Решение Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 февраля 2014 г. N ВАС-14127/13 О признании абзацев второго и третьего подпункта "а" пункта 4 Правил определения стоимости и оплаты услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства РФ от 9 ноября 2009 г. N 910, не противоречащими действующему законодательству

Решение Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 февраля 2014 г. N ВАС-14127/13

 

Именем Российской Федерации

 

Резолютивная часть решения объявлена 5 февраля 2014 г.

Полный текст решения изготовлен 12 февраля 2014 г.

 

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Самуйлова С.В., судей Бондаренко С.П., Кирейковой Г.Г.,

при ведении протокола помощником судьи Сулеймановым М.Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании заявления открытого акционерного общества "Монди Сыктывкар ЛПК" (г. Сыктывкар, ИНН 1121003135, ОГРН 10211001121194) от 20.09.2013 N 24/8677, общества с ограниченной ответственностью "Ново-Рязанская ТЭЦ" в лице Рязанского филиала (г. Рязань, ИНН 1655063821, ОГРН 1041621008824) и общества с ограниченной ответственностью "Сыктывкарский фанерный завод" (г. Сыктывкар, ИНН 1121009024, ОГРН 1021101120380) о признании недействующими абзацев второго и третьего подпункта "а" пункта 4 Правил определения стоимости и оплаты услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 09.11.2009 N 910,

при участии в судебном заседании представителей:

от заявителя - открытого акционерного общества "Монди Сыктывкар ЛПК" - Белых Л.И. (доверенность от 09.02.2011), Киктев В.А. (доверенность от 25.11.2013 N 242), Понькин И.С. (доверенность от 24.06.2013);

от заявителя - общества с ограниченной ответственностью "Ново-Рязанская ТЭЦ" в лице Рязанского филиала - Козьмин Г.В. (доверенность от 05.12.2013 N 79), Румянцева Л.В. (доверенность от 01.04.2013 N 23);

от Правительства Российской Федерации в лице Министерства энергетики Российской Федерации - Семейкин А.Ю.; в лице Федеральной службы по тарифам России - Бедняков Д.И. (доверенность от 17.04.2013 N ДБ/13), Мецаев Б.К. (доверенность от 13.08.2013 N 13/13); Михеев И.Р. (доверенность от 13.05.2013 N 9/13);

от открытого акционерного общества "Системный оператор Единой энергетической системы" - Мальцан З.С. (доверенность от 19.02.2013 N 01-16).

УСТАНОВИЛ:

открытое акционерное общество "Монди Сыктывкар ЛПК" (далее - общество), общество с ограниченной ответственностью "Ново-Рязанская ТЭЦ" в лице Рязанского филиала (далее - ТЭЦ), общество с ограниченной ответственностью "Сыктывкарский фанерный завод" (далее - Завод) обратились в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации с заявлениями о признании недействующими абзацев второго и третьего подпункта "а" пункта 4 Правил определения стоимости и оплаты услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 09.11.2009 N 910 (далее Правила N 910) как не соответствующих Гражданскому кодексу Российской Федерации (далее ГК РФ), Федеральному закону от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее Закон об электроэнергетике), Федеральному закону от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее Закон о защите конкуренции).

Как следует из заявлений, ТЭЦ и общество производят электроэнергию. ТЭЦ поставляет электроэнергию на розничный и оптовый рынки электроэнергии. Общество часть произведенной электроэнергии потребляет для собственных нужд, а оставшуюся продает на розничном рынке. Деятельность этих заявителей подлежит обязательному обслуживанию открытым акционерным обществом "Системный оператор Единой энергетической системы" (далее Системный оператор), оказывающим услуги по управлению технологическими режимами работы объектов электроэнергетики и обеспечению функционирования технологической инфраструктуры оптового рынка электрической энергии (мощности) и розничных рынков электрической энергии (далее - услуги по управлению). Заявители оплачивают эти услуги в размере и порядке, определенном Правилами N 910.

По мнению общества, абзац второй подпункта "а" пункта 4 Правил N 910 не соответствует пункту 1 статьи 1, пункту 1 статьи 779, пункту 1 статьи 781 ГК РФ, пункту 1 статьи 4, пункту 2 статьи 11, пункту 1 статьи 16, пункту 1 статьи 20 и пунктам 1 и 2 статьи 23 Закона об электроэнергетике; абзац третий того же подпункта в части слов "преимущественно для удовлетворения собственных нужд" противоречит статье 6 Закона об электроэнергетике и пункту 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Доводы общества сводятся к тому, что в соответствии с нормами гражданского законодательства встречные обязательства заказчика должны быть эквивалентны объему фактически оказанных исполнителем услуг. В оспариваемой норме Правительство Российской Федерации определило объем услуг исходя из величины установленной генерирующей мощности электростанций. В то же время эта величина является постоянной (номинальной) и по существу характеризует максимальные технические возможности генерирующего оборудования на момент его введения в эксплуатацию (статья 3 Закона об электроэнергетике). Генерирующее оборудование, как правило, не используется и не может использоваться на всю величину установленной мощности. Размер мощности и объем электрической энергии, фактически выработанные и поставленные в расчетном периоде, всегда меньше, чем величина установленной генерирующей мощности. Установленная мощность не отражает фактическую деятельность производителя электроэнергии в расчетном периоде и его реальное воздействие на энергосистему, следовательно, объем услуг объективно не может характеризоваться этой величиной. Так в 2012 году общество оплатило услуги по управлению исходя из установленной генерирующей мощности 553 МВт, в то время как средняя мощность поставки на розничный рынок составила 130,6 МВт, а максимально возможная величина поставки мощности на розничный рынок - 180 МВт. Оплата услуг, которые не оказываются и объективно не могут быть оказаны, нарушает принцип эквивалентности обмениваемых материальных благ и противоречит как нормам гражданского законодательства (статье 1, пункту 1 статьи 779, пункту 1 статьи 781 ГК РФ), так и целям законодательства об электроэнергетике (пункт 2 статьи 11 Закона об электроэнергетике).

Отсутствие связи между установленной мощностью и реальными объемами производства и поставки электроэнергии, и, как следствие, с фактическим объемом услуг по управлению, означает, что установленный порядок определения стоимости услуг по управлению противоречит принципам экономической обоснованности затрат и тарифов, а также их защиты от необоснованного роста (пункт 1 статьи 20, пункты 1 и 2 статьи 23 Закона об электроэнергетике).

По мнению общества, Правительство Российской Федерации в абзаце втором подпункта "а" пункта 4 Правил N 910 вышло за пределы своих полномочий, так как оспариваемое положение противоречит федеральным законам.

Общество заявило, что спорная норма нарушает его права и законные интересы в предпринимательской деятельности и как поставщика, и как потребителя. Применение величины установленной генерирующей мощности при определении стоимости услуг управления привело к необоснованному увеличению затрат на эти услуги в 2012 году более чем на 430 процентов. При этом объем услуг и степень влияния на энергосистему не изменились. При включении данных затрат в тариф их компенсация за счет потребителей произойдет не ранее чем в следующих периодах регулирования после фактической оплаты потребленной электроэнергии, что означает отвлечение на срок не менее двух лет значительных денежных средств без справедливой компенсации.

Противоречие закону абзаца третьего подпункта "а" пункта 4 Правил N 910 общество усматривает в неопределенности субъекта, к которому применяется иной (более льготный) порядок расчета стоимости услуг управления, чем установленный в предыдущем абзаце. Квалифицирующим признаком такого субъекта является факт выработки электроэнергии "преимущественно для удовлетворения собственных производственных нужд". В то же время термин "преимущественно" в Правилах N 910 не раскрыт, что допускает его произвольное применение. Так, государственные органы и Системный оператор преимущественным считают потребление предприятием на собственные нужды не менее 75 процентов от годового суммарного объема производимой им электроэнергии. Общество же полагает, что в отсутствие нормативно установленных цифровых показателей термин "преимущественно" должен толковаться как "более половины", а нормы, на которых основывается иное понимание преимущества, применимы только для антимонопольного регулирования и для субъектов, функционирующих в ценовых зонах, к которым общество не относится. В связи с этими обстоятельствами нарушаются принцип обеспечения недискриминационных и стабильных условий для осуществления предпринимательской деятельности в сфере электроэнергетики (статья 6 Закона об электроэнергетике) и запрет на ограничение конкуренции со стороны федеральных органов исполнительной власти (пункт 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции).

ТЭЦ оспорила законность второго абзаца подпункта "а" пункта 4 Правил N 910 по тем же основаниям, что и общество, и указала, что услуги по управлению она оплачивает по величине установленной генерирующей мощности, составляющей 425 МВт. В то же время эта величина не характеризует влияние генерирующего оборудования на энергосистему. Так, по результатам 2012 года максимально доступная мощность оборудования составила 297,53 МВт, а средняя мощность поставки - 168,52 МВт.

В подтверждение своего тезиса о необоснованном применении в расчетах установленной мощности ТЭЦ сослалась на основной принцип оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике - обеспечение баланса производства и потребления электроэнергии. Этот баланс определяется как система показателей, характеризующих соответствие совокупного потребления электроэнергии величине ее выработки (пункт 1 статьи 13 Закона об электроэнергетике и Межгосударственный стандарт ГОСТ 21027-75). Следовательно, в правоотношениях по оказанию услуг должны участвовать величины, характеризующие реальную выработку электроэнергии.

ТЭЦ также считает, что стоимость услуг по управлению, определенная с помощью величины установленной мощности, не только не обоснована и не оправдана, но и значительно превышает стоимость аналогичных услуг, оказанных субъектам, осуществляющим производство электроэнергии преимущественно для собственных нужд. Это влечет дискриминационные условия в осуществлении предпринимательской деятельности, а значит противоречит установленным законом принципам организации экономических отношений и государственной политики в электроэнергетике (статья 6 Закона об электроэнергетике, пункт 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции).

Завод указал, что он покупает электроэнергию у гарантирующего поставщика и в составе тарифа оплачивает стоимость услуг по оперативно-диспетчерскому управлению. Правовое регулирование, установленное в оспариваемых нормах, влечет необоснованное увеличение цены на электроэнергию, чем нарушает принцип государственного регулирования цен и права этого заявителя. Доводы завода, изложенные в его заявлении, совпадают с правовой позицией общества.

Правительство Российской Федерации возражало против удовлетворения заявлений и в отзывах указало, что Правила N 910 приняты в рамках полномочий, предоставленных законом (статьи 16, 24 Закона об электроэнергетике). Критерии для определения объема услуг по оперативно-диспетчерскому управлению учитывают цели этой деятельности; ее всеобъемлющий, постоянный и комплексный характер, не зависящий от фактического объема выработки и поставки электроэнергии хозяйствующим субъектом в определенный момент времени; технологическую специфику содержания этих услуг. При утверждении спорных норм учитывалась сложившаяся в предыдущие годы и положительно зарекомендовавшая себя практика расчета стоимости и оплаты услуг по управлению, основанная на нормативных правовых актах Федеральной службы по тарифам. Для определения степени влияния деятельности электростанции на режим работы энергосистемы определяющее значение имеет величина генерирующей мощности этой электростанции, с которой она может длительно работать, а не режим ее работы в конкретный момент или период времени. Системный оператор для выполнения своих задач должен учитывать все функционирующие в энергосистеме генерирующие мощности. По этой причине стоимость услуг по управлению определяется исходя из величины установленной генерирующей мощности электростанций.

Правительство Российской Федерации заявило об отсутствии неопределенности либо разночтений в правоприменительной практике, так как в Правилах N 910 использована терминология, применяемая в законодательстве об электроэнергетике. Дифференциация по субъектам связана с неодинаковой степенью влияния различных генерирующих объектов на электроэнергетический режим работы энергосистемы. Указанный порядок позволяет правомерным и наиболее эффективным способом организовать финансирование инфраструктурной деятельности по оперативно-диспетчерскому управлению при одновременном обеспечении равных и недискриминационных условий оказания этих услуг и их оплаты для различных категорий лиц, подлежащих обязательному обслуживанию Системным оператором.

К участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечен Системный оператор. Позиция Системного оператора совпадала с позицией Правительства Российской Федерации.

В судебном заседании представители сторон поддержали свои доводы, изложенные в заявлениях и отзывах на них.

Поскольку спорные правоотношения связаны с осуществлением государственного регулирования цен в электроэнергетике, в силу пункта 10 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике, статьи 29, пункта 2 (1) статьи 34, пункта 1 статьи 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации.

Выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, и исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии со статьей 1, пунктом 1 статьи 16, пунктом 2 статьи 24 Закона об электроэнергетике, а также статьей 22 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" к полномочиям Правительства Российской Федерации отнесено утверждение порядка определения стоимости услуг по оперативно-диспетчерскому управлению и оплаты этих услуг. Кроме того, Правительство Российской Федерации уполномочено утверждать правила оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике (утверждены постановлением от 27.12.2004 N 854, далее - Правила N 854); правила недискриминационного доступа к услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и оказания этих услуг (утверждены постановлением от 27.12.2004 N 861, далее - Правила N 861); критерии и порядок отнесения субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии к кругу лиц, подлежащих обязательному обслуживанию при оказании услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике (Правила отнесения субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии к кругу лиц, подлежащих обязательному обслуживанию при оказании услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 14.02.2009 N 114, далее - Правила N 114); основы ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике (утверждены постановлением от 29.12.2011 N 1178, далее - Основы ценообразования).

В Правилах N 910 установлен порядок определения стоимости и оплаты услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике, оказываемых системным оператором и субъектами оперативно-диспетчерского управления в технологически изолированных территориальных электроэнергетических системах субъектам электроэнергетики и потребителям электрической энергии, соответствующим критериям отнесения субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии к кругу лиц, подлежащих обязательному обслуживанию при оказании услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике.

Спорные положения регулируют порядок определения объема и стоимости услуг. Следовательно, при принятии Правил N 910 (в том числе в части, касающихся оспоренных заявителями положений) Правительство Российской Федерации не превысило свои полномочия.

Правила N 910 опубликованы в печатных изданиях: "Собрание законодательства Российской Федерации", 16.11.2009, N 46, ст. 5500; "Российская газета", 17.11.2009, N 216.

Доводы заявителей о несоответствии Правил N 910 федеральным законам суд оценивает исходя из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 4 Закона об электроэнергетике нормативные правовые акты в области государственного регулирования отношений в сфере электроэнергетики принимаются Правительством Российской Федерации в соответствии с федеральными законами.

Закон запрещает федеральным органам исполнительной власти принимать акты, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия). В частности законом запрещено принятие актов, создающих дискриминационные условия (пункт 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции).

Правовые основы экономических отношений в сфере электроэнергетики, полномочия органов государственной власти на регулирование этих отношений, основные права и обязанности субъектов электроэнергетики при осуществлении деятельности в сфере электроэнергетики установлены Законом об электроэнергетике.

Общими принципами организации экономических отношений и основами государственной политики в сфере электроэнергетики являются технологическое единство электроэнергетики; обеспечение бесперебойного и надежного функционирования электроэнергетики в целях удовлетворения спроса на электроэнергию потребителей; соблюдение баланса экономических интересов поставщиков и потребителей электроэнергии; обеспечение недискриминационных и стабильных условий для осуществления предпринимательской деятельности в сфере электроэнергетики. Государственное регулирование деятельности субъектов электроэнергетики построено на тех же принципах и должно обеспечивать их реализацию. К основным принципам государственного регулирования также отнесено обеспечение защиты потребителей от необоснованного повышения цен на электроэнергию (мощность) (статья 6, пункт 1 статьи 20 Закона об электроэнергетике).

Признание равенства участников гражданских отношений, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела относится к основным началам гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Электроэнергетика является основой функционирования экономики и жизнеобеспечения. Оперативно-диспетчерское управление входит в комплекс экономических отношений в электроэнергетике. Единая система оперативно-диспетчерского управления является составной частью технологической основы функционирования электроэнергетики (статьи 3 и 5 Закона об электроэнергетике).

Оперативно-диспетчерское управление осуществляется для обеспечения надежного энергоснабжения и качества электрической энергии, соответствующих требованиям технических регламентов и иным обязательным требованиям, установленным нормативными актами, и принятия мер для обеспечения исполнения обязательств субъектов электроэнергетики по договорам, заключаемым на оптовом и розничных рынках. Услуги, оказываемые субъектами оперативно-диспетчерского управления, определяются как комплекс мер по централизованному управлению технологическими режимами работы объектов электроэнергетики и энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, если эти объекты и устройства влияют на электроэнергетический режим работы энергетической системы и включены соответствующим субъектом оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике в перечень объектов, подлежащих такому управлению (статья 3, пункты 1, 2 статьи 11 Закона об электроэнергетике).

Функции субъектов оперативно-диспетчерского управления и проводимые ими мероприятия в рамках оказания услуг по управлению поименованы в статье 14 Закона об электроэнергетике, Правилах N 854, а также в пункте 84 Основ ценообразования. К ним относится обеспечение соблюдения установленных параметров надежности функционирования Единой энергетической системы России (далее - ЕЭС) и качества электрической энергии; управление технологическими режимами работы объектов электроэнергетики, прогнозирование объема производства и потребления в сфере электроэнергетики и участие в процессе формирования резерва производственных энергетических мощностей; разработка мероприятий по развитию ЕЭС и участие в их реализации; согласование вывода в ремонт и обратного ввода в эксплуатацию объектов по производству электроэнергии; разработка оптимальных суточных графиков работы электростанций; регулирование частоты электрического тока; участие в контроле за техническим состоянием объектов электроэнергетики, влияющих на надежность и безопасность функционирования ЕЭС.

Оперативно-диспетчерское управление относится к естественно-монопольной деятельности и подлежит государственному ценовому регулированию. Услуги по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике оказываются субъектам электроэнергетики и потребителям электроэнергии системным оператором на возмездной основе на основании двустороннего договора об оказании услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике, заключаемого с потребителями услуг (статья 16, пункт 1 статьи 20 Закона об электроэнергетике, пункт 6 Правил N 861).

Из пункта 1 статьи 779, пункта 1 статьи 781 ГК РФ следует, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

Оперативно-диспетчерское управление осуществляется посредством централизованного круглосуточного и непрерывного управления взаимосвязанными технологическими режимами работы объектов электроэнергетики и энергопринимающих установок потребителей электрической энергии, образующими в совокупности электроэнергетические режимы соответствующих энергосистем (пункт 3 Правил N 854).

В рамках оказания услуг по договору системный оператор обязуется осуществить комплекс организационно и технологически связанных действий по выполнению функций по оказанию услуг, перечень которых утвержден Правительством Российской Федерации. Потребитель услуг обязан выполнять установленные системным оператором требования, необходимые для управления электроэнергетическим режимом работы энергетической системы, требования, предусмотренные договором, и оплачивать услуги системного оператора в сроки, предусмотренные договором (пункт 19 Правил N 861).

Лица, деятельностью которых должен управлять системный оператор, определены в Правилах N 114. В их число входят производители электроэнергии, поставляющие электроэнергию на оптовый рынок; производители электроэнергии, поставляющие электроэнергию на розничный рынок (если электростанция такого производителя входит в ЕЭС и установленная генерирующая мощность электростанции составляет не менее 25 МВт); а также хозяйствующие субъекты, производящие электроэнергию преимущественно для удовлетворения собственных производственных нужд, если средняя мощность поставки произведенной на их электростанции электроэнергии на розничный рынок составляет не менее 25 МВт.

В подпункте "а" пункта 4 Правил N 910 Правительство Российской Федерации установило порядок определения стоимости услуг по управлению, оказываемых различным категориям производителей электроэнергии. Стоимость этих услуг, подлежащая оплате за один календарный месяц, определяется как произведение цены (тарифа) указанных услуг и величины мощности электроэнергии.

Для субъектов электроэнергетики, осуществляющих с использованием принадлежащих им электростанций деятельность по производству электрической энергии (мощности), продаваемой на оптовом или розничных рынках (далее - генерирующие компании), в расчет величины мощности электроэнергии принимается величина установленной генерирующей мощности электростанций (абзац второй подпункта "а" пункта 4 Правил N 910). Установленная генерирующая мощность электростанции определяется в соответствии с условиями договоров на основании данных, содержащихся в реестре лиц, подлежащих обязательному обслуживанию субъектом оперативно-диспетчерского управления. Сведения реестра подлежат корректировке по инициативе владельца электростанции в зависимости от реального состояния генерирующего оборудования (пункт 5 Правил N 910).

Для хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность по производству, передаче и купле-продаже электроэнергии с использованием принадлежащих им электростанций и иных объектов электроэнергетики, непосредственно связанных между собой и (или) с принадлежащими такому субъекту энергопринимающими устройствам, и осуществляющих эту деятельность преимущественно для удовлетворения собственных производственных нужд (далее - производители электроэнергии для собственных нужд), расчет величины мощности ведется по величине средней мощности поставки на розничные рынки электрической энергии электростанции, принадлежащей этому лицу (абзац третий подпункта "а" пункта 4 Правил N 910). Средняя мощность поставки рассчитывается как отношение суммарного объема электроэнергии, произведенной на электростанции и поставленной на розничный рынок в предшествующем календарном году по всем точкам поставки на розничном рынке, являющимся местами исполнения обязательств по поставке электрической энергии, производимой на этой электростанции, к количеству астрономических часов в указанном календарном году (пункт 6 Правил N 910).

Стоимость услуг по оперативно-диспетчерскому управлению как неотъемлемой части процесса поставки электрической энергии включается в цену на электроэнергию, реализуемую конечным потребителям, что следует из пункта 78 и положений раздела V Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 04.12.2012 N 442).

Требования заявителей, по существу, сводились к проверке законности и обоснованности установленных Правительством Российской Федерации принципа распределения расходов на осуществление оперативно-диспетчерского управления между субъектами электроэнергетики, критерия характеризующего потребность в услугах и поддающегося измерению, а также порядка определения доли участия субъекта электроэнергетики в общих затратах, эквивалентной потребности этого субъекта в услугах по управлению (объема оказанных услуг).

Из указанных правовых норм усматривается, что правовое регулирование деятельности субъектов оперативно-диспетчерского управления основывается на совокупности взаимодополняющих принципов организации экономических отношений и государственной политики в электроэнергетике.

Возможность непрерывно и стабильно поставлять и получать качественную электроэнергию является общей потребностью субъектов электроэнергетики и потребителей электроэнергии, объединенных в энергосистему. Для удовлетворения этой потребности осуществляется централизованное управление технологическими режимами работы объектов электроэнергетики и энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, в рамках которого проводятся мероприятия, обеспечивающие устойчивое и надежное функционирование данной энергосистемы. Деятельность субъекта управления выражается в непрерывном и круглосуточном предоставлении комплексной неделимой нематериальной организационной услуги.

Субъекты электроэнергетики, определенные Правилами N 114, заинтересованы в получении этой услуги, и, как следствие, обязаны участвовать в оплате услуг субъектов оперативно-диспетчерского управления. Это участие выражается в распределении между субъектами электроэнергетики экономически обоснованных расходов субъектов оперативно-диспетчерского управления на эту деятельность.

Общество и ТЭЦ не оспаривали, что они являются плательщиками услуг по оперативно-диспетчерскому управлению.

Согласно статье 3 Закона об электроэнергетике оперативно-диспетчерское управление осуществляется в отношении тех объектов и устройств, которые влияют на электроэнергетический режим работы энергосистемы в целом. Степень влияния на энергосистему энергооборудования, принадлежащего субъектам электроэнергетики, различна. Следовательно, потребность этих субъектов в услугах по управлению также не может быть одинаковой. В связи с этим принцип распределения расходов в зависимости от потребности каждого субъекта, установленный в оспариваемых правовых нормах, не противоречит закону.

Электроэнергетический режим энергосистемы - это единый процесс производства, преобразования, передачи и потребления электрической энергии в энергосистеме, а также состояние объектов электроэнергетики и энергопринимающих установок потребителей электрической энергии (пункт 2 Правил N 854). Постоянным критерием, поддающимся измерению и характеризующим состояние энергосистемы, является электрическая мощность энергооборудования. В Правилах N 114, не оспариваемых заявителями, критерием, определяющим степень влияния генерирующего объекта на электроэнергетический режим работы энергосистемы, выбрана электрическая мощность. Иных критериев в законодательстве не названо. Не ссылались на них и заявители по данному делу.

Из пункта 2 статьи 11, пункта 1 статьи 13, статьи 14 Закона об электроэнергетике, Правил N 854 следует, что вне зависимости от эксплуатационного состояния объекта электроэнергетики и выработки мощности в отдельный временной период субъект оперативно-диспетчерского управления при осуществлении своих функций обязан оперировать величиной, характеризующей максимальные возможности энергооборудования, потенциально способные повлиять на электроэнергетический режим энергосистемы. Такой величиной является электрическая мощность объектов по производству электрической и тепловой энергии на момент введения в эксплуатацию соответствующего генерирующего объекта, то есть установленная генерирующая мощность (статья 3 Закона об электроэнергетике). Эта величина измеряема, проверяема и задокументирована.

Кроме того, в случае изменения величины установленной мощности по объективным причинам законодательство позволяет субъекту электроэнергетики корректировать эту величину путем перемаркировки энергетического оборудования или вывода электростанции из эксплуатации (Правила вывода объектов электроэнергетики в ремонт и из эксплуатации утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 26.07.2007 N 484).

Таким образом, доля участия субъекта электроэнергетики в общих затратах на управление энергосистемой определяется степенью его влияния на энергосистему, зависящей от потенциальных возможностей энергооборудования.

При названных условиях выбор Правительством Российской Федерации электрической мощности энергооборудования в качестве количественного критерия, характеризующего деятельность субъекта оперативно-диспетчерского управления, а также применение в расчетах установленной генерирующей мощности электростанций в качестве величины, характеризующей объем услуг по управлению, отвечает принципам эквивалентности обмениваемых материальных благ, не противоречит ГК РФ и федеральным законам (в том числе принципу экономической обоснованности стоимости услуг).

Довод заявителей о том, что объем услуги по управлению должен определяться объемом электроэнергии, выданным генерирующим объектом в электросеть в тот или иной промежуток времени, несостоятелен, так как он противоречит определенным законом целям и задачам оперативно-диспетчерского управления.

Из пункта 8 статьи 4 Закона о защите конкуренции следует, что дискриминационными признаются условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами. В соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона об электроэнергетике бремя несения затрат на возмещение стоимости услуг по управлению возложено не на всех субъектов электроэнергетики. В большей степени несут затраты субъекты, оказывающие существенное влияние на энергосистему. В силу объективных причин, связанных с непрофильной деятельностью в сфере энергоснабжения и отсутствием возможности изменять нагрузку по диспетчерским командам, производители электроэнергии для собственных нужд в меньшей степени подвержены управлению, чем генерирующие компании. В связи с этим суд не считает, что разделение производителей электроэнергии на группы с особым порядком оплаты услуг для каждой из них привело к дискриминации.

Термин "преимущественно" означает, как правило, значительное превышение половины. Цифровые параметры преимущественного потребления определены в нормативном акте специального законодательства того же уровня, что и Правила N 910 - в Положении об особенностях функционирования хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность в области электроэнергетики преимущественно для удовлетворения собственных производственных нужд, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 06.06.2006 N 355 (далее - Положение N 355). Вопреки доводам общества, признак преимущества, использованный в абзаце третьем подпункта "а" пункта 4 Правил N 910, не вызывает различного толкования при его практическом применении и определен нормами законодательства об электроэнергетике, которые следует толковать в единстве (статья 6 Федерального закона от 26.03.2003 N 36-ФЗ "Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об электроэнергетике", пункт 2 Правил N 114, пункт 3 Положения N 355, нормативные правовые акты Федеральной службы по тарифам, нормативные акты наблюдательного совета некоммерческого партнерства "Совет рынка по организации эффективной системы оптовой и розничной торговли электрической энергией и мощностью").

Доводы заявителей о правомерности применения оспариваемых правовых норм к конкретным обстоятельствам, связанным с оплатой услуг, не подлежат рассмотрению при разрешении данного дела, поскольку выходят за рамки предмета спора.

Прочие доводы лиц, участвующих в деле, не имеют существенного значения для разрешения спора по существу.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что оспариваемые заявителями нормы Правил N 910 не противоречат нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Руководствуясь статьями 167 - 170, 176, 194, 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

РЕШИЛ:

признать абзацы второй и третий подпункта "а" пункта 4 Правил определения стоимости и оплаты услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 09.11.2009 N 910, соответствующими Гражданскому кодексу Российской Федерации, Федеральному закону от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", Федеральному закону от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике".

Решение может быть пересмотрено в порядке надзора Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации по заявлению, поданному в течение трех месяцев с момента вступления его в законную силу.

 

Председательствующий судья

С.В. Самуйлов

 

Судьи

С.П. Бондаренко
Г.Г. Кирейкова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Оспаривались нормы о порядке определения стоимости услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике.

По мнению заявителей, в нормах незаконно используется такой показатель, как "величина установленной генерирующей мощности электростанций".

Данная мощность - максимальные технические возможности генерирующего оборудования. Между тем последнее, как правило, на практике не используется на всю величину мощности.

Поэтому нормы противоречат принципам экономической обоснованности затрат и тарифов.

Кроме того, нормы четко не определяют субъект, к которому может применяться иной (более льготный) порядок расчета стоимости услуг управления.

ВАС РФ счел положения законными и разъяснил следующее.

Оперативно-диспетчерское управление осуществляется круглосуточно и непрерывно.

При этом независимо от эксплуатационного состояния объекта и выработки мощности в отдельный временной период субъект оперативно-диспетчерского управления обязан оперировать величиной, характеризующей максимальные возможности энергооборудования (которые потенциально способны повлиять на электроэнергетический режим энергосистемы).

Такой величиной является генерирующая мощность.

Поэтому применение в расчетах именно генерирующей мощности электростанций в качестве величины, характеризующей объем услуг по управлению, отвечает принципам эквивалентности обмениваемых материальных благ.

Бремя несения затрат на возмещение стоимости услуг по управлению возложено не на всех субъектов электроэнергетики.

В большей степени данные затраты несут те, кто оказывает существенное влияние на энергосистему, т. е. генерирующие компании, а не производители электроэнергии для собственных нужд.

Причина - учитывается потребность в указанном управлении.

С учетом этого подобное разделение производителей электроэнергии на группы с особым порядком оплаты услуг для каждой из них не приводит к дискриминации.

Также ВАС РФ отклонил довод о неопределенности норм в части использования в них такого критерия, как "использование энергопринимающих устройств, преимущественно для удовлетворения собственных производственных нужд".

Как пояснил ВАС РФ, термин "преимущественно" означает, как правило, значительное превышение половины. При этом цифровые параметры преимущественного потребления определены в ином акте.


Решение Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 февраля 2014 г. N ВАС-14127/13


Текст решения официально опубликован не был