Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 декабря 2008 г. N КА-А40/10120-08 Признавая частично недействительным решение налогового органа, суд указал на обоснованность отнесения спорных затрат к расходам по налогу на прибыль, вычет по НДС заявлен правомерно, отказ в признании недействительным оспариваемого решения мотивирован тем, что заявителем в нарушение требований налогового законодательства не включены в налоговую базу по налогу на имущество объекты недвижимости, поставленные на бухгалтерский учет в качестве незавершенных капитальных вложений несмотря на завершение по объектам строительства и использования по прямому назначению (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 8 декабря 2008 г. N КА-А40/10120-08
(извлечение)

 

Закрытое акционерного общество "Первый контейнерный терминал" (далее - ЗАО "ПКТ") обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам N 6 (далее - Налоговой инспекции) о признании недействительным решения от 10.09.07 г. N 52-12/195450 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части начисления налога на прибыль организаций в размере 22 959 129 руб., НДС в размере 48 088 855 руб., налога на имущество организаций в размере 1 725 717 руб., единого социального налога (ЕСН) в размере 44 244 руб., налога на доходы физических лиц (НДФЛ) в размере 1 560 руб., транспортного налога в размере 677 676 руб., соответствующих пеней и штрафов.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 05.05.08 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.08.08 г., заявленное требование удовлетворено частично: оспариваемое решение Налоговой инспекции признано недействительным в части привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату налога на прибыль организаций в виде штрафа в размере 4 591 826 руб., НДС в размере 7 967 387 руб., налога на имущество организаций в размере 182 438 руб., транспортного налога в размере 135 535 руб., предусмотренной ст. 123 НК РФ за неперечисление НДФЛ налоговым агентом в виде штрафа в размере 312 руб. (пункт 1 резолютивной части решения); начисления пеней по состоянию на 10.09.07 г. на недоимку по налогу на прибыль организаций, НДС, налогу на имущество организаций, ЕСН в соответствующем размере, пеней по НДФЛ в размере 590 руб. (пункт 2 резолютивной части решения); предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций в размере 22 959 129 руб., НДС в размере 48 088 855 руб., налогу на имущество организаций в размере 912 193 руб., ЕСН в размере 44 244 руб., НДФЛ в размере 1 560 руб., транспортному налогу в размере 677 676 руб., уплатить штрафы, указанные в пункте 1 и пени указанные в пункте 2 в соответствующем размере (пункт 3 резолютивной части решения); внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета (пункт 4 резолютивной части решения); в остальной части в удовлетворении заявленного требования отказано.

На указанные решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции сторонами поданы кассационные жалобы.

ЗАО "ПКТ" в своей кассационной жалобе просит отменить судебные акты в части отказа в удовлетворении требования о признании недействительным решения Налоговой инспекции в отношении эпизода, изложенного в п. 3.2, в связи с нарушением нормы материального права, не соответствием выводов судов фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование чего приводятся доводы о применении судами нормы материального права, не подлежащей применению - ПБУ 6/01 "Учет основных средств" в редакции Приказа Минфина РФ от 12.12.05 г. N 147н.

Заявитель в кассационной жалобе оспаривает вывод судов о том, что приобретенные ЗАО "ПКТ" у ООО "Центральный фруктовый терминал" объекты недвижимого имущества имели все признаки, указанные в ПБУ 6/01 и Методических рекомендациях для введения их в эксплуатацию и принятия на бухгалтерский учет в качестве основных средств, а учет приобретенных объектов на счете 08 "Капитальные вложения" не соответствует действительному экономическому смыслу соответствующих операций.

Также заявитель не согласен с выводом судов о том, что спорные объекты должны были быть учтены ЗАО "ПКТ" в качестве основных средств на 01 счете.

Налоговая инспекция в своей кассационной жалобе просит отменить судебные акты в части удовлетворения требования заявителя в связи с нарушением норм материального права.

В обоснование чего приводятся доводы о необоснованном отнесении ЗАО "ПКТ" в состав затрат расходов на приобретение спредеров и инвертора (п.п. 1.1, 2.2, 3.3 решения), платежей за сверхнормативные сбросы в акваторию загрязняющих веществ (п.п. 1.2, 2.3), расходов на капитальный ремонт дороги (п.п. 1.3, 2.5, 3.4), затрат на приобретение программы для ЭВМ у ООО "Сайбес" (п. 1.4), о неправомерном списании затрат по приобретению вычислительной техники (монитора, системного блока) в состав материальных расходов (п.п. 1.5, 3.1), об отсутствии государственной регистрации права собственности на объекты недвижимости и неправомерном учете амортизационных начислений (п. 1.6, 2.1, 2.4), о необоснованном применении ставки 0% по перегрузке контейнеров с экспортным грузом (п. 2.6), о наличии недоимки по ЕСН, зачисляемому в Фонд социального страхования (п. 4.1), не удержании НДФЛ со стоимости обучения работника С.А.В. (п. 5.1), о неправомерном применении налоговой ставки к транспортным средствам ГАЗ-22171, ГАЗ-3221 и УАЗ-31519 (п. 6.1), о наличии 160 единиц самоходной техники, не зарегистрированной в установленном законом порядке в органах гостехнадзора и не включенных в налоговую базу по транспортному налогу (п. 6.2).

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы своих кассационных жалоб и приводили возражения относительно доводов кассационной жалобы другой стороны. Налоговой инспекцией представлен отзыв на кассационную жалобу заявителя.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб и возражений относительно них, выслушав представителей ЗАО "ПКТ" и Налоговой инспекции, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для отмены принятых по делу и обжалуемых судебных актов.

Суд кассационной инстанции считает, что суды при рассмотрении спора правильно в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определили предмет доказывания по спору, установили обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследовали представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи с учетом доводов и возражений, приводимых сторонами, и сделали правильные выводы по делу.

По доводам кассационной жалобы ЗАО "ПКТ".

Суды признали обоснованным вывод Налоговой инспекции по пункту 3.2 оспариваемого решения о том, что заявителем в нарушение п. 1 ст. 374 Налогового кодекса Российской Федерации и ПБУ 6/01 не включены в налоговую базу по налогу на имущество приобретенные в январе 2003 года у ООО "Центральный фруктовый терминал" объекты недвижимого имущества (цех для изготовления контейнеров с производственным и служебно-бытовым корпусами, мазутная и насосная станции, резервуары), поставленные на бухгалтерский учет в качестве незавершенных капитальных вложений (бухгалтерский счет 08), что привело к занижению налоговой базы и неуплате налога на имущество за 2004 год в размере 813 524 руб.

Согласно пункту 1 статьи 374 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения налогом на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Исходя из положений приказа Министерства финансов Российской Федерации от 31.10.2000 N 94н (в редакции от 07.05.2003) "Об утверждении плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и инструкции по его применению" счет 01 "Основные средства" предназначен для обобщения информации о наличии и движении основных средств организации, находящихся в эксплуатации, запасе, на консервации, в аренде, доверительном управлении.

Понятие "основные средства" дано в Положении по ведению бухгалтерского учета. К основным средствам как совокупности материально-вещественных ценностей, используемых в качестве средств труда при производстве продукции, выполнении работ или оказании услуг либо для управления организации в течение периода, превышающего 12 месяцев, или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев, относятся здания, сооружения, рабочие и силовые машины и оборудование, измерительные и регулирующие приборы и устройства, вычислительная техника, транспортные средства и другие основные средства.

Порядок учета на балансе организации объекта основных средств регулируется также приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01".

В соответствии с названным приказом (в редакции приказа Минфина РФ от 18.05.02 г. N 45н) актив принимается к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия:

а) использование в производстве продукции при выполнении работ или оказании услуг либо для управленческих нужд организации;

б) использование в течение длительного времени, т.е. срока полезного использования, продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;

в) организацией не предполагается последующая перепродажа данных активов;

г) способность приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

Суды отклонили довод заявителя о том, что приобретенные объекты недвижимости не соответствуют перечисленным в ПБУ 6/01 условиям, в связи с чем не могли быть отнесены к основным средствам и являться объектом обложения налогом на имущество, заявитель был не вправе отражать спорные объекты на счете 01.

При этом судами установлено, что Общество в 2003 году приобрело у ООО "Центральный фруктовый терминал" объекты недвижимого имущества, которые приняты к бухгалтерскому учету на счет 08 "капитальные вложения" в качестве незавершенных капитальных вложений, соответственно, амортизация по ним не начислена и в налоговую базу по налогу на имущество за 2004 год стоимость указанных объектов не включена.

Судами установлено, что приобретенные объекты сданы в аренду по договорам с ООО "Балт Контейнер", ООО "МСТ-Петербург", ООО "Национальное контейнерное дело".

Суды указали, что из представленных протоколов осмотра и фотографий видно, что по всем объектам строительство завершено, коммуникации подведены, объекты сданы в аренду и используются арендаторами по их прямому назначению без какой-либо доработки, следовательно, данные объекты соответствуют критериям необходимым для их принятия в состав основных средств на основании требований ПБУ 6/01, какие-либо документы, подтверждающие невозможность их принятия государственной комиссией или необходимость в последующей строительной доработке, отсутствуют, в связи с чем налогоплательщиком необоснованно отнесены объекты на счет 08, не включены в состав основных средств, не начислен по ним налог на имущество организаций.

Судами установлено, что объекты не введены в эксплуатацию в качестве основных средств, поскольку отсутствовал акт приемки построенного объекта государственной комиссией; сами по себе указанные объекты приобретены с целью заключения договора аренды земельного участка, находящегося под этими объектами (договор заключен в 2008 году, но не зарегистрирован в ГУ ФРС России); ООО "Центральный фруктовый терминал", у которого приобретены эти объекты, является дочерней компанией ЗАО "ПКТ" (100% участия).

Судебными инстанциями на основании полного и всестороннего исследования содержащихся в материалах дела документов установлены имеющие значение для дела фактические обстоятельства: приобретенные Обществом в январе 2003 года у взаимозависимой организации (ООО "Центральный фруктовый терминал") объекты недвижимости (цех изготовления контейнеров, насосная и мазутная станция, корпуса и резервуары), они закончены строительством (построены, проведены коммуникации), использовались в хозяйственной деятельности Общества более 12 месяцев (сданы в аренду), приносили доход (прибыль), в течение длительного периода (с 2003 г. по 2008 г.) их не предполагалось перепродавать либо использовать иным образом.

Установив фактические обстоятельства дела, суды пришли к выводу о необходимости принятия приобретенных объектов в состав основных средств, включения их стоимости в налоговую базу по налогу на имущество.

При этом судами дана оценка представленным сторонами доказательствам по правилам ст. 71 АПК РФ с учетом положений Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.06 г. "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Указание судов на приказ Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01" (в редакции приказа Минфина РФ от 12.12.05 г. N 147н) не может повлиять на произведенный судами вывод по существу спорного вопроса.

Судами проверены и отклонены доводы, приведенные заявителем, касающиеся приобретения объектов исключительно для заключения договора аренды земельного участка, не использования в производственной деятельности.

Суды при этом исходили из того, что сдача имущества в аренду также является "использованием приобретенных объектов в течение более 12 месяцев", никаких доказательств именно той цели приобретения объектов Общество не представило, тем более, что объекты использовались арендаторами по их прямому назначению, что предполагает их учет в качестве основных средств.

Обоснованно отклонен судами и довод ЗАО "ПКТ" о необходимости определения среднегодовой стоимости имущества (объектов) исходя из остаточной стоимости. Суды правомерно исходили из того, что налогоплательщиком амортизация и износ не начислены, соответственно, налоговым органом определена стоимость приобретения объектов исходя из их первоначальной стоимости (стоимость приобретения), необходимой для расчета налоговой базы по налогу на имущество, и никаких других данных или возражений против произведенного расчета заявитель не представил.

Суды исходили из того, что вопрос об учете спорных объектов в составе бухгалтерского счета 01 "Основные средства" и включении в объект налогообложения по налогу на имущество организаций не должен зависеть от волеизъявления налогоплательщика, а определяется экономической сущностью объекта".

Поскольку спорное имущество соответствовало необходимым требованиям для нормальной эксплуатации и фактически эксплуатировалось, по выводу судебных инстанций, это имущество не могло учитываться как незавершенные капитальные вложения, что свидетельствует о наличии объекта обложения налогом на имущество, поэтому порождает обязанность Общества исчислять и уплачивать названный налог в порядке, установленном главой 30 Кодекса.

Вывод судов соответствует подходу, правовой позиции Высшего Арбитражного Суда РФ (решение ВАС РФ от 17.10.07 г. N 8464/07, постановление Президиума ВАС РФ от 08.04.08 г. N 16078/07, определение ВАС РФ от 14.02.07 г. N 758/07 и др.).

У суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судебными инстанциями, оценку ими доказательств, так как это противоречит ст. 286 АПК РФ, устанавливающей пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Таким образом, выводы судов первой и апелляционной инстанций о правомерности решения Налоговой инспекции в обсуждаемой части являются обоснованными, нарушений норм права, повлекших принятие неправильного по существу судебного акта, не имеется.

Оснований для переоценки выводов и отмены судебных актов по доводам кассационной жалобы заявителя не имеется.

По кассационной жалобе Налоговой инспекции.

По п. 1.1, п. 2.2, п. 3.3 оспариваемого решения. Судебными инстанциями проверена обоснованность доводов Налоговой инспекции относительно списания на расходы стоимости приобретенных спредеров и инвертора через начисление амортизации.

Суд кассационной инстанции считает необоснованными доводы кассационной жалобы о том, что суды дали неверную оценку доводам налогового органа, вследствие чего пришли к выводам, не соответствующим обстоятельствам дела, а также о нарушении судами обеих инстанций основополагающих принципов судопроизводства, нарушении норм процессуального права.

Суд установил, что Общество в связи с неисправностями спредера, установленного на причальном контейнерном перегружателе "KONE", спредера на автоконтейнеровозе "VALMET" и инвертора, установленного на причальном кране "KONE", приобрело как запчасти у производителей основного оборудования спредер VATCII20-40, спредер "SISU" 4010335-86-RT, инвертор DAV 5000 NKLOH 1N1.

Суд посчитал, что необходимость приобретения запасных частей для ремонта подъемно-транспортного оборудования подтверждается имеющимися в материалах дела документами (дефектными ведомостями, фотографиями аварийного инвертора).

По выводу суда, спорные спредеры и инвертор являются неотъемлемыми частями таких основных средств как грузоподъемный кран и контейнеровоз, а не самостоятельными основными средствами, как считает Налоговая инспекция.

Вывод суда о правомерном списании на расходы стоимости спорных спредеров и инвертора обоснован ссылками на положения ст. 252, п. 2 ст. 253, п. 1 ст. 256, п. 1 ст. 260 Налогового кодекса Российской Федерации, Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов, утвержденными постановлением Федерального горного и промышленного надзора Российской Федерации от 31.12.1999 N 98, Приложения 2 "Термины и определения" Правил устройства кранов, Правил технической эксплуатации подъемно-транспортного оборудования морских торговых портов, утвержденными Приказом Минтранса РФ от 26.05.1998 N 58, ПБУ 5/01 "Учет материально-производственных запасов", а также паспорт крана "KONE".

Судебными инстанциями на основании полного и всестороннего исследования содержащихся в материалах дела документов установлены имеющие значение для дела фактические обстоятельства, правильно применены названные нормы материального права, в связи с чем, у суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судебными инстанциями, оценку ими доказательств, так как это противоречит ст. 286 АПК РФ, устанавливающей пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Таким образом, судебные инстанции пришли к обоснованным выводам о том, что спорные расходы заявителя являются документально подтвержденными, заявитель правомерно относил указанные затраты в состав расходов, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, а решение налогового органа в указанной части является незаконным и необоснованным.

Поскольку спорные активы не являются объектами самостоятельных основных средств по смыслу п. 1 ст. 374 Налогового кодекса Российской Федерации, суд также сделал обоснованный вывод о том, что отсутствует объект налогообложения по налогу на имущество, в связи с чем, доначисление указанного налога является неправомерным.

Так как налоговые вычеты по приобретенным спредерам и инвертеру подтверждены имеющимися в материалах дела контрактами, ГТД, счетами-фактурами, товарными накладными, приходными ордерами, платежными поручениями, соответствующими положениям ст. ст. 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации, суд правильно признал доначисление НДС также незаконным.

Оснований для отмены судебных актов в обсуждаемой части не имеется.

По п. 1.2, п. 2.3 оспариваемого решения Налоговой инспекции.

Довод, содержащийся в кассационной жалобе, относительно необоснованного отнесения заявителем на расходы по налогу на прибыль оплаты услуг по природоохранной деятельности ОАО "Морской порт Санкт-Петербург" был предметом оценки судов при рассмотрении спора по существу и ему дана правильная правовая оценка.

Так, судебными инстанциями на основании полного и всестороннего исследования содержащихся в материалах дела документов установлено, что в соответствии с условиями договора N 89-ОС от 03.01.2001 ОАО "Морской порт Санкт-Петербург" (исполнитель) оказывает ЗАО "ПКТ" (заказчик) услуги в решении вопросов, связанных с природоохранной деятельностью, исполнитель обязуется систематически контролировать качество поверхностных сточных вод заказчика путем отбора проб у выпусков, привлекая для этого организацию, аккредитованную в остановленном порядке; осуществлять ежеквартальный расчет платы за природопользование (в части сброса загрязняющих веществ в водные объекты) на основании результатов анализов и производить платежи; давать рекомендации пользователю по соблюдению установленных лимитов водоотведения и контролировать их выполнение; осуществлять взаимодействие с контролирующими государственными органами по вопросам водопользования.

Судами пришли к выводу, что факт оказания услуг подтверждается актами приемки выполненных работ, в том числе актами сдачи-приемки выполненных работ от 30.12.04 г., в которых, как и в счетах-фактурах, отражена именно стоимость услуг, оказанных в рамках п. 3.1.3 договора от 03.01.01 г. N 89-ОС, а не платежи за сверхнормативные выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду, как полагает налоговый орган.

Суды применили положения ст.ст. 779, 781 ГК РФ, Федерального закона от 10.01.02 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", согласно которому плату за негативное воздействие на окружающую среду осуществляют природопользователи соответствующих объектов.

Суды установили, что в данном случае природопользователем акватории морского порта города Санкт-Петербурга является ОАО "Морской порт Санкт-Петербург" и именно он производит платежи за загрязнение водного объекта сточными водами.

Проверив представленные документы, подтверждающие факт оказания спорных услуг по договору, в том числе счета-фактуры, платежные поручения, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что Обществом правомерно в соответствии со ст. 252 НК РФ учтены в целях налогообложения по налогу на прибыль названные расходы, и НДС, уплаченный ОАО "Морской порт Санкт-Петербург" в рамках договора, принят к налоговому вычету правомерно на основании ст. ст. 169, 171, 172 НК РФ.

Оснований полагать выводы судов по обсуждаемому эпизоду не имеется.

По п. 1.3, п. 2.5, п. 3.4 оспариваемого решения инспекции.

Суды проверили довод Налоговой инспекции о том, что работы, выполненные по договору строительного подряда с ЗАО "СУ-288", по договорам на разработку рабочей документации с ЗАО "ГТ "Морстрой", являются модернизацией (реконструкцией) основных средств.

Суды установили, что в соответствии с перечисленными договорами была разработана рабочая проектная документация на ремонт и выполнены работы по капитальному ремонту площадок и сооружений для открытого хранения.

Судами проанализировано содержание актов приемки выполненных работ (по форме КС-2), установлено, что ЗАО "СУ-288" выполнило следующие строительные работы на строительных площадках: поднятие существующих сборных плит до проектных отметок, разборка и замена оснований, разборка и замена стальных армирующих конструкций, замена асфальтобетонных покрытий, восстановление асфальтобетонных покрытий, восстановление выравнивающего слоя.

По выводу судов, произведенные работы не улучшили технико-экономические показатели объектов (складских площадок), как полагает налоговый орган, не изменили своих свойств и предназначений, разработка же рабочей документации позволила до начала работ по капитальному ремонту площадок точно определить объем работ, плановую сметную стоимость предстоящего капитального ремонта, также разработаны рабочие проекты проведения ремонтных работ.

Проводя отличия капитального ремонта от реконструкции, судами обоснованно учтены Письмо Госплана СССР, Госстроя СССР, Стройбанка ЦСУ СССР от 29.05.1984 "Об определении понятий нового строительства, расширения, реконструкции и технического перевооружения действующих предприятий" и Письмо Главной инспекции архитектурно-строительного надзора Российской Федерации от 28.04.1994, которые содержат определения понятий как капитального ремонта, так и реконструкции.

Суды, принимая решение, исходили из того, что доказательств изменения в результате выполненных ЗАО "СУ 288" работ технических характеристик складских площадок налоговый орган не представил, а указание об увеличении асфальтобетонного слоя и расширении площадок, так же как и использование при производстве ремонтных работ качественного оборудования и материалов таким доказательством не является, поскольку, наоборот, свидетельствует о проведении качественного капитального ремонта, а не реконструкции или модернизации.

Суды отклонили довод налогового органа о превышении стоимости ремонтных работ балансовой стоимости объектов, приняв объяснение заявителя о том, что объекты постройки 1960-х годов имеют очень низкую балансовую стоимость, которая никак не отражает их действительную стоимость, тем более, что указанные объекты не ремонтировались с даты постройки.

Суд кассационной инстанции не имеет оснований переоценивать выводы судов о правомерном, в соответствии с п. 1 ст. 260 НК РФ, включении затрат на изготовление рабочей документации (ЗАО "ГТ Морстрой") и затрат на капитальный ремонт (ЗАО "СУ-288") в состав расходов по налогу на прибыль, а также правомерном, в соответствии со ст. ст. 171, 172 НК РФ, принятии НДС в состав налоговых вычетов.

Поскольку проведенные работы относятся к капитальному ремонту, а не к модернизации, достройке, суды сделали обоснованный вывод о том, что понесенные Обществом затраты не увеличили первоначальную стоимость отремонтированных объектов, в связи с чем доначисление налога на имущество также является неправомерным.

Оснований полагать доводы кассационной жалобы в данной части обоснованными не имеется.

По п. 1.4 оспариваемого решения Налоговой инспекции.

Судами проверен и довод налогового органа о необходимости распределения затрат на приобретение программы для ЭВМ и обновление программ для ЭВМ и баз данных по договорам с ООО "Сайбейс" самостоятельно с учетом принципа равномерности признания доходов и расходов, в данном случае в течение трех лет.

Судами установлено, что ЗАО "ПКТ" в 2002-2004 г.г. по договорам приобретено право на использование лицензионного программного обеспечения компании "Сайбейс" сроком на три года и гарантийное обслуживание программного обеспечения в течение 1 года, при этом факт передачи программного обеспечения подтверждается представленными актами, а оплата - платежными поручениями.

Судами отклонена ссылка на положения абз. 3 п. 1 ст. 272 НК РФ, поскольку программное обеспечение от ООО "Сайбейс" передано Обществу по договорам не поэтапно, оплата производилась непосредственно после подписания актов приемки-передачи, доход ООО "Сайбейс" получен в течение того отчетного периода, на который приходится подписание акта.

В кассационной жалобе не приводится доводов о неправильном установлении судами фактических обстоятельств дела.

Оценив в совокупности и взаимной связи представленные по делу доказательства, правильно применив положения п.п. 26 п. 1 ст. 264, п. 1 ст. 272, п. 3 ст. 271 НК РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что довод налогового органа о неправомерном отнесении расходов на приобретение прав на программы для ЭВМ и обновление программ для ЭВМ и баз данных по договорам с ООО "Сайбейс" на расходы, учитываемые при исчислении налога на прибыль, не основан на нормах закона и не соответствует фактическим обстоятельствам.

Довод кассационной жалобы о неприменении судами писем Министерства финансов РФ от 27.11.07 г. N 03-03-06/1/826 и от 09.08.05 г. N 03-03-04/1/156 не может служить основанием для отмены судебных актов.

Письма Министерства финансов Российской Федерации, на которые ссылается налоговый орган в обоснование своей правовой позиции, являются ведомственными актами, и в силу статьи 1 НК РФ не могут быть отнесены к нормативным правовым актам о налогах и сборах, являющимся обязательными к применению налогоплательщиками.

По п. 1.5, п. 3.1 оспариваемого решения Налоговой инспекции.

Отклоняя довод Налоговой инспекции о том, что приобретенные Обществом мониторы и системные блоки подлежат учету в качестве единых инвентарных объектов основных средств, суд установил, что в декабре 2004 года Обществом приобретены мониторы (36 шт.) и системные блоки (36 шт.), которые поставлены на учет в качестве самостоятельных объектов основных средств и, учитывая, что стоимость каждого объекта менее 10 000 руб., их стоимость включена заявителем в расходы для налогообложения прибыли в момент ввода объектов в эксплуатацию.

Налоговая инспекция в кассационной жалобе указывает, что вычислительная техника (персональный компьютер) представляет собой комплекс конструктивно сочлененных предметов (монитор, системный блок), имеющих одинаковый срок полезного использования, способных выполнять свои функции только в составе комплекса, следовательно, учитываться персональный компьютер должен под одним отдельным инвентарным объектом, а его стоимость должна списываться путем начисления амортизации, в соответствии со ст. 259 НК РФ.

Данный довод был предметом проверки судебных инстанций. Отклоняя его, суды учли положения ст. 133 ГК РФ, и пришли к выводу, что замена и перемещение системных блоков и мониторов возможны без ущерба их назначению и могут производиться, исходя из определяемой целесообразности при осуществлении хозяйственной деятельности, а налоговым органом не учтено то обстоятельство, что одновременное приобретение мониторов и системных блоков не означает монтаж соответствующего количества персональных компьютеров - рабочих мест, для которого необходим еще ряд дополнительных устройств (клавиатура, мышь и т.п.).

Судами приняты во внимание объяснения ЗАО "ПКТ" о том, что Общество имеет на балансе значительное количество компьютерной техники, нуждающейся в частичной замене, в связи с чем приобретение мониторов и системных блоков осуществлялось в целях замены неисправных комплектующих таких объектов основных средств как компьютеры.

Обоснованно судами отклонена и ссылка налогового органа на невозможность такой замены, так как остаточная стоимость ранее учитываемой вычислительной техники не изменена.

Суды правомерно указали, что основные средства стоимостью менее 10 000 руб. за единицу, приобретенные и введенные в эксплуатацию после вступления в силу главы 25 НК РФ, не учитываются на балансе ЗАО "ПКТ" в составе амортизируемого имущества в силу п.п. 3 п. 1 ст. 254 НК РФ.

Вывод судов о том, что Общество обоснованно учло приобретенные мониторы и системные блоки в составе расходов по налогу на прибыль в соответствии с п.п. 3 п. 1 ст. 254 НК РФ и о том, что они в соответствии с п. 1 ст. 374 НК РФ не являются объектами обложения налогом на имущество, является правомерным.

Суд кассационной инстанции не усматривает оснований для отмены судебных актов. В компетенцию налогового органа входит контроль за правильностью исчисления и уплаты налогов. Однако, налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученных доходы, не подлежит оценке налоговым органом или судом с точки зрения их целесообразности, эффективности, рациональности.

По п. 1.6, п. 2.1, п. 2.4 оспариваемого решения Налоговой инспекции относительно неправомерного начисления ЗАО "ПКТ" амортизации на незарегистрированные объекты основных средств.

Судами установлено, что Обществом в 2002 - 2004 г.г. по договорам у ОАО "Морской порт Санкт-Петербург" приобретены ж/д пути в тылу причалов, подкрановые тыловые пути причалов, железнодорожные пути вдоль Лесного мола, подъездные дороги, подкрановые тыловые пути причала, площадки и по договору у ООО "Центральный фруктовый терминал" - площадки.

Судами также установлены обстоятельства дела, подтверждающие прием и учет вышеперечисленного имущества в составе основных средств и ввод в эксплуатацию реконструированного объекта - площадки для таможенного досмотра.

Суды приняли объяснения заявителе о том, что изготовление документов кадастрового и технического учета в период заключения договоров купли-продажи объектов инфраструктуры не представлялось возможным в силу следующих обстоятельств: по спорным объектам на момент их приобретения налогоплательщиком отсутствовали проектная и строительная документация, акт приемки государственной комиссией законченного строительством объекта; арендуемый налогоплательщиком земельный участок сформирован, границы его определены, земельный участок поставлен на государственный кадастровый учет, под цели капитального строительства земельный участок не выделялся; кадастровый учет объектов инфраструктуры в качестве объектов недвижимости осуществлялся в проверяемом периоде только при наличии вступившего в силу решения суда об обязании КЗРиЗ СПб провести кадастровый учет объекта.

Судами учтено, что при заключении договоров купли-продажи стороны руководствовались разъяснениями уполномоченных органов, в частности протоколом совещания юристов КУГИ, ЕСЗРиЗУ, ГУИОН Санкт-Петербурга от 17.11.1997 г., предписывающими, что при отсутствии документов, подтверждающих правомерность создания объекта недвижимости с соблюдением градостроительных норм и правил, объект не может быть определен как объект недвижимости, следовательно, такой объект определяется в качестве временного сооружения, на которые не распространяется обязанность государственной регистрации перехода права собственности.

По выводу судебных инстанций, заявителем соблюдены правила, регламентирующие порядок бухгалтерского учета приобретенных объектов в качестве основных средств, а признание или непризнание приобретенных объектов основных средств недвижимым имуществом не влияет на правомерность ввода их в эксплуатацию при условии соблюдения критериев, установленных п. 1 ст. 257 НК РФ и ПБУ 6/01, поэтому довод налогового органа об отсутствии государственной регистрации права собственности на спорные объекты (как объекты недвижимости) и неправомерном учете амортизационных начислений для налога на прибыль является необоснованным.

Также правомерен вывод судов о том, что момент возникновения права на применение налогового вычета по объекту капитального строительства связан не с подачей документов на государственную регистрацию прав на объект и документальным подтверждением данного факта, а с моментом введения объекта в эксплуатацию, поэтому суммы НДС, предъявленные налогоплательщику подрядными организациями при проведении ими капитального строительства, и оплаченные в полном объеме, подлежат вычету по мере постановки на учет соответствующего объекта завершенного капитального строительства (основных средств), начиная с 1 числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект введен в эксплуатацию.

Судебными инстанциями на основании полного и всестороннего исследования содержащихся в материалах дела документов установлены имеющие значение для дела фактические обстоятельства, правильно применены нормы материального права, в связи с чем, у суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судебными инстанциями, и оценку ими доказательств.

По п. 2.6 оспариваемого решения Налоговой инспекции относительно необходимости разделения налоговой базы по НДС по перегрузке контейнера, который выполняет роль тары, и непосредственно груза.

Суды установили, что основной производственной деятельностью общества является осуществление погрузоразгрузочных работ в порту Санкт-Петербурга и специфика деятельности ЗАО "ПКТ" такова, что перегрузка и хранение грузов производится только в контейнерах, при этом согласно требованиям, предъявляемым к процессам транспортировки и перегрузки, груз должен быть надлежащим образом упакован, что позволяет производить с ним технологические операции наиболее безопасным образом и обеспечивать его сохранность, поэтому договорами с клиентами предусмотрены операции с грузом, под которым понимается грузовое место, включая все приспособления для его крепления, обеспечивающие возможность его транспортировки, договорные условия обусловлены тем, что без надлежащей упаковки и приспособлений проведение операций с грузом технологически невозможно, поэтому у Общества отсутствовала как обязанность, так и возможность совершать операции раздельно в отношении нетто-груза и контейнера.

Судами установлено (и это обстоятельство не оспаривается), что Обществом применена ставка 0% к работам (услугам), непосредственно связанным с реализацией товаров вывозимых в таможенном режиме экспорта, во всех остальных случаях, в соответствии с пунктом 3 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации, налогообложение производилось по налоговой ставке 18%.

Суды правомерно указали, что законодательством не предусмотрено раздельное формирование налоговых баз по операциям с транспортным оборудованием и содержащимся в них грузом.

Применив положения п.п. 2 п. 1 ст. 164, 154 НК РФ, постановления Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 10.06.2003 N 45-т/1 "Об утверждении тарифов на погрузочно-разгрузочные работы контейнеров", суды правильно отклонили обсуждаемый довод налогового органа. Оснований полагать вывод судебных инстанций в данной части не имеется.

По п. 4.1 оспариваемого решения Налоговой инспекции о неправомерной неподаче Обществом уточненных расчетов по авансовым платежам по единому социальному налогу за 1 квартал, 6 и 9 месяцев 2004 г., занижении суммы ЕСН в части, подлежащей перечислению в ФСС.

Суды установили, что в соответствии с решением ФСС РФ (ГУ СПб ФСС РФ филиал N 24), вынесенным по итогам выездной проверки, признано неправомерным использование ЗАО "ПКТ" средств фонда на сумму 87 373,91 руб., в том числе в 2004 г. - 52.401 руб., при этом недоимка по ЕСН в части ФСС и пени погашены платежными поручениями N 3561, N 3562 от 03.08.06 г., а уточненная налоговая декларация по ЕСН за 2004 год подана 18.01.07 г.

При принятии судебного решения в данной части, суды руководствовались положениями ст. 81 НК РФ, согласно которым при обнаружении налогоплательщиком в поданной им в налоговый орган налоговой декларации факта неотражения или неполноты отражения сведений, а также ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые изменения в налоговую декларацию и представить в налоговый орган уточненную налоговую декларацию в порядке, установленном настоящей статьей.

Суды с учетом положений ст. 240 НК РФ, устанавливающих, что налоговым периодом по ЕСН является календарный год, признали, что обязанности налогоплательщика, предусмотренные ст. 81 НК РФ, выполнены ЗАО "ПКТ", при этом в силу п. 2 ст. 44 НК РФ обязанность по уплате спорного налога прекращена его уплатой, а отсутствие расчетов по ЕСН за отчетные периоды 2004 года к образованию недоимки по итогам налогового периода не привело.

Оснований для отмены судебных актов в данной части также не имеется.

По п. 5.1 оспариваемого решения Налоговой инспекции.

Налоговая инспекция приводит довод в кассационной жалобе, что Обществом не удержан НДФЛ с дохода, полученного С.А.В. в виде оплаты за обучение.

Между тем, проверяя этот довод Налоговой инспекции при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций, судами установлено, что 22.10.03 г. ЗАО "ПКТ" был заключен договор с ГОУ "СПбГПУ" на обучение указанного лица по профессиональной образовательной программе высшего образования по специальности "гидротехническое строительство", при этом договором предусмотрена оплата, производимая до начала очередного семестра, в размере 100% установленной стоимости обучения в семестре, и оплата за обучение в осеннем семестре 2004 года была произведена платежным поручением от 12.07.04 г. в сумме 12 000 руб.

Суды установили, что факт оказания спорных услуг подтверждается актом, на основании которого стоимость обучения за счет Общества включена в доход физического лица в мае 2005 года, налог удержан в полной сумме.

Установив, что уплата налога произведена налоговым агентом в полном объеме одновременно с уплатой НДФЛ за май 2005 года соответствующими платежными поручениями, суды пришли к правильному выводу о неправомерном доначислении НДФЛ и начисления пени после 12.05.05 г., а также привлечения к ответственности, предусмотренной ст. 123 НК РФ.

В кассационной жалобе не приведено доводов о неправильности установленных судами обстоятельств дела. Основания для отмены судебных актов отсутствуют.

По п. 6.1 оспариваемого решения Налоговой инспекции о том, что при исчислении транспортного налога в отношении транспортных средств ГАЗ-22171, ГАЗ-3221, УАЗ-31519 Обществом неправомерно применены налоговые ставки, предусмотренные для легковых автомобилей.

Судебными инстанциями на основании полного и всестороннего исследования содержащихся в материалах дела документов установлены имеющие значение для дела фактические обстоятельства, правильно применены положения п. 1 ст. 358, п. 1 ст. 359, п. 1 ст. 361 НК РФ, Положения о паспортах транспортных средств и паспортах шасси транспортных средств, утвержденному Приказом МВД России N 496, Минпромэнерго России N 192, Минэкономразвития России N 134 от 23.06.2005, зарегистрированного в Минюсте России 29.07.2005 N 6842, п. 2.2.4 Положения о паспортах транспортных средств и шасси транспортных средств, утвержденного совместным Приказом от 30.06.1997 Министерства внутренних дел Российской Федерации N 399, Государственного таможенного комитета Российской Федерации N 388 и Комитета Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации N 195.

Суды пришли к выводу, что Обществом правомерно при исчислении транспортного налога применены налоговые ставки, предусмотренные именно для легковых автомобилей, поскольку налоговые ставки при уплате транспортного налога зависят именно от категории транспортного средства, а не от его типа, как указывает налоговый орган, а согласно паспортам транспортных средств, имеющимся в материалах дела, транспортные средства ГАЗ-22171, ГАЗ-3221, УАЗ-31519 относятся к категории "В", то есть к легковым автомобилям.

Оснований полагать вывод судебных инстанций ошибочным не имеется.

По пункту п. 6.2 оспариваемого решения Налоговой инспекции о том, что вне зависимости от наличия или отсутствия государственной регистрации самоходных машин, других видов техники, указанная техника является объектом обложения транспортным налогом.

Суды, отклоняя довод Налоговой инспекции, исходили из того, что спорные транспортные средства (портальные краны, автоконтейнеровозы, специализированные автопогрузчики для контейнеров, козловой контейнерный кран на пневмоходу, специализированные портовые тягачи, легкие автопогрузчики, предназначенные для работы с грузом, прицепы, прочее вспомогательное оборудование) не имеют паспортов самоходной техники, не зарегистрированы в установленном порядке в органах Гостехнадзора и ГИБДД, не являются транспортными средствами, используемыми на дорогах общего пользования, поэтому они не могут быть признаны в силу п. 1 ст. 358 НК РФ объектами налогообложения транспортными налогом, поэтому доначисление транспортного налога, соответствующих пени, а также привлечение ЗАО "ПКТ" к ответственности предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, является неправомерным.

Вывод судов обоснован ссылками на ст. 358 НК РФ, Постановление Правительства Российской Федерации от 12.08.1994 N 938 "О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации", п. 4 "Правил технической эксплуатации подъемно-транспортного оборудования согласно РД 31.44.01-97", утвержденных Приказом Минтранса России от 26.05.1998 N 58 и согласованных с Управлением по котлонадзору и надзору за подъемными сооружениями Госгортехнадзора России (письмо от 09.09.1997 N 12-7/855).

Таким образом, доводы кассационной жалобы налогового органа аналогичны доводам, изложенным в оспариваемом решении, отзыве на заявление и апелляционной жалобы, выводы судебных инстанций не опровергаются налоговым органом.

Суд кассационной инстанции считает, что судебными инстанциями при рассмотрении спора правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, с учетом доводов и возражений, приводимых сторонами, и сделаны правильные выводы, соответствующие фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основанные на правильном применении норм материального права.

В кассационных жалобах не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судебными инстанциями обстоятельства и выводы судебных инстанций, как и не приведено доводов, которые в соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могли бы явиться основанием для отмены судебных актов.

Руководствуясь ст.ст. 176, 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 мая 2008 г. и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 августа 2008 г. по делу N А40-68522/07-107-397 оставить без изменения, а кассационную жалобу ЗАО "Первый контейнерный терминал" и кассационную жалобу Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 6 - без удовлетворения.

Взыскать с Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 6 в доход федерального бюджета гос.пошлину за подачу кассационной жалобы в размере 1 000 руб.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Согласно п.1 ст.257 НК РФ (в редакции, действовавшей до 01.01.2008 г) под основными средствами в целях исчисления налога на прибыль понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией.

По мнению ИФНС, налогоплательщиком неправомерно начислялась амортизация на незарегистрированные объекты основных средств.

Согласно п.8 ст.258 НК РФ (с 01.01.2009 г. - п.11 ст.258 НК РФ) основные средства, права на которые подлежат государственной регистрации в соответствии с законодательством РФ, включаются в состав соответствующей амортизационной группы с момента документально подтвержденного факта подачи документов на регистрацию указанных прав.

В 2002-2004 г.г. налогоплательщиком приобретены ж/д пути , подъездные дороги, подкрановые тыловые пути причала и площадки, в т.ч. для таможенного досмотра.

Судами учтено, что в период заключения договоров купли-продажи объектов инфраструктуры изготовление документов кадастрового и технического учета не представлялось возможным в силу следующих обстоятельств: по спорным объектам на момент их приобретения налогоплательщиком отсутствовали проектная и строительная документация, акт приемки государственной комиссией законченного строительством объекта.

Кадастровый учет объектов инфраструктуры в качестве объектов недвижимости осуществлялся в проверяемом периоде только при наличии вступившего в силу решения суда об обязании Комитета по земельным ресурсам и землепользованию провести кадастровый учет объекта.

При этом налогоплательщик руководствовался разъяснениями уполномоченных органов, в частности, протоколом совещания юристов КУГИ, ЕСЗРиЗУ, ГУИОН, предписывающими, что при отсутствии документов, подтверждающих правомерность создания объекта недвижимости с соблюдением градостроительных норм и правил, объект не может быть определен как объект недвижимости, следовательно, такой объект определяется в качестве временного сооружения, на которые не распространяется обязанность государственной регистрации перехода права собственности.

Суд отметил, что при таких обстоятельствах налогоплательщиком соблюдены правила, регламентирующие порядок бухгалтерского учета приобретенных объектов в качестве основных средств.

При этом признание или непризнание приобретенных объектов основных средств недвижимым имуществом не влияет на правомерность ввода их в эксплуатацию при условии соблюдения критериев, установленных п.? ст.?57 НК РФ и ПБУ 6/01.

На основании изложенного суд счел, что вывод ИФНС о неправомерном начислении амортизации на вышеуказанные объекты является необоснованным.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 декабря 2008 г. N КА-А40/10120-08


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Московского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании