Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 февраля 2014 г. N 11АП-700/14

 

г. Самара

 

28 февраля 2014 г.

Дело N А55-23202/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 февраля 2014 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 28 февраля 2014 года.

 

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Бажана П.В.,

судей Рогалевой Е.М., Марчик Н.Ю.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Резник А.С., с участием:

от заявителя - Антипов М.А., доверенность от 25 февраля 2014 г., Алексеева Т.В., доверенность от 11 декабря 2013 г.,

от ответчика - Миронов Д.Ю., доверенность от 22 ноября 2013 г. N 11199-2-1, Пенкин Д.С., доверенность от 24 июня 2013 г. N 5749-2-1,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда апелляционную жалобу муниципального бюджетного учреждения городского округа Тольятти "Архитектура и градостроительство" на решение Арбитражного суда Самарской области от 16 декабря 2013 года по делу N А55-23202/2013 (судья Мешкова О.В.),

по заявлению муниципального бюджетного учреждения городского округа Тольятти "Архитектура и градостроительство" (ИНН 6323052141, ОГРН 1036300994410), город Тольятти Самарской области,

к ГУ МЧС России по Самарской области в лице отдела надзорной деятельности г.о. Тольятти и м.р. Ставропольский, город Тольятти Самарской области,

об оспаривании постановления о назначении административного наказания,

УСТАНОВИЛ:

Муниципальное бюджетное учреждение городского округа Тольятти "Архитектура и градостроительство" (далее - Учреждение, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением к ГУ МЧС России по Самарской области в лице отдела надзорной деятельности г.о. Тольятти и м.р. Ставропольский (далее - административный орган) о признании незаконным и отмене постановления от 27 сентября 2013 года N 2089 о привлечении к административной ответственности по ч. 2, 3, 4 ст. 20.4 КоАП РФ к штрафу в размере 450 000 руб.

Решением суда заявленные Обществом требования удовлетворены частично. Постановление признано незаконным и изменено в части применения меры административной ответственности, снижен размер штрафа до 400 000 руб.

Учреждение, не согласившись с решением суда, обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

В судебном заседании представители Учреждение поддержали апелляционную жалобу и дополнение к ней по указанным в них основаниям, просили отменить решение суда и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Представители административного органа апелляционную жалобу и дополнение к ней отклонили по основаниям, приведенным в отзыве, приобщенном к материалам дела, и считают, что решение суда является законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, выслушав представителей сторон, оценив в совокупности, имеющиеся в деле доказательства, суд апелляционной инстанции считает решение суда законным и обоснованным, а апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, административным органом в период с 13 по 16.08.2013 г. проведена внеплановая выездная проверка, с целью контроля ранее выданного предписания ОНД городского округа Тольятти и муниципального района Ставропольский N 700/1/1 от 16.05.2012 г., срок для исполнения которого истек, в отношении юридического лица - МБУ "АиГ".

В ходе проверки выявлены факты невыполнения предписания N 700/1/1 от 30.05.2012 г., в частности п. 6, 7, 9, 10, 11, 13, в установленный срок 01.06.2013 г.

Предписание N 700/1/1 от 30.05.2012 г. было вручено законному представителю юридического лица, в лице директора Азанова С.Л., которое в установленном законом порядке обжаловано не было, соответственно вступило в законную силу.

С целью контроля выполнения указанных в предписании нарушений, установлено, что в период между проверками Учреждение допустило ряд нарушений требований пожарной безопасности.

На основании вышеизложенного, в соответствии с п. 59 "Административного регламента Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий исполнения государственной функции по надзору за выполнением требований пожарной безопасности", утвержденного Приказом МЧС РФ от 28.06.2012 г. N 375 (далее - Административный регламент) данные нарушения были включены в акт проверки N 854 от 16.08.2013 г. как вновь выявленные.

По фактам нарушений требований пожарной безопасности административным органом в отношении Учреждения составлены протоколы об административных правонарушениях по ч. 12 ст. 19.5 КоАП РФ, а 16.08.2013 г. N 2089 по ч. 2 ст. 20.4 КоАП РФ, N 2090 по ч. 3 ст. 20.4 КоАП РФ, N 2091 по ч. 4 ст. 20.4 КоАП РФ, которые были вручены заместителю директора Учреждения, исполнявшего на момент вручения обязанности директора, где им сделана запись, что с протоколом не согласен, а на объекте проведена независимая оценка пожарного риска.

По результатам рассмотрения дела, с участием уполномоченных представителей Учреждения, административным органом вынесено постановление от 27.09.2013 г. N 2089 о привлечении Учреждения к административной ответственности, предусмотренной ч. 2, 3, 4 ст. 20.4 КоАП РФ к штрафу в размере 450 000 руб.

Считая постановление незаконным, Учреждение оспорило его в судебном порядке.

Исследовав представленные доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что заявленные Учреждением требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 19, 30 Федерального закона от 21.12.1994 г. N 69-ФЗ "О пожарной безопасности" (далее - Закон N 69-ФЗ) особый противопожарный режим может устанавливаться на соответствующих территориях решением органов государственной власти или органов местного самоуправления в случае повышения пожарной опасности.

Согласно указанным нормам, Постановлением Правительства Самарской области от 07.05.2013 N 192 "Об установлении особого противопожарного режима на территории Самарской области" установлен особый противопожарный режим на территории Самарской области с 8 мая по 15 сентября 2013 г.

Согласно ч. 2 ст. 20.4 КоАП РФ нарушение требований пожарной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных ст. 8.32, 11.16 КоАП РФ и ч. 3 - 8 настоящей статьи, совершенное в условиях особого противопожарного режима, влечет наложение административного на юридических лиц в размере от 400 000 до 500 000 руб.

В силу ч. 3 ст. 20.4 КоАП РФ нарушение требований пожарной безопасности к внутреннему противопожарному водоснабжению, электроустановкам зданий, сооружений и строений, электротехнической продукции или первичным средствам пожаротушения либо требований пожарной безопасности об обеспечении зданий, сооружений и строений первичными средствами пожаротушения влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от 150 000 до 200 000 руб.

Частью 4 ст. 20.4 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение требований пожарной безопасности к эвакуационным путям, эвакуационным и аварийным выходам либо системам автоматического пожаротушения и системам пожарной сигнализации, системам оповещения людей о пожаре и управления эвакуацией людей в зданиях, сооружениях и строениях или системам противодымной защиты зданий, сооружений и строений в виде административного штрафа на юридических лиц в размере от 150 000 до 200 000 руб.

Объектом данных правонарушений является пожарная безопасность.

Обязанность руководителей организаций по соблюдению требований пожарной безопасности установлена ч. 2 ст. 37 Закона N 69-ФЗ.

В силу ст. 1 Закона N 69-ФЗ под требованиями пожарной безопасности понимаются специальные условия социального и (или) технического характера, установленные в целях обеспечения пожарной безопасности законодательством РФ, нормативными документами или уполномоченным государственным органом. Под нормативными документами по пожарной безопасности понимаются национальные стандарты, своды правил, содержащие требования пожарной безопасности (нормы и правила), правила пожарной безопасности, а также действовавшие до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов нормы пожарной безопасности, стандарты, инструкции и иные документы, содержащие требования пожарной безопасности, а под нарушением требований пожарной безопасности, невыполнение или ненадлежащее выполнение требований пожарной безопасности.

Статьей 20 Закона N 69-ФЗ установлено, что к нормативным документам по пожарной безопасности относятся стандарты, нормы и правила пожарной безопасности, инструкции и иные документы, содержащие требования пожарной безопасности.

По нарушению по п. 1 было установлено, что оно имело место. Руководство Учреждения необоснованно посчитало, что необязательно обучение руководителя пожарно-техническому минимуму (ПТМ), а достаточно обучить мерам пожарной безопасности лицо, ответственное за пожарную безопасность. На рассмотрение были представлены документы, подтверждающие обучение руководителя ПТМ.

По нарушению по п. 2 было установлено, что имеется два помещения архивов и по документам установлены две противопожарные двери, но фактически установлена только одна и в рассматриваемом архиве в подвале с южной стороны здания противопожарная дверь отсутствует.

По нарушениям по п. 3, 4, 5, 6, 9, 11, 12, 13 было установлено, что они имели место при проверке, и представителями заявителя не оспаривались.

В ходе рассмотрения материалов административных дел установлено, что нарушения по п. 3, 4, 5, 6, 12, 13 стали возможны вследствие размещения юридическим лицом в подвале помещений, предназначенных для постоянного пребывания людей (помещения с компьютерами для работы с программой AutoCAD (двух-и трёхмерной системой автоматизированного проектирования и черчения), иные хозяйственных помещения, при неизолированных выходах из данных помещений противопожарными преградами от общих лестничных клеток, а также при отсутствии системы дымоудаления из коридора подвального этажа без естественного освещения его световыми проемами в наружных ограждениях.

Нарушения по п. 9 и 11 (установка электромагнитного замка двери на путях эвакуации в коридоре первого этажа, а также фиксация дверей на путях эвакуации в открытом положении (1 этаж)), допущены Учреждением намеренно, для "удобства" пользования.

По нарушениям по п. 7 и п. 8 было установлено, что они имеют место, данные нарушения допущены Учреждением после проведения ремонта в помещениях, а именно облицовки ступеней лестниц плиткой, а также устройства дополнительной площадки перед дверью, у лестницы, ведущей наружу из здания.

События административных правонарушений подтверждаются протоколами об административных правонарушениях N 2089, 2090, 2091 от 16.08.2013 г., актом проверки N 854 от 16.08.2013 г. и фототаблицами выявленных нарушений.

Кроме того, о нарушениях по п. 1, 2, 7, 8 Учреждению было известно с 2012 г., и этот факт подтверждается документами контрольно-наблюдательного дела объекта защиты, а именно предписанием по устранению нарушений обязательных требований пожарной безопасности N 700/1/1 от 30.05.2012 г.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права 63-A3 N 0308038 от 03.05.2012 г. помещения находятся в оперативном управлении у Учреждения.

В соответствии со ст. 38 Закона N 69-ФЗ ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут собственники, лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом, в том числе руководители организаций.

Таким образом, юридическое лицо - Учреждение несет ответственность за соблюдение требования пожарной безопасности при обеспечении эксплуатации нежилых помещений, расположенных в повале и на первом этаже по адресу: г. Тольятти, ул. Победы, 52.

Проведенной административным органом проверкой установлен и материалами дел подтвержден факт нарушения Учреждением требований пожарной безопасности, за которые предусмотрена административная ответственность по ч. 2, 3 и 4 ст. 20.4 КоАП РФ (кроме нарушения по п. 10 за которое ответственность не назначалась).

Судом первой инстанции правомерно отклонены доводы заявителя о том, что предметом внеплановой проверки являлось исполнение Учреждением ранее выданного предписания по устранению нарушений обязательных требований пожарной безопасности, в связи с чем, проводя контрольные мероприятия по исполнению ранее выданного предписания, административный орган вышел за пределы предмета проверки, осуществив проверку исполнения иных обязательных требований пожарной безопасности и необоснованно привлек к ответственности по ст. 20.4 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.12.2008 г. N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" (далее - Закон N 294-ФЗ) предметом внеплановой проверки является соблюдение юридическим лицом, в процессе осуществления деятельности обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами, выполнение предписаний органов государственного контроля (надзора), органов муниципального контроля, проведение мероприятий по предотвращению причинения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, по обеспечению безопасности государства, по предупреждению возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, по ликвидации последствий причинения такого вреда.

Пунктом 17 ч. 4 ст. 1 Закона N 294-ФЗ установлено, что особенности организации и проведения проверок в части, касающейся вида, предмета, оснований проведения проверок, сроков и периодичности их проведения, уведомлений о проведении внеплановых выездных проверок и согласования проведения внеплановых выездных проверок с органами прокуратуры, могут устанавливаться другими федеральными законами при осуществлении следующих видов государственного контроля (надзора): федеральный государственный пожарный надзор.

В соответствии со ст. 6.1 Закона N 69-ФЗ к отношениям, связанным с осуществлением федерального государственного пожарного надзора, организацией и проведением проверок организаций, применяются положения Закона N 294-ФЗ.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 10 Закона N 294-ФЗ основанием для проведения внеплановой проверки является: истечение срока исполнения юридическим лицом, ранее выданного предписания об устранении выявленного нарушения обязательных требований и (или) требований, установленных муниципальными правовыми актами.

Последовательность и сроки действий государственных инспекторов противопожарной службы (административные процедуры) по осуществлению государственной функции по надзору за выполнением установленных требований пожарной безопасности определены Административным регламентом.

В соответствии с п.п. 1 п. 47 Административного регламента, одним из оснований для проведения внеплановой проверки является истечение срока исполнения ранее выданного предписания об устранении нарушения и (или) по устранению несоответствия.

Согласно п. 52 Административного регламента по результатам проверки должностным лицом органа ГПН, проводящим проверку, составляется акт проверки.

В соответствии с п. 59 Административного регламента, в случае выявления при проведении проверки нарушений требований пожарной безопасности должностное лицо органа ГПН, проводившее проверку, в пределах полномочий, предусмотренных законодательством РФ, обязано выдать предписание об устранении нарушения и (или) предписание по устранению несоответствия с указанием сроков их устранения; принять меры по контролю за устранением выявленных нарушений, их предупреждению, предотвращению возможного причинения вреда жизни, здоровью граждан, а также меры по привлечению лиц, допустивших выявленные нарушения, к ответственности.

При выявлении в ходе проведения внеплановой проверки с целью контроля выполнения предписания об устранении нарушений и (или) предписания по устранению несоответствия новых нарушений требований пожарной безопасности, совершенных в период времени между завершенной плановой проверкой и данной внеплановой проверкой принимаются меры по привлечению лиц, допустивших выявленные нарушения, к ответственности в порядке, установленном законодательством РФ об административных правонарушениях".

Согласно п. 60 Административного регламента, в случае если при проведении проверки установлено, что деятельность лиц, перечисленных в п.п. 1 п. 59 настоящего регламента, эксплуатация ими зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования, подобных объектов, производимые и реализуемые ими товары (выполняемые работы, предоставляемые услуги) представляют непосредственную угрозу причинения вреда жизни, здоровью граждан или такой вред причинен, орган ГПН обязан незамедлительно принять меры по недопущению причинения вреда или прекращению его причинения вплоть до временного запрета деятельности филиалов, представительств, структурных подразделений данных лиц, эксплуатируемых ими производственных участков, агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг в порядке, установленном КоАП РФ.

На основании п. 61 Административного регламента, в случае выявления при проведении проверки противоправного, виновного действия (бездействия) уполномоченного должностного лица органа власти или объекта защиты, в отношении которого проводится проверка, и (или) лица (лиц), осуществляющего (осуществляющих) деятельность на проверяемом объекте защиты, в органе власти, в отношении которого проводится проверка, а также лиц, находящихся на объекте защиты, образующего состав административного правонарушения, должностные лица органа ГПН, в пределах своих полномочий, возбуждают дела об административных правонарушениях и осуществляют производство по указанным делам в порядке, установленном законодательством РФ об административных правонарушениях, блок-схема приведена в приложении N 10 к настоящему регламенту, с учетом разграничения ответственности вышеуказанных лиц за обеспечение пожарной безопасности.

Из анализа вышеназванных норм не следует вывод о том, что если целью внеплановой проверки является контроль за исполнением ранее выданного предписания об устранении нарушений требований пожарной безопасности, то выявление иных нарушений, свидетельствует о проведении новой проверки, которая должна иметь самостоятельные основания.

В данном случае административным органом проведена внеплановая выездная проверка исполнения ранее выданного предписания N 700/1/1 от 16.05.2012 г., а при проведении которой установлено, что Учреждение не исполнило требования предписания в полном объеме, продолжает осуществлять деятельность с нарушением требований пожарной безопасности и выявлены новые нарушения.

Таким образом, административным органом выявлено, в том числе, самостоятельное правонарушение: нарушения требований пожарной безопасности, более того в условиях особого противопожарного режима, зафиксированные в акте проверки от 16.08.2013 г. N 854, которые образует самостоятельный состав.

Объектом правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 20.4 КоАП РФ, являются общественные отношения в сфере пожарной безопасности.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ одним из поводов к возбуждению дела об административном правонарушении является непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

Таким образом, независимо от оснований проведения проверки, непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, является основанием для возбуждения дела об административном правонарушении по соответствующей статье Кодекса.

Следовательно, материалами дела подтверждается нарушение Учреждением правил пожарной безопасности, несоблюдение которых образует признаки объективной стороны административных правонарушений предусмотренных ч. 2, 3 и 4 ст. 20.4 КоАП РФ.

Суд полагает, что административный орган при проведении внеплановой проверки, принял все необходимые меры в рамках предоставленных ему полномочий в целях пресечения противоправных действий Учреждения по нарушению требований пожарной безопасности, несоблюдение которых угрожает жизни и здоровью граждан, может повлечь человеческие жертвы.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлениях ФАС Поволжского округа от 25.12.2012 г. по делу N А55-15215/2012, ФАС Центрального округа от 07.09.2012 г. по делу N А09-478/2012, ФАС Уральского округа от 18.03.2013 N Ф09-662/13 по делу N А60-23171/2012 и других.

Заявителем не оспаривается наличие на момент проверки вмененных в постановлении нарушений требований пожарной безопасности, при этом Учреждение ссылается на проведенную независимую оценку пожарного риска на объекте и на заключение о независимой оценке пожарного риска N 047 (далее - заключение НОР), выданное ООО "АгроХимГрупп" на помещения, эксплуатируемые Учреждением и расположенные в подвале и на первом этаже жилого дома по адресу: г. Тольятти, ул. Победы, 52. Согласно данному документу на объекте выполнены условия соответствия объекта защиты требованиям пожарной безопасности.

Данный довод является несостоятельным по следующим основаниям.

В соответствии с п. 31 Административного регламента, планирование проверок осуществляется на основе анализа обстановки с пожарами, противопожарного состояния населенных пунктов, объектов защиты, с учетом решений вышестоящих должностных лиц органов ГПН, сезонных и местных условий, сроков исполнения ранее выданных предписаний об устранении нарушений, сведений о проведении независимой оценки пожарного риска на объектах защиты, выполненной аккредитованной в установленном порядке организацией, с выводом о выполнении условий соответствия объекта защиты требованиям пожарной безопасности (далее - НОР), сведений из реестра уведомлений о начале деятельности.

В случае поступления до утверждения ежегодного плана в орган ГПН, непосредственно осуществляющий государственную функцию на объекте защиты, заключения НОР, плановые проверки в отношении таких объектов защиты планируются: по истечении одного года и более со дня поступления в орган ГПН заключения НОР для объектов защиты, используемых (эксплуатируемых) организациями, осуществляющими отдельные виды деятельности; и по истечении трех лет со дня поступления в орган ГПН заключения НОР для иных объектов защиты.

Соответственно заключение НОР представленное Учреждению может учитываться только при формировании плана плановых проверок на будущие года. Оценка соответствия объекта защиты принадлежащего заявителю в 2012 и 2013 г. проведена в форме государственного пожарного надзора (ст. 144 Федерального закона "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" N 123 ФЗ от 22.07.2008 г.) в виде внеплановой проверки в целях контроля ранее выданного предписания.

В ходе рассмотрения дела установлено, что в заключении о независимой оценке пожарного риска N 047 на МБУ "АиГ" указано функциональное назначение 5-ти этажного жилого дома Ф 4.3 (вместо Ф 1.3 по ФЗ-N 123). В качестве системы противодымной защиты указано "естественное дымоудаление", в то время как согласно нарушению по п. 13 - оно отсутствует.

Из заключения и представленных к нему расчетов не следует, что при составлении заключения по определению пожарного риска учитывались допущенные заявителем нарушения, в том числе носящие режимный характер, а также переоборудование помещения подвала для организации рабочих мест.

Доводы о том, что в подвале не были организованы рабочие места для работы с компьютерами, опровергаются объяснениями инспектора, актом проверки и фототаблицами.

Какой комплекс мероприятий, направленных на обеспечение условий соответствия объекта защиты требованиям пожарной безопасности или какой вариант противопожарной защиты и его расчетное обоснование были выбраны, направленные на исключение из постановления мероприятий по п. 7, 8, в т.ч. позволяющим безопасно эвакуироваться по лестницам с неровными ступенями не содержит ни заключение НОР, ни обосновано заявителем.

Кроме того, как видно из п. 4.4.9 договора N 5 на оказание услуг по проведению независимой оценки пожарного риска от 22.02.2013 г., исполнитель - ООО "АгроХимГруп" не может гарантировать абсолютную точность сведений и информации содержащимися в отчете о независимой оценке пожарного риска.

Заявитель указывает, что согласно техпаспорту эксплуатируемое здание построено в 1968 г. и, соответственно, в силу положений ч. 4 ст. 4 Федерального закона N 123-ФЗ (далее - Закон N 123-ФЗ), орган пожарного надзора, обязывая учреждение привести объект защиты в соответствие с действующими требованиями пожарной безопасности, должен обосновать невозможность дальнейшей эксплуатации здания в существующем состоянии вследствие угрозы возникновения пожара, в частности, путем представления расчета пожарного риска, как это вытекает из смысла ч. 1 (п. 2) ст. 6 того же Закона.

Однако Учреждение не учитывает, что в ч. 4 ст. 4 Федерального закона N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" были внесены изменения, а поэтому ссылка на приведенную в заявлении судебную практику является несостоятельной.

В соответствии с п. 4 ст. 4 Закона N 123-ФЗ (в редакции от 10.07.2012 г.) в случае, если положениями настоящего Закона (за исключением положений ст. 64, ч. 1 ст. 82, ч. 7 ст. 83, ч. 12 ст. 84, ч. 1.1 и 1.2 ст. 97 настоящего Закона) устанавливаются более высокие требования пожарной безопасности, чем требования, действовавшие до дня вступления в силу соответствующих положений настоящего Федерального закона, в отношении объектов защиты, которые были введены в эксплуатацию либо проектная документация на которые была направлена на экспертизу до дня вступления в силу соответствующих положений настоящего Федерального закона, применяются ранее действовавшие требования. При этом в отношении объектов защиты, на которых были проведены капитальный ремонт, реконструкция или техническое перевооружение, требования настоящего Федерального закона применяются в части, соответствующей объему работ по капитальному ремонту, реконструкции или техническому перевооружению.

С другой стороны, в силу ч. 3 ст. 80 Закона N 123-ФЗ при изменении функционального назначения зданий, сооружений или отдельных помещений в них, а также при изменении объемно-планировочных и конструктивных решений должно быть обеспечено выполнение требований пожарной безопасности, установленных в соответствии с настоящим Законом применительно к новому назначению этих зданий, сооружений или помещений.

Несоблюдение правил пожарной безопасности влечет не обеспечение безопасности работающих в помещениях Учреждения людей, что создает непосредственную угрозу для их жизни и здоровья, гарантированных ст. 41 Конституции РФ, а заявителем не представлено доказательств, что имеются основания для применения ч. 4 ст. 4 Закона N 123-ФЗ.

Судом отклоняются доводы заявителя о неприменении СНиП 21-01-97* к выявленным нарушениям, так как согласно п. 1.1 СНиП 21-01-97* настоящие нормы и правила устанавливают общие требования противопожарной защиты помещений, зданий и других строительных сооружений на всех этапах их создания и эксплуатации, а также пожарно - техническую классификацию зданий, их элементов и частей, помещений, строительных конструкций и материалов.

Данный вывод также содержится и в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 29.05.2013 г. по делу N А70-7288/2012.

Положения СНиП 21-01-97* "Пожарная безопасность зданий и сооружений" не устанавливают более высокие требования пожарной безопасности, чем требования действующие на момент ввода в эксплуатацию Учреждения. Требования по оборудованию противопожарной дверью места заполнения противопожарной преграды, одинаковой высотой и шириной проступи лестниц на путях эвакуации, а так же ширины эвакуационного выхода, действуют с 1962 г. по настоящий день (СНиП II-A.5-62 "Противопожарные требования. Основные положения проектирования", СНиП П-А.5-70* от 1 января 1971 г. - действующий на момент ввода в эксплуатацию здания по адресу: г. Тольятти, ул. Победы, 52 - в котором осуществляет свою деятельность Учреждение, СНиП II-2-80, дата введения в действие 1 января 1982 г. - взамен СНиП П-А.5-70* от 1 января 1971 г., СНиП 2.01.02-85*, дата введения в действие 24 апреля 1991 г. - взамен СНиП П-2-80, Строительные нормы и правила СНиП 21-01-97*, дата введения 1 января 1998 г., взамен СНиП 2.01.02-85*, требование которого вменятся Учреждению. СНиП 21-01-97* пункты которого нарушены заявителем - является техническим нормативным документом обязательного применения и не требует регистрации в Минюсте РФ.

Кроме того, согласно ч. 1 ст. 6 Закона N 123-ФЗ (в редакции от 10.07.2012 г.) пожарная безопасность объекта защиты считается обеспеченной при выполнении одновременно двух условий: если в полном объеме выполнены требования пожарной безопасности, установленные техническими регламентами, принятыми в соответствии с Федеральным законом "О техническом регулировании", и пожарный риск не превышает допустимых значений, установленных настоящим Федеральным законом; и если в полном объеме выполнены требования пожарной безопасности, установленные техническими регламентами, принятыми в соответствии с Федеральным законом "О техническом регулировании", и нормативными документами по пожарной безопасности.

В данном случае требования пожарной безопасности не выполнены в соответствии требованиями Правил противопожарного режима в РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 25.04.2012 г. N 390.

В соответствии с п. 1 ст. 2 Закона N 123-ФЗ положения настоящего Закона об обеспечении пожарной безопасности объектов защиты обязательны для исполнения при проектировании, строительстве, капитальном ремонте, реконструкции, техническом перевооружении, изменении функционального назначения, техническом обслуживании, эксплуатации и утилизации объектов защиты.

В п. 39 приказа Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий от 16.03.2007 г. N 140 разъяснено, что требования пожарной безопасности, изложенные во вновь принятых нормативных документах, не распространяются на существующие объекты, здания, сооружения, введенные в эксплуатацию в соответствии с ранее действовавшими нормативными документами, за исключением случаев, когда дальнейшая эксплуатация таких объектов, зданий (сооружений) в соответствии с новыми данными приводит к недопустимому риску для безопасности жизни или здоровья людей.

Поскольку выявленные нарушения относятся к тем нарушениям, при которых дальнейшая эксплуатация помещений приводит к угрозе жизни или здоровью людей вследствие возможного возникновения и распространения пожара, а также учитывая функциональное изменение помещений Учреждением, то в данном случае нормы правил противопожарного режима в РФ и СНиП 21-01-97* подлежат применению к проверенному объекту.

Заявитель считает, что ими заблаговременно и в процессе проверки принимались все необходимые меры по устранению нарушений требований пожарной безопасности, а так же отсутствием доказательств, подтверждающих совершение ими правонарушений.

Юридическое лицо признается виновным в совершении административных правонарушений, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Согласно п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Пунктом 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 г. N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" (далее - Постановление N 10) предусмотрено, что выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ.

В п. 16.1 Постановления от 20.11.2008 г. N 60 Пленум ВАС РФ разъяснил, что в тех случаях, когда в соответствующих статьях Особенной части КоАП РФ возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Обстоятельства, указанные в ч. 1 или ч. 2 ст. 2.2 КоАП РФ, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат.

Как следует из материалов дела, заявитель не представил суду достаточных пояснений и доказательств, подтверждающих надлежащее принятие им необходимых мер по соблюдению вышеуказанных требований пожарной безопасности.

Событие и состав административных правонарушений в действиях юридического лица подтверждаются совокупностью собранных административным органом доказательств, а именно актом проверки N 854 от 16.08.2013 г. и фототаблицей к нему.

Доводы заявителя о том, что оно является бюджетным учреждением и у него недостаточно средств для выполнения всех требований пожарной безопасности, в данному случае не исключают состав административных правонарушений, поскольку многие из них не имеют капитального характера, а носят режимный характер, связан не с виной собственника имущества, отсутствием финансирования, а связано с бездействием и действиями самого Учреждения.

Устранение части нарушений после выявления их административным органом не является обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии оснований для привлечения к ответственности.

Таким образом, заявитель обоснованно привлечен к административной ответственности за выявленные нарушения по ч. 2, 3 и 4 ст. 20.4 КоАП РФ с учетом совершения правонарушения в условиях особого противопожарного режима и положений ст. 4.4 КоАП РФ, предусматривающей, что при совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания.

Кроме того из материалов дела не усматривается малозначительности допущенного нарушения, а к моменту привлечения Учреждения к административной ответственности срок давности привлечения к административной ответственности не истек.

Нарушений административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных КоАП РФ, которые бы повлекли в соответствии с п. 10 Постановления N 10 за собой признание принятого решения незаконным и его отмену, судом не установлено.

В соответствии с ч. 3 ст. 4.1 КоАП РФ при назначении административного наказания юридическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

Однако при вынесении оспариваемого постановления административным органом не выявлены и не учтены в полной мере указанные обстоятельства.

В соответствии с п. 19 Постановления N 10 при рассмотрении заявления об оспаривании постановления административного органа о привлечении к административной ответственности судам необходимо исходить из того, что оспариваемое постановление не может быть признано законным, если при назначении наказания не были учтены обстоятельства, указанные в ч. 2 и 3 ст. 4.1 КоАП РФ.

При назначении административного наказания юридическому лицу учитываются характер совершенного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность.

С учетом указанных выше обстоятельств применение в данном конкретном случае в качестве меры ответственности в виде административного штрафа в размере 450 000 руб. при минимальном штрафе, предусмотренном ч. 2 ст. 20.4 КоАП РФ в 200 000 руб. нарушает принципы справедливости наказания, его индивидуализации и соразмерности с учетом характера допущенных нарушений и их количества, а также с учетом принятых мер по устранению нарушения.

Административным органом не представлено доказательств того, что Учреждение как юридическое лицо ранее привлекалось к административной ответственности за совершение однородного правонарушения.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции правомерно оценив в порядке ст. 71 АПК РФ, имеющиеся в материалах дела документы, установленные по делу фактические обстоятельства, статус заявителя как бюджетного учреждения, имущественное положение заявителя, характер совершенного правонарушения, степень общественной опасности охраняемым государством общественным отношениям, принял во внимание характер нарушений, принятие мер по устранению выявленных нарушений, степени вины лица, привлекаемого к административной ответственности, отсутствие отягчающих ответственность обстоятельств, отсутствие причинения вреда и имущественного ущерба, и правильно пришел к выводу о том, что цель административного наказания будет достигнута путем применения административного наказания в пределах минимальной санкции, предусмотренной ч. 2 ст. 20.4 КоАП РФ с учетом ст. 4.4 КоАП РФ в виде штрафа в размере 400 000 руб.

Вышеизложенное в совокупности свидетельствует о том, что суд первой инстанции сделал правильный вывод, признав незаконным постановление от 27.09.2013 г. N 2089 о привлечении Учреждения к административной ответственности, предусмотренной ч. 2, 3, 4 ст. 20.4 КоАП РФ в виде штрафа в размере 450 000 руб. и изменив его в части меры административной ответственности, снизив размер штрафа до 400 000 руб.

Положенные в основу апелляционной жалобы и дополнении к ней другие доводы проверены судом апелляционной инстанции в полном объеме, но учтены быть не могут, так как не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции, и, соответственно, не влияют на законность принятого судебного акта.

Иных доводов, которые могли послужить основанием для отмены обжалуемого решения в соответствии со ст. 270 АПК РФ, из апелляционной жалобы не усматривается.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции, разрешая спор, полно и всесторонне исследовал представленные доказательства, установил все имеющие значение для дела обстоятельства, сделал правильные выводы по существу требований заявителя, а также не допустил при этом неправильного применения ни норм материального права, ни норм процессуального права.

Таким образом, решение суда является законным и обоснованным, а апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 266 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 16 декабря 2013 года по делу N А55-23202/2013 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

 

Председательствующий

П.В. Бажан

 

Судьи

Е.М. Рогалева
Н.Ю. Марчик

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А55-23202/2013


Истец: Муниципальное бюджетное учреждение городского округа Тольятти "Архитектура и градостроительство"

Ответчик: ГУ МЧС России по Самарской области в лице ОНД г. о. Тольятти и м. р. Ставропольский, ГУ МЧС России по Самарской области Отдел Государственного пожарного надзора г. о. Тольятти и м. р. Ставропольский