступал, фамилии руководителей, перечисленных организаций ему не знакомы (т.10 л.д. 123-126).

Налогоплательщик указывает, что к показаниям данного лица следует отнестись критически, поскольку ООО "Альтернатива-Влад" - организация, осуществляющая экспедиционную деятельность и деятельность по перевозке, и потому может не помнить все обстоятельства получения и перевозки грузов.

Согласно информации и документам, предоставленным комбинатом "Авангард", установлено, что комбинатом в 2010 году также не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" (т. 10, л.д. 130). В вышеуказанный период комбинат производил отгрузку мясных консервов в адрес ООО "Союзпродресурс". Отпуск товара был произведен через представителей по доверенностям: Мамонова Ф.П., Хрипунова В.П., Токарева А.И., Рябуха Ю.К., Кузнецовой Л.Н. (т.11 л.д.5- 43).

В ходе проверки информация относительно места работы и вида осуществления деятельности Рябуха Ю.К. и Хрипунова В.П. не установлена. Из протокола допроса Кузнецовой Л.Н. от 03.05.2012 следует, что она являлась и на момент допроса является директором ООО "Амурзерно", в других организациях руководителем и учредителем не являлась, в 1996 г. теряла паспорт, который после обращения в органы МВД в течение месяца нашли и вернули. Работником ООО "Карата", ООО "Госпродснаб", ООО "Союзпродресурс, ООО "ТД "БМК", ООО "АПК "МаВР" не являлась, ни в каких отношениях с указанными организациями не состояла, никакую продукцию на комбинатах не получала, фамилии руководителей, перечисленых организаций, ей не известны, операции по перевозке, погрузке, разгрузке грузов не производила (т. 11, л.д. 64-69).

Из информации и документов, представленной комбинатами "Дальний", "Восход", установлено, что комбинатами в 2010 году не осуществлялась отгрузка мяса, мясных консервов в адрес ООО "Карата", ООО "АПК "МаВР". Отгрузка производилась мясных консервов в адрес ООО "Союзпродресурс" (т. 11 л.д.70-72, 96, 102-109, 111; т. 13, л.д. 26-28, 36-38, 39, 57-58).

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Иркут", установлено, что отгрузка мясных консервов в спорный период в адрес ООО "Карата", ООО "АПК "МаВР" не осуществлялась (т. 13 л.д.1-3). Отпуск продукции был произведен через Граубергера В.В. (т. 13, л.д. 13) ООО "Союзпродресурс". Граубергер В.В. проживает в г. Иркутск, являлся работником ООО "Байкальская мясная компания" (т. 13, л.д. 16,21).

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Малахит", комбинат в спорный период не осуществлял отгрузку продукции в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" (т. 13, л.д. 69-76). Отпуск продукции осуществлялся ООО "Союзпродресурс" через Мамонова Ф.П., Агеевичеву И.В. (т. 13 л.д. 91-96).

В ходе проверки установлено, что Агеечева И.В. являлась работником ООО "Торговый дом "МаВР" (т. 13, л.д. 102,103-109,110-111). Из протокола её допроса от 29.06.2012 следует, что она получала продукцию на комбинате "Малахит" на основании доверенности, которая оформлялась в Росрезерве и была выдана на комбинате "Малахит", от кого из покупателей она выступала не помнит. Она являлась представителем ООО "Торговый дом "МаВР". Полученная продукция транспортировалась на склад (адрес: Переездная, 4) с дальнейшей реализацией в торговые точки. Доставка продукции осуществлялась наёмным транспортом через индивидуального предпринимателя Мамедова Р. Продукция доставлялась ООО "Инвестиции и Ресурсы". Продукцию полученную на комбинате предприятиям ООО "Карата", ООО "АПК "МаВР", ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс", ООО "ТД "БМК", ООО "Парма-С" не передавала. Пояснила, что доставку продукции оплачивал ООО "ТД "МаВР" (т. 13, л.д. 116-121).

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Прибой", установлена, что в спорный период отгрузка мясных консервов в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" комбинатом не осуществлялась (т. 14, л.д. 1-3).

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Сибирский", отгрузка мяса в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" комбинатом не осуществлялась, отпуск товара осуществлен ООО "Сельхозсбыт" (т. 11, л.д. 113-115) через Оноприйчук В.И., Краева А.В., Стригун А.В., Гунарь А.П., Шальнева В.В., Авилкина А.М., Конгарова В.А. (т. 12, л. д.26-119).

В ходе проверки установлено, что Краева А.В., Стригун А.В., Гунарь А.П. являлись работниками ООО "АПК "МаВР" и ООО "ТД "МаВР", Конгаров В.А. - ООО "ТД "МаВР" (т. 12, л.д. 122-125,134-137, 143-150). Из протоколов допроса Конгарова В.А. от 14.06.2011 (т. 12, л.д. 152-155), Краева А.В. от 14.06.2011 (т. 12, л.д. 130-133), Стригун А.В. ль 15.06.2011 (т. 12, л.д. 139-142) следует, что они не являлись работниками ООО "Карата", ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс", ООО "ТД "БМК", фамилии Махмутова М.К., Абрамов В.А., Чайкин С.Н. им не знакомы. Пояснили, что осуществляли перевозку замороженного мяса с комбината "Залив", доверенности не получали, продукцию не получали, только перевозили, продукцию получали весовщики.

Из информации и документов, предоставленных комбинатом "Сибирский" (т. 11 л.д.113-150, т. 12 л. д. 1 -119) налоговый орган установил, что комбинатом в спорный период отгрузка мяса в адрес ООО "Карата" и ООО "АПК "МаВР" не осуществлялась. Отпуск товара был произведён в адрес ООО "Сельхозсбыт" через представителей Оноприйчук В.И., Краева А.В., Стригун А.В., Гунарь А.П., Шальнева В.В., Авилкина А.М., Конгарова В.А. (т. 12, л.д. 27-118). Из протоколов допроса Конгарова В.А. (т. 12, л.д. 152-155), Краева А.В. (т. 12, л.д. 130-133), Стригун А.В. (т. 12, л.д. 139-142) следует, что они работали водителями на ООО "АПК "МаВР" и перевозили продукцию с комбината залив, продукцию получали весовщики.

На основании всего изложенного налоговым органом сделан вывод на стр. 69 решения (т. 1, л.д. 49) о том, что ООО "Карата" в звене отгрузки (доставки) не значится, фактически выборка продукции осуществляется либо представителями ООО "ТД "МаВР", "АПК "МаВР", либо иными лицами, представители ООО "Карата" по документам нигде не значатся. Таком образом, ООО "Карата" не осуществляет погрузки, разгрузки, а так же расходов на транспортировку указанной продукции (жира, мяса, консервов) до ООО "АПК "МаВР", что подтверждается документами, а так же пояснениями, представленными ООО "Карата" из которого следует, что договоры по перевозке продукции им не заключались, транспортные услуги не оказывались, ООО "АПК "МаВР" продукция вывозилась своими силами), в связи с отсутствием транспортных средств у общества, в связи с невозможностью осуществлении реальной поставки продукции с учетом времени, отсутствием необходимых ресурсов: численность 2 человека, материальных ресурсов, отсутствием расходов на цели обеспечения ведения финансово-хозяйственной деятельности, за коммунальные услуги, производит наценку, тем самым увеличивая цену на продукцию, реализуя ее ООО "АПК "МаВР".

Таким образом, ООО "Карата" не осуществляло перевозку товара.

Вместе с тем, заключенные ООО "АПК "МаВР" и ООО "Карата" договоры не противоречат нормам Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статья 309 Гражданского кодекса Российской Федерации говорит, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

То есть стороны вправе самостоятельно согласовать способ исполнения обязательства.

В статье 316 названного кодекса определено, что место исполнения обязательства может определяться договором. В то же время если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение должно быть произведено:

по обязательству передать товар или иное имущество, предусматривающему его перевозку, - в месте сдачи имущества первому перевозчику для доставки его кредитору;

по другим обязательствам предпринимателя передать товар или иное имущество - в месте изготовления или хранения имущества, если это место было известно кредитору в момент возникновения обязательства.

Часть 2 статьи 510 Гражданского кодекса Российской Федерации прямо устанавливает, что договором поставки может быть предусмотрено получение товаров покупателем (получателем) в месте нахождения поставщика (выборка товаров).

При этом место нахождения поставщика может определяться с учетом положений части 2 статьи 509 Гражданского кодекса Российской Федерации, где сказано что в случае, когда договором поставки предусмотрено право покупателя давать поставщику указания об отгрузке (передаче) товаров получателям (отгрузочные разнарядки), отгрузка (передача) товаров осуществляется поставщиком получателям, указанным в отгрузочной разнарядке. В части первой этой же статьи закреплено, что поставка товаров осуществляется поставщиком путем отгрузки (передачи) товаров покупателю, являющемуся стороной договора поставки, или лицу, указанному в договоре в качестве получателя

В указанном случае фактическая схема взаимоотношений всех участвующих в ней лиц (ООО "АПК "МаВР", ООО "Карата", ООО "ТД "БМК", ООО "Сельхозсбыт", ООО "Союзпродресурс") соответствует названным нормам.

Стороны гражданско-правовых отношений свободны в заключении договоров (статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации) и ведут предпринимательскую деятельность на свой риск (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей в момент спорных отношений).

Поскольку товар, как материальный предмет отношений между вышеуказанными лицами, имелся, и поскольку отношения сторон по передаче этого товара соответствуют нормам гражданского законодательства, то, по мнению суда апелляционной инстанции, в данном случае не имеется оснований для вывода о мнимости, фиктивности, ничтожности сделок, имевших место между сторонами, или о наличии в их действиях признаков ненадлежащего использования своих гражданских прав.

Как указывает налогоплательщик в объяснениях по обстоятельствам дела от 11.09.2013 (содержащих дополнительные доводы к апелляционной жалобе), фактически, из решения налогового органа, претензии органа к ООО "Карата" сводятся исключительно к целесообразности приобретения налогоплательщиком продукции через данного посредника.

Между тем, как указывает общество, по смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.01.2009 N 2236/07 по делу N А40-11992/06-143-75). В этом же постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указано, что в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" отмечено: предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.02.2008 N 11542/07, на которое ссылается общество, указано, что каждый налогоплательщик осуществляет предпринимательскую деятельность самостоятельно на свой риск и вправе единолично оценивать ее эффективность и целесообразность, исходя из поставленных целей.

Хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности. В полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата с меньшими затратами.

Обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.04.2010 N 17036/09 по делу N А03-710/2009. которое использует налогоплательщик для обоснования своей позиции в споре, сказано, что действия налогоплательщика предполагаются экономически оправданными и законными, если иное не доказано налоговым органом. Кодекс не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиком сделки при решении вопроса о правомерности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость с позиции оценки экономической целесообразности, рациональности и эффективности хозяйственных взаимоотношений. Налоговое законодательство не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. Налогоплательщик вправе единолично определять ее эффективность и целесообразность.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судам разъяснено, что такие обстоятельства, как использование посредников при осуществлении хозяйственных операций, сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Согласно статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Права и обязанности как элементы содержания правоотношения возникают по поводу каких либо благ или действий.

В данном случае продавцом товара выступало именно ООО "Карата", оно же осуществляло обеспечение возможности для лиц, получающих товар на комбинатах, по получению товара, в виде подтверждения их полномочий. Товар, вытспавший предметом поставки, принадлежал ООО "Карата", поскольку был приобретен им по гражданско-правовым договорам.

Суд апелляционной инстанции не усматривает из обстоятельств дела признаков злоупотребления кем-либо из лиц (ООО "Карата" или ООО "АПК "МаВР") своими гражданскими правами.

В соответствии с частью 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Поскольку налоговое законодательство применительно к настоящей ситуации определяет налоговые последствия гражданско-правовых взаимоотношений, то суд апелляционной инстанции учитывает данное положение.

Части 3 и 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Указанное положение конкретизировано в части 1 статьи 10 названного кодекса, где сказано, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Из протокола N 607 от 22.04.2011 допроса свидетеля - заместителя генерального директора по закупкам ООО "УК "МаВР" Шигина А.К. (т. 20, л.д. 1) следует, что заключить договоры напрямую с комбинатами невозможно, поэтому приобретение продукции осуществляется через лиц, у которых заключены договоры с Росрезервом.

В.С.Ким, генеральный директор ООО "УК "МаВР" в протоколе допроса (т. 19, л.д. 125) указывает, что экономическая выгода просчитывалась предприятием перед заключением сделки (вопрос 5), поясняет, что ему не известно, кто из Росрезерва получает продукцию производства компании МаВР. Как правило, с коммерческим предложением к обществу обращаются те компании, у кого эта продукция уже есть, и общество вынуждено приобретать у этих компаний продукцию - консервы, что бы не допустить ее продажи по заниженным ценам (вопрос 14).

В таком случае, при наличии у общества экономического интереса к приобретению продукции, общество вправе заключать договоры с теми лицами, которые эту продукцию продают, даже если они не являются лицами, непосредственно ее изготовившими или иным образом выпустившими в оборот на рынке.

При этом увеличение цены товара не может рассматриваться в качестве единственной цели и последствия приобретения товара с участием посредника.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.10.2008 N 6273/08, увеличение налоговых вычетов налогоплательщика в результате увеличения цены товара за счет участия в сделках с трейдерами не означает получения обществом необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, налоговый орган неправомерно указывает на использование ООО "Карата" в качестве лишнего звена в цепочке сделок по покупке ООО "АПК "МаВР" продукции, поскольку при этом он оценивает экономическую целесообразность, рациональность и эффективность хозяйственных взаимоотношений всех участников данной цепочки, то есть выходит за пределы своей компетенции.

Вторым основанием для уменьшения предъявленного ООО "АПК "МаВР" к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость для налогового органа послужило то обстоятельство, что ООО "Карата" является проблемным контрагентом и ООО "АПК "МаВР" не проявило должной осмотрительности при выборе его в качестве партнера в хозяйственном обороте.

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтверждённые доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

-невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учётом времени, места нахождения имущества или объёма материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

-отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

В соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года N 18162/09, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, предоставленных продавцом, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 12 февраля 2008 года N 12210/07, в случае недобросовестности контрагентов покупатель несёт определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных документов. Негативные последствия выбора недобросовестного контрагента лежат на налогоплательщике. Заявляя о своем праве на налоговые вычеты, общество несёт корреспондирующую этому праву обязанность представления налоговому органу достоверных сведений, а также доказательств проявления надлежащей степени осмотрительности в предпринимательской деятельности. Недостаточная степень осмотрительности заявителя при выборе своих контрагентов и негативные последствия данного выбора не могут быть переложены на бюджет в виде необоснованного предъявления к вычету налога на добавленную стоимость.

В обоснование довода о недобросовестности ООО "Карата" в качестве контрагента налоговый орган приводит следующие обстоятельства.

Согласно информации, содержащейся в базе данных федерального информационного ресурса, сопровождаемого МИ ФНС России по ЦОД в порядке, утвержденном приказом ФНС России от 29.12.2004 N САЭ-3-13/182, а также по информации, представленной ИФНС России по Ленинскому району г. Новосибирска, установлено следующее: ООО "Карата" (ИНН 5404384288) с 26.02.2009 по 09.04.2012 состояло на налоговом учете в ИФНС России по Ленинскому району г. Новосибирска, было зарегистрировано по адресу: 630054, г. Новосибирск, ул. Титова, 11; руководителем ООО "Карата" являлся Чайкин Сергей Николаевич; у ООО "Карата" отсутствуют собственные основные средства, в том числе офисные, складские помещения и транспорт; вид деятельности ООО "Карата" - оптовая торговля мясом и мясом птицы, включая субпродукты; среднесписочная численность работников - 2 человека (т. 6, л.д. 79-100, 101-109, 110).

Согласно полученному в рамках мероприятий налогового контроля ответу ИФНС России по Ленинскому району г. Новосибирска (вх. от 18.05.2011 N 17-48/012613) установлено, что по указанному в учредительных документах адресу: г. Новосибирск, ул. Титова, д.11, ООО "Карата" не находится и деятельности не осуществляет (т. 8, л.д. 95).

Из протокола допроса Чайкина С.Н. от 20.07.2011 следует, что с 20.02.2009 является директором ООО "Карата". В собственности общества отсутствуют транспортные средства, складские помещения.

Вместе с тем, по мнению суда апелляционной инстанции, вывод налогового органа об отсутствии у ООО "Карата" условий для осуществления поставки товаров, производственных и складских помещений, управленческого и технического персонала, технических средств, по мнению налогового органа, что свидетельствует о невозможности исполнения ООО "Карата" обязательств, предусмотренных в договорах, не соответствует действительности. Осуществление ООО "Карата" посреднической деятельности состоит в организационной деятельности и основано на использовании им своих правомочий в пределах, предоставленных ему Гражданским кодексом Российской Федерации как собственнику и продавцу продукции, что не требует ни наличия транспорта, ни складских помещений, ни большого числа работников.

Указание налогового органа на то, что ООО "Карата" не находится по своему юридическому адресу суд апелляционной инстанции учитывает, но вместе с тем обращает внимание на то обстоятельство, что, во-первых, мероприятий налогового контроля со стороны ИФНС России по Ленинскому району г. Новосибирска имели место значительно позже отношений между ООО "АПК "МаВР" и ООО "Карата", оцениваемых в настоящем деле, во-вторых, это обстоятельство не явилось препятствием для связи с налогоплательщиком, поскольку в материалы дела представлены письма ООО "Карата" (например, реестр документов (т. 8, л.д. 77), от 23.05.2011 (т. 8, л.д. 78)) и документы, которые получены от общества (например, в т. 7), в третьих, руководитель ООО "Карата" не отрицает своей причастности к деятельности общества и так же явился в налоговый орган для дачи пояснений (т. 8, л.д. 83).

Суд апелляционной инстанции учитывает, что ООО "Карата" существовало длительный период и имело отношения с множеством контрагентов, не только с ООО "АПК "МаВР", что следует из выписки по счетам организации (т. 20, с л.д. 18) и схемы денежных потоков (т. 20, л.д. 71).

Налоговый орган указывает, что движение денежных средств по счету носило транзитный характер, так как отсутствуют необходимые хозяйственные расходы лица, ведущего предпринимательскую деятельность и сумма уплаченных налогов была минимальной.

По поводу хозяйственны х расходов ранее суд апелляционной иснтанции пришел к выводу о том, что для осуществления ООО "Карата" деятельности, приносящей доход, в том виде, как она была организована обществом, не требовалось существенных хозйственных затрат.

По поводу уплаты налогов в минимальном размере суд апелляционной инстанции отмечает, что претензий по неуплате налогов в результате неправомерных действий со стороны налогового органа к ООО "Карата" не предъявлено. Использование лицом своего законного права на расчет налогов, в том числе определение налогооблагаемой базы с учетом вычетов, в рамках предусмотренных законодательством, не могут свидетельствовать о недолжной осмотрительности его контрагентов.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.10.2008 N 6273/08 сказано, что увеличение налоговых вычетов Обществом за счет участия в сделках с контрагентами (в рассматриваемом ВАС деле - трейдерами) не означает получения обществом необоснованной налоговой выгоды, поскольку каждый участник сделок с нефтью несет свою долю налогового бремени, исходя из стоимости реализованных товаров.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации так же указал, что "налог на добавленную стоимость является косвенным налогом, взимаемым с участников хозяйственного оборота при реализации ими товаров (работ, услуг).

Все участники сделок определяют объекты налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (пункт 1 статьи 146, пункт 2 статьи 153 Кодекса). Они же в целях определения суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей уплате в бюджет, уменьшают сумму начисленного налога на налоговые вычеты - сумму налога, уплаченного поставщикам (статьи 171 и 172 Кодекса).

Увеличение налоговых вычетов обществом "РуссНефть" за счет участия в сделках с трейдерами само по себе не означает получения обществом необоснованной налоговой выгоды, поскольку каждый участник сделок с нефтью несет свою долю налогового бремени, исходя из стоимости реализованных товаров. Налоговыми органами и судами не оспаривается факт осуществления трейдерами всех необходимых налоговых платежей.

Иной подход к разрешению настоящего спора означал бы нарушение установленного Кодексом порядка исчисления налога на добавленную стоимость по мотиву нецелесообразности взаимоотношений хозяйствующих субъектов, что недопустимо в публичных правоотношениях.

Кодекс не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками платежи по налогу на добавленную стоимость с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности".

В материалы дела представлена декларация ООО "Карата" по НДС за 3 квартал 2010 года (период существования отношений, оцениваемых в настоящем деле), декларация принята налоговым органом.

Таким образом, ООО "Карата" исполняло свои обязанности в качестве плательщика налогов и сборов.

Налогоплательщик возражает против третьего довода налогового органа, приведенного в обоснование вывод о получении им необоснованной налоговой выгоды, и говорит, что им проявлена должная осмотрительность при выборе контрагента.

В частности, ООО "МаВР" указывает, что им были собраны следующие документы:

- при заключении договора получены копии учредительных документов, в том числе решение единственного учредителя о создании общества, свидетельство о постановке на учет в налоговом органе, выписка из устава ООО "Карата" (т. 4, л.д. 118),

- копия приказа о назначении руководителя от 20.02.09 N 1 (т. 7, л.д. 129),

- выписка из ЕГРЮЛ в отношении ООО "Карата",

- из сети Интернет получена информация об ООО "Карата" как оптовом поставщике мясного сырья и о наличии должного опыта (пояснения ООО "АПК "МаВР" (т. 23, л.д. 2-11), сведения об ООО "Карата" (т. 26, л.д. 77-87)),

- ответ МИ ИФС России по Новосибирской области N 18-75 от 14.10.10 (т. 21, л.д.2),

кроме того, ООО "Карата" проверялось им через официальный сайт ФНС России; проверялся паспорт директора Чайкина С.Н.,

а так же был применен метод пробной первой партии поставки товара от поставщика ООО "Карата".

Таким образом, по мнению суда апелляционной инстанции, налогоплательщиком запрошены и собраны документы из доступных источников. Налоговый орган указывая, что принятых мер недостаточно, не указывает, что еще могло предпринять общество для проверки добросовестности своего контрагента. Кроме того, суд учитывает, что ООО "АПК "МаВР" и ООО "Карата" вели хозяйственную деятельность, в которой имели место и поставки продукции от ООО "АПК "МаВР" к ООО "Карата", то есть стороны связывали длительные хозяйственные отношения.

Так же суд учитывает, что согласно пункту 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Вместе с тем, как было ранее сказано, в настоящем деле не доказаны какие-либо нарушения, допущенные ООО "Карата".

В качестве еще одного основания для уменьшения предъявленного обществом к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость налоговый орган указывает на имеющиеся недостатки в документах, на основании которых общество предъявило налог к уменьшению.

Согласно части 3 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при оценке доказательств, подтверждающих или опровергающих реальность осуществления хозяйственных операций, необходима проверка их достоверности.

Обоснованность налоговых вычетов, заявленных налогоплательщиком, должна быть подтверждена соответствующими первичными документами, отвечающими требованиям достоверности.

Согласно статье 1 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", бухгалтерский учёт представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организаций и их движении путём сплошного, непрерывного и документального учёта всех хозяйственных операций. Одной из задач бухгалтерского учёта является обеспечение информацией, необходимой внутренним и внешним пользователям бухгалтерской отчётности для контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации при осуществлении организацией хозяйственных операций и их целесообразностью, наличием и движением имущества и обязательств, использованием материальных, трудовых и финансовых ресурсов в соответствии с утверждёнными нормами, нормативами и сметами.

Согласно пунктам 1, 2, 3 статьи 9 Закона N 129-ФЗ, все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учётными документами, на основании которых ведётся бухгалтерский учёт.

Первичные учётные документы принимаются к учёту, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учётной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа, дату составления документа, наименование организации, от имени которой составлен документ, содержание хозяйственной операции, измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении, наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность её оформления, личные подписи указанных лиц.

Перечень лиц, имеющих право подписи первичных учётных документов, утверждает руководитель организации по согласованию с главным бухгалтером.

Своевременное и качественное оформление первичных учётных документов, а также достоверность содержащихся в них данных, обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы.

Таким образом, первичные учётные документы, представляемые налогоплательщиком, должны быть составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учётной документации, отвечать требованиям достоверности, быть взаимоувязанными и непротиворечивыми, соответствовать требованиям главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учёте".

В ходе проверки налоговым органом были получены от ООО "Союзпродресурс" (т. 18, л.д. 68-69; т. 30, л.д. 39-140; т.31-32, т. 33 л.д. 1-36), от ООО "Сельхосбыт" (т. 17, л.д. 31-92), от ООБ "ТД "БМК" (т. 19, л.д. 59-98) документы, касающиеся взаимоотношений с комбинатами и ООО "Карата", которые были проанализированы в совокупности с документами, предоставленными комбинатами и заявителем. Подробный анализ документов содержится в решении и дополнения к отзыву N 3 (т. 22, л.д.66-92), N 4 (т.26, л.д.88-91), N 7 (т. 27, л.д. 38-42). Налоговый орган обоснованно указывает на то, что документы, представленные комбинатами, ООО "АПК "МаВР" и ООО "Карата" в некоторых случаях имеют различия в указании лиц, получавших товары и в случае со счетом-фактурой N293 от 31.08.2010 (т. 7, л. 32-33 и т. 3, л.д. 41-42) разницы в указании комбината, с которого производится отгрузка (анализ изложен в дополнениях к отзыву на апелляционную жалобу N17079 от 30.09.2013).

По мнению налогового органа, вышеизложенные факты свидетельствуют о недостоверности сведений, содержащихся в первичных документах ООО "АПК "МаВР", в том числе в счетах-фактурах, товарных накладных, в связи с этим инспекция полагает, что они не могут быть приняты в качестве документов, подтверждающих фактически произведенные расходы по приобретению товаров у ООО "Карата".

Вместе с тем, оценив все указанные документы с учетом их недостатков в совокупности, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" разъяснено, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Указанная правовая позиция отражена, в том числе, в ранее называвшемся Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.10.2008 N 6273/08.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на установленные этой статьей налоговые вычеты.

Вычетам, в частности, подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, на основании счетов-фактур, выставленных продавцами, после принятия на учет этих товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов (пункт 2 статьи 171, пункт 1 статьи 172 Кодекса).

Непосредственно к счетам-фактурам налоговый орган претензий не выдвигает. Все необходимые сведения, предусмотренные статьей 169 Кодекса, в счетах-фактурах имеются. Эти сведения соответствуют условиям договоров, заключенных между ООО "АПК "МаВР" и ООО "Карата". Данные о продавце, грузоотправителе и получателе, а так же покупателе соответствуют действительности. Количество товара соответствует тому, который в свою очередь ООО "Карата" приобрело у ООО "Сельхозсбыт", ООО "ТД "БМК", ООО "Союзпродресурс", цена с НДС. Счета-фактуры подписаны С.Н.Чайкиным, который не отрицает их подпись и подтверждает достоверность внесенных в них данных.

Таким образом, налогоплательщик (ООО "АПК "МаВР") обосновывает налоговый вычет надлежащими документами.

Соответствующие первичные документы так же имеются. В материалы дела представлены товарные накладные, которые подтверждают передачу товара от ООО "Карата" к ООО "АПК "МаВР", более того, представлены документы, подтверждающие каким образом ООО "Карата" приобрело этот товар и каким образом этот товар приобрели лица, продавшие его ООО "Карата". Имеющиеся расхождения в указании лиц, получавших товары, на что обращает внимание налоговый орган (см., например, дополнения к отзыву на апелляционную жалобу N 17079 от 30.09.2013) суд апелляционной инстанции оценивает с учетом пояснений налогоплательщика об особенностях приемки товара в обществе, а так же с учетом того, что неточности в документообороте, допущенные всеми участниками цепочки по передвижению товара не могут влечь негативные последствия для последнего звена этой цепочки - ООО "АПК "МаВР". У суда отсутствуют основания полагать, что именно в документах, положенных ООО "АПК "МаВР" в обоснование права на налоговый вычет, указаны недостоверные сведения.

На основании всего вышеизложенного, апелляционный суд приходит к выводу о том, что ООО "АПК "МаВР" имело право на налоговый вычет по НДС в части товара, полученного от ООО "Карата" и пробретенного в свою очередь у ООО "Сельхозсбыт", ООО ТД "БМК", ООО "Союзпродресурс". Налоговый орган не обоснованно отказал в вычете в данной части, составляющей сумму 13 700 072 рублей 91 копейки.

В отношении суммы НДС 85 909 рублей 09 копеек, предъявленной к вычету по счету-фактуре N 343 от 20.09.2010 (т. 7, л.д. 52) за жир говяжий в количестве 21000 кг., поставленной в свою очередь ООО "Карата" от ООО "Парма-С", обществу "Парма-С" от ООО "МК Называевская", и полученная ООО "МК Называевская" от ООО "ТД" суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что выводы налогового органа правильные, право на вычет налогоплательщиком не подтверждено.

Суд апелляционной инстанции руководствуется всеми ранее указанными нормами права, и основывается на документах, имеющихся в материалах дела: названном счете-фактуре, письме ООО "Мясная компания Называевская" N 12 от 09.06.2011 (т. 14, л.д. 31), договоре N 12 от 07.09.2010, заключенному между ООО "МК Называевская" и ООО "Парма-С" (т. 14, л.д. 33) счете-фактуре N А-00000187 от 17.09.2010 (т. 14, л.д. 37) и счете фактуре с аналогичным номером и датой (т. 14, л.д. 36), платежном поручении N 001427 от 13.09.2010 (т. 14, л.д. 38), договоре комиссии N 6/МКН от 01.07.2010 (т. 14, л.д. 39), товарной накладной N 48 от 14.09.2010 (т. 14, л.д. 41).

По мнению суда апелляционной инстанции, имеющиеся в деле документы не позволяют сделать на их основе вывод об обоснованности заявления налогового вычета по НДС в результате совершения сделки поставки продукции - жира говяжьего в количестве 21000 кг. Суд апелляционной инстанции исходит из того, что в отличие от поставки товара с комбинатов Росрезерва, действительность которой не вызывала сомнения и была подтверждена документально, в данном случае документов, позволяющих проследить всю цепочки поставки товара до ООО "АПК "МаВР" в деле нет, что не позволяет сделать вывод о том, что сведения, изложенные в счете-фактуре подтверждены надлежащими первичными документами.

При этом суд апелляционной инстанции учитывает обстоятельства, выявленные налоговым органом. Налоговый орган выявил, что ООО "МК Называевская" отгружало продукцию ни ООО "АПК "МаВР" или ООО "Карата", а ООО "Парма-С" по счету-фактуре N А-00000187 от 17.09.2010 (т. 14, л.д 37) в количестве - 21 000 кг. на сумму 798 800 рублей без НДС. При этом сама ООО "МК Называевская" не являлась производителем жира говяжьего, общество получило продукцию в соответствии с договором комиссии N 6/МКН от 01.07.2010 от комитента ООО "ТД" и выступило комиссионером в отношении указанной продукции (т. 14, л.д. 39-40).

Следует отметить, что ООО "МК Называевская" не является плательщиком НДС, что означает, что правовая позиция, изложенная в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.10.2008 N 6273/08 о том, что налоговая выгода не может быть признана необоснованной, если каждый участник сделок с нефтью несет свою долю налогового бремени, исходя из стоимости реализованных товаров, к данной ситуации не применима.

ООО "Парма-С", согласно данным федерального информационного ресурса (ФИР), сопровождаемого МИ ФНС России по ЦОД в порядке, утвержденном приказом ФНС России от 28.12.2004 N САЭ-3-13/182 значится как "фирма-однодневка" по признаку "массовый руководитель, учредитель" - Клочков Аркадий Александрович (т. 14, л.д. 66-70). Указанная фирма содержится также в ФИР "Риски" по признакам отсутствие работников и лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера; непредставление бухгалтерской отчетности; непредставление налоговой отчетности и бухгалтерской отчетности начиная с 4 квартала 2010 года.

ИФНС по Ленинскому району г. Новосибирска произведен осмотр места осуществления деятельности (акт осмотра б/н от 22.03.2012 г, т. 14, л.д 74.). Установлено, что по юридическому адресу ООО "Парма-С" располагается административное 5-этажное задание, находится в собственности у пяти юридических лиц: ООО "Агей", ООО "Адвекс"; ООО "Альфа-Тон";

ООО "Акриз"; ЗАО "Акута"). Договор аренды (субаренды) с ООО "Парма-С" не заключался.

Кроме того, как указывает налоговый орган, согласно анализа выписки по расчетному счету ООО "Карата", ООО "Парма-С": ООО "Парма-С" (т. 15, 16, 20 л. 18-68) производит расчеты с ООО "Карата" за период с 01.01.2010 г. по 30.09.2010 г. только за мясо говядины. За жир говяжий согласно анализа выписки по расчетным счетам ООО "Карата" не производит расчетов ни с кем из контрагентов. Кроме того, согласно дополнительно проведенного допроса Шигина А.К. (протокол допроса N 762 от 10.04.2012 г., т. 19, л.д. 145-147) в отношении приобретаемой продукции - жир у ООО "Карата", пояснил, что предприятие самостоятельно нашло сырье, поставщика, а доставку осуществило ООО "Карата". При этом, руководитель ООО "Карата" Чайкин С.Н. в ходе допроса показал, что ООО "Карата" не осуществляло доставки продукции, транспортные средства в собственности либо аренде у общества отсутствовали, договоров с иными фирмами на перевозку продукции не заключали.

Налогоплательщик не опроверг вышеуказанные сведения и не представил иных доказательств, или убедительных пояснений имеющихся расхождений.

На основании вышеизложенного, суд апелляционной инстанции считает обоснованным отказ ООО "АПК "МаВР" в вычете при исчислении НДС в части, касающейся данных операций.

В указанной части требования налогоплательщика удовлетворению не подлежат.

В остальной части решение суда первой инстанции подлежит отмене, как основанное на неверной оценке фактических обстоятельств, требования заявителя - удовлетворению.

При обращении в суд первой инстанции обществом уплачена пошлина платёжным поручением от 20.11.2012 N 5840 в сумме 2000 рублей. При подаче апелляционной жалобы ООО "АПК МаВР" уплатило в федеральный бюджет 2000 рублей государственной пошлины на основании платёжного поручения N 2269 от 05.06.2013, из которых 1000 рублей возвращены определением от 22.07.2013.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы подлежат отнесению на налоговый орган и должны быть взысканы с него в пользу налогоплательщика.

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Хакасия от "21" мая 2013 года по делу N А74-5445/2012 отменить.

Принять новый судебный акт. Заявленное требование удовлетворить частично.

Решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Республике Хакасия N 7234 от 10.07.2012 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения признать незаконным в части отказа в возмещении из бюджета суммы налога на добавленную стоимость в размере 13 700 072 рублей 91 копейки.

В удовлетворении остальной части заявленного требования отказать.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Республике Хакасия в пользу общества с ограниченной ответственностью "Агропромышленная компания МаВР" (ИНН 1903010474, ОГРН 1021900527659) 3000 рублей расходов по оплате государственной пошлины.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

 

Председательствующий

Н.А. Морозова

 

Судьи

Г.Н. Борисов
Г.А. Колесникова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.