Энциклопедия судебной практики. Ответственность при государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (Ст. 31 Закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним")

Энциклопедия судебной практики
Ответственность при государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним
(Ст. 31 Закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним")


Примечание

Несмотря на то, что Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 361-ФЗ ст. 31 признана утратившей силу с 01.01.2017, приведенная судебная практика, принятая до 01.01.2017 г., не потеряла своей актуальности


1. Общие основания наступления ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей по регистрации прав


1.1. Регистрирующий орган несет ответственность лишь за вред, причиненный ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 декабря 2015 г. по делу N 33-20922/2015

Ни в п. 1, ни в п. 3 статьи [31.1 Закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"] не предусмотрены специальные основания для наступления ответственности за ущерб, причиненный органами государственной регистрации прав. Таким образом, необходимо руководствоваться общими правилами наступления гражданско-правовой ответственности, в соответствии с которыми для возмещения ущерба, причиненного при осуществлении государственной регистрации прав, за счет казны должны быть установлены незаконность действий причинителей (в данном случае государственных регистраторов) и их вина, наличие ущерба, а также причинно-следственная связь между незаконными действиями и наступившим вредом.


1.2. Иск о взыскании компенсации вреда, причиненного неправомерными действиями регистратора, требует доказательств наличия причинной связи между противоправным поведением ответчика и причинением убытков


Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 мая 2012 г. N ВАС-5393/12

Для привлечения лица к ответственности на основании ст.ст. 1064, 1082 ГК РФ необходимо доказать наличие всех элементов правонарушения: факт и размер понесенного ущерба, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями последнего и наступившим ущербом, а также вину причинителя вреда.

Исследовав и оценив представленные доказательства, суды пришли к выводу о том, что истицей не доказаны противоправность действий регистратора и его вина в причинении истице ущерба.


Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 25 февраля 2015 г. N Ф03-245/15 по делу N А16-503/2014

Осуществление защиты нарушенного права путем возмещения вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов (статьи 16, 1069 ГК РФ) не ставится в зависимость от необходимости оспаривания этих действий (бездействия) по правилам, установленным главой 24 АПК РФ.

Вместе с тем по правилам статьи 65 АПК РФ в данном случае истец обязан представить доказательства, обосновывающие противоправность акта, решения или действий (бездействия) органа (должностного лица), которыми ему причинен вред. При этом бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия такого акта или решения либо для совершения таких действий (бездействия), лежит на ответчике.

Вред, причиненный физическим или юридическим лицам в результате ненадлежащего исполнения органами, осуществляющими государственную регистрацию прав, возложенных на них настоящим Федеральным законом обязанностей, в том числе в результате внесения в Единый государственный реестр прав записей, не соответствующих закону, иному правовому акту, правоустанавливающим документам, возмещается за счет казны Российской Федерации в полном объеме (пункт 3 статьи 31 Закона о госрегистрации).

Апелляционный суд исходя из установленных по данному делу фактических обстоятельств спора пришел к выводу о том, что доказательства незаконности действий Управления Росреестра, наличия причинно-следственной связи между такими действиями и заявленными к взысканию убытками истца отсутствуют, в связи с чем правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований.


Определение СК по гражданским делам Приморского краевого суда от 14 июня 2016 г. по делу N 33-5622/2016

Согласно п. 3 ст. 31 Федерального закона от 21.07.1997г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" вред, причиненный физическим или юридическим лицам в результате ненадлежащего исполнения органами, осуществляющими государственную регистрацию прав, возложенных на них настоящим Федеральным законом, обязанностей, в том числе в результате внесения в Единый государственный реестр прав записей, не соответствующих закону, иному правовому акту, правоустанавливающим документам, возмещается за счет казны Российской Федерации в полном объеме.

Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Поскольку факт ненадлежащего исполнения ответчиком возложенных на него обязанностей при осуществлении государственной регистрации перехода права собственности на квартиру по договору купли-продажи квартиры, а также наличие вины ответчика в причинении истцу вышеназванных убытков не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, то суд правильно пришел к выводу об отсутствии оснований для возложения на органы Росреестра ответственности за понесенные истцом убытки и правильно отказал во взыскании суммы убытков с этих органов.


1.3. Вероятность причинения убытков правообладателю вследствие задержки регистрации права не позволяет суду обязать регистратора провести регистрацию с указанием иной даты, отличной от фактической


Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 2001 г. N 59 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (пункт 3)

Как следует из п. 3 ст. 2 Закона о государственной регистрации, датой государственной регистрации прав является день внесения соответствующих записей о правах в ЕГРП. Таким образом, днем внесения записи в ЕГРП является день ее фактического совершения, и арбитражный суд был не вправе обязать учреждение юстиции указать при внесении записи иную дату ее совершения. В соответствии с п. 1 ст. 31 Закона о государственной регистрации учреждение юстиции несет ответственность за своевременность и точность записей о праве на недвижимое имущество и сделках с ним. Поскольку ввиду отказа учреждения юстиции право собственности истца на здание не было зарегистрировано в установленный срок, то истец вправе на основании пункта 1 статьи 31 Закона о государственной регистрации, а также статей 16 и 1069 ГК РФ потребовать от учреждения юстиции возмещения причиненных в результате этого убытков.


1.4. Исправление допущенной ранее при регистрации права технической ошибки само по себе не влечет наступления обязанности возмещения причиненного вреда


Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 2 июля 2014 г. N Ф10-1866/14 по делу N А23-2716/2013

Пунктом 1 ст. 21 Закона о регистрации прав допускается исправление технической ошибки (описки, опечатки, грамматической или арифметической ошибки либо подобной ошибки), совершенной при государственной регистрации права и приведшей к несоответствию сведений, внесенных в ЕГРП, сведениям в документах, на основании которых вносились сведения в ЕГРП.

В соответствии с п. 4 ст. 18 Закона о регистрации прав, если в связи с изменением сведений об объекте недвижимого имущества, содержащихся в государственном кадастре недвижимости, требуется внесение соответствующих изменений в подраздел I ЕГРП, уточненные сведения о таком объекте недвижимого имущества вносятся в ЕГРП без заявления правообладателя и без повторной регистрации при внесении в соответствии с Законом о кадастре этих сведений в государственный кадастр недвижимости.

Для применения гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков истцом должны быть доказаны: факт причинения убытков и их размер; вина и противоправность действий (бездействия) ответчика; наличие причинной связи между противоправным поведением ответчика и наступившим ущербом.


1.5. Необходимость повторной уплаты государственной пошлины при повторном обращении за регистрацией прав вследствие незаконного отказа прежде является основанием для требования возмещения убытков


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12 сентября 2014 г. N Ф05-9363/14 по делу N А41-48079/2013

Вред, причиненный физическим или юридическим лицам в результате ненадлежащего исполнения органами, осуществляющими государственную регистрацию прав, возложенных на них настоящим Федеральным законом обязанностей, в том числе в результате внесения в Единый государственный реестр прав записей, не соответствующих закону, иному правовому акту, правоустанавливающим документам, возмещается за счет казны Российской Федерации в полном объеме (п. 3 ст. 31 Закона о регистрации прав).

Принимая во внимание, что регистрация права собственности общества была осуществлена при повторном обращении заявителя и при дополнительных затратах последнего, в то время как прежнее решение Управления Росреестра по Московской области об отказе в государственной регистрации права признано судом незаконным, суд кассационной инстанции считает обоснованным вывод о наличии оснований для взыскания убытков в заявленном размере.


1.6. Возникновение права на взыскание убытков в порядке ст. 31 ФЗ N 122-ФЗ не связано с моментом утраты потерпевшим иного способа защиты нарушенного права, избранного ранее


Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 01 июля 2015 г. по делу N 33-6137/2015

Истцами требования о взыскании убытков связаны с осуществлением Управлением Р. незаконных записей в ЕГРП, в связи с чем начало течение срока исковой давности должно быть связано именно с данным событием, а не с моментом утраты возможности взыскания денежных средств с ответчика по совершенной сделке, поскольку законодатель в ст. 31 Закона не связывает возникновение права на взыскание убытков с моментом утраты потерпевшим иного способа защиты нарушенного права, избранного ранее. В связи с чем довод апелляционной жалобы о начале течения срока исковой давности с момента получения постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства о взыскании с ответчика денежных средств по сделке является ошибочным и не основанным на нормах материального права. Поскольку судом установлено, что истице о нарушенном праве было известно как минимум с 31.05.2010, т.е. с момента обращения в суд с иском к ответчику, то к моменту обращения в суд с настоящим иском трехгодичный срок исковой давности истек, что является самостоятельным основанием отказа в удовлетворении исковых требований.


1.7. Ответ государственного регистратора об отсутствии сведений в ЕГРП в отношении лица с неточным составом личных данных, указанных судом, не признается предоставлением государственным регистратором недостоверной информации из ЕГРП


Апелляционное определение СК по гражданским делам Архангельского областного суда от 12 февраля 2015 г. по делу N 33-728/2015

Ответ государственного регистратора об отсутствии сведений в ЕГРП в отношении лица с тем составом личных данных, которые указал суд (то есть неточных), формально не свидетельствует о предоставлении государственным регистратором недостоверной информации из ЕГРП.


1.8. Положениями ст. 31 ФЗ N 122-ФЗ, не предусмотрено наделение регистрирующих органов полномочиями на самостоятельное исключение из ЕГРП записей о государственной регистрации права собственности на объекты недвижимости на основании каких-либо собственных решений


Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 10 февраля 2016 г. N Ф10-5175/15 по делу N А09-6291/2015

Согласно ст. 31 Закона N 122-ФЗ органы, осуществляющие государственную регистрацию прав, в соответствии с настоящим Федеральным законом несут ответственность за своевременное, полное и точное исполнение своих обязанностей, указанных в настоящем Федеральном законе, а также за полноту и подлинность предоставляемой информации о зарегистрированных правах на недвижимое имущество и сделках с ним, необоснованный (не соответствующий основаниям, указанным в настоящем Федеральном законе) отказ в государственной регистрации прав или уклонение от государственной регистрации прав.

Однако указанная норма Закона N 122-ФЗ не наделяет регистрирующие органы полномочиями на самостоятельное исключение из ЕГРП записей о государственной регистрации права собственности на объекты недвижимости на основании каких-либо собственных решений.


1.9. Государственный регистратор не несет персональную ответственность по требованию о признании незаконным решения Управления Росреестра о приостановлении государственной регистрации договора


Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 2 февраля 2016 г. N Ф07-1667/15 по делу N А56-24942/2015

Согласно пункту 1 статьи 31 Закона N 122-ФЗ органы, осуществляющие государственную регистрацию прав, несут ответственность за своевременное, полное и точное исполнение своих обязанностей, указанных в названном Законе, а также за полноту и подлинность предоставляемой информации о зарегистрированных правах на недвижимое имущество и сделках с ним, необоснованный отказ в государственной регистрации прав или уклонение от государственной регистрации прав.

Учтя изложенное, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что Закон N 122-ФЗ не предусматривает персональную ответственность государственного регистратора. Таким образом, государственный регистратор не может отвечать по требованию о признании незаконным решения Управления Росреестра о приостановлении государственной регистрации Договора.


2. Ответственность за причинение нематериального вреда при регистрации прав


2.1. Регистрирующий орган несет ответственность перед индивидуальным предпринимателем за причинение нематериального вреда своими незаконными действиями


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 сентября 2011 г. N Ф04-4742/11 по делу N А46-10260/2010

Если орган государственной власти допустил незаконное действие при осуществлении лицом предпринимательской деятельности, такое лицо должно иметь возможность получить справедливую денежную компенсацию причинённого ему нематериального вреда.

Факт отказа в государственной регистрации права собственности установлен вступившим в законную силу судебным актом, такое незаконное действие государственного органа повлекло причинение предпринимателю нравственных страданий, вывод судов обеих инстанций об обязании ответчика возместить истцу моральный вред является правильным.


2.2. Для предъявления требований о компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями регистратора, необходимо наличие доказательств причинения такого вреда


Апелляционное определение Московского городского суда от 30 июня 2014 N 33-24625/14

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что отсутствуют правовые и фактические основания для удовлетворения требований истца о взыскании компенсации морального вреда.

В решении верно указано, что признание отказа Росреестра в государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество не соответствующим законодательству не является безусловным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда. Доказательств того, что истец в результате действий Росреестра не смогла продать земельный участок, не представлено.

Поскольку факт причинения морального вреда в результате указанных выше действий (бездействия) государственного органа не подтвержден, судебная коллегия соглашается с выводом суда об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

Внимание

Имеются судебные решения, противоречащие приведенному выше подходу:


2.3. Для предъявления требования о компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями регистратора, наличие доказательств факта причинения такого вреда необязательно


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 сентября 2011 г. N Ф04-4742/11 по делу N А46-10260/2010

Посчитав, что понесённые в связи с рассмотрением арбитражного дела расходы, а также моральный вред подлежат взысканию с Росреестра, индивидуальный предприниматель обратилась с настоящим иском.

Частично удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что моральный вред подлежит взысканию, так как имело место нарушение охраняемых Конституцией Российской Федерации прав истца со стороны должностного лица государственного органа, и отказ в присуждении такой компенсации означал бы отказ в правосудии. Правильным является ссылка судов на то, что заявитель не должен представлять доказательства в обоснование морального вреда, который был ему причинён.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Закон о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на 1 января 2017 г.


См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Закон о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" использованы авторские материалы, предоставленные П. Шумилиным, М. Михайлевской, Е. Комлевым, М. Азымовой, И. Мазуриной.