Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 марта 2008 г. N КА-А40/1544-08 Суд признал недействительным решение налогового органа в части доначисления налогов, поскольку налогоплательщик правомерно уменьшил налогооблагаемую базу по налогу на прибыль на расходы на ремонт помещения музея, так как они являются документально подтвержденными, обоснованными, экономически оправданными и направлены на получение прибыли, при этом заявитель обоснованно предъявил к вычету НДС при оплате работ подрядчика по ремонту помещения музея в связи с тем, что спорные работы были приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения НДС (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 18 марта 2008 г. N КА-А40/1544-08
(извлечение)

ГАРАНТ:

Резолютивная часть постановления объявлена 11 марта 2008 г.

ОАО "Центральный телеграф" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции ФНС России N 48 по г. Москве (далее - Налоговой инспекции) от 14.05.07 г. N 16-15/127 в части доначисления недоимки по налогу на прибыль в сумме 16 549 180 руб., пени в сумме 1 467 990 руб., штрафа в размере 3 309 836 руб.; по налогу на добавленную стоимость - в сумме 13 498 528 руб., пени в сумме 4 068 489 руб., штрафа в размере 930 615, 20 руб.; по налогу на имущество - в сумме 32 734 руб., пени в сумме 4 415 руб., штрафа в размере 6 546, 80 руб.; по налогу на доходы физических лиц - в сумме 638 881 руб., пени в сумме 55 109 руб., штрафа в размере 136 776 руб.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 08.11.07 г., оставленным без изменения постановлением от 20.12.07 г. Девятого арбитражного апелляционного суда, требование ОАО "Центральный телеграф" удовлетворено.

При этом суд исходил из того, что решение Налоговой инспекции в оспариваемой части не соответствует законодательству о налогах и сборах Российской Федерации, нарушает права налогоплательщика.

Налоговая инспекция не согласилась с указанными судебными актами, подала кассационную жалобу, в которой просит их отменить как незаконные и необоснованные, в удовлетворении требования ОАО "Центральный телеграф" отказать.

В обоснование чего приводятся доводы о неправомерности выводов суда относительно расходов заявителя по ремонту помещения музея и предъявления к вычету суммы НДС по услугам непроизводственного характера; списания стоимости затрат на реконструкцию навеса; включения в состав расходов, связанных с производством и реализацией, выкупной стоимости имущества, полученного по договорам лизинга; предъявлении НДС к вычету при отсутствии оплаты, поскольку исполнение обязательства по оплате долга путем зачета встречных однородных требований не может рассматриваться в качестве использования собственного имущества в расчетах за приобретаемые товары (работы, услуги); перечисления сумм НДФЛ головной организацией в бюджет по местонахождению ее обособленных подразделений; списания стоимости затрат на реконструкцию основного средства в составе прочих расходов по договору подряда, работы по которым носят характер капитальных и должны списываться через начисление амортизации, чем занижена среднегодовая стоимость и налоговая база для исчисления налога на имущество.

В судебном заседании представитель Налоговой инспекции поддержал доводы кассационной жалобы, представители заявителя приводили возражения относительно них по мотивам, изложенным в обжалуемых судебных актах и отзыве на кассационную жалобу.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы и возражений относительно них, выслушав представителей сторон, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для отмены принятых по делу и обжалуемых судебных актов.

Судом установлено, что по результатам выездной налоговой проверки заявителя по вопросам соблюдения валютного законодательства и законодательства о налогах и сборах за период с 1 января 2004 г. по 31 декабря 2005 г. Налоговой инспекцией составлен акт N 16/28 от 5 апреля 2007 г. и, с учетом возражений заявителя, вынесено решение от 14.05.07 г. N 16-15/127 "О привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения", которым заявитель привлечен к ответственности по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 122, ст. 123 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в общем размере 5 366 375 руб., ему предложено уплатить налоговые санкции в указанном размере, налог на прибыль организаций, налог на добавленную стоимость, НДФЛ, налог на имущество организаций в общем размере 35 677 330 руб., пени - 6 959 459 руб., внести необходимые исправления в бухгалтерский и налоговый учет.

Судом установлены обстоятельства, послужившие основанием для вынесения данного решения в оспариваемой части, выводы налогового органа признаны не основанными на законе.

Суд кассационной инстанции считает, что суд при рассмотрении спора правильно в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 АПК РФ определил предмет доказывания по спору, установил обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследовал представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи с учетом доводов и возражений, приводимых сторонами, и сделал правильный вывод по делу.

В кассационной жалобе приведены доводы, которые изложены в решении налогового органа, приводились им при рассмотрении дела в судебных инстанциях, и этим доводам судом дана правильная правовая оценка.

Так, судом проверен довод налогового органа о том, что ОАО "Центральный телеграф" в нарушение п. 1 ст. 252, ст. 274 Налогового кодекса Российской Федерации отразило в составе расходов, связанных с производством и реализацией, затраты на ремонт помещения музея, произведенный ООО "МП Авангард Строй" в рамках договора подряда, не направленные на получение дохода.

По выводу суда расходы на ремонт помещения музея соответствуют требованиям, предусмотренным п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку являются документально подтвержденными (представлены договор подряда, смета к нему, акты о приемке выполненных работ, счета-фактуры), обоснованными, экономически оправданными.

При этом суд установил, что помещение музея, в котором производились ремонтные работы, является составной частью единого здания (места нахождения заявителя), расположено на 2 этаже здания совместно с иными помещениями, имеющими производственное назначение и используемыми для осуществления деятельности, направленной на получение прибыли.

Суд посчитал, что проведение ремонтных работ в помещении музея осуществлялось в рамках общего ремонта здания и влияло на состояние иных помещений второго этажа, имевших общие коммуникации, санузел и т.д., проведенный ремонт был направлен не на обустройство собственно музея, а на приведение в надлежащее состояние помещения (полов, потолков, сантехники, дверных проемов и т.д.).

Суд учел, что площадь музея занимает 1,18% от общей площади здания и 11,4% от общей площади помещений на 2 этаже, техническое состояние помещения связано с техническим состоянием здания в целом, а подрядчиком осуществлялись работы, необходимые для поддержания в надлежащем состоянии как музейного, так и иных помещений: сантехнические (демонтаж и ремонт водопроводных и канализационных труб, вентиляционных коробов и т.д.), электромонтажные, работы по ремонту полов и т.д. и для целей налогового учета здание признано единым объектом основных средств, что подтверждается инвентарной карточкой учета основных средств.

Правомерно учтены судом положения п. 1 ст. 256 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которым амортизируемым имуществом признаются объекты, которые используются налогоплательщиком для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации.

Суд пришел к выводу, что здание, в котором расположено ОАО "Центральный телеграф", является единым объектом и в целом используется для получения дохода, отдельная его часть, функционально и технологически связанная с иными частями, не может быть признана самостоятельным объектом основных средств и не может быть выделена для отдельного учета в целях налогообложения связанных с ней работ.

В кассационной жалобе налоговым органом не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судебными инстанциями обстоятельства и выводы суда, как и не приведено оснований, которые в соответствии со ст. 288 АПК РФ могли бы явиться основанием для отмены судебных актов. Нормы материального права в данном случае применены судом правильно.

Не может служить основанием для отмены судебных актов и довод кассационной жалобы относительно необоснованного предъявления заявителем НДС к вычету, поскольку оказанные заявителю услуги относятся к непроизводственным услугам.

Судом установлено, что в соответствии со счетами-фактурами N 2 и N 3, выставленными ООО "МП Авангард Строй", ОАО "Центральный телеграф" предъявило к вычету НДС по договору на ремонт помещения музея.

Проверяя данный довод, суд, основываясь на положениях п. 2 ст. 171 Налогового кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что ОАО "Центральный телеграф" обоснованно предъявило к вычету НДС при оплате работ ООО "МП Авангард Строй" по ремонту помещения музея.

Суд признал, что работы по ремонту помещения музея были "приобретены" для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения, поскольку ремонт здания ОАО "Центральный телеграф", включая ремонт расположенного в нем помещении музея, направлен на последующее получение дохода. При этом обстоятельства, подтверждающие направленность ремонта на получение дохода, были изложены выше относительно правомерности исчисления налога на прибыль.

Суд кассационной инстанции не усматривает оснований полагать вывод суда ошибочным. Нормы налогового законодательства применены правильно.

Проверен судом и обоснованно отклонен им и довод Налоговой инспекции относительно квалификации расходы по договору подряда по устройству навеса как затраты на реконструкцию основного средства, не учитываемые в целях налогообложения.

Суд установил, что ОАО "Центральный телеграф" заключило с ООО "МП Авангард Строй" договор подряда N 2.6.1/613, в соответствии с которым последнее проводило ремонтно-строительные работы по устройству навеса, и понесенные налогоплательщиком по данному договору затраты отнесены к числу прочих расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, на основании п. 1 ст. 260 Налогового кодекса Российской Федерации.

Отклоняя довод налогового органа, суд обоснованно руководствовался пунктом 2 ст. 257 НК РФ, где дано понятие "реконструкция", а также постановлением Госстроя СССР от 21.04.1987 г. N 84 и утвержденных им Строительных норм и правил СНиП 3.01.04.-87, которыми определен порядок ввода в эксплуатацию реконструированных объектов, приемки объекта, законченного реконструкцией, государственной приемочной комиссией, с составлением акта по установленной форме.

Проанализировав условия договора на выполнение ремонтно-строительных работ N 2.6.1/613 по выполнению работ по устройству навеса, суд пришел к выводу, что цель работ заключалась в предотвращении попадания осадков на прилегающую к зданию территорию и устройство навеса не повлияло и не могло повлиять на совершенствование производства и повышение его технико-экономических показателей.

Суд согласился с утверждением заявителя, что посредством устройства навеса не преследовалась и не могла быть достигнута цель увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

Судом учтено также, что проекта реконструкции основных средств (или иного аналогичного документа) сторонами не составлялось, а приемка ОАО "Центральный телеграф" работ, выполненных по договору с ООО "Авангард-Строй", осуществлялась в порядке, предусмотренном для осуществления ремонтных работ - по акту о приемке выполненных работ, документов же, свидетельствующих о проведении на основании договора работ по реконструкции, сторонами не составлялось.

Суд указал, что Налоговой инспекцией не представлено доказательств того, что работы проводились по проекту реконструкции, что после проведения работ объект принимался в эксплуатацию в порядке, предусмотренном вышеназванным Постановлением Госстроя СССР, что в результате проведения работ были изменены технико-экономические показатели производства, функциональное назначение объекта, номенклатура и качество производимой с использованием объекта продукции.

По выводу суда спорные работы не могут рассматриваться и в качестве иных видов деятельности, указанных в п. 2 ст. 257 Налогового кодекса Российской Федерации (достройка, дооборудование, модернизация, техническое перевооружение), расходы на которые должны списываться путем начисления амортизации.

Нарушений в применении норм материального права судом при рассмотрении дела по обсуждаемому эпизоду также допущено.

Не может суд кассационной инстанции согласиться и с обоснованностью доводов кассационной жалобы относительно лизинговых платежей.

Судом установлено, что в 2002, 2003 г.г. ОАО "Центральный телеграф" (лизингополучатель) заключило с ОАО "РТК Лизинг" (лизингодатель) договоры лизинга оборудования, при этом имущество, принятое в лизинг, находилось на балансе у лизингополучателя, а из условий договоров следовало, что при условии выплаты лизингополучателем всех предусмотренных договором платежей право собственности на имущество переходит к лизингополучателю.

Также судом установлено, что с момента заключения договоров и до перехода права собственности на имущество к лизингополучателю заявитель начислял по нему амортизацию, относя на расходы сумму начисленной амортизации и сумму лизинговых платежей за вычетом сумм амортизации.

Проверяя довод налогового органа о том, что включение в состав расходов последнего лизингового платежа ("суммы закрытия сделки") противоречит п. 5 ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации, так как последний лизинговый платеж должен рассматриваться как расходы по приобретению амортизируемого имущества и списываться путем начисления амортизации, суд обоснованно исходил из положений п. 5 ст. 270, п.п. 10 п. 1 ст. 264, п. 8 ст. 272 Налогового кодекса Российской Федерации, Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)", п. 2 Информационного письма Президиума ВАС Российской Федерации от 11.01.02 г. N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой".

Руководствуясь названными положениями, суд, установив, что договоры лизинга надлежащим образом исполнялись сторонами, в том числе с соблюдением установленной графиком периодичности внесения лизинговых платежей, сделал правильный вывод о том, что налоговым законодательством предусмотрено уменьшение суммы лизингового платежа, относимого на расходы, исключительно на сумму начисленной амортизации, в остальной части (за вычетом амортизации) лизинговый платеж рассматривается как единый, независимо от того, включает ли в него лизингодатель выкупную стоимость имущества либо он ограничивается исключительно платой за пользование объектом лизинга без его последующего выкупа. При этом суд установил, что стороны самостоятельно не определили выкупную стоимость конкретной суммой, разделив сумму лизинговых платежей и стоимость, уплачиваемую за приобретение имущества в собственность.

Суд признал, что досрочное погашение ОАО "Центральный телеграф" предусмотренных договором платежей не изменяет их гражданско-правовой природы как лизинговых и не влияет на порядок отнесения их к числу расходов для целей налогообложения.

В обжалуемых судебных актах приведены мотивы, по которым судом отклонено утверждение налогового органа о том, что стороны разделили в договорах понятие лизинговых платежей и инвестиционных затрат, а также приведены аргументы, почему договор аренды с правом выкупа не может быть приравнен к договору продажи товара с оплатой его в рассрочку (ст. 489 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суд правомерно исходил из того, что, несмотря на наличие у лизингового платежа нескольких экономических составляющих, с юридической точки зрения лизинговый платеж является единым и подлежит отнесению к числу расходов без разделения его на отдельные части.

Суд кассационной инстанции считает, что суд правомерно признал вывод Налоговой инспекции о необходимости исключения из числа лизинговых платежей выкупной стоимости имущества (и как следствие - затрат лизингодателя на его приобретение) противоречащим п.п. 10 п. 1 ст. 264 Налогового кодекса Российской Федерации, ст. 28 Закона "О финансовой аренде (лизинге)".

Оснований для отмены судебных актов в обсуждаемой части не имеется.

Не имеется таковых и в части выводов суда относительно предъявления к вычету НДС по счету-фактуре, выставленному ОАО "МГТС".

Суд проверил довод налогового органа о том, что при оплате товаров (работ, услуг) путем зачета встречных однородных требований, налогоплательщик производит оплату собственным имуществом (а не денежными средствами), и сумма НДС, предъявляемая к вычету, должна исчисляться исходя из балансовой стоимости реализуемого налогоплательщиком имущества.

Судом установлено наличие задолженности заявителя перед ОАО "МГТС" по договору о присоединении с оператором связи и наличие задолженности ОАО "МГТС" перед ОАО "Центральный телеграф" по договору поставки оборудования, в связи с чем был произведен взаимозачет.

Суд признал, что вывод Налоговой инспекции о необоснованном предъявлении к вычету сумм НДС сделан ею на основании п. 2 ст. 172 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым при использовании налогоплательщиком собственного имущества (в том числе векселя третьего лица) в расчетах за приобретенные им товары (работы, услуги) суммы налога, фактически уплаченные налогоплательщиком при приобретении указанных товаров (работ, услуг), исчисляются исходя из балансовой стоимости указанного имущества (с учетом его переоценок и амортизации, которые проводятся в соответствии с законодательством Российской Федерации), переданного в счет их оплаты.

Однако, суд посчитал, что названные положения не могут применяться в спорном правоотношении.

Суд обоснованно исходил из того, что погашение сторонами встречных денежных обязательств зачетом не влечет за собой преобразование денежных обязательств в натуральные и не может рассматриваться как использование в расчетах за приобретаемые товары (работ, услуг) собственного имущества.

Суд установил, что в спорной ситуации оплата товаров, работ и услуг собственным имуществом не осуществлялась, а между сторонами были заключены два самостоятельных договора, имеющие различный предмет и регламентирующие обязательства денежного характера, при этом заключенные сторонами договоры не содержали условия о расчете собственным имуществом, носили различный характер (договор купли-продажи и договор оказания услуг), каждый из них предусматривал оплату товаров и услуг соответственно конкретной суммой денежных средств с выделением в ее составе суммы НДС.

Суд обоснованно указал, что характер обязательства (денежный или натуральный) определяется способом его исполнения, который устанавливается сторонами в договоре - денежная или иная (натуральная) форма встречного предоставления (ч. 1 ст. 423 ГК РФ).

Суд правильно указал, что применение зачета встречных однородных требований не может повлиять на существо ранее возникших обязательств, не может изменить или аннулировать их денежную или иную (натуральную) природу.

Доводами кассационной жалобы не опровергается правильность вывода суда о том, что погашение сторонами встречных денежных обязательств зачетом не влечет за собой преобразование денежных обязательств в натуральные и не может рассматриваться как использование в расчетах за приобретаемые товары (работы, услуги) собственного имущества.

Поскольку заявителем были представлены все необходимые документы, подтверждающие правомерность произведенного зачета (договор поставки, договор о присоединении с оператором связи, акт поставки оборудования, акт оказания услуг по присоединению сети, счета-фактуры, книги покупок и продаж), суд обоснованно посчитал неправомерной квалификацию соглашения о зачете части взаимных требований как соглашение об оплате услуг имуществом.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20.02.01 г. N 3-П, при расчетах путем зачета встречных требований суммы НДС, предъявленные покупателю, считаются уплаченными и подлежат вычету на общих основаниях.

Суд правомерно указал, что на момент проведения сторонами операции взаимозачета подпункт 2 п. 2 ст. 167 Налогового кодекса Российской Федерации (в действовавшей в рассматриваемый период редакции) предусматривал, что оплатой товаров, работ, услуг признается прекращение встречного обязательства приобретателя указанных товаров (работ, услуг) зачетом. При этом, каким образом производится данная уплата (осуществляется ли фактическое встречное движение одинаковых сумм денежных средств либо стороны используют право, предусмотренное ст. 410 ГК РФ), не имеет правового значения.

Оснований полагать вывод суда по обсуждаемому эпизоду неправильным оснований не имеется.

Не имеется таковых и в части выводов суда относительно утверждения налогового органа о том, что в проверяемом периоде выявлены случаи несвоевременного и неполного перечисления в бюджет налоговым агентом ОАО "Центральный телеграф" сумм удержанного налога на доходы с физических лиц (НДФЛ).

Отклоняя данные доводы, суд исходил из того, что обстоятельств, подтверждающих факт несвоевременного или неполного перечисления налога, ни в акте налоговой проверки, ни в оспариваемом решении не изложено: из их содержания невозможно определить, в чем выразились допущенные ОАО "Центральный телеграф" нарушения, какие суммы НДФЛ (в каком размере) и по каким причинам налоговый орган считает уплаченными ненадлежащим образом.

Суд установил, что выявленные нарушения описаны только в отношении двух обособленных подразделений - в г. Лобня и г. Красногорске, однако из заключительной части решения Налоговой инспекции следует, что пени за несвоевременную уплату налога начислены как по этим подразделениям, так и еще по шести обособленным подразделениям в других городах, а также по головной организации.

Принимая судебные акты, суд учел, что на данные нарушения заявитель указывал при представлении возражений на акт налоговой проверки, вместе с тем никаких пояснений по данному вопросу в решении налоговым органом не дано.

Суд признал, что оспариваемое решение в обсуждаемой части не соответствует п. 3 ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому в решении о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного налогоплательщиком правонарушения, как они установлены проведенной проверкой, документы и иные сведения, которые подтверждают указанные обстоятельства.

Суд посчитал, что в связи с нарушением налоговым органом требований ст. 101 Кодекса налогоплательщик был лишен возможности представить возражения против вынесенного решения в данной части, в связи с чем рассмотрел его возражения только в отношении тех доводов, которые в решении имеются - в отношении уплаты НДФЛ подразделениями в г. Красногорске и г. Лобня.

Суд установил, что начисление и удержание НДФЛ за 2004-2005 г.г. за филиалы, находящиеся в г. Лобня и г. Красногорске, не производилось ввиду отсутствия названных обособленных подразделений.

Со ссылкой на имеющиеся в материалах дела доказательства, суд указал, что обособленное подразделение по г. Лобня поставлено на учет в Межрайонной инспекции ФНС России N 13 по Московской области (территориальный участок по г. Лобня) 09.11.06 г., а обособленное подразделение по г. Красногорску поставлено на учет в Инспекции ФНС по г. Красногорску 10.02.05 г.

Ввод суда о том, что уплата НДФЛ обособленным подразделением в г. Лобня не могла осуществляться в проверяемый Налоговой инспекцией период (2004-2005 г.г.), а обособленным подразделением в г. Красногорске могла быть осуществлена только с момента его создания и постановки на налоговый учет, т.е. с 10 февраля 2005 года является правильным.

Также судом установлено, что уплата НДФЛ за обособленное подразделение ОАО "Центральный телеграф" в г. Красногорске в 2005 г. осуществлялась головной организацией, суммы налога перечислялись в Инспекцию МНС N 10 по ЦАО г. Москвы.

По выводу суда, данный порядок удержания и перечисления НДФЛ не привел к несвоевременному и неполному поступлению в бюджет сумм налога, уплата НДФЛ фактически осуществлена налогоплательщиком в тот же бюджет и уплата налога осуществлялась до 1 января 2007 г., основания для доначисления налога (взыскания пени, штрафа) отсутствуют.

При этом судом правильно применены положения п. 7 ст. 226, п. 2 ст. 45 Налогового кодекса Российской Федерации.

Суд также правильно указал, что исполнение обязанности по уплате налога не поставлено в зависимость от правильного указания в платежном поручении кода бюджетной классификации (КБК), сославшись при этом и на Письмо Минфина России от 01.03.05 г. N 03-02-07/1-54, согласно которому при неверном указании кода классификации доходов бюджета основания для начисления пени отсутствуют, если налог поступил в тот же бюджет (соответствующий уровень бюджетной системы).

Оснований полагать выводы суда ошибочными не имеется.

Должную оценку суда получил и довод налогового органа относительно неправомерного занижения налоговой базы по налогу на имущество, поскольку не учтено увеличение первоначальной стоимости основного средства в результате проведения работ по устройству навеса.

По выводу суда, указанный довод налогового органа основан на неправомерной квалификации проведенных ремонтных работ в качестве работ по реконструкции основного средства (п. 5 ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации), приводящих к повышению его первоначальной стоимости и списываемых посредством начисления амортизации.

Суд посчитал, что применительно к правомерности исчисления заявителем налога на прибыль проведенные работы не могут рассматриваться как реконструкция и другие виды работ, поименованные в п. 5 ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку не соответствуют указанным в Кодексе признакам.

Нарушений в применении норм материального права судом не допущено.

Таким образом, доводами кассационной жалобы выводы суда по делу не опровергаются. Нарушений в применении судом норм материального права не допущено. А для переоценки доказательств по делу у суда кассационной инстанции правовых оснований не имеется. Не имеется оснований и для отмены судебных актов. Судом оценены доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи, как того требуют положения, содержащиеся в ч. 2 ст. 71 АПК РФ, с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Пленума от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

С Налоговой инспекции на основании подпункта 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации подлежит взысканию в федеральный бюджет государственная пошлина в сумме 1000 рублей за подачу и рассмотрение ее кассационной жалобы.

Руководствуясь ст.ст. 176, 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановил:

решение от 08.11.2007 г. Арбитражного суда г. Москвы и постановление от 20.12.2007 Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40-26722/07-90-130 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции ФНС России N 48 по г. Москве - без удовлетворения.

Взыскать с Межрайонной инспекции ФНС России N 48 по г. Москве в доход федерального бюджета гос. пошлину за подачу кассационной жалобы в размере 1 000 руб.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 марта 2008 г. N КА-А40/1544-08


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Московского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании