Энциклопедия судебной практики. Банковский вклад. Форма договора банковского вклада (Ст. 836 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Банковский вклад. Форма договора банковского вклада
(Ст. 836 ГК)


1. Общая характеристика формы договора банковского вклада


1.1. К форме договора банковского вклада предъявляются повышенные требования для исключения сомнений по поводу факта заключения договора и по его существенным условиям


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 августа 2003 г. N 4-В03-24

При оформлении договора займа денежной суммы банком у физического лица к форме сделке должны предъявляться повышенные требования. Во всяком случае договор должен быть оформлен так, чтобы не возникало сомнений не только по поводу самого факта заключения такого договора, но и по существенным условиям этого договора.


1.2. Правовое регулирование вопросов соблюдения письменной формы договора банковского вклада имеет специфические особенности, исключающие применение к данным отношениям норм, регулирующих заемные отношения


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 января 2015 г. N Ф05-3861/14 по делу N А40-172055/2013

Правовым основанием возникновения обязательств по договору банковского вклада является сложный юридический состав, включающий в себя два юридических факта: заключение письменного соглашения сторон (удостоверение заключения договора сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом), а также фактическая передача банку вкладчиком (поступление в банк на имя вкладчика) денежной суммы, составляющей размер банковского вклада. При этом в предмет договора банковского вклада включаются действия банка по открытию и ведению депозитного счета, на который принимается сумма вклада и начисляются проценты на вклад.

Следовательно, правовое регулирование вопросов соблюдения письменной формы договора банковского вклада имеет свои специфические особенности, исключающие применение к данным отношениям норм, регулирующих заемные отношения, для которых достаточным подтверждением соблюдения простой письменной формы является долговая расписка (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).


Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 ноября 2014 г. N Ф08-8313/14 по делу N А32-35975/2013

В силу пункта 1 статьи 836 Кодекса договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленным в соответствии с ними банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота.

Следовательно, правовое регулирование вопросов соблюдения письменной формы договора банковского вклада имеет свои специфические особенности, исключающие применение к данным отношениям норм, регулирующих заемные отношения, для которых достаточным подтверждением соблюдения простой письменной формы является долговая расписка (пункт 2 статьи 808 Кодекса).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 12 августа 2015 г. по делу N 33-2830/2015

Правовым основанием возникновения обязательств по договору банковского вклада является сложный юридический состав, включающий в себя два юридических факта: заключение письменного соглашения сторон (удостоверение заключения договора сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом), а также фактическую передачу банку вкладчиком (поступление в банк на имя вкладчика) денежной суммы, составляющей размер банковского вклада. При этом в предмет договора банковского вклада включаются действия банка по открытию и ведению депозитного счета, на который принимается сумма вклада и начисляются проценты на вклад.

Правовое регулирование вопросов соблюдения письменной формы договора банковского вклада имеет свои специфические особенности, исключающие применение к данным отношениям норм, регулирующих заемные отношения, для которых достаточным подтверждением соблюдения простой письменной формы является долговая расписка (п. 2 ст. 808 ГК РФ).


1.3. Законодателем к письменной форме договора банковского вклада предъявлены требования, ориентирующие участников гражданских отношений на необходимость подтверждения отношений по вкладу


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 января 2015 г. N Ф05-3861/14 по делу N А40-172055/2013

Доводы кассационной жалобы о том, что нормы части 1 статьи 836 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключают заключение договора банковского вклада путем составления сторонами единого документа, которому стороны придали значение документа, подтверждающего внесение денежных средств во вклад, и о том, что к гражданско-правовым отношениям сторон не применимы нормативные акты Банка России, не могут быть признаны состоятельными судебной коллегией, поскольку законодателем к письменной форме договора банковского вклада предъявлены повышенные требования, ориентирующие участников гражданских отношений на необходимость подтверждения отношений по вкладу сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом или иным выданным банком вкладчику документом, при этом под иным документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для удостоверяющих внесение вклада документов банковскими правилами, понимаются документы, предусмотренные утвержденными Банком России Положениями о порядке ведения кассовых операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монет Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации N 318-П (утверждено Банком России 24.04.2008) и о правилах осуществления переводов денежных средств N 383-П (утверждено Банком России 19.06.2012), устанавливающие оформление приходно-кассового ордера, сберегательной книжки или объявления на взнос наличными, на которые обоснованно сослался суд апелляционной инстанции в постановлении от 17.09.2014.


1.4. Ст. 836 ГК РФ не содержит открытого перечня документов, которыми может быть удостоверено соблюдение письменной формы договора банковского вклада


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 октября 2014 г. N Ф05-3861/14 по делу N А40-172055/2013

Ссылки представителей истцов в суде на то, что нормы части 1 статьи 836 Гражданского кодекса Российской Федерации содержат открытый перечень документов, которыми может быть удостоверено соблюдение письменной формы договора банковского вклада, и не исключают применения обычаев делового оборота, не могут быть признаны состоятельными судебной коллегией, поскольку под иным документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для удостоверяющих внесение вклада документов банковскими правилами, понимаются документы, предусмотренные утвержденными Банком России Положениями о порядке ведения кассовых операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монет Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации N 318-П (утверждено Банком России 24.04.2008) и о правилах осуществления переводов денежных средств N 383-П (утверждено Банком России 19.06.2012), устанавливающие оформление приходно-кассового ордера, сберегательной книжки или объявления на взнос наличными, а сложившимся в банковской практике Российской Федерации обычаем делового оборота является выдача вкладчику сберегательной книжки.


1.5. В оформленном в письменном виде договоре банковского вклада должны содержаться все сведения об оказываемых банком услугах, об имущественной ответственности сторон за нарушение договора


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29 июля 2013 г. N Ф09-5767/13 по делу N А60-39156/2012

В силу ст. 161, 836 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 30 Закона N 395-1 заключаемый банком с гражданами договор оформляется в письменном виде, в договоре должны быть указаны процентные ставки по кредитам и вкладам (депозитам), стоимость банковских услуг и сроки их выполнения, в том числе сроки обработки платежных документов, имущественная ответственность сторон за нарушения договора, включая ответственность за нарушение обязательств по срокам осуществления платежей, а также порядок его расторжения и другие существенные условия договора.

На основании изложенного судами верно указано, что сведения об услуге должны содержаться в оформленном в письменном виде договоре. В целях обеспечения возможности гражданина сделать их правильный выбор данные сведения предоставляются при заключении сделки путем ознакомления гражданина с текстом договора. Дополнительно информация может быть представлена иным способом, обеспечивающим ознакомление до получения услуги. В виде дополнительного к определенному законом способу информирования и согласования изменения условий договора сведения могут быть размещены на стендах в операционных залах и на сайте банка.


1.6. Договор банковского вклада может быть составлен в виде единого документа, подписанного сторонами в двух экземплярах, из которых один выдается вкладчику, а другой остается в банке


Апелляционное определение СК по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 04 августа 2016 г. по делу N 33-18458/2016

Договор банковского вклада должен быть заключен в простой письменной форме. Он может быть составлен в виде единого документа, подписанного сторонами, в двух экземплярах, из которых один выдается вкладчику, а другой остается в банке. Требование закона о письменной форме договора будет соблюдено, если внесение вклада удостоверено соответствующим документом, выданным вкладчику банком, и документ удовлетворяет требованиям закона, банковским правилам и применяемым в банковской практике обычаям делового оборота (ст. 836 ГК РФ).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ростовского областного суда от 19 января 2016 г. по делу N 33-284/2016

Договор банковского вклада должен быть заключен в простой письменной форме. Он может быть составлен в виде единого документа, подписанного сторонами, в двух экземплярах, из которых один выдается вкладчику, а другой остается в банке. Требование закона о письменной форме договора будет соблюдено, если внесение вклада удостоверено соответствующим документом, выданным вкладчику банком, и документ удовлетворяет требованиям закона, банковским правилам и применяемым в банковской практике обычаям делового оборота (ст. 836 ГК РФ).


Апелляционное определение Московского городского суда от 28 мая 2015 г. N 33-13879/15

Договор банковского вклада должен быть заключен в простой письменной форме. Он может быть составлен в виде единого документа, подписанного сторонами, в двух экземплярах, из которых один выдается вкладчику, а другой остается в банке. Требование закона о письменной форме договора будет соблюдено, если внесение вклада удостоверено соответствующим документом, выданным вкладчику банком, и документ удовлетворяет требованиям закона, банковским правилам и применяемым в банковской практике обычаям делового оборота (ст. 836 ГК РФ).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 25 февраля 2015 г. по делу N 33-2693/2015

В силу ст. 836 ГК РФ договор банковского вклада должен быть заключен в простой письменной форме. Он может быть составлен в виде единого документа, подписанного сторонами, в двух экземплярах, из которых один выдается вкладчику, а другой остается в банке. Требование закона о письменной форме договора будет соблюдено, если внесение вклада удостоверено соответствующим документом, выданным вкладчику банком, и документ удовлетворяет требованиям закона, банковским правилам и применяемым в банковской практике обычаям делового оборота.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 01 сентября 2015 г. по делу N 33-5261/2015

Договор банковского вклада должен быть заключен в простой письменной форме. Он может быть составлен в виде единого документа, подписанного сторонами, в двух экземплярах, из которых один выдается вкладчику, а другой остается в банке. Требование закона о письменной форме договора будет соблюдено, если внесение вклада удостоверено соответствующим документом, выданным вкладчику банком, и документ удовлетворяет требованиям закона, банковским правилам и применяемым в банковской практике обычаям делового оборота (ст. 836 ГК РФ).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 05 ноября 2014 г. по делу N 33-10896/2014

Договор банковского вклада должен быть заключен в простой письменной форме. Он может быть составлен в виде единого документа, подписанного сторонами, в двух экземплярах, из которых один выдается вкладчику, а другой остается в банке. Требование закона о письменной форме договора будет соблюдено, если внесение вклада удостоверено соответствующим документом, выданным вкладчику банком, и документ удовлетворяет требованиям закона, банковским правилам и применяемым в банковской практике обычаям делового оборота (ст. 836 ГК РФ).


1.7. Отсутствие оформленного в письменной форме договора банковского вклада исключает применение норм, регулирующих отношения о банковском вкладе, и не позволяет распространить на отношения сторон положения ст. 208 ГК РФ


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 июня 2003 г. N А56-5689/02

Суд пришел к выводу, что договорные отношения по блокированному счету отсутствуют. Договор банковского вклада между фирмой и ответчиками не заключен. Указанное обстоятельство в силу прямого указания статьи 836 Гражданского кодекса Российской Федерации о письменной форме договора банковского вклада исключает применение норм, регулирующих отношения о банковском вкладе, что в свою очередь не позволяет распространить на отношения сторон положения статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации.


1.8. Суд не вправе признавать договор ничтожным или незаключенным только лишь из-за того, что он подписан неуполномоченным работником и в банке отсутствуют сведения о вкладе, если гражданин при заключении договора проявил соответствующую осмотрительность


Постановление Конституционного Суда РФ от 27 октября 2015 г. N 28-П

Исходя из того, что пункт 1 статьи 836 ГК Российской Федерации допускает подтверждение соблюдения письменной формы договора банковского вклада выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, установленным банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота, т.е. перечень документов, которые могут удостоверять факт заключения договора банковского вклада, не является исчерпывающим, внесение денежных средств на счет банка гражданином-вкладчиком, действующим при заключении договора банковского вклада разумно и добросовестно, может доказываться любыми выданными ему банком документами.

Что касается неблагоприятных последствий несоблюдения требований к форме договора банковского вклада и процедуры его заключения, то их несение возлагается на банк, поскольку как составление проекта такого договора, так и оформление принятия денежных средств от гражданина во вклад осуществляются именно банком, который, будучи коммерческой организацией, самостоятельно, на свой риск занимается предпринимательской деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли (абзац третий пункта 1 статьи 2 и статья 50 ГК Российской Федерации), обладает специальной правоспособностью и является в отличие от гражданина-вкладчика, не знакомого с банковскими правилами и обычаями делового оборота, - профессионалом в банковской сфере, требующей специальных познаний.

В частности, если из обстоятельств дела следует, что договор банковского вклада, одной из сторон которого является гражданин, был заключен от имени банка неуполномоченным лицом, необходимо учитывать, что для гражданина, проявляющего при заключении договора необходимые разумность и добросовестность, соответствующее полномочие представителя может явствовать из обстановки, в которой он действует (абзац второй пункта 1 статьи 182 ГК Российской Федерации). Например, когда договор оформляется в кабинете руководителя подразделения банка, то у гражданина имеются основания полагать, что лицо, заключающее этот договор от имени банка, наделено соответствующими полномочиями. Подобная ситуация имеет место и в случае, когда договор банковского вклада заключается уполномоченным работником банка, но вопреки интересам своего работодателя, т.е. без зачисления на счет по вкладу поступившей от гражданина-вкладчика денежной суммы, притом что для самого гражданина из сложившейся обстановки определенно явствует, что этот работник действует от имени и в интересах банка.

Соответственно суды, которые при рассмотрении споров между гражданами и кредитными организациями по поводу банковских вкладов самостоятельно осуществляют гражданско-правовую квалификацию отношений сторон, в том числе определяют, могут ли эти правоотношения считаться установленными, какова их природа, юридические факты, их порождающие, должны учитывать различный уровень профессионализма сторон в данной сфере правоотношений, отсутствие у присоединившейся стороны - гражданина реальной возможности настаивать на изменении формы договора и на проверке полномочий лица, действующего от имени банка, и т.д.


1.9. Вкладчик, не имеющий профессиональных знаний в банковской сфере, при заключении договора банковского вклада, имеет все основания считать, что полученные им в банке документы, в которых указывается на факт внесения им денежных сумм, подтверждают заключение договора и одновременно удостоверяют факт внесения им вклада, а он со своей стороны обязан лишь проявить обычную осмотрительность


Постановление Конституционного Суда РФ от 27 октября 2015 г. N 28-П

На гражданина-вкладчика, не обладающего профессиональными знаниями в сфере банковской деятельности и не имеющего реальной возможности изменить содержание предлагаемого от имени банка набора документов, необходимых для заключения данного договора, возлагается лишь обязанность проявить обычную в таких условиях осмотрительность при совершении соответствующих действий (заключить договор в здании банка, передать денежные суммы работникам банка, получить в подтверждение совершения операции, опосредующей их передачу, удостоверяющий этот факт документ). Поэтому с точки зрения конституционных гарантий равенства, справедливости и обеспечения эффективной судебной защиты необходимо исходить из того, что гражданин-вкладчик, учитывая обстановку, в которой действовали работники банка, имел все основания считать, что полученные им в банке документы, в которых указывается на факт внесения им денежных сумм, подтверждают заключение договора банковского вклада и одновременно удостоверяют факт внесения им вклада. Иное означало бы существенное нарушение прав граждан-вкладчиков как добросовестных и разумных участников гражданского оборота.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29 июня 2016 г. N Ф05-10657/15 по делу N А40-99892/2014

На гражданина-вкладчика, не обладающего профессиональными знаниями в сфере банковской деятельности и не имеющего реальной возможности изменить содержание предлагаемого от имени банка набора документов, необходимых для заключения данного договора, возлагается лишь обязанность проявить обычную в таких условиях осмотрительность при совершении соответствующих действий (заключить договор в здании банка, передать денежные суммы работникам банка, получить в подтверждение совершения операции, опосредующей их передачу, удостоверяющий этот факт документ), поэтому с точки зрения конституционных гарантий равенства, справедливости и обеспечения эффективной судебной защиты необходимо исходить из того, что гражданин-вкладчик, учитывая обстановку, в которой действовали работники банка, имел все основания считать, что полученные им в банке документы, в которых указывается на факт внесения им денежных сумм, подтверждают заключение договора, иное означало бы существенное нарушение прав граждан как добросовестных и разумных участников гражданского оборота.


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 3 марта 2016 г. N Ф09-8602/12 по делу N А71-6213/2012

На гражданина-вкладчика, не обладающего профессиональными знаниями в сфере банковской деятельности и не имеющего реальной возможности изменить содержание предлагаемого от имени банка набора документов, необходимых для заключения данного договора, возлагается лишь обязанность проявить обычную в таких условиях осмотрительность при совершении соответствующих действий (заключить договор в здании банка, передать денежные суммы работникам банка, получить в подтверждение совершения операции, опосредующей их передачу, удостоверяющий этот факт документ). Поэтому с точки зрения конституционных гарантий равенства, справедливости и обеспечения эффективной судебной защиты необходимо исходить из того, что гражданин-вкладчик, учитывая обстановку, в которой действовали работники банка, имел все основания считать, что полученные им в банке документы, в которых указывается на факт внесения им денежных сумм, подтверждают заключение договора банковского вклада и одновременно удостоверяют факт внесения им вклада. Иное означало бы существенное нарушение прав граждан-вкладчиков как добросовестных и разумных участников гражданского оборота.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 01 марта 2016 г. по делу N 33-2785/2016

На гражданина-вкладчика, не обладающего профессиональными знаниями в сфере банковской деятельности и не имеющего реальной возможности изменить содержание предлагаемого от имени банка набора документов, необходимых для заключения данного договора, возлагается лишь обязанность проявить обычную в таких условиях осмотрительность при совершении соответствующих действий (заключить договор в здании банка, передать денежные суммы работникам банка, получить в подтверждение совершения операции, опосредующей их передачу, удостоверяющий этот факт документ). Поэтому с точки зрения конституционных гарантий равенства, справедливости и обеспечения эффективной судебной защиты необходимо исходить из того, что гражданин-вкладчик, учитывая обстановку, в которой действовали работники банка, имел все основания считать, что полученные им в банке документы, в которых указывается на факт внесения им денежных сумм, подтверждают заключение договора банковского вклада и одновременно удостоверяют факт внесения им вклада. Иное означало бы существенное нарушение прав граждан-вкладчиков как добросовестных и разумных участников гражданского оборота.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 15 июня 2016 г. по делу N 33-4063/2016

Конституционный Суд Российской Федерации также отметил, что на гражданина-вкладчика, не обладающего профессиональными знаниями в сфере банковской деятельности и имеющего реальной возможности изменить содержание предлагаемого от имени банка набора документов, необходимых для заключения данного договора, возлагается лишь обязанность проявить обычную в таких условиях осмотрительность при совершении соответствующих действий (заключить договор в здании банка, передать денежные суммы работникам банка, получить в подтверждение совершения операции, опосредующей их передачу, удостоверяющий этот факт документ). Поэтому с точки зрения конституционных гарантий равенства, справедливости и обеспечения эффективной судебной защиты необходимо исходить из того, что разумно и добросовестно действующий гражданин-вкладчик, учитывая обстановку, в которой действовали работники банка, имел все основания считать, что полученные им в банке документы, в которых указывается на факт внесения им денежных сумм, подтверждают заключение договора банковского вклада и одновременно удостоверяют факт внесения им вклада. Иное означало бы существенное нарушение прав граждан-вкладчиков как добросовестных и разумных участников гражданского оборота.


1.10. Пункт 1 ст. 836 ГК РФ не создает препятствий суду признать требования к форме договора банковского вклада соблюденными, если установлено наличие документов, подтверждающих внесение гражданином вклада, которые были выданы банком, и поведение вкладчика являлось разумным и добросовестным


Постановление Конституционного Суда РФ от 27 октября 2015 г. N 28-П

Пункт 1 статьи 836 ГК Российской Федерации в части, позволяющей подтверждать соблюдение письменной формы договора "иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота", не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку в этой части его положения, закрепляющие требования к форме договора банковского вклада, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не препятствуют суду на основании анализа фактических обстоятельств конкретного дела признать требования к форме договора банковского вклада соблюденными, а договор - заключенным, если будет установлено, что прием от гражданина денежных средств для внесения во вклад подтверждается документами, которые были выданы ему банком (лицом, которое исходя из обстановки заключения договора воспринималось гражданином как действующее от имени банка) и в тексте которых отражен факт внесения соответствующих денежных средств, и что поведение гражданина являлось разумным и добросовестным.


Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2016 г. N 305-ЭС14-5119

Оценивая конституционность пункта 1 статьи 836 ГК РФ в части, позволяющей удостоверять соблюдение письменной формы договора "иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота", Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 27.10.2015 N 28-П (далее - постановление N 28-П) признал соответствующую норму не противоречащей Конституции Российской Федерации, указав на то, что ее положения не препятствуют суду на основании анализа фактических обстоятельств конкретного дела признать требования к форме договора банковского вклада соблюденными, а договор - заключенным, если будет установлено, что прием от гражданина денежных средств для внесения во вклад подтверждается документами, которые были выданы ему банком (лицом, которое исходя из обстановки заключения договора воспринималось гражданином как действующее от имени банка) и в тексте которых отражен факт внесения соответствующих денежных средств, и что поведение гражданина являлось разумным и добросовестным.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15 августа 2016 г. N Ф05-10657/15 по делу N А40-99892/2014

Пункт 1 статьи 836 Гражданского кодекса Российской Федерации в части, позволяющий удостоверять соблюдение письменной формы договора "иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота", не противоречит Конституции Российской Федерации, положения данной нормы не препятствуют суду на основании анализа фактических обстоятельств конкретного дела признать требования к форме договора банковского вклада соблюденными, а договор - заключенным, если будет установлено, что прием от гражданина денежных средств для внесения во вклад подтверждается документами, которые были выданы ему банком (лицом, которое исходя из обстановки заключения договора воспринималось гражданином как действующее от имени банка) и в тексте которых отражен факт внесения соответствующих денежных средств, и что поведение гражданина являлось разумным и добросовестным.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 1 марта 2016 г. по делу N 33-2785/2016

Пункт 1 ст. 836 Гражданского кодекса Российской Федерации в части, позволяющей подтверждать соблюдение письменной формы договора "иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота", признан не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку в этой части его положения, закрепляющие требования к форме договора банковского вклада, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не препятствуют суду на основании анализа фактических обстоятельств конкретного дела признать требования к форме договора банковского вклада соблюденными, а договор - заключенным, если будет установлено, что прием от гражданина денежных средств для внесения во вклад подтверждается документами, которые были выданы ему банком (лицом, которое исходя из обстановки заключения договора воспринималось гражданином как действующее от имени банка) и в тексте которых отражен факт внесения соответствующих денежных средств, и что поведение гражданина являлось разумным и добросовестным.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 04 августа 2016 г. по делу N 33-18411/2016

Пункт 1 статьи 836 Гражданского кодекса РФ в части, позволяющей подтверждать соблюдение письменной формы договора "иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота", признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку в этой части его положения, закрепляющие требования к форме договора банковского вклада, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не препятствуют суду на основании анализа фактических обстоятельств конкретного дела признать требования к форме договора банковского вклада соблюденными, а договор - заключенным, если будет установлено, что прием от гражданина денежных средств для внесения во вклад подтверждается документами, которые были выданы ему банком (лицом, которое, исходя из обстановки заключения договора, воспринималось гражданином как действующее от имени банка) и в тексте которых отражен факт внесения соответствующих денежных средств, и что поведение гражданина являлось разумным и добросовестным.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 28 октября 2015 г. по делу N 33-7394/2015

Пункт 1 статьи 836 Гражданского кодекса РФ в части, позволяющей подтверждать соблюдение письменной формы договора "иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота", признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку в этой части его положения, закрепляющие требования к форме договора банковского вклада, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не препятствуют суду на основании анализа фактических обстоятельств конкретного дела признать требования к форме договора банковского вклада соблюденными, а договор - заключенным, если будет установлено, что прием от гражданина денежных средств для внесения во вклад подтверждается документами, которые были выданы ему банком (лицом, которое, исходя из обстановки заключения договора, воспринималось гражданином как действующее от имени банка) и в тексте которых отражен факт внесения соответствующих денежных средств, и что поведение гражданина являлось разумным и добросовестным.


1.11. Именно банк должен нести неблагоприятные последствия, связанные с несоблюдением требований к форме договора и процедуры его заключения


Постановление Конституционного Суда РФ от 27 октября 2015 г. N 28-П

С учетом неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации позиции, согласно которой суды при рассмотрении дел обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, поскольку иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным, это означает, что суд не вправе квалифицировать, руководствуясь пунктом 2 статьи 836 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьей 166, как ничтожный или незаключенный договор банковского вклада с гражданином на том лишь основании, что он заключен неуполномоченным работником банка, и в банке отсутствуют сведения о вкладе (об открытии вкладчику счета для принятия вклада и начисления на него процентов, а также о зачислении на данный счет денежных средств), в тех случаях, когда, принимая во внимание особенности договора банковского вклада с гражданином как публичного договора и договора присоединения, разумность и добросовестность действий вкладчика (в том числе применительно к оценке предлагаемых условий банковского вклада) при заключении договора и передаче денег неуполномоченному работнику банка не опровергнуты. В таких случаях бремя негативных последствий должен нести банк, в частности, создавший условия для неправомерного поведения своего работника или предоставивший неуправомоченному лицу, несмотря на повышенные требования к экономической безопасности банковской деятельности, доступ в служебные помещения банка, не осуществивший должный контроль за действиями своих работников или наделивший полномочиями лицо, которое воспользовалось положением работника банка в личных целях, без надлежащей проверки.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 01 марта 2016 г. по делу N 33-2785/2016

С учетом неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации позиции, согласно которой суды при рассмотрении дел обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, поскольку иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным, это означает, что суд не вправе квалифицировать, руководствуясь пунктом 2 статьи 836 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьей 166, как ничтожный или незаключенный договор банковского вклада с гражданином на том лишь основании, что он заключен неуполномоченным работником банка и в банке отсутствуют сведения о вкладе (об открытии вкладчику счета для принятия вклада и начисления на него процентов, а также о зачислении на данный счет денежных средств), в тех случаях, когда, принимая во внимание особенности договора банковского вклада с гражданином как публичного договора и договора присоединения - разумность и добросовестность действий вкладчика (в том числе применительно к оценке предлагаемых условий банковского вклада) при заключении договора и передаче денег неуполномоченному работнику банка не опровергнуты. В таких случаях бремя негативных последствий должен нести банк, в частности создавший условия для неправомерного поведения своего работника или предоставивший неуправомоченному лицу, несмотря на повышенные требования к экономической безопасности банковской деятельности, доступ в служебные помещения банка, не осуществивший должный контроль за действиями своих работников или наделивший полномочиями лицо, которое воспользовалось положением работника банка в личных целях, без надлежащей проверки.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ростовского областного суда от 19 января 2016 г. по делу N 33-284/2016

С учетом неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации позиции, согласно которой суды при рассмотрении дел обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, поскольку иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным, это означает, что суд не вправе квалифицировать, руководствуясь пунктом 2 статьи 836 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьей 166, как ничтожный или незаключенный договор банковского вклада с гражданином на том лишь основании, что он заключен неуполномоченным работником банка, и в банке отсутствуют сведения о вкладе (об открытии вкладчику счета для принятия вклада и начисления на него процентов, а также о зачислении на данный счет денежных средств), в тех случаях, когда, принимая во внимание особенности договора банковского вклада с гражданином как публичного договора и договора присоединения - разумность и добросовестность действий вкладчика (в том числе применительно к оценке предлагаемых условий банковского вклада) при заключении договора и передаче денег неуполномоченному работнику банка не опровергнуты. В таких случаях бремя негативных последствий должен нести банк, в частности создавший условия для неправомерного поведения своего работника или предоставивший неуправомоченному лицу, несмотря на повышенные требования к экономической безопасности банковской деятельности, доступ в служебные помещения банка, не осуществивший должный контроль за действиями своих работников или наделивший полномочиями лицо, которое воспользовалось положением работника банка в личных целях, без надлежащей проверки.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 28 октября 2015 г. по делу N 33-7319/2015

С учетом неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации позиции, согласно которой суды при рассмотрении дел обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, поскольку иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным, это означает, что суд не вправе квалифицировать, руководствуясь пунктом 2 статьи 836 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с его статьей 166, как ничтожный или незаключенный договор банковского вклада с гражданином на том лишь основании, что он заключен неуполномоченным работником банка, и в банке отсутствуют сведения о вкладе (об открытии вкладчику счета для принятия вклада и начисления на него процентов, а также о зачислении на данный счет денежных средств), в тех случаях, когда, принимая во внимание особенности договора банковского вклада с гражданином как публичного договора и договора присоединения - разумность и добросовестность действий вкладчика (в том числе применительно к оценке предлагаемых условий банковского вклада) при заключении договора и передаче денег неуполномоченному работнику банка не опровергнуты. В таких случаях бремя негативных последствий должен нести банк, в частности создавший условия для неправомерного поведения своего работника или предоставивший неуправомоченному лицу, несмотря на повышенные требования к экономической безопасности банковской деятельности, доступ в служебные помещения банка, не осуществивший должный контроль за действиями своих работников или наделивший полномочиями лицо, которое воспользовалось положением работника банка в личных целях, без надлежащей проверки.


2. Доказательства заключения договора банковского вклада


2.1. Бремя доказывания внесения вклада возлагается на вкладчика


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 октября 2014 г. N Ф05-8712/12 по делу N А40-79131/2011

Судом апелляционной инстанции не учтено, что положениями ст. ст. 834 - 836 ГК РФ предусмотрено, что факт внесения вкладчиками денежных средств в банк может подтверждаться только письменными документами, к числу которых относятся платежные поручения, приходные кассовые ордера и квитанции. При этом именно кредитор должен доказать факт передачи денежных средств обществу и их размер.


2.2. Факт внесения вкладчиками денежных средств в банк может подтверждаться только письменными документами, в частности платежным поручением, приходным кассовым ордером, квитанцией


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 ноября 2014 г. N Ф05-3861/14 по делу N А40-172055/2013

Факт внесения вкладчиками денежных средств в банк может подтверждаться только письменными документами. В качестве таких документов могут быть расценены платежные поручения, приходные кассовые ордера, квитанции.


2.3. Мемориальный ордер, являющийся не платежным документом, а документом бухгалтерского учета, не является доказательством внесения вклада


Постановление ФАС Московского округа от 7 ноября 2006 г. N КГ-А40/10635-06

Имеющийся в деле мемориальный ордер не является платежным документом, а относится к документам бухгалтерского учета, составленным банком, поэтому ордер не может рассматриваться в данном случае в качестве документа, подтверждающего факт внесения клиентом банка денежных средств во вклад.


2.4. Внесение вклада не может подтверждаться свидетельскими показаниями


Постановление ФАС Московского округа от 7 ноября 2006 г. N КГ-А40/10635-06

По смыслу ст. 836 ГК РФ факт внесения денежных средств вкладчиком в банк под страхом недействительности должен подтверждаться письменными доказательствами и не может быть установлен свидетельскими показаниями.


2.5. Под иным документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для удостоверяющих внесение вклада документов банковскими правилами, понимаются документы, предусмотренные утвержденными Банком России положениями о порядке ведения кассовых операций


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 января 2015 г. N Ф05-3861/14 по делу N А40-172055/2013

Доводы кассационной жалобы о том, что нормы части 1 статьи 836 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключают заключение договора банковского вклада путем составления сторонами единого документа, которому стороны придали значение документа, подтверждающего внесение денежных средств во вклад, и о том, что к гражданско-правовым отношениям сторон не применимы нормативные акты Банка России, не могут быть признаны состоятельными судебной коллегией, поскольку законодателем к письменной форме договора банковского вклада предъявлены повышенные требования, ориентирующие участников гражданских отношений на необходимость подтверждения отношений по вкладу сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом или иным выданным банком вкладчику документом, при этом под иным документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для удостоверяющих внесение вклада документов банковскими правилами, понимаются документы, предусмотренные утвержденными Банком России Положениями о порядке ведения кассовых операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монет Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации N 318-П (утверждено Банком России 24.04.2008) и о правилах осуществления переводов денежных средств N 383-П (утверждено Банком России 19.06.2012), устанавливающие оформление приходно-кассового ордера, сберегательной книжки или объявления на взнос наличными, на которые обоснованно сослался суд апелляционной инстанции в постановлении от 17.09.2014.


2.6. Статья 836 ГК РФ не устанавливает какой-либо определенный вид документа, подтверждающий заключение договора банковского вклада


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 октября 2003 г. N КГ-А40/7933-03

Из толкования норм ст. 836 ГК РФ следует, что законом предусмотрено заключение договора банковского вклада в письменной форме под страхом недействительности. Однако при этом не установлен какой-либо определенный вид документа, подтверждающего заключение такого договора.


2.7. Приходно-кассовый ордер, составленный не по утвержденной форме, не является доказательством внесения денежных средств в банк


Апелляционное определение Московского городского суда от 10 февраля 2015 г. N 33-4243/15

Указание в апелляционной жалобе на то обстоятельство, что факт внесения денежных средств подтверждается приходно-кассовым ордером, не может послужить основанием к отмене постановленного решения, поскольку указанный ордер составлен не по форме, утвержденной приложением 7, 9 Положения Банка России от 24.04.2008 г. N 318-п. В указанном ордере отсутствует оттиск печати приходной кассы дополнительного офиса банка, а также указан несуществующий счет в банке.


3. Применение к договору банковского вклада законодательства о защите прав потребителей


3.1. Информация об условиях депозитного договора должна быть предоставлена потребителю в полном объеме в тексте договора


Постановление ФАС Уральского округа от 17 декабря 2013 г. N Ф09-13569/13 по делу N А60-5759/2013

Из содержания ст. 161, 820, 836 ГК РФ, ст. 10 Закона о защите прав потребителей следует, что информация об условиях оказания услуг должна быть предоставлена потребителю в письменной форме в полном объеме. Дополнительно информация может быть представлена иным способом, обеспечивающим ознакомление граждан до получения услуги, в том числе путем размещения информации на стендах в операционных залах и на сайте банка.


3.2. Если при неистребовании вклада он продлевается на условиях аналогичного вклада на день пролонгации и вкладчик уведомляется об этих условиях через СМИ, такой способ информирования потребителя незаконен


Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20 июля 2012 г. N Ф04-2865/12 по делу N А70-6356/2011

Правилами закреплено, что, если иное не предусмотрено договором, в случае, если вклад не будет истребован вкладчиком в день окончания вклада, вклад продлевается на условиях, действующих по данному виду вклада, на момент пролонгации. Данным пунктом предусмотрено согласие вкладчика на то, что надлежащим уведомлением банком вкладчика об условиях вклада, действующих на дату пролонгации, являются сведения в средствах массовой информации, предоставляемые банком в виде рекламы, информации на сайте банка.

Суды отметили, что определенный Правилами способ информирования потребителя об условиях продления вклада не соответствует требованиям ст. 10 Закона о защите прав потребителей, предусматривающей право потребителя на получение информации о товарах (работах, услугах), с учетом того, что в силу части 1 ст. 452, п. 1 ст. 836 ГК РФ соглашение об изменении договора должно быть совершено в письменной форме.


4. Иные вопросы


4.1. Средства, переданные по договору банковского вклада, с момента передачи считаются собственностью кредитной организации, а вкладчик имеет право требования их возврата


Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 30 октября 2014 г. N Ф10-3953/14 по делу N А68-10784/2013

Исходя из нормы ст. 836 ГК РФ денежные средства, переданные кредитной организации по договору банковского вклада, с момента передачи являются собственностью кредитной организации (пассивами кредитной организации), а вкладчик имеет право требования указанных денежных средств.


4.2. Привлечение свободных денежных средств физических и юридических лиц путем передачи клиенту различных ценных бумаг, оформленных в соответствии со ст. 836 ГК РФ, не означает возникновения правоотношений по договору банковского вклада


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19 февраля 2002 г. N КГ-А40/184-02-В

Привлечение свободных денежных средств физических и юридических лиц на практике нередко оформляется согласно ст. 836 Гражданского кодекса Российской Федерации путем передачи клиенту различных ценных бумаг: векселей, акций, облигаций. Однако в этом случае между клиентом и банком возникают правоотношения иной юридической природы, чем договор банковского вклада.


4.3. Признание договора банковского вклада ничтожным не препятствует гражданину в реализации его прав, вытекающих из недействительных договоров


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 ноября 2014 г. N Ф05-3861/14 по делу N А40-172055/2013

Признание договора ничтожным на основании пункта 2 статьи 836 Гражданского кодекса Российской Федерации не препятствует истцу в реализации его прав, вытекающих из недействительных договоров.


4.4. В предмет договора банковского вклада включаются действия банка по открытию и ведению депозитного счета, на который принимается сумма вклада и начисляются проценты на вклад


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 января 2015 г. N Ф05-3861/14 по делу N А40-172055/2013

В предмет договора банковского вклада включаются действия банка по открытию и ведению депозитного счета, на который принимается сумма вклада и начисляются проценты на вклад.


Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 ноября 2014 г. N Ф08-8313/14 по делу N А32-35975/2013

В силу пункта 1 статьи 836 Кодекса договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленным в соответствии с ними банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота.

При этом в предмет договора банковского вклада включаются действия банка по открытию и ведению депозитного счета, на который принимается сумма вклада и начисляются проценты на вклад.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 12 августа 2015 г. по делу N 33-2830/2015

В предмет договора банковского вклада включаются действия банка по открытию и ведению депозитного счета, на который принимается сумма вклада и начисляются проценты на вклад.


4.5. Правовыми основаниями возникновения обязательств по договору банковского вклада являются заключение письменного соглашения сторон и фактическая передача денежных средств банку


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 января 2015 г. N Ф05-3861/14 по делу N А40-172055/2013

Правовым основанием возникновения обязательств по договору банковского вклада является сложный юридический состав, включающий в себя два юридических факта: заключение письменного соглашения сторон (удостоверение заключения договора сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом), а также фактическая передача банку вкладчиком (поступление в банк на имя вкладчика) денежной суммы, составляющей размер банковского вклада.

Следовательно, правовое регулирование вопросов соблюдения письменной формы договора банковского вклада имеет свои специфические особенности, исключающие применение к данным отношениям норм, регулирующих заемные отношения, для которых достаточным подтверждением соблюдения простой письменной формы является долговая расписка (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).


Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 ноября 2014 г. N Ф08-8313/14 по делу N А32-35975/2013

В силу пункта 1 статьи 836 Кодекса договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленным в соответствии с ними банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота.

Таким образом, правовым основанием возникновения обязательств по договору банковского вклада является сложный юридический состав, включающий в себя два юридических факта: заключение письменного соглашения сторон (удостоверение заключения договора сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом), а также фактическая передача банку вкладчиком (поступление в банк на имя вкладчика) денежной суммы, составляющей размер банковского вклада.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 30 июня 2016 г. по делу N 33-15407/2016

Согласно ст. 836 ГК РФ правовым основанием возникновения договора банковского вклада являются заключение письменного соглашения клиента с банком и фактическая передача денежных средств банку на имя вкладчика.


Апелляционное определение Московского городского суда от 10 февраля 2015 г. N 33-4243/15

Согласно ст. 836 ГК РФ правовым основанием возникновения договора банковского вклада являются заключение письменного соглашения клиента с банком и фактическая передача денежных средств банку на имя вкладчика.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 11 июня 2014 г. по делу N 33-7526/2014

Согласно ст. 836 ГК РФ правовым основанием возникновения договора банковского вклада являются заключение письменного соглашения клиента с банком и фактическая передача денежных средств банку на имя вкладчика.


4.6. Банковская практика свидетельствует о заключении договоров банковского вклада путем присоединения вкладчиков к уже разработанным банком стандартным условиям договора и не допускает выборочного оформления договоров банковского вклада


Определение Верховного Суда РФ от 1 апреля 2015 г. N 305-ЭС14-5119

Сложившаяся банковская практика свидетельствует о заключении договоров банковского вклада путем присоединения вкладчиков к уже разработанным банком стандартным условиям договора, одинаково доступным по доведению до вкладчиков информации об условиях вклада для всех без исключения лиц, и не допускает выборочного оформления договоров банковского вклада.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 июня 2015 г. N Ф05-16297/14 по делу N А40-172055/2013

Нормальная банковская практика свидетельствует о заключении договоров банковского вклада путем присоединения вкладчиков к уже разработанным банком стандартным условиям договора, одинаково доступным по доведению до вкладчиков информации об условиях вклада для всех без исключения лиц, и не допускает выборочного оформления договоров банковского вклада.


Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 ноября 2014 г. N Ф08-8313/14 по делу N А32-35975/2013

Нормальная банковская практика свидетельствует о заключении договоров банковского вклада путем присоединения вкладчиков к уже разработанным банком стандартным условиям договора, одинаково доступным по доведению до вкладчиков информации об условиях вклада для всех без исключения лиц, и не допускает выборочного оформления договоров банковского вклада.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ростовского областного суда от 22 октября 2015 г. по делу N 33-15496/2015

Нормальная банковская практика свидетельствует о заключении договоров банковского вклада путем присоединения вкладчиков к уже разработанным банком стандартным условиям договора, одинаково доступным по доведению до вкладчиков информации об условиях вклада для всех без исключения лиц, и не допускает выборочного оформления банковского вклада.


4.7. Договор банковского вклада является заключенным с момента передачи банку денежных средств


Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2016 г. N 305-ЭС14-5119

В соответствии со статьей 836 ГК РФ договор банковского вклада считается заключенным с момента, когда банком были получены конкретные денежные суммы. Поэтому право требования вклада, принадлежащее вкладчику, и корреспондирующая ему обязанность банка по возврату вклада возникают лишь в случае внесения вкладчиком денежных средств.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 января 2015 г. N Ф05-3861/14 по делу N А40-172055/2013

Договор банковского вклада считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств в кассу банка, то есть договор банковского вклада является реальным.


Апелляционное определение Московского городского суда от 06 июня 2016 г. N 33-18979/16

В соответствии со статьей 836 ГК РФ договор банковского вклада считается заключенным с момента, когда банком были получены конкретные денежные суммы. Поэтому право требования вклада, принадлежащее вкладчику, и корреспондирующая ему обязанность банка по возврату вклада возникают лишь в случае внесения вкладчиком денежных средств.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 30 марта 2016 г. по делу N 33-1707/2016

Договор банковского вклада считается заключенным с момента, когда банком были получены конкретные денежные суммы; соответственно право требования вклада, принадлежащее вкладчику, и корреспондирующая ему обязанность банка по возврату вклада возникают лишь в случае внесения средств вкладчиком.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 июня 2016 г. по делу N 33-10028/2016

Договор банковского вклада считается заключенным с момента, когда банком были получены конкретные денежные суммы; соответственно право требования вклада, принадлежащее вкладчику, и корреспондирующая ему обязанность банка по возврату вклада возникают лишь в случае внесения средств вкладчиком.


4.8. Участие в отношениях по банковскому вкладу, не отвечающих общепринятым стандартам поведения в сфере привлечения денежных средств физических лиц во вклад, не согласуется с презумпцией разумности и добросовестности участников гражданского оборота


Определение Верховного Суда РФ от 1 апреля 2015 г. N 305-ЭС14-5119

Участие в отношениях по банковскому вкладу, не отвечающих общепринятым и общеизвестным стандартам поведения в сфере привлечения денежных средств физических лиц во вклад, не согласуется с презумпцией разумности и добросовестности участников гражданского оборота, установленной пунктом 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.


Постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 октября 2015 г. N Ф05-10657/15 по делу N А40-99892/2014

Участие в отношениях по банковскому вкладу, не отвечающих общепринятым и общеизвестным стандартам поведения в сфере привлечения денежных средств физических лиц во вклад, не согласуется с презумпцией разумности и добросовестности участников гражданского оборота, установленной пунктом 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.


Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 ноября 2014 г. N Ф08-8313/14 по делу N А32-35975/2013

Участие в отношениях по банковскому вкладу, не отвечающих общепринятым и общеизвестным стандартам поведения в сфере привлечения денежных средств физических лиц во вклад, не согласуется с презумпцией разумности и добросовестности участников гражданского оборота, установленной пунктом 3 статьи 10 Кодекса.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.