Решения Европейского Суда по правам человека от 31 мая 2007 г. по вопросу приемлемости жалоб N 71412/01 "Берами и Берами против Франции" [Behrami and Behrami v. France], N 78166/01 "Сарамати против Франции, Германии и Норвегии" [Saramati v. France, Germany and Norway] (Большая Палата) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(Большая Палата)

 

Решения от 31 мая 2007 г.
по вопросу приемлемости жалоб N 71412/01
"Берами и Берами против Франции"
[Behrami and Behrami v. France],
N 78166/01
"Сарамати против Франции, Германии и Норвегии"
[Saramati v. France, Germany and Norway]
(извлечение)

 

Что касается дела "Берами и Берами против Франции". Двое заявителей, Агим Бехрами и его сын Бекир Бехрами, проживают в Косово, на территории, ранее входившей в состав Союзной Республики Югославии (СРЮ), а ныне Республики Сербии; жалоба также подана от имени другого сына Гадафа Берами, ныне покойного. В марте 2000 года заявители проживали в секторе Косово, за который несла ответственность многонациональная бригада во главе с Францией. Бригада входила в состав международных сил безопасности в Косово (KFOR), созданных на основании резолюции Совета Безопасности ООН N 1244 от 10 июня 1999 года.

Группа детей, включая Бекира и Гадафа, нашла несколько невзорвавшихся кластерных бомб, которые были сброшены во время бомбардировок СРЮ силами НАТО в 1999 году. Один из детей подбросил бомбу в воздух; она взорвалась, убив Гадафа и серьезно ранив Бекира. Полиция, подконтрольная Временной администрации ООН в Косово (UNMIK), также наделенной полномочиями резолюцией N 1244 и действующей под эгидой ООН, расследовала происшествие. Было установлено, что инцидент представлял собой "неумышленное причинение смерти по неосторожности", и принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку бомба взорвалась не во время натовских бомбардировок. Бехрами обратился в Косовское бюро претензий с жалобой на то, что Франция не соблюдает положения резолюции N 1244 в части разминирования. Жалоба была впоследствии отклонена на том основании, что разминирование было вменено в обязанность силам ООН с июля 1999 года.

Что касается дела "Сарамати против Франции, Германии и Норвегии". Заявитель, албанец по происхождению, проживавший в Косово, был арестован полицией UNMIK в 2001 году и помещен в предварительное заключение на период следствия. Он успешно обжаловал решение о продлении срока содержания под стражей и был освобожден. Позднее полиция UNMIK уведомила заявителя по телефону о необходимости посетить полицейское отделение, чтобы забрать деньги и личные вещи. Заявитель подчинился и прибыл в полицейское отделение, где был арестован двумя служащими полиции UNMIK, действовавшими по приказу командующего силами KFOR, которым в то время являлся норвежский военнослужащий. Полицейское отделение находилось в зоне, где многонациональная бригада KFOR относилась к юрисдикции Германии. Командующий продлил срок содержания заявителя под стражей. Юрисконсульт KFOR уведомил родственников заявителя, которые оспорили законность его ареста, указывая, что согласно резолюции N 1244 KFOR имели право арестовывать в случае необходимости защиты войск KFOR и жителей Косово. Заявитель предстал перед районным судом. Его представители требовали освобождения заявителя, но суд пришел к выводу о том, что его арест находится в сфере ответственности KFOR. К тому времени KFOR возглавил французский генерал. Заявитель был осужден за покушение на убийство. Верховный суд Косово отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. Заявитель был освобожден.

 

Решение

 

Производство по жалобе Сарамати в отношении Германии прекращено. Г-н Сарамати первоначально утверждал, что в его аресте участвовал германский офицер KFOR. Согласно возражениям германского правительства в результате расследования не обнаружено доказательств участия германского военнослужащего в аресте. Заявитель просил исключить его жалобу в отношении Германии из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом, и эта просьба была удовлетворена.

 

Решение

 

Жалоба признана неприемлемой как несовместимая ratione personae с положениями Конвенции в отношении Франции и Норвегии. Берами утверждали, что разминирование не проводилось, отмечая, что командование многонациональной бригадой принадлежало Франции, которая несла ответственность за данный сектор. Сарамати жаловался на арест силами KFOR, подчеркивая, что соответствующий приказ отдали командующие KFOR, имевшие норвежское и французское гражданство.

До того как развернулись события настоящего дела, СРЮ дала согласие в "военно-техническом соглашении" на присутствие международных сил. Резолюция N 1244 обеспечила развертывание международных сил безопасности (KFOR), которые состояли из контингентов, объединенных в многонациональные бригады под руководством страны, осуществлявшей командование; в числе этих стран были Франция и Германия. Резолюция также предусматривала учреждение гражданской администрации под эгидой ООН (UNMIK). Она передала силам KFOR полный военный контроль в Косово. По характеру своей миссии UNMIK являлась международной временной администрацией; полномочия, переданные ей Советом Безопасности, включали все прерогативы законодательной и исполнительной власти, а также управление судебной системой. В период событий настоящего дела Косово находилось под эффективным контролем оккупировавших его международных сил, которые осуществляли полномочия публичной власти, обычно осуществлявшейся СРЮ. Следовательно, вопрос заключается в том, имеет ли Европейский Суд юрисдикцию для проверки, с учетом положений Конвенции, деятельности в сфере гражданского управления и безопасности, которую осуществляют государства, удерживающие Косово под своим эффективным контролем.

Что касается ареста и разминирования, KFOR были вправе принимать решения об аресте, UNMIK осуществляла надзор за разминированием. Вопрос заключается в том, может ли ООН нести ответственность за оспариваемые действия (арест Сарамати) и бездействие (неспособность UNMIK освободить территорию от мин в деле Берами). Совет Безопасности передал свои полномочия в сфере безопасности силам KFOR и свои полномочия по гражданскому управлению UNMIK на основании главы VII Устава ООН. Совет Безопасности сохраняет полномочия и контроль. Эффективное решение оперативных вопросов осуществляет НАТО.

С учетом того, что KFOR осуществляют полномочия, надлежащим образом переданные им Советом Безопасности ООН в порядке применения главы VII Устава ООН, и UNMIK, учрежденная на основании той же главы, является вспомогательным органом ООН и несет ответственность за свои действия перед Советом Безопасности, ответственность за оспариваемые действия и бездействие в принципе возлагается на ООН. Эта организация является юридическим лицом, отличным от государств-участников, и не является Договаривающейся Стороной Конвенции.

Обладает ли Европейский Суд компетенцией ratione personae для рассмотрения жалоб на действия, совершенные государствами-ответчиками от имени ООН? Более общий вопрос заключается в том, какова взаимосвязь между Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод и действиями, предпринятыми ООН на основании главы VII ее устава, носящей название "Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии".

Основная цель ООН заключается в поддержании международного мира и безопасности. Защита прав человека является важным аспектом международных усилий по поддержанию мира (см. преамбулу к Конвенции), но основная ответственность за них возложена на Совет Безопасности ООН, который имеет значительные средства для его достижения согласно главе VII Устава ООН, включая принятие принудительных мер. Ответственность Совета Безопасности в этой связи является исключительной. В ряде случаев глава VII Устава ООН дает возможность Совету Безопасности применять принудительные меры в отношении конфликтов, представляющих угрозу миру. Такие же меры были предусмотрены резолюцией N 1244 Совета Безопасности о создании UNMIK и KFOR. Действия во исполнение резолюций Совета Безопасности, основанных на главе VII Устава ООН, имели существенное значение для миссии ООН по сохранению международного мира и безопасности, и их эффективность зависела от усилий государств-участников.

Отсюда следует, что Конвенция не может быть истолкована в смысле допустимости контроля Европейского Суда над действиями и бездействием государств-участников, охватываемыми резолюциями Совета Безопасности и совершенными до или в процессе миссий ООН, направленных на поддержание международного мира и безопасности.

Это могло бы представлять собой вмешательство в выполнение важной миссии ООН или в эффективное проведение таких операций, а также установление условий для исполнения резолюции Совета Безопасности, не предусмотренное содержанием последней. Такой вывод распространяется также на преднамеренные действия государств-ответчиков, например, когда постоянный член Совета Безопасности голосует за принятие конкретной резолюции на основании главы VII Устава ООН и развертывание войск в рамках миротворческой миссии. Строго говоря, такие действия могут не являться исполнением обязательств, вытекающих из членства в ООН, но они имеют важное значение для эффективного выполнения Советом Безопасности своих функций, предусмотренных главой VII Устава ООН, и, следовательно, для достижения основной цели ООН - поддержания мира и безопасности. Жалобы не совместимы ratione personae с положениями Конвенции.

 


Решения Европейского Суда по правам человека от 31 мая 2007 г. по вопросу приемлемости жалоб N 71412/01 "Берами и Берами против Франции" [Behrami and Behrami v. France], N 78166/01 "Сарамати против Франции, Германии и Норвегии" [Saramati v. France, Germany and Norway] (Большая Палата) (извлечение)


Текст решений опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2007.


Перевод: Николаев Г.А.


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.