Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 ноября 2004 г. N 50-О04-58 Суд изменил приговор, исключив квалифицирующий признак совершения мошенничества "по предварительному сговору группой лиц" и смягчив назначенное осужденному наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 ноября 2004 г. N 50-О04-58

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.,

судей - Ермолаевой Т.А. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 25 ноября 2004 г. кассационные жалобы (основные и дополнительные) осужденных Шухардина В.В., Горфиной Е.О., Матюш Н.А., защитника Шадрина Ю.Ю., на приговор Омского областного суда от 21 апреля 2004 года, по которому

Шухардин В.В.,

осужден по ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к лишению свободы на 9 лет в исправительной колонии общего режима.

Горфина Е.О.,

осуждена по ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к лишению свободы на 8 лет в исправительной колонии общего режима.

Матюш Н.А.,

осуждена по ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен Шухардину, Матюш, Горфиной с 22 апреля 2004 года, с зачетом содержания под стражей с 8 марта 1999 года по 21 апреля 2003 года.

По ст. 210 ч. 3 УК РФ Шухардин, Горфина и Матюш оправданы за отсутствием состава преступления.

Дело в части их обвинения по ст.ст. 174 ч. 3, 327 ч. 2 и 3 УК РФ прекращено определением Омского областного суда от 21 апреля 2004 г. в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

По делу осуждены также Супрун С.В., Стоякин В.В., Девятков В.В., Юдакова Л.М., Шамонко М.П., Чернышенко Н.А., Браславская И.В., Буянова А.И., Вустина А.В., Губаренко Л.С., Евреева В.В., Кошелева Д.О., Пак Е.Б., Петрова (Лузянина) Разин С.В., Смаг И.В., Титов С.В., Ткачева С.А., Турин В.Е., в отношении которых приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступления адвоката Рачковского М.Т. и адвоката Липцер Е.Л. просивших об отмене приговора ввиду рассмотрения дела незаконным составом суда и нарушения права Шухардина на защиту, защитника Шухардину Д.В., которая от своего имени и от имени защитника Шухардиной В.А., поддержала позицию адвокатов, прокурора Модестову А.А., возражавшую против доводов, изложенных в кассационных жалобах, судебная коллегия установила:

по приговору суда Шухардин, Горфина и Матюш признаны виновными в мошенничестве совершенном по предварительному сговору группой лиц, организованной группой с другими осужденными по делу и с иными лицами, с причинением значительного ущерба потерпевшим, в крупном размере.

Преступление совершено ... при изложенных в приговоре обстоятельствах в период 1998 года по 8 марта 1999 г.

Судом установлено, что за период деятельности организованной преступной группы, действующей по принципу финансовой пирамиды, с февраля 1998 года по 8 марта 1999 года путем мошенничества было похищено ... рублей ... копеек.

В судебном заседании осужденные Шухардин, Горфина и Матюш виновными себя не признали.

Осужденный Шухардин в кассационной жалобе и дополнениях выражает несогласие с приговором, т.к. он не соответствует фактическим обстоятельствам дела, вынесен с нарушением уголовно-процессуального закона, несправедлив и постановлен с нарушением его права на защиту.

В обоснование жалобы Шухардин ссылается на то, что приговор основан на недопустимых доказательствах: заключении комплексной психологической эргономический экспертизы, иных следственных действиях, проведенных следователем С., не имеющей надлежащих полномочий, показаниях обвиняемых и потерпевших, изложение которых в приговоре не соответствуют их показаниям, данным в ходе судебного разбирательства.

Считает, что вывод суда о безвозмездности изъятия у потерпевших денежных средств не соответствует показаниям допрошенных лиц и фактическим обстоятельствам дела, т.к. потерпевшим предоставлялся ряд услуг.

В приговоре имеется ссылка и на иные недопустимые, по его мнению, доказательства -оглашенные в зале суда показания потерпевших без установления причин их неявки, без приведения в приговоре оснований к оглашению их показаний, а также на показания обвиняемых в ходе предварительного расследования, полученные под физическим и психическим давлением со стороны органов следствия.

Шухардин ссылается также и на то, что суд в приговоре не описал самого преступного деяния, за которое он осужден, в отношении каких именно потерпевших необоснованно вменил ему в вину признак преступления " причинение значительного ущерба", а также совершение преступления в "составе организованной преступной группы".

Кроме того, он ссылается на то, что вывод суда о совершении длящегося преступления с единым умыслом не основан на материалах дела, необоснованно положены в основу обвинения аудио и видеозаписи, полученные в результате ОРД, без проведения фоноскопической экспертизы. Суд положил в основу приговора доказательства, которые не были исследованы непосредственно в ходе судебного разбирательства.

Предварительное следствие проведено ненадлежащим лицом-следователем С., которая не имела полномочий, поскольку следственная группа создана с нарушением ст. 129 ч. 3 УПК РСФСР, а следователь С. была заинтересована в исходе дела, обвинительное заключение надлежащим образом не утверждено.

Ссылается на то, что не был ознакомлен с материалами дела как обвиняемый в порядке ст. 201 УПК РСФСР или ст. 217 УПК РФ.

Считает, что суд необоснованно не рассмотрел вопрос об объединении дел в отношении него и К., Гурина и П., протокол судебного заседания не соответствует фактическим обстоятельствам судебного заседания и сфабрикован.

Постановление о назначении дела вынесено без его участия, в нем не указано оснований по которым отклонены его ходатайства, не обеспечено его право на защиту, т. к. отводы его адвокату Бань, вызванные разногласием позиций, были необоснованно отклонены судом, не обеспечено его право на защиту путем конфиденциальных бесед с защитником для согласования его позиции, суд не обеспечил участие в разбирательстве дела его защитника Шадрина, нет данных о том, что Шадрин был надлежаще и своевременно извещен о рассмотрении дела.

Приговор постановлен незаконным составом суда, поскольку обвиняемые не заявляли ходатайства о рассмотрении дела с участием народных заседателей после того, как с введением в действие нового уголовно-процессуального кодекса фактически истекли их полномочия и дело должно было рассматриваться без участия народных заседателей.

Протокол судебного заседания не соответствует фактическим обстоятельствам судебного заседания и сфальсифицирован.

Председательствующий по делу- судья Цветков,- является лицом заинтересованным в исходе дела, т. к. неоднократно необоснованно продлевал сроки содержания под стражей подсудимым.

Судебное заседание проходили в ряде случаев в отсутствие подсудимых по делу.

Судебное следствие было проведено без участия защитников.

Вопреки требованиям закона суд удалился не в совещательную комнату, а в кабинет судьи для постановления приговора.

В резолютивной части приговора не указано решения суда по ст.ст. 174 ч. 3, 327 ч. 2 и 3 УК РФ.

Считает, что приговор постановлен в результате судебного разбирательства проведенного в неразумные сроки, суд был лишен возможности на объективное и беспристрастное рассмотрение дела под давлением прессы.

Ссылается на то, что не все заявленные им отводы составу суда и судье Цветкову были рассмотрены в установленном законом порядке.

Суд, по его мнению, не принял надлежащих мер для обеспечения участия в судебном заседании потерпевших и свидетелей.

Приговор является несправедливым в части назначенного наказания, так как судом не учтены все смягчающие обстоятельства, данные о его личности, в частности, наличие малолетнего ребенка, в приговоре суд не мотивировал вывод о невозможности применения к нему ст. 64 УК РФ.

Шухардин ссылается и на то, что суд не учел, что он длительное время содержался под стражей в период расследования и рассмотрения дела.

Приговор является незаконным в части избрания ему меры пресечения в виде заключения под стражу, т.к. по его мнению, такое решение противоречит ст. 239 УПК РФ.

Просит приговор отменить, меру пресечения ему отменить и освободить из-под стражи.

Защитник Шадрин в кассационной жалобе в защиту интересов Шухардина ссылается на то, что приговор является незаконным, необоснованным и несправедливым, неизмеримо жестоким, не соответствует материалам дела и подлежит отмене, однако, каких-либо доводов в обоснование своей жалобы не приводит.

В дополнительной (к жалобе Шухардина) кассационной жалобе защитник Шадрин, анализируя положения уголовно-процессуального закона (ст.ст. 2, 4, 30 УПК РФ), ст. 7 Федерального закона "О введении в действие УПК РФ" и ссылаясь на то, что институт народных заседателей в Российской Федерации ликвидирован с 1 января 2004 г., считает, что приговор по делу вынесен незаконным составом суда.

С учетом приведенных в жалобе доводов, просит об отмене приговора в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и прекращении дела с освобождением Шухардина из-под стражи.

В дополнительной (к жалобе Шухардина) кассационной жалобе защитник Шухардина Д.В. просит об отмене приговора со ссылкой на рассмотрение дела незаконным составом суда.

Осужденная Горфина, не приводя в кассационной жалобе каких-либо подробных доводов, выражает несогласие с приговором.

В дополнительной кассационной жалобе, ссылаясь на то, что на день постановления приговора отбыла уже более половины назначенного ей срока наказания, считает, что указанное обстоятельство влечет возможность смягчения наказания вплоть до полного освобождения от него, либо условий его отбывания.

В связи с изложенным просит об отмене приговора как несправедливого в части назначенного наказания и об освобождении от назначенного наказания.

Осужденная Матюш в кассационной жалобе выражает несогласие с приговором, не приводя подробных доводов в обоснование своей жалобы.

В дополнительной кассационной жалобе ссылаясь на отбытие на момент вынесения приговора более половины назначенного срока наказания, и приводя доводы, аналогичные доводам, изложенным в дополнительной кассационной жалобе Горфиной, также просит приговор отменить в части назначенного наказания и освободить ее от наказания.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Шухардина, Горфиной и Матюш осужденные Супрун, Губаренко, Смага, Девятков, Буянова просят удовлетворить жалобы, считая, что дело незаконно рассмотрено в составе судьи и народных заседателей в связи с тем, что уголовно-процессуальным кодексом не предусмотрено после 1 января 2004 г. рассмотрение дел с участием народных заседателей.

Государственный обвинитель в возражениях на кассационные жалобы осужденных, просит приговор оставить без изменения, считая их доводы необоснованными.

Проверив материалы дела, обсудив изложенные в кассационных жалобах доводы, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о доказанности вины Шухардина, Матюш и Горфиной в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами, получившими надлежащую оценку суда: показаниями потерпевших по делу, подробно изложенными в приговоре об обстоятельствах, при которых они, передавали различные денежные суммы в структуры ОВП "...", проходили анкетирование, надеясь на получение высокооплачиваемой работы, посещали лекции и семинары, которые проводили в том числе и лица, осужденные по настоящему приговору.

Из показаний потерпевших следует, что решение о передаче денежных сумм, в том числе и значительных, было ими принято, как они считают, неосознанно, под психологическим воздействием, которое создавалось организаторами, обстановкой и атмосферой в зале.

Допрошенные лица подтвердили, что им был причинен значительный материальный ущерб, они были обмануты.

Вывод суда о доказанности вины осужденных подтвержден также выводами комплексной маркетинговой, психологической экспертизы, выводы которой подробно изложены и проанализированы в приговоре, аудио-и видеозаписями, письменными документами-анкетами, заявлениями, листами собеседований, расписками о "пожертвованиях", подтверждающими факты передачи денег потерпевшими в структуры ОВП "...".

Утверждение в жалобе Шухардина о том, что суд без достаточных оснований огласил показания не явившихся в судебное заседание свидетелей и потерпевших и не указал в приговоре основания к оглашению показаний не допрошенных свидетелей и потерпевших, что свидетельствует о его необоснованности, не соответствует материалам дела.

К материалам дела приобщены документы, подтверждающие причины неявки в судебное заседании потерпевших и свидетелей, чьи показания были оглашены и исследованы в ходе судебного разбирательства.

При изложении показаний этих лиц в приговоре имеется ссылка на положения уголовно-процессуального закона, в соответствии с которыми показания оглашены и исследованы в судебном заседании.

При таких обстоятельствах нарушений требований ст. 307 УПК РФ, регламентирующей содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, судебная коллегия не усматривает.

Доводы Шухардина о том, что приговор основан на недопустимых доказательствах, не основаны на законе.

В соответствии со ст. 75 УПК РФ недопустимыми являются доказательства, при собирании которых нарушены требования уголовно-процессуального закона.

Таких данных в отношении доказательств, приведенных в приговоре, не усматривается.

Доводы Шухардина о том, что суд незаконно сослался в приговоре как на доказательство на аудио- и видеозаписи, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности несостоятельны, т.к. ссылка на них в приговоре не противоречит требованиям ст. 89 УПК РФ.

Результаты оперативно-розыскных мероприятий были рассекречены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и Законом "Об оперативно-розыскной деятельности" (т. 11), признаны вещественными доказательствами, приобщены к делу, исследованы в ходе предварительного расследования и в судебном заседании.

Доводы о том, что заключение комплексной психологической, маркетинговой, эргономической экспертизы является недопустимым доказательством исследовались в судебном заседании и являются необоснованными.

С постановлением о назначении экспертизы и составом экспертной комиссии Шухардин был ознакомлен (т. 12 л.д. 10-12, 20-33) ходатайств и отводов экспертам не заявлял.

То обстоятельство, что эксперты подписали общее заключение, а не отдельные его части не противоречит требованиям ст. 80 УПК РФ, о чем содержатся мотивированные суждения в приговоре, которые признаются обоснованными.

Утверждение Шухардина о том, что эксперт В., подписавший заключение экспертизы, является заинтересованным в исходе дела лицом, что свидетельствует о недопустимости данного доказательства, не соответствует материалам дела.

Эти доводы Шухардина исследовались в судебном заседании и получили оценку в приговоре.

Как видно из дела, эксперт В. подписал заключение экспертизы как секретарь экспертной комиссии, в проведении экспертных исследований не участвовал, а выполнял чисто технические функции по редактированию текста.

То обстоятельство, что В. по приглашению своих знакомых посещал один из семинаров ОВП ...", не может являться основанием к признанию его заинтересованным в исходе дела лицом, т.к. свидетелем либо потерпевшим по делу он не является.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, заключение комплексной экспертизы является допустимым доказательством.

Выводы комплексной экспертизы были исследованы в судебном заседании.

Председатель комиссии полностью подтвердил заключение экспертизы.

Экспертные исследования проведены комиссией высококвалифицированных и компетентных специалистов, имеющих в своем распоряжении необходимые материалы дела.

Эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Их выводы подробны и научно обоснованны, а поэтому не доверять им оснований не имеется.

Доводы осужденных, содержащиеся в кассационных жалобах и возражениях на кассационные жалобы, принесенных осужденными Супрун, Губаренко, Смага, Девяткова, Буяновой о незаконности состава суда, рассмотревшего дело по существу со ссылкой на то, что в связи с введением в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ рассмотрение дел такой категории предусмотрено единолично судьей, несостоятельна.

Дело было назначено к рассмотрению в составе судьи и двух народных заседателей.

Рассмотрение дела по существу было начато в судебном заседании 14 августа 2001 г. в составе судьи и двух народных заседателей, которые были выбраны в результате жеребьевки, т.е. в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, действовавшего на тот момент.

Поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 242 УПК РФ дело рассматривается одним и тем же составом суда, а уголовно-процессуальный закон обратной силы не имеет, судебная коллегия не усматривает нарушений закона в том, что рассмотрение дела было закончено по существу тем же составом суда, который начал его рассмотрение.

Доводы Шухардина о том, что он не был ознакомлен с материалами дела, несостоятельны и противоречат материалам дела, поскольку возможность ознакомления с материалами дела ему была предоставлена как при окончании предварительного расследования, так и в судебном заседании, о чем имеются соответствующие документы.

Доводы Шухардина о том, что в процессе предварительного расследования осужденные давали показания в результате незаконных методов со стороны следствия, что свидетельствует об их недопустимости в качестве доказательств, судебная коллегия не может признать убедительными.

При допросах осужденных были соблюдены нормы уголовно-процессуального закона, им разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, их процессуальные права, они неоднократно допрашивались в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона. Из протокола судебного заседания видно, что в ходе открытого судебного разбирательства в присутствии адвокатов, т.е. в условиях, исключающих возможность оказания какого-либо давления, они давали аналогичные ранее данным показания о фактических обстоятельствах дела.

Анализ материалов дела свидетельствует о том, что в основу приговора положены доказательства, исследованные в установленном законом порядке в судебном заседании, и им дана надлежащая оценка.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебная коллегия не усматривает.

Доводы Шухардина о том, что судом в приговоре не принято решения в части его обвинения по ст.ст. 174 ч. 3, 327 ч. 2 и 3 УК РФ, что свидетельствует о его необоснованности, не основаны на законе.

Уголовное дело в части обвинения Шухардина, Горфиной и Матюш по ст.ст. 174 ч. 3, 327 ч. 2 и 327 ч. 3 УК РФ обоснованно прекращено отдельным определением Омского областного суда от 21 апреля 2004 года за отсутствием в действиях их состава преступления в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Ссылка Шухардина на то, что судья - председательствующий по делу, был заинтересован в исходе дела и вынесении незаконного приговора, т.к. неоднократно, незаконно, по его мнению, продлевал ему срок содержания под стражей, не может быть признана обоснованной.

Рассмотрение вопроса о продлении срока содержания под стражей в соответствии со ст.ст. 60-63 УПК РФ не является препятствием для судьи участвовать в рассмотрении дела по существу.

Согласно ст. 255 УПК РФ срок содержания под стражей при рассмотрении дела продляется судом в производстве которого находится дело, что свидетельствует о том, что вопросы продлении срока содержания под стражей разрешены вышеуказанным составом суда в соответствии с требованиями закона.

При продлении срока содержания под стражей вопросы о виновности подсудимых не рассматривались и не предрешались.

Законность принятых решений о продлении срока содержания под стражей проверялась в кассационном порядке.

Ссылка Шухардина в жалобе на то, что судебное разбирательство происходило в отсутствие подсудимых, как на основание для отмены приговора, не может быть признана убедительной.

Судебное разбирательство по делу происходило в течение длительного времени в материалах дела имеются данные о причинах отсутствия подсудимых, в частности, сведения о невозможности участия в судебном заседании ввиду болезни. Наряду с этим в деле имеются заявления подсудимых с просьбой о рассмотрении дела в их отсутствие при невозможности явки в судебное заседание ввиду болезни и т.д.

Возможность продолжения судебного разбирательства в отсутствие кого- либо из подсудимых обсуждалась с участниками процесса, по данным вопросам выносились соответствующие решения суда. При этом обстоятельства обвинения, касающиеся отсутствующего подсудимого, не исследовались, тем не менее, при отсутствии подсудимого защиту его интересов в его отсутствие представлял адвокат.

Адвокаты не возражали против продолжения рассмотрения дела в отсутствие подзащитных по обстоятельствам, не касающимся их обвинения.

Исследование обстоятельств дела в отсутствие Шухардина не проводилось.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может признать основанием для отмены приговора указанные доводы.

Доводы Шухардина о нарушении права на защиту вследствие рассмотрения дела при отсутствии его защитника Шадрина Ю.Ю. несостоятельны.

Согласно имеющимся материалам дела, защитник Шадрин был надлежаще извещен о времени и месте рассмотрения дела и принимал участие в подготовительной стадии судебного заседания. В дальнейшем он был извещен повестками (направленными с курьером) о времени рассмотрения дела, однако, в судебное заседание не являлся.

Из дела видно, что защитник Шадрин о ходе судебного разбирательства был осведомлен, он принимал участие в кассационном рассмотрении постановлений о продлении срока содержания под стражей, посещал Шухардина в следственном изоляторе в ходе судебного разбирательстве.

Кроме того, на всем протяжении судебного разбирательства защиту Шухардина осуществлял квалифицированный профессиональный защитник Бань, об участии которого ходатайствовал сам Шухардин еще в стадии ознакомления с материалами дела, а поэтому право на защиту Шухардина не может быть признано нарушенным.

Ссылка Шухардина на то, что он неоднократно просил отстранить адвоката Бань от участия в процессе ввиду разногласий в позиции защиты, что свидетельствует о нарушении права на защиту, несостоятельна.

Заявленный адвокату Бань отвод был обсужден в установленном законом порядке. При этом установлено, что адвокат осуществлял защиту Шухардина в порядке ст. 49 УПК РФ, активно участвовал в судебном заседании, поддерживал ходатайства Шухардина и сам заявлял ходатайства, направленные на защиту его интересов.

Как следует из протокола судебного заседания, Шухардин не заявлял ходатайства о том, чтобы в судебное заседание был допущен какой-либо конкретный адвокат, с которым он заключил соглашение для осуществления своей зашиты.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает нарушения права Шухардина на защиту в связи с отказом в удовлетворении его ходатайства об отводе адвокату Бань.

Обвинительное заключение по настоящему делу, вопреки доводам Шухардина, утверждено в соответствии с уголовно-процессуальным законом заместителем прокурора ... области.

Доводы Шухардина о нарушении норм уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела, создании следственной группы были исследованы в судебном заседании и признаны необоснованными, о чем приведены мотивированные суждения в приговоре. Оснований не согласиться с выводами суда не имеется.

Следователем было своевременно вынесено постановление о принятии дела к своему производству на основании поручения руководителя следственного подразделения.

С постановлениями о создании следственной группы, куда входила и следователь С., Шухардин был ознакомлен, отводов не заявлял и не представлял никаких возражений по поводу состава следственной группы. При таких обстоятельствах судебная коллегия не может признать обоснованной ссылку Шухардина на недопустимость в качестве доказательств протоколов следственных действий, проведенных следователем С.

Доводы Шухардина о том, что была нарушена тайна совещательной комнаты при постановлении приговора, т.к. состав суда удалился не в совещательную комнату, а в кабинет судьи, не основаны на законе.

Тайна совещания судей гарантируется прежде всего тем, что в совещательной комнате, при постановлении приговора находятся только судьи, которые входят в состав суда по данному делу.

Каких-либо данных, свидетельствующих о нарушении тайны совещания судей в кассационной жалобе не приведено, а по смыслу ст. 298 УПК РФ фактическое нахождение совещательной комнаты в кабинете судьи не запрещается.

Утверждение Шухардина о нарушении судом ст.ст. 239, 255 УПК РФ со ссылкой на то, что суд не имел права при постановлении приговора изменять ему меру пресечения, поскольку мера пресечения в виде содержания под стражей была ему ранее отменена, не основано на законе.

В соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ при постановлении обвинительного приговора должно быть принято решение о мере пресечения в отношении подсудимого до вступления приговора в законную силу.

Шухардин признан виновным и осужден по приговору по ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к реальному лишению свободы на длительный срок. При таких обстоятельствах решение суда об изменении ему меры пресечения соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

В соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ судом при постановлении приговора разрешен вопрос и о зачете времени предварительного содержания под стражей Шухардина, Матюш и Горфиной в срок наказания, назначенного по приговору.

Ссылка в жалобе Шухардина на то, что протокол судебного заседания не соответствует действительности и сфабрикован, несостоятельна, поскольку замечания на протокол судебного заседания, принесенные Шухардиным отклонены как необоснованные

Доводы Шухардина о "неразумных", по его мнению, сроках судебного разбирательства по делу, не могут являться основанием для отмены приговора.

Длительное рассмотрение дела обусловлено его большим объемом, необходимостью допроса большого числа лиц, а перерывы в судебном заседании объявлялись в связи с ходатайствами осужденных и их защитников о необходимости ознакомиться с материалами дела, просмотреть видеозаписи, а также в связи с болезнью участников процесса, в отсутствие которых продолжать рассмотрение дела было невозможно.

В материалах дела не содержится данных о том, что имевшие место публикации в прессе, повлияли на законность и обоснованность принятого по делу решения.

Судебная коллегия считает, что вывод суда о доказанности вины Шухардина, Горфиной и Матюш в содеянном является правильным и их действия правильно квалифицированы по ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ. При этом приговоре, вопреки утверждению Шухардина, содержится описание преступного деяния с изложением предусмотренных ст. 73 УПК РФ обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу с указанием места, времени и способа совершения преступления, формы вины и иных предусмотренных законом обстоятельств.

Суд сделал обоснованный вывод о том, что Шухардин являлся руководителем организованной преступной группы, поскольку это обстоятельство подтверждается показаниями осужденных Чернышенко, Шамонко, Гусаренко, Супруна, Буяновой, Браславской, Кошелева, Пака, Титовой, Петровой (Лузяниной), из которых следует, что Шухардин являлся руководителем ОВП, его указания были обязательны для всех, он назначал и снимал с должности "консультантов" контролировал работу консультантов, налагал штрафы за нарушения, проводил информационные блоки и семинары по правилам приглашения гостей с консультантами и бизнесменами, подписывал документы и поздравлял вновь вступивших в общество со вступлением в него.

Доводы Шухардина о том, что вывод суда о совершении преступления организованной группой является необоснованным, не могут быть признаны убедительными.

Вывод суда о совершении преступления организованной группой в приговоре надлежаще мотивирован и соответствует требованиям закона.

При этом суд сделал обоснованный вывод о том, что все участники организованной группы являются соисполнителями и согласно ч. 2 ст. 34 УК РФ несут ответственность как исполнители преступления.

Доводы Шухардина о том, что вывод суда о совершении длящегося преступления, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, не могут быть признаны состоятельными.

Как обоснованно установлено судом, осужденные объединились в организованную преступную группу для совершения хищения чужого имущества путем мошенничества. Совершенное ими преступление складывалось из тождественных действий, преследующих общую цель неправомерного завладения чужим имуществом, которое охватывалось единым умыслом и составляет одно длящееся преступление.

Доводы Шухардина о том, что изъятие имущества у потерпевших не может быть признано безвозмездным, поскольку им оказывался определенный перечень услуг и спонсорская помощь, были тщательно исследованы при рассмотрении дела и обоснованно получили критическую оценку в приговоре, не согласиться с которой оснований не имеется.

Выводы суда о значительности причиненного материального ущерба потерпевшим в приговоре, вопреки утверждению в жалобе, надлежаще мотивированы.

Вместе с тем судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора в отношении Шухардина, Матюш и Горфиной квалифицирующий признак совершения мошенничества "по предварительному сговору группой лиц" как излишне вмененный, поскольку действия осужденных, как установлено судом, заранее объединившихся для совершения преступления, полностью охватываются признаком совершения мошенничества организованной группой.

Наказание Шухардину назначено в пределах санкции закона, по которому он признан виновным .

Суд надлежаще мотивировал свой вывод о необходимости назначения ему наказания в виде реального лишения свободы.

При этом суд указал в приговоре конкретные обстоятельства, свидетельствующие о характере и степени общественной опасности преступления и данные о личности виновного.

Особо активная роль Шухардина при совершении преступления обоснованно принята во внимание как обстоятельство, отягчающее наказание, в соответствии с требованиями ст. 63 УК РФ.

Утверждение Шухардина о том, что суд нарушил требования закона, не приведя в приговоре основания, по которым считает невозможным применить к нему при назначении наказания ст. 64 УК РФ, не основаны на законе.

Применение ст. 64 УК РФ является правом суда, а не его обязанностью, в связи с чем суд в приговоре должен мотивировать лишь основания ее применения, а поэтому нарушений требований ст. 307 УПК РФ с учетом вышеприведенных доводов Шухардина, судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, поскольку суд во вводной части приговора признал, что на иждивении Шухардина находится малолетний ребенок - 1995 г.р., данное обстоятельство в соответствии со ст. 61 УК РФ, судебная коллегия признает смягчающим наказание и считает возможным смягчить назначенное Шухардину наказание.

Доводы осужденных Горфиной и Матюш о несправедливости назначенного им наказания, не могут быть признаны обоснованными.

При назначении наказания Горфиной и Матюш суд принял во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, их роль в совершении преступления, наличие у Матюш на иждивении детей, состояние ее здоровья.

Наказание, назначенное им в пределах санкции уголовного закона, по которому они осуждены, является соразмерным содеянному.

Исключение из приговора ошибочно вмененного им в вину квалифицирующего признака мошенничества "по предварительному сговору группой лиц" не уменьшает объема обвинения и степени общественной опасности совершенного преступления, в связи с чем оснований для смягчения наказания Горфиной и Матюш судебная коллегия не усматривает.

Просьба осужденных Матюш и Горфиной об освобождении их от наказания в связи с отбытием более половины срока назначенного наказания к моменту постановления приговора, не подлежит удовлетворению при рассмотрении дела в кассационном порядке, поскольку рассмотрение вопроса об условно-досрочном освобождении производится в соответствии со ст. 175 УИК РФ.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Омского областного суда от 21 апреля 2004 года в отношении Шухардина В.В., Горфиной Е.О. и Матюш Н.А. изменить: исключить из приговора квалифицирующий признак совершения мошенничества "по предварительному сговору группой лиц" и смягчить назначенное Шухардину В.В. наказание до 8 (восьми) лет лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Шухардина, Горфиной, Матюш и защитника Шадрина Ю.Ю.- без удовлетворения.

 

Председательствующий

Кудрявцева Е.П.

 

Судьи

Ермолаевай Т.А.

 

 

Линская Т.Г.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 ноября 2004 г. N 50-О04-58


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.