Постановление Европейского Суда по правам человека от 11 января 2007 г. Дело "Салах Шеех против Нидерландов" [Salah Sheekh v. Netherlands] (жалоба N 1948/04) (III Секция) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(III Секция)

 

Дело "Салах Шеех против Нидерландов"
[Salah Sheekh v. Netherlands]
(Жалоба N 1948/04)

 

Постановление Суда от 11 января 2007 г.
(извлечение)

 

Обстоятельства дела

 

Заявитель, гражданин Сомали 1986 года рождения, покинул Сомали по поддельному паспорту в мае 2003 года и попросил политического убежища по прибытии в амстердамский аэропорт Схирфол. Он пояснил, что его семья, принадлежавшая к одному из национальных меньшинств ашраф, покинула Могадишо в 1991 году из-за гражданской войны и поселилась в деревне, в 25 км от города, где у них было отнято все оставшееся имущество. Деревня контролировалась кланом Агбал, чье вооруженное ополчение преследовало заявителя и его семью, а также три другие семьи ашраф, поскольку было известно, что они не могут защищать себя. В ряде инцидентов, произошедших на протяжении нескольких лет, ополченцы убили отца и брата заявителя, нападали на него и его братьев и дважды похищали и насиловали его сестру.

В 2003 году его ходатайство о политическом убежище было отклонено, поскольку министр по делам иммиграции и интеграции, в частности, пришел к выводу, что отсутствуют основания для присвоения ему статуса беженца, так как не имеется данных о том, что он известен как противник (местного) режима, является членом или сочувствующим какой-либо политической партии или движения, подвергался аресту или задержанию. Министр нашел, что проблемы заявителя вызваны не систематическими актами дискриминации, а общей нестабильной ситуацией, в связи с которой криминальные группировки часто, но произвольно запугивают людей и угрожают им.

Таким образом, риск того, что по возвращению в Сомали он подвергнется обращению, запрещенному статьей 3 Конвенции, отсутствует, и могут быть приняты меры для размещения его в одном из районов, которые власти Нидерландов считают "относительно безопасными". Жалоба заявителя в региональный суд была отклонена.

Будучи уведомлен о том, что ему будет выдан транзитный документ Европейского Союза, и он будет выслан в один из "относительно безопасных" районов, заявитель подал возражения на имя министра и ходатайствовал перед региональным судом о приостановлении его высылки до рассмотрения этих возражений. Он, в частности, утверждал, что в качестве представителя меньшинства, не имеющего возможности получить защиту у правящих кланов, даже в случае его высылки в один из "относительно безопасных районов" он будет вынужден жить в лагере для перемещенных лиц в ужасающих условиях. Возражения заявителя по поводу решения министра и ходатайство о приостановлении высылки были отклонены.

Однако после получения уведомления Европейского Суда в соответствии с правилом 39 Регламента Европейского Суда приготовления к высылке заявителя были прекращены, и его освободили из-под стражи. Впоследствии заявителю было разрешено обратиться за видом на жительство в качестве временной процедуры, которая была установлена министром для некоторых категорий сомалийцев, ходатайствующих о предоставлении убежища. Убежище было предоставлено ему в марте 2006 года.

 

Вопросы права

 

По поводу соблюдения требований подпункта "с" пункта 1 статьи 37 Конвенции. Хотя заявителю не угрожает немедленная высылка, Европейский Суд тем не менее пришел к выводу, что временные процедуры, введенные для некоторых категорий лиц из Сомали, обратившихся за предоставлением убежища, не являются решением проблемы, поскольку власти недвусмысленно указали, что они будут пересмотрены после того, как Европейский Суд разрешит по существу дела сомалийских граждан, в отношении которых было указано на обеспечительные меры. Продолжение рассмотрения жалобы, следовательно, является наиболее эффективным способом разбирательства, особенно с учетом того, что если жалоба будет исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом, и указанные процедуры будут отменены, заявитель, по всей вероятности, будет требовать восстановления жалобы в списке дел. Основания для исключения жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом, отсутствуют.

По поводу соблюдения требований статьи 3 Конвенции. Европейский Суд отметил, что в намерения государства-ответчика входила высылка заявителя в такие районы Сомали, которые оно считало "относительно безопасными". Хотя такие районы в целом отличались большей стабильностью и спокойствием, чем другие части страны, существовало различие между положением лиц, происходивших из этих районов и имевших там клановые и/или семейные связи, и лиц из других районов Сомали, не имевших таких связей. Представляется почти невероятным, что заявитель, принадлежавший к последней категории, мог рассчитывать на защиту клана в одном из "относительно безопасных" районов. Он мог поэтому обосноваться в лагере для перемещенных лиц, обитатели которого маргинализированы, изолированы и уязвимы перед преступностью.

Однако независимо оттого, мог ли заявитель реально подвергнуться запрещенному обращению, его высылка в любом случае противоречила бы статье 3 Конвенции, так как отсутствовало условие использования альтернативной внутренней защиты, предполагающее, что высылаемое лицо должно иметь возможность отправиться в определенный район своей страны, быть там принятым и иметь возможность там поселиться.

Власти "относительного безопасного района" информировали государство-ответчика, что они возражают против принудительной депортации различных категорий беженцев и не принимают транзитных документов Евросоюза.

Таким образом, даже если бы государство-ответчик сумело отправить заявителя в один из "относительно безопасных районов", это не гарантировало бы, что после прибытия ему будет разрешено остаться там и в отсутствие контроля государство-ответчик не сможет убедиться в том, что ему разрешен въезд. Поэтому существовала реальная опасность того, что он будет выслан или будет вынужден вернуться в те районы страны, которые государство-ответчик и управление верховного комиссара ООН по делам беженцев считают небезопасными.

Относительно наличия реального риска подвергнуться запрещенному обращению при нахождении за пределами "относительно безопасных районов" следует отметить, что обращение, которому заявитель подвергался до выезда из Сомали, может характеризоваться как бесчеловечное в значении статьи 3 Конвенции, и уязвимость меньшинства, к которому он принадлежал, в достаточной степени подтверждена документами. Утверждение государства-ответчика о том, что проблемы заявителя были следствием общей нестабильной ситуации, в которой криминальные группировки часто, но произвольно запугивали людей, является недостаточным для исключения применения к положению заявителя статьи 3 Конвенции, поскольку это положение может также применяться к ситуациям, когда опасность исходит не от должностных лиц.

Существенное значение имеет вопрос, будет ли заявитель иметь возможность получить защиту и требовать возмещения за действия, предпринятые в его отношении, и Европейский Суд отвечает на него отрицательно. Поскольку ситуация в Сомали не претерпела значительных улучшений, нет оснований полагать, что заявитель окажется в ином положении по сравнению с тем, от которого бежал. Заявитель и его семья были объектом преследований, потому что принадлежали к меньшинству и были заведомо лишены средств защиты. Требование от заявителя дополнительного обоснования того, что он лично подвергался и продолжает подвергаться риску, является неправомерным. Одной лишь возможности ненадлежащего обращения недостаточно для признания нарушения статьи 3 Конвенции, однако по данному делу Европейский Суд приходит к выводу о том, что в положении заявителя усматривается риск, который можно предвидеть.

 

Постановление

 

Высылка заявителя будет являться нарушением статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения требований статьи 13 Конвенции. Заявитель обратился в региональный суд для приостановления высылки до решения по поводу его возражений, однако тот постановил, что его высылка не нарушает статьи 3 Конвенции. С учетом того, что под "внутригосударственным средством правовой защиты" в значении статьи 13 Конвенции не подразумевается средство, обеспечивающее во всех случаях удовлетворение требований, и что соответствие предполагаемой высылки статье 3 Конвенции подверглось проверке, заявителю было предоставлено эффективное внутригосударственное средство правовой защиты против способа осуществления его высылки.

 

Постановление

 

По делу требования статьи 13 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 11 января 2007 г. Дело "Салах Шеех против Нидерландов" [Salah Sheekh v. Netherlands] (жалоба N 1948/04) (III Секция) (извлечение)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2007.


Перевод: Николаев Г.А.