Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19 марта 2014 г. N 07АП-1121/14

 

г. Томск

 

19 марта 2014 г.

Дело N А27-20805/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 12 марта 2014 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 19 марта 2014 года.

 

Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Ходыревой Л.Е.,

судей: Павлюк Т.В., Хайкиной С.Н.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Любимовой А.Н. с применением средств аудиозаписи

при участии в заседании:

от заявителя без участия (извещен)

от налогового органа Девитаевой Е.Б. по доверенности от 11.02.2014

от третьего лица без участия (извещено)

рассмотрев в судебном заседании апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью "РЭУ-21" и Инспекции Федеральной налоговой службы России по городу Кемерово

на решение Арбитражного суда Кемеровской области

от 30 декабря 2013 года по делу N А27-20805/2012 (судья Потапов А.Л.)

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "РЭУ-21", г. Кемерово, (ОГРН 1074205021472) к Инспекции Федеральной налоговой службы России по городу Кемерово, г. Кемерово,

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований - Администрация г. Кемерово

о признании недействительными решений от 13.08.2012 г. N N 39077, 2911,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "РЭУ-21" (далее - заявитель; Общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительными решений Инспекции Федеральной налоговой службы России по городу Кемерово (далее - заинтересованное лицо, Инспекция, налоговый орган) от 13.08.2012 г. N 39077 "о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" и от 13.08.2012 г. N 2911 "об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению".

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 30 декабря 2013 года требования заявителя удовлетворены частично. Признаны недействительными решения N 39077 от 13.08.2012 г. "о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" и N 2911 от 13.08.2012 г. "об отказе в возмещении полностью суммы НДС, заявленной к возмещению" в части отказа Обществу в возмещении НДС в сумме 633 308 руб. В остальной части заявленные требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с принятым судебным актом, Общество обратилось в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение арбитражного суда первой инстанции отменить в части отказа в удовлетворении заявленных требований и принять новый судебный акт по следующим основаниям:

- факт недобросовестности контрагентов и нарушение ими своих налоговых обязательств само по себе не является основанием доначисления НДС; реальность хозяйственных операций обществом подтверждена.

Подробно доводы подателя изложены в апелляционной жалобе.

Налоговым органом также подана апелляционная жалоба на решение Арбитражного суда Кемеровской области, в которой Инспекция просит отменить судебный акт о признании недействительными решений в части отказа Обществу в возмещении НДС в сумме 633 308 руб. и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на следующие обстоятельства:

- из статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее - БК РФ) в совокупности с подпунктом 2 пункта 1 статьи 162 НК РФ следует, что если денежные средства, получаемые из бюджета в связи с реализацией товаров по государственным регулируемым ценам, выделяются не на покрытие убытков, связанных с применением государственных регулируемых цен, а на покрытие разницы в ценах (компенсация выпадающих доходов), такие денежные средства включаются в налоговую базу по НДС.

Общество в отзыве на апелляционную жалобу Инспекции просит в ее удовлетворении отказать, решение Арбитражного суда Кемеровской области в обжалуемой налоговым органом части оставить без изменений.

Представитель ИФНС России по городу Кемерово в судебном заседании поддержал доводы своей апелляционной жалобы, просит в указанной части решение суда отменить; просит оставить решение суда первой инстанции в оспариваемой заявителем части без изменения, апелляционную жалобу ООО "РЭУ-21" - без удовлетворения по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу, пояснив суду факты, свидетельствующие об отсутствии реальных хозяйственных операций между обществом и его контрагентами.

Заявитель, третье лицо, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства (суд апелляционной инстанции располагает сведениями о получении адресатами направленной копии судебного акта (ч. 1 ст. 123 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ)), в том числе публично, путем размещения информации о дате и времени слушания дела на интернет-сайте суда, в судебное заседание апелляционной инстанции не явились. В порядке ч. 3 ст. 156 АПК РФ суд считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие неявившихся сторон.

Проверив материалы дела в порядке ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ, изучив доводы апелляционных жалоб и отзывов на них, заслушав представителя налогового органа, суд апелляционной инстанции считает решение суда первой инстанции не подлежащим отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что 08.02.2012 г. ООО "РЭУ-21" представило в Инспекцию ФНС России по городу Кемерово уточненную налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за 2 квартал 2011 год, согласно которой общая сумма налога, исчисленная от реализации товаров (работ, услуг) составила 26 762 301 руб., налоговые вычеты составили 5 608 580 руб., сумма к возмещению из бюджета заявлена налогоплательщиком в размере 791 366 руб.

По итогам камеральной налоговой проверки Общества налоговым органом приняты решения N 39077 от 13.08.2012 года "о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" и N 2911 от 13.08.2012 года "об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к взысканию". Не согласившись с правомерностью решения N 39077 от 13.08.2012 года, Общество обжаловало его в Управление Федеральной налоговой службы по Кемеровской области. По итогам рассмотрения жалобы Общества УФНС России по Кемеровской области принято решение N 677 от 02.11.2012 года, которым решение налогового органа оставлено без изменения, жалоба - без удовлетворения, решение нижестоящего налогового органа утверждено.

Полагая, что вышеуказанные решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово не соответствуют закону, нарушают его права и законные интересы, ООО "РЭУ-21" обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

По смыслу части 1 статьи 198, части 2 статьи 201 АПК РФ для признания ненормативного акта недействительным, решений и действий (бездействий) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, незаконными необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствие ненормативного правового акта, решений, действий (бездействий) закону и нарушение актом, решениями, действиями (бездействиями) прав и законных интересов заявителя.

В соответствии с пунктом 1 статьи 23 НК РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги.

В силу подпункта 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ передача имущественных прав на территории Российской Федерации признается объектом налогообложения НДС, в связи с этим передача на территории Российской Федерации прав требования на товары (работы, услуги), в том числе не подлежащие налогообложению, признается объектом налогообложения по НДС.

Пунктом 1 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что реализацией товаров, работ или услуг признается передача на возмездной основе права собственности на товары, результаты выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

Согласно пункту 1 статьи 154 НК РФ налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено настоящей статьей, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

Пунктом 13 статьи 40 НК РФ установлено, что при реализации товаров (работ, услуг) по государственным регулируемым ценам (тарифам), установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации, для целей налогообложения принимаются указанные цены (тарифы).

Согласно пункту 2 статьи 154 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг) с учетом дотаций, предоставляемых бюджетами различного уровня в связи с применением налогоплательщиком государственных регулируемых цен, или с учетом льгот, предоставляемых отдельным потребителям в соответствии с федеральным законодательством, налоговая база определяется как стоимость реализованных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из фактических цен их реализации.

При этом суммы субсидий, предоставляемые из бюджетов всех уровней на покрытие фактически полученных убытков, связанных с применением налогоплательщиком государственных регулируемых цен (тарифов), а также льгот, предоставляемых отдельным потребителям в соответствии с федеральным законодательством, не включаются в налоговую базу в целях исчисления налога на добавленную стоимость.

Как указано в подпункте 2 пункта 1 статьи 162 НК РФ налоговая база по НДС увеличивается на суммы платежей, полученных за реализованные товары (работы, услуги) в виде финансовой помощи, на пополнение фондов специального назначения, в счет увеличения доходов либо иначе связанных с оплатой реализованных товаров (работ, услуг).

Из положений пунктов 1 и 2 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации, статей 2 и 5 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации", а также Постановления Правительства Российской Федерации от 07.03.1995 N 239 "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" следует, что цены на коммунальные услуги (кроме тарифов на электрическую энергию и газ), реализуемые населению, относятся к государственным регулируемым ценам и устанавливаются органами местного самоуправления.

Таким образом, налогоплательщики вправе определять налоговую базу по НДС в соответствии с пунктом 2 статьи 154 НК РФ в случае, если реализация ими товаров (работ, услуг) осуществляется по государственным регулируемым ценам и соответствующий бюджет возмещает им фактически полученные убытки, связанные с применением указанных цен, выделяя соответствующие субвенции (субсидии).

Бюджетные средства выделяются в распоряжение конкретных получателей бюджетных средств с обозначением направления их на финансирование конкретных целей, что следует из положений статьей 28, 38 БК РФ.

В соответствии со статьей 78 БК РФ предусмотрено предоставление субсидий и субвенций из местных бюджетов в случаях, предусмотренных федеральными целевыми программами, федеральными законами, региональными целевыми программами, законами субъектов Российской Федерации и решениями представительных органов местного самоуправления.

Решением Кемеровского Совета народных депутатов от 26.11.2010 N 409 "О мерах по приведению размера платы граждан за коммунальные услуги в соответствие с установленным предельным индексом" предусмотрено, что возмещение затрат организациям, предоставляющим населению услуги теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения, осуществляется путем предоставления субсидий в порядке, установленном действующим законодательством.

Региональной энергетической комиссией постановлением от 21.12.2010 г. N 302 установлены тарифы на услуги горячего водоснабжения, оказываемые ОАО "Кузбассэнерго" на потребительском рынке Кемеровской области. Постановлением от 24.12.2010 г. N 308 утверждены тарифы на услуги по передаче тепловой энергии для потребителей МП "Тепловые сети города Кемерово".

Порядок предоставления субсидий на возмещение затрат организациям, осуществляющим производственно-хозяйственную деятельность в сфере жилищно-коммунального хозяйства и предоставляющим населению услуги по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирных домов и коммунальные услуги по тарифам, не обеспечивающим возмещения издержек, установлен распоряжением Администрации города Кемерово от 07.04.2008 N 1375.

Как следует из обжалуемого решения налогового органа, Инспекция в ходе проверки пришла к выводу о занижении налогоплательщиком налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость в результате не включения в налоговую базу сумм субсидий, полученных от Администрации города Кемерово с учетом сумм налога на добавленную стоимость, в связи с чем налоговый орган пришел к выводу о неправомерном занижении Обществом НДС.

Согласно договора от 11.01.2011 г. N 06-с/11, заключенного Администрацией города Кемерово с ООО "РЭУ - 21", Обществу, как получателю субсидий, в 2011 году предоставляются субсидии в пределах лимита бюджетных обязательств, предусмотренных в бюджете города, в целях возмещения затрат в связи с оказанием собственникам и нанимателям жилых помещений коммунальных услуг по ценам и тарифам, не обеспечивающим возмещение издержек.

Таким образом, полученные обществом из бюджета денежные средства были выделены не на оплату товаров (работ, услуг), реализуемых отдельным категориям граждан, которые облагаются НДС, а на покрытие убытков, связанных с предоставлением населению услуг с применением государственного регулирования цен, следовательно, эти суммы не подлежат включению в налоговую базу по НДС.

Довод Инспекции о применении к спорным правоотношениям подпункта 2 пункта 1 статьи 162 НК РФ не может быть принят во внимание апелляционным судом, поскольку направленные из бюджета Обществу денежные средства нельзя расценивать как полученные за реализованные товары (работы, услуги) в виде финансовой помощи на пополнение фондов специального назначения, в счет увеличения доходов либо иначе связанные с оплатой реализованных товаров (работ, услуг), поскольку поставка коммунальных услуг гражданам, пользующимся льготами, не является реализацией ее местному бюджету муниципального образования "город Кемерово", а полученные Обществом денежные средства не представляют собой плату за коммунальные услуги.

В связи с тем, что данные денежные средства предоставлены на покрытие фактически полученных им убытков, возникших в результате предоставления услуг по регулируемым ценам ссылка налогового органа на подпункт 2 пункта 1 статьи 162 НК РФ, признана судом неправомерной.

Более того, как следует из приложений к Порядку предоставления субсидий на возмещение затрат организациям, осуществляющим производственно-хозяйственную деятельность в сфере жилищно-коммунального хозяйства и предоставляющим населению услуги по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирных домов и коммунальные услуги по тарифам, не обеспечивающим возмещения издержек, установленного распоряжением администрации города Кемерово от 07.04.2008 г. N 1375, расчет субсидий производится без НДС.

Из представленного налогоплательщиком расчета размера субсидий на возмещение затрат ООО "РЭУ-21", предоставляющему населению услуги отопления и горячего водоснабжения по тарифам, не обеспечивающим возмещение издержек, следует, что размер указанных субсидий рассчитывается налогоплательщиком исходя из выставленных ОАО "Кузбассэнерго", МП "Тепловые сети г. Кемерово" счетов-фактур за отопление и горячее водоснабжение. При этом суммы НДС, предъявленные по указанным счет-фактурам, Обществом включены в налоговые вычеты в налоговой декларации по НДС.

Между тем, фактическое наличие налога на добавленную стоимость в составе расчета субсидии не меняет правовой природы субсидии, полученной Обществом. Бюджетные средства, выплаченные заявителю, имеют природу субсидий, поскольку денежные средства предоставлялись на безвозмездной и безвозвратной основе в целях возмещения затрат или недополученных доходов в связи с оказанием услуг по государственным регулируемым ценам.

Поскольку получение субсидий не является реализацией по смыслу статьи 146 НК РФ, соответственно, НДС бюджету не предъявляется, следовательно, суд первой инстанции правомерно руководствовался тем, что получение субсидий не является самостоятельной экономической операцией и увеличение расчета требуемого финансирования при формировании расходной части бюджета на 18% не является основанием для квалификации указанных денежных средств как суммы НДС.

Предоставляемые налогоплательщику субсидии на покрытие убытков, возникших в связи с реализацией услуг, не связаны с оплатой жилищно-коммунальных услуг налогоплательщику потребителем, так как соответствующий распорядитель бюджетных средств не выступает стороной по договору (потребителем) оказания жилищно-коммунальных услуг, между ним и налогоплательщиком не возникает взаимных договорных обязательств, в силу которых распорядитель бюджетных средств должен перечислить денежные средства в оплату услуг; налогоплательщик не оказывает распорядителю денежных средств какие-либо услуги, а последний их не потребляет.

Государственное регулирование тарифов на тепловую энергию в Кемеровской области осуществляет Региональная энергетическая комиссия Кемеровской области в соответствии с Положением о Региональной энергетической комиссии Кемеровской области, утвержденным постановлением администрации Кемеровской области от 18.12.2001 г. N 123.

Нормы установления тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса и надбавки к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса в соответствии с предельным индексом, установленным органом регулирования субъекта Российской Федерации для соответствующего муниципального образования регламентированы Федеральным законом от 30.12.2004 г. N 210-ФЗ "Об основах регулирования тарифов предприятий коммунального комплекса"; Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.03.1995 г. N 239 "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)", которым утвержден Перечень продукции производственно-технического назначения, товаров народного потребления и услуг, на которые государственное регулирование цен (тарифов) на внутреннем рынке Российской Федерации осуществляют исполнительные органы власти субъектов Федерации; нормами Федерального закона от 27.07.2010 г. N 190-ФЗ "О теплоснабжении", нормами Федерального закона от 06.10.2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

То обстоятельство, что в платежных документах указана сумма НДС, не свидетельствует о том, что получая субсидии из бюджета с учетом НДС, налогоплательщик получал компенсацию своих недополученных от потребителей доходов, связанных именно с оплатой реализованных товаров (работ, услуг).

Аналогичной позиции придерживается Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 12.11.2013 г. по делу N А27-19852/2012, в связи с рассмотрением которого производство по настоящему делу было приостановлено и в котором установлена ошибочность аналогичных выводов налогового органа в части включения в налоговую базу сумм субсидий, переданных обществу на возмещение затрат.

В данном случае, апелляционным судом учитывается позиция, изложенная в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2009 г. N 14786/08, согласно которой оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимости их необоснованной оценки, при которой содержательно тождественные обстоятельства получают диаметрально противоположное толкование, без указания каких-либо причин этого, и выводы арбитражных судов, изложенные в судебных актах по указанному делу.

Оснований для иной оценки аналогичных обстоятельств у арбитражного суда по настоящему делу не имеется.

Таким образом, на основании приведенных положений норм права с учетом фактических обстоятельств дела, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что денежные средства, полученные Обществом из бюджета для покрытия фактически полученных убытков, связанных с применением государственных регулируемых цен (тарифов) на коммунальные услуги населению, не является реализацией товаров, так как их получение не связано с расчетами по оплате реализованных услуг и поэтому обоснованно не включены обществом в налоговую базу.

Учитывая вышеизложенное, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований у налогового органа для доначисления обществу налога на добавленную стоимость по указанным основаниям, в связи с чем не усматривает оснований для удовлетворения жалобы Инспекции.

Как следует из материалов дела, в ходе проверки налоговый орган также пришел к выводу о необоснованном отнесении налогоплательщиком в состав вычетов сумм налога на добавленную стоимость в размере 158 058 руб. выделенных в счетах-фактурах, выставленных в адрес налогоплательщика ООО "МегаТекс", ООО "Технотрейд" и ООО "Феникс". Налоговый орган поставил под сомнение наличие реальной хозяйственной операции налогоплательщика с ООО "МегаТекс", ООО "Технотрейд" и ООО "Феникс".

Положения статей 169, 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи указывают, в частности, на то, что основанием для вычета по НДС является совокупность наступивших обстоятельств: приобретение налогоплательщиком товара (работ, услуг) для использования в облагаемых операциях, отражение их в документах учета у налогоплательщика-покупателя и наличие надлежащим образом оформленного счета-фактуры.

Из правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 15.02.2005 г. N 93-О, следует, что смыслу пункта 2 статьи 169 НК РФ соответствие счета-фактуры требованиям, установленным пунктами 5 и 6 этой же статьи, позволяет определить контрагентов по сделке (ее субъекты), их адреса, объект сделки (товары, работы, услуги), количество (объем) поставляемых (отгруженных) товаров (работ, услуг), цену товара (работ, услуг), а также сумму начисленного налога, уплачиваемого налогоплательщиком и принимаемую далее к вычету.

Таким образом, требование пункта 2 статьи 169 НК РФ, согласно которому налогоплательщик в качестве основания налогового вычета может представить только полноценный счет-фактуру, содержащий все требуемые сведения, и не вправе предъявлять к вычету сумму налога, начисленную по дефектному счету-фактуре, сведения в котором отражены неверно или неполно, направлено на создание условий, позволяющих оценить правомерность налогового вычета и пресечь ситуации, связанные с необоснованным возмещением (зачетом или возвратом) сумм налога в бюджет.

Исходя из положений Постановления Президиума ВАС РФ N 4047/05 от 18.10.2005 г., требования к порядку составления счетов-фактур относятся не только к полноте заполнения всех реквизитов, но и к достоверности содержащихся в них сведений.

В соответствии с позицией, изложенной в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Требование достоверности первичных учетных документов содержится в статье 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете", что означает необходимость проверки достоверности сведений, содержащихся в первичных документах бухгалтерского учета.

Таким образом, само по себе представление налогоплательщиком в налоговый орган надлежащим образом оформленных документов в целях получения налоговой выгоды не является основанием для ее получения, если налоговым органом будут установлены обстоятельства и представлена совокупность доказательств, свидетельствующих об отсутствии реальности хозяйственных операций.

Из системного анализа указанных положений следует, что обязанность подтверждать правомерность и обоснованность понесенных расходов, налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), имущественных прав, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком; налогоплательщики обязаны предпринять все меры, установленные законодательством, для предоставления достоверных первичных бухгалтерских документов, на основании которых происходит исчисление и уплата налогов.

Законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товара в выставленных счетах-фактурах, договорах. Однако, в связи с тем, что согласно Закону Российской Федерации "О бухгалтерском учете" одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации, а также внешним инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности, то, поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

Право на налоговый вычет носит заявительный характер, в связи с чем именно на налогоплательщика возложена обязанность доказать правомерность возмещения НДС, в том числе путем представления документов, отвечающих критериям статьи 169 НК РФ. При этом документы, подтверждающие расходы, должны отражать достоверную информацию и подтверждать реальность произведенной операции.

При этом доводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны основываться на совокупности доказательств, с бесспорностью подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В свою очередь налогоплательщик, в соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не освобожден от доказывания правомерности требований о возмещении налога на добавленную стоимость из бюджета и принятию расходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль, при этом налогоплательщик должен представить такой пакет документов, который исключает различные противоречия и сомнения как с формальной точки зрения (оформление), так и фактической (осуществление финансово-хозяйственных операций).

Из представленных для налоговой проверки документов следует, что ООО "РЭУ-21" в проверяемом периоде заявлены вычеты по НДС по операциям с ООО "МегаТекс", ООО "Технотрейд" и ООО "Феникс".

Документы от имени ООО "Мега Текс" подписаны Жигаловым Е.А. По взаимоотношениям с ООО "Феникс" налогоплательщиком в налоговый орган представлены счета-фактуры, подписанные от имени ООО "Феникс" Кузьминой В.В. По взаимоотношениям с ООО "Технотрейд" представлены счета-фактуры, подписанные от имени ООО "Технотрейд" Кузьминой В.В.

Из счетов-фактур и актов сдачи-приемки работ следует, что организациями ООО "МегаТекс", ООО "Феникс" оказаны автоуслуги, ООО "Технотрейд" осуществлена поставка ТМЦ (труба стальная, вентиль шаровый по счету-фактуре N 44 от 01.04.2011 г.).

Налоговым органом проведены проверочные мероприятия в отношении контрагентов Общества. Так, в отношении ООО "МегаТекс" (ИНН 4205193618) установлено, что такая организация зарегистрирована 04.02.2010 г., состоит на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска. В ЕГРЮЛ учредителем и руководителем значится Жигалов Е.А.

Из протокола допроса Жигалова Е.А. от 08.08.2012 г. следует, что ООО "МегаТекс" он регистрировал, открывал расчетный счет, осуществлял руководство, подписывал договоры, счета-фактуры, акты, товарно-транспортные накладные, путевые листы. Между тем, Жигалов Е.А. не смог пояснить, у кого и по какому адресу арендовал помещения, транспортные средства. На вопрос о заключении договора с ООО "РЭУ-21" ответил, что не помнит кто подписывал договор, возможно, давал доверенности, но на кого не помнит; возможно, подписывал счета-фактуры, товарные накладные, товарно-транспортные накладные, путевые листы; лично с руководителем ООО "РЭУ-21" не знаком, кто предложил сотрудничество с ООО "РЭУ-21" не помнит.

Также со стороны ООО "МегаТэкс" не были представлены по запросу налогового органа документы, подтверждающих взаимоотношения с ООО "РЭУ-21".

В ходе проверки налоговым органом установлено, что у ООО "МегаТекс" отсутствуют основные средства, в том числе транспортные. Численность в 2010-2011 гг. составила 0 человек, сведения в отношении начисленной и выплаченной заработной платы также отсутствуют.

В отношении ООО "Феникс" (ИНН 4205192766) установлено, что организация 28.01.2010 г. зарегистрирована и поставлена на учет в Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово, в последующем она поставлена на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска. В ЕГРЮЛ учредителем и руководителем значится Кузьмина В.В. ООО "Феникс" не представило документов, подтверждающих взаимоотношения с ООО "РЭУ-21".

В ходе проверки Инспекцией установлено, что у ООО "Феникс" отсутствуют основные средства, в том числе транспортные. Численность в 2010-2011 гг. составила 0 человек, сведения о начисленной и выплаченной заработной плате также отсутствуют.

В отношении ООО "Технотрейд" (ИНН 4205206065) установлено, что организация зарегистрирована и поставлена на учет в Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово, в последующем организация поставлена на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Новосибирска. В ЕГРЮЛ учредителем и руководителем значится Кузьмина В.В. ООО "Технотрейд" не представило документов, подтверждающих взаимоотношения с ООО "РЭУ-21".

В ходе проверки налоговым органом установлено, что у ООО "Технотрейд" отсутствуют основные средства, в том числе транспортные. Численность в 2010-2011 гг. составила 0 человек, сведения в отношении начисленной и выплаченной заработной платы также отсутствуют.

Из пояснений Кузьминой В.В. (протокол допроса от 09.08.2012 г.) следует, что она является учредителем и руководителем ООО "Феникс", ООО "Технотрейд", с ООО "РЭУ-21" заключала договоры, подписывала лично, документы приносил курьер, однако не могла пояснить, какие услуги оказывались. В ходе допроса Кузьмина В.В. также пояснила, что организации ООО "Технотрейд" и ООО "Феникс" осуществляют оптовую торговлю.

Из протокола допроса от 29.11.2011 г. следует, что Кузьмина В.В. ООО "Феникс", ООО "Технотрейд" и другие организации зарегистрировала по просьбе Василициной А.Н., с какой целью не знает, открывала расчетные счета в банке с целью обналичивания денежных средств, которые отдавала их Василициной А.Н.

На основании установленных в ходе проверки обстоятельств налоговый орган поставил под сомнение наличие хозяйственных операций с ООО "Мега Текс", ООО "Феникс", ООО "Технотрейд".

Как следует из решения, в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля налогоплательщиком представлены отрывные талоны путевых листов.

Согласно Постановлению Госкомстата России от 28.11.1997 г. N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте" товарно-транспортная накладная по форме N 1-Т предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом и является документом, определяющим взаимоотношения грузоотправителей - заказчиков автотранспорта с организациями - владельцами автотранспорта, выполнившими перевозку грузов, и служащим для учета транспортной работы и расчетов грузоотправителей или грузополучателей с организациями - владельцами автотранспорта за оказанные им услуги по перевозке грузов.

С учетом этого, затраты на транспортные услуги сторонних организаций могут быть учтены налогоплательщиком в составе расходов и вычетов только при наличии оформленной товарно-транспортной накладной по утвержденной форме N 1-Т.

В соответствии с разделом 2 Приложения к Постановлению Госкомстата России от 28.11.1997 г. N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов в автомобильном транспорте" путевые листы грузового автомобиля являются основным документом первичного учета, определяющим совместно с товарно-транспортной накладной при перевозке товарных грузов показатели для учета работы подвижного состава и водителя, а также для начисления заработной платы водителю и осуществления расчетов за перевозки грузов.

Приказом Минтранса России от 18.09.2008 г. N 152 утверждены обязательные реквизиты и порядок заполнения путевых листов.

Согласно пункту 2 указанного Приказа обязательные реквизиты и порядок заполнения путевых листов применяют юридические лица и индивидуальные предприниматели, эксплуатирующие легковые автомобили, грузовые автомобили, автобусы, троллейбусы и трамваи.

Между тем, предоставленные в материалы дела отрывные талоны путевых листов не содержат всех сведений обязательных к заполнению. В связи с отсутствием всех сведений обязательных к заполнению налоговому органу не представилось возможным установить транспортные средства выполняющие заказ ООО "РЭУ-21".

Налогоплательщиком ни в ходе проведения налоговой проверки, ни при апелляционном обжаловании, ни в ходе судебного разбирательства транспортные накладные представлены не были, документально не подтверждено, какими транспортными средствами оказаны услуги.

При этом, как правомерно отмечает суд первой инстанции, в рассматриваемом случае ООО "РЭУ-21" выступал заказчиком транспортных услуг. В представленных же налогоплательщиком отрывных талонах к путевым листам не заполнены строки по сведениям о государственном номерном знаке, либо указаны неполные сведения о номерном знаке.

Указанное выше обстоятельство поясняет невозможность направления каких либо запросов в ГИБДД и Технадзор - органы, занимающиеся регистрацией соответствующих видов транспорта, на что указывает ООО "РЭУ-21" в апелляционной жалобе.

Более того, в ходе проверки налоговым органом установлено отсутствие у ООО "МегаТекс", ООО "Феникс", ООО "Технотрйд" основных средств, в том числе каких-либо транспортных средств. Данный факт заявителем в суде первой инстанции не опровергнут.

Указанные обстоятельства с учетом того, что налоговым органом установлено отсутствие транспортных средств и иных средств для осуществления деятельности рассматриваемыми контрагентами, не позволяют прийти к выводу о реальности хозяйственных операций в виде оказания спорными контрагентами услуг, поставки товаров. Принимая во внимание вышеизложенное, суд находит не опровергнутыми заявителем выводы налогового органа об отсутствии реальных хозяйственных операций заявителя с ООО "МегаТекс", ООО "Феникс", ООО "Технотрейд".

Несогласие Общества с выводом суда об отсутствии основных и транспортных средств связи с тем, что инспекцией не проверена возможность аренды указанными контрагентами, как транспорта, так и персонала, не принимается судом апелляционной инстанции, поскольку в соответствии со статьями 171, 172 НК РФ применение налоговых вычетов по НДС носит заявительный характер, следовательно, это право должно быть безусловно подтверждено именно Обществом соответствующими доказательствами, что в данном случае отсутствует.

При этом, по встречным проверкам контрагентами документы не предоставлены. Заявителем каких-либо доказательств о том, что услуги были оказаны арендованным транспортом, так же не представлено.

Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, с учетом положений статьи 71 АПК РФ, апелляционный суд приходит к выводу о том, что документы, представленные обществом в обоснование своего права на применение налоговых вычетов по НДС по сделкам со спорными контрагентами, содержат недостоверные и противоречивые сведения; факт реальных хозяйственных отношений общества с названными контрагентами достоверно не подтверждают. Перечисленные обстоятельства в их совокупности и взаимосвязи свидетельствуют не только об отсутствии у контрагента заявителя реальной финансово-хозяйственной деятельности, но и о невозможности реального осуществления заявителем хозяйственных операций с данными контрагентами с учетом отсутствия у последних необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Таким образом, являются правомерными выводы налогового органа о недостоверности представленных заявителем в обоснование заявленных налоговых вычетов по НДС документов, а также об отсутствии реальных хозяйственных операций между заявителем и его контрагентами.

При этом арбитражный суд исходит из того, что предусмотренная частью 5 статьи 200 АПК РФ обязанность государственного органа по доказыванию соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, не может быть расценена, как полностью освобождающая налогоплательщиков от обязанности доказывания тех обстоятельств, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений относительно предмета спора (статья 65 АПК РФ).

Следовательно, на основание этого, и как указано ранее, обязанность доказывания достоверности сведений, содержащихся в документах, представляемых в налоговый орган в подтверждение своего права на применение налоговых вычетов по НДС, лежит на налогоплательщике.

Представление ООО "РЭУ-21" всех необходимых в соответствии с НК РФ документов в обоснование налоговой выгоды с учетом требований статей 169, 171-172 НК РФ, пункта 1 статьи 54 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 N 3-П и в Определении от 25.07.2001 N 138-О, правовой позиции Пленума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", не может являться безусловным доказательством наличия реальных хозяйственных операций, в том числе без обеспечения достоверности сведений, содержащихся в указанных документах.

Как разъяснил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 25.05.2010 N 15658/09, налогоплательщик вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагентов, имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагентов, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагентов необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о недоказанности обществом реальности существования указанных контрагентов как субъектов предпринимательской деятельности, а равно доказательства, указывающие на обстоятельства сотрудничества, в частности с их руководителями.

При этом, судом апелляционной инстанции учитывается, что заявителем не представлено доказательств того, что он располагает сведениями о лице, которое действовало от имени контрагентов, что следует из протокола допроса ЧижовА Ю.В., Белобородова Е.А., указывающих, что Общество работало с представителями организаций, действующих на основании доверенностей. При этом доверенности в материалы дела не представлены.

Согласно статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской деятельностью является осуществляемая на свой риск деятельность, и, не воспользовавшись своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых налогоплательщик, в свою очередь, претендует на право получения налоговых вычетов (уменьшение налогооблагаемой прибыли), Общество несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

Субъект экономической деятельности обязан соблюдать определенного рода осторожность и осмотрительность при выборе контрагентов и осуществлении деятельности, направленной на получение прибыли, поскольку в случае не проявления таковой и не реализации своей обязанности, закрепленной в статье 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", обеспечить соответствие требованию достоверности первичных документов, на основании которых он претендует на право получения налоговых льгот или налоговых вычетов, он в силу статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации несет риск неблагоприятных последствий такого рода бездействия.

Поэтому при заключении сделки заявителю следовало не только проверить у контрагентов учредительные документы и свидетельства о государственной регистрации, ознакомиться со сведениями, внесенными в Единый государственный реестр юридических лиц, но и удостовериться в личности лиц, подписавших спорные договора, а также в наличии у них соответствующих полномочий.

На основании изложенных норм, налогоплательщик не только мог, но и обязан был проверить соответствующие сведения о своих контрагентов по сделке для последующего получения налоговой выгоды.

Доводы апеллянта в указанной части признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными.

Фактически доводы налогоплательщика в рамках рассматриваемого дела и содержание апелляционной жалобы сводятся к опровержению тех доказательств, которые собраны налоговым органом в ходе налоговой проверки, а равно анализу сложившейся по данному вопросу судебной практики.

Вместе с тем, в нарушение ч. 1 ст. 65 АПК РФ, Обществом не представлены документы, свидетельствующие о реальности произведенных им хозяйственных операций со спорными контрагентами с учетом отсутствия у последних возможности осуществить спорные работы, каких-либо первичных документов, свидетельствующих о реальности совершенных операций, а равно опровергающих факты, установленные налоговым органом, в материалы дела Обществом не представлено.

Тогда как презумпция добросовестности налогоплательщиков предполагает, что лицо, претендующее на налоговую выгоду, вытекающую из сделок, заключенных с иными хозяйствующими субъектами, должно проявить достаточную степень осторожности и предусмотрительности, установить правовой статус контрагента по сделке и проверить полномочия лиц, выступающих от имени другой стороны.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 12.02.2008 г. N 12210/07, в случае недобросовестности контрагентов покупатель несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных документов.

Негативные последствия выбора недобросовестных контрагентов лежат на налогоплательщике. Заявляя о своем праве на налоговые вычеты, общество несет корреспондирующую этому праву обязанность представления налоговому органу достоверных сведений, а также доказательств проявления надлежащей степени осмотрительности в предпринимательской деятельности. Недостаточная степень осмотрительности заявителя при выборе своих контрагентов и негативные последствия данного выбора не могут быть переложены на бюджет в виде необоснованного предъявления к вычету налога на добавленную стоимость.

По мнению суда апелляционной инстанции, Обществом не проявлена должная осмотрительность, вопросы о местонахождении организации, о наличии у контрагента материальной базы, штатной численности работников, не выяснялись; полномочия лиц, выступающих от имени другой стороны, не устанавливались. В связи с чем на заявителя правомерно возлагаются неблагоприятные последствия выбора недобросовестного лица.

Оценив представленные на проверку документы именно в их совокупности и взаимосвязи, с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 25.05.2010 г. N 15658/09, суд приходит к выводу о том, что заявителем не представлено доказательств действий Общества с должной осмотрительностью и осторожностью.

С учетом этого, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы Общества суд апелляционной инстанции не усматривает.

В целом доводы апелляционных жалоб не опровергают выводы суда, положенные в основу принятого решения, и не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

Таким образом, принятое арбитражным судом первой инстанции решение является законным и обоснованным, судом полно и всесторонне исследованы имеющиеся в материалах дела доказательства, им дана правильная оценка, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, оснований для отмены решения суда первой инстанции, установленных статьей 270 АПК РФ, а равно принятия доводов апелляционных жалоб у суда апелляционной инстанции не имеется.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 30 декабря 2013 года по делу А27-20805/2012 оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

Л.Е. Ходырева

 

Судьи

Т.В. Павлюк
С.Н. Хайкина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.