Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Новеллы Гражданского кодекса Российской Федерации: астрент (А.О. Майстренко, журнал "Экономика и право. XXI век", N 2, апрель-июнь 2016 г.)

Новеллы Гражданского кодекса Российской Федерации: астрент


А.О. Майстренко,

студент группы Ю3-2 юридического факультета

ФГОБУ ВО "Финансовый университет

при Правительстве Российской Федерации"


Журнал "Экономика и право. XXI век", N 2, апрель-июнь 2016 г., с. 25-28.


По прошествии почти одного года с момента вступления в силу поправок в Гражданский кодекс РФ, коснувшихся общей части обязательственного права, представляется, что целесообразно проанализировать правовую природу и практику применения одного из средств обеспечения прав кредиторов, предложенных законодателем, - астрента. Тем более актуально данное исследование в свете недавнего утверждения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" [5] (далее - Постановление Пленума ВС РФ), в котором сформулирована, в частности, позиция Верховного Суда по ключевым вопросам правоприменения астрента, призванная внести единообразие в столь неоднозначную судебную практику данной правовой конструкции.

Данный институт отечественным законодателем закреплен в ст. 308.3 ГК РФ [2] и назван им иначе: речь идет о взыскании денежной суммы в случае неисполнения судебного акта. Однако, будучи не названа прямо астрентом, предусмотренная правовая конструкция в действительности очень близка к французскому l'astreinte, который исторически берет свое начало из судебной практики Франции.

Согласно п. 1 ст. 308.3 ГК РФ [2], суд по требованию кредитора (требующего по суду исполнения обязательства в натуре) вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Неслучайно законодатель при упоминании денежной суммы отсылает к п. 1 ст. 330 ГК РФ [2] (понятие неустойки), определяя тем самым, что астрент, по существу, является не просто выплатой на случай неисполнения судебного акта, но возможен только при совпадении с условием, что судебный акт не исполнен в части обязания должника к исполнению обязательства, возникшего между сторонами до обращения в суд (упоминаемое Постановление Пленума ВС РФ прямо называет денежную сумму, присуждаемую в порядке ст. 308.3 ГК РФ, "судебной неустойкой"). Определение этого условия необходимо для определения круга правоотношений, к спору о которых может быть применим астрент.

Ввиду необходимости соблюдения двух условий - неисполнения обязательства и неисполнения судебного акта, принуждающего к его исполнению, - наличествует дуализм понимания правовой природы астрента как явления материально-правового и процессуально-правового.

Астрент процессуальным правом воспринимается в той его части, что его выплата предусмотрена на случай неисполнения судебного акта, материально мотивируя тем самым должника осуществить волю суда. Согласно этой позиции, астрент близок к признанию его одной из обеспечительных мер, перечень которых открыт для судов (ст. 140 ГПК РФ [3], ст. 91 АПК РФ [1]). Отнесение астрента к мерам по обеспечению судебного акта относимо в той части, что его назначение возможно только по заявлению кредитора в случаях, если неприсуждение его может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта.

В определенной мере астрент выполняет также функции, свойственные судебному штрафу (гл. 8 ГПК РФ [3], гл. 11 АПК РФ [1]) как денежному взысканию с должника, не исполняющего судебный акт. И астрент, и судебный штраф налагаются судом с целью обязать к должному поведению и, следовательно, имеют целью обеспечить эффективность и действенность судебного разбирательства. Однако астрент, в отличие от судебного штрафа, присуждается не по инициативе суда и не в пользу бюджета бюджетной системы РФ, а только в пользу кредитора при его волеизъявлении (примечательно, что законодательством Португалии предусмотрено распределение астрента между кредитором и бюджетом).

Для выплаты астрента необходимо продолжение нарушения обязательства после вступления в законную силу судебного акта, обязывающего должника к его исполнению. Длящееся неисполнение обязательства и после понуждения в судебном порядке влечет за собой продолжение убытков кредитора, компенсировать которые и призван астрент.

При этом размер будущих (на момент вынесения судебного акта о присуждении астрента) убытков кредитора не всегда поддается точному расчету, что в значительной мере осложняет задачу суда по присуждению денежной суммы, препятствующей извлечению кредитором выгоды из незаконного поведения должника. В противовес этому суду следует исходить не только из суммы предполагаемых убытков кредитора, но и из финансовых возможностей должника, руководствуясь прямым назначением астрента - стимулированием к исполнению, так как порой должнику материально выгодно (прежде всего должнику - предпринимателю) не исполнять обязательство; размер денежной суммы, подлежащей уплате в случае неисполнения судебного акта, должен быть значительным для него. Потому исчисление размера астрента для суда, ввиду неопределенности параметров его исчисления и проблематичности определения разумного баланса интересов кредитора и должника, присуждение эффективного, но не разорительного "штрафа" - первостепенная задача, выполнение которой способно реализовать главную цель астрента, а именно упредить неисполнение должником судебного акта. Позиция Верховного Суда РФ свидетельствует о превалировании учета финансовых возможностей именно должника: "В результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение" [5].

При этом представляется, что из всего многообразия форм астрента - единовременной суммы, периодических платежей, процентов от денежной суммы или стоимости имущества, платежи по прогрессивной шкале, прогрессия в расчете является действенным инструментом для достижения баланса интересов кредитора и должника, так как в достаточной мере устанавливает зависимость конечного размера астрента от воли самого должника, тем самым стимулируя его к скорейшему исполнению судебного акта.

Астрент - многофункциональный инструмент воздействия на должника, практика применения которого в интересах не только кредитора, но и самого суда, как и исполнительного производства. С одной стороны, астрент преследует цель покрыть убытки кредитора вследствие неисполнения судебного акта в его пользу, с другой стороны, превентивный характер астрента как стимула к своевременному исполнению судебного акта в значительной мере упрощает задачи судебного пристава.

Законодатель в п. 1 ст. 308.3 ГК РФ [2] определяет, что астрент применим к спорам об исполнении обязательства в натуре. Однако, как показывает судебная практика, сложившаяся к настоящему моменту, круг обязательств, в случае нарушения которых возможен к присуждению астрент, не был понят судами однозначно в части применения ст. 308.3 ГК РФ к денежным обязательствам. Неопределенность судебной практики по этому вопросу отчасти объяснима тем, что до принятия упоминаемого Постановления Пленума ВС РФ, еще до своего закрепления в ГК РФ [2], астрент практиковался судами по инициативе ВАС РФ. В соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта" [4] (далее - Постановление Пленума ВАС РФ), действовавшим чуть более года, суду при удовлетворении требований о взыскании денежных сумм следует присуждать в пользу истца проценты на денежную сумму как последствие неисполнения судебного акта за период между вступлением в законную силу судебного акта до момента его фактического исполнения, размер которых не мог быть менее ставки рефинансирования Банка России.

Однако с принятием очередного блока поправок в ГК РФ и последующей отменой указанного пункта Постановления N 22 [4], в судебной практике присуждение астрента по спорам из денежного обязательства стало исключением. Суды руководствовались п. 1 ст. 308.3 ГК РФ [2], согласно которому астрент применим только к обязательствам по исполнению в натуре, суды же, склонные к присуждению астрента по денежным обязательствам [6], исходят из ст. 12 ГК РФ [2], относя требование о взыскании с должника денежной суммы по обязательству к такому способу защиты гражданских прав, как присуждение к исполнению обязанности в натуре, так как законодательством специальный способ защиты по денежным обязательствам не предусмотрен и в обязанности уплатить денежные средства последние выступают в качестве имущества, подлежащего передаче.

Вместе с тем Постановление Пленума ВС РФ оставляет надежду, что в ближайшее время судебная практика придет к единообразию в понимании вопроса (на наш взгляд, узкому, но в своей ясности полезному), так как, согласно п. 30 данного Постановления [5], "судебная неустойка" не подлежит присуждению на случай неисполнения денежных обязательств, как и по спорам административного характера, трудовым, пенсионным, социальным, семейным спорам правила п. 1 ст. 308.3 ГК РФ астрент не подлежит применению.

Если неприменение астрента к спорам из публичных, семейных, трудовых правоотношений вполне объяснимо, то запрещение присуждения астрента по неисполнению денежных обязательств представляется излишним, так как значительно ограничивает практику его применения, не предлагая иных действенных механизмов побуждения к исполнению денежных обязательств. Остается надеяться, что данная позиция будет пересмотрена в дальнейшем. Равно как и положение Постановления Пленума ВС РФ [5] (п. 31) об обязательности присуждения астрента по заявлению кредитора в случае удовлетворения его требований не представляется действенным и способно породить пагубную практику формального присуждения номинальной по размеру денежной суммы, которая не способна стимулировать должника и компенсировать убытки кредитора [7]. Действеннее вернуться (по отношению к позиции ВАС РФ) к передаче инициативы присуждения астрента суду, защитив тем самым интересы кредиторов, не знакомых с относительно новым инструментов воздействия на должника.

Таким образом, астрент представляется полезным для гражданского оборота и исполнительного производства механизмом понуждения должника к исполнению обязательств в натуре и судебных актов о спорах в случае их нарушения. Представляется, что сформулированная позиция Верховного Суда РФ по противоречивым вопросам правоприменения астрента положительно увеличит практику обращения к "судебной неустойке", что позволит данному инструменту ответственности эффективно защищать имущественные интересы кредитора, стимулировать должника к соблюдению судебных актов и положительно влиять на исполнительное производство в целом.


Список литературы:


[1] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 29.06.2015) // Собрание законодательства РФ. 29.07.2002. N 30. Ст. 3012.

[2] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. N 32. Ст. 3301.

[3] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 06.04.2015; с изм. и доп., вступ. в силу с 01.05.2015) // Собрание законодательства РФ. 18.11.2002. N 46. Ст. 4532.

[4] Постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22 (ред. от 23.06.2015) "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта" // Вестник ВАС РФ. 2014. N 6.

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств".

[6] Решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.09.15 по делу N 40-138882/15.

[7] Решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 14.09.15 по делу N 56-49888/2015.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Майстренко А.О. Новеллы Гражданского кодекса Российской Федерации: астрент


Maystrenko A.O. Short stories of the Civil code of the Russian Federation: astrent


А.О. Майстренко - студент группы Ю3-2 юридического факультета ФГОБУ ВО "Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации"


A.O. Maystrenko - student of Yu3-2 group of law department FGOBOU WAUGH "Financial University under the Government of the Russian Federation"


В работе проанализирована правовая природа астрента, установленного в пункте 1 статьи 308.3 Гражданского кодекса РФ. Рассматриваются материально- и процессуально-правовые аспекты данной конструкции и ее функции. Определен круг обязательств, в отношении нарушений которых возможно присуждение астрента, и его недостатки. Оценены несовершенства правового регулирования и предложены механизмы для повышения эффективности правоприменения.


In operation the legal nature of the astrent set in paragraph 1 of article 308.3 of the Civil code of the Russian Federation is analyzed. The material and procedural and legal aspects of this construction and its function are considered. The circle of obligations concerning which violations judgment of an astrent, and its shortcomings is possible is defined. Imperfections of legal regulation are estimated and mechanisms for increase of efficiency of right application are offered.


Ключевые слова: астрент, судебная неустойка, нарушение обязательств, нарушение судебного акта, общая часть обязательственного права.


Keywords: астрент, judicial penalty, violation of obligations, violation of the judicial act, common part of a liability law.

Журнал "Экономика и право. XXI век"


Ежеквартальный аналитический научно-информационный журнал, посвященный актуальным вопросам развития экономической и юридической науки, иным теоретико-правовым и практическим вопросам экономического развития и применения права в современной жизни