Энциклопедия судебной практики. Исполнительные действия (Ст. 64 Закона "Об исполнительном производстве")

Энциклопедия судебной практики
Исполнительные действия
(Ст. 64 Закона "Об исполнительном производстве")


1. Общие вопросы совершения судебным приставом-исполнителем исполнительный действий


1.1. Судебный пристав-исполнитель обязан осуществлять контроль за исполнением исполнительных документов


Обобщение судебной практики применения судами Владимирской области Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" при рассмотрении гражданских дел

Судебный пристав-исполнитель обязан осуществлять контроль за исполнением исполнительных документов. Такие права предусмотрены п. п. 1-17 п. 1 ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" ст. 12 Федерального закона [от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ] "О судебных приставах".


1.2. Предусмотренный законом перечень исполнительных действий, которые вправе совершать судебный пристав-исполнитель, не является исчерпывающим


Определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2016 г. N 78-КГ15-42

Согласно части 1 статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Перечень исполнительных действий, приведённый в части 1 статьи 64 указанного Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц.


Апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Республики Хакасия от 07 октября 2015 г. по делу N 33-2679/2015

Судебный пристав-исполнитель совершает исполнительные действия, перечень которых приведён в п. п. 1-16.1 ч. 1 ст. 64 вышеуказанного Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], а также вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (п. 17 ч. 1 ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве").

Таким образом, перечень исполнительных действий, которые судебный пристав-исполнитель вправе совершать, не является исчерпывающим.


Апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Республики Бурятия от 14 апреля 2014 г.

Согласно ч. 1 ст. 64 ФЗ [Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Статьей 64 [Федерального] Закона N 229-ФЗ [от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве"] предусмотрен перечень исполнительных действий, которые в процессе исполнения требований исполнительных документов вправе совершать судебный пристав-исполнитель. Перечень мер исполнительных действий не является исчерпывающим. Следовательно, как правильно указал суд первой инстанции, судебный пристав-исполнитель вправе применять иные меры, обеспечивающие исполнение решения, необходимые для своевременного, полного и правильного определения исполнительных документов, в том числе и запрет на совершение определенных действий в отношении имущества должника.


Апелляционное определение СК по административным делам Белгородского областного суда от 07 мая 2015 г. по делу N 33-2090/2015

Статья 64 ФЗ [Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" закрепляет перечень исполнительных действий, направленных на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, которые должны быть совершены судебным приставом-исполнителем. Из содержания данной нормы следует, что указанный в ней перечень исполнительных действий не является исчерпывающим. То есть судебный пристав-исполнитель имеет права и обязан совершить все возможные действия для исполнения исполнительного документа.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 25 июня 2014 г. по делу N 33-7590/2014

Ст. 64 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" предусматривает открытый перечень исполнительных действий, которые судебный пристав-исполнитель может совершить для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.


1.3. Судебный пристав-исполнитель самостоятельно определяет перечень, характер и объем необходимых, подлежащих применению исполнительных действий, с учетом принципов целесообразности и достаточности


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 16 марта 2015 г. по делу N 33-857/2015

Согласно ст. 64 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. Перечень исполнительских действий, приведенный в данной норме, не является исчерпывающим.

В соответствии с п. 17 ч. 1 ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Таким образом, судебному приставу-исполнителю предоставлено право самостоятельно определять вид исполнительных действий, подлежащих применению в зависимости от конкретных обстоятельств по каждому отдельному исполнительному производству.


Апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Республики Коми от 21 сентября 2015 г. по делу N 33а-5047/2015

Системное толкование выше приведенных норм закона [ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ "О судебных приставах", ст. 36, ст. 64, ст. 68 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] указывает на то, что судебный пристав-исполнитель в процессе принудительного исполнения, исходя из своих прав и обязанностей и перечня исполнительных и иных действий, самостоятельно определяет какие исполнительные действия и меры принудительного исполнения и в каком объеме необходимо применить в каждом конкретном случае, исходя из характера требований исполнительного документа и обстоятельств дела.


Апелляционное определение СК по административным делам Саратовского областного суда от 08 октября 2015 г. по делу N 33а-6660/2015

В силу положений статей 64, 68 [Федерального] Закона N 229-ФЗ [от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве"] судебный пристав-исполнитель самостоятельно определяет перечень, характер и объем необходимых, подлежащих применению исполнительных действий и мер принудительного исполнения с учетом принципов целесообразности и достаточности.


Определение СК по административным делам Ленинградского областного суда от 24 сентября 2015 г. по делу N 33а-4445/2015

Исходя из положений п. 17 ч. 1 ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", согласно которой судебный пристав вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, судебный пристав-исполнитель самостоятельно определяет, с учетом обстоятельств конкретного исполнительного производства, какие исполнительные действия будут наиболее эффективны.


Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 04 февраля 2015 г. по делу N 33-456/2015

Согласно ч. 1 ст. 64 Федерального закона от 02.10.07 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия, указанные в ч. 1 ст. 64 настоящего [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], в том числе совершать иные исполнительные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Системное толкование вышеприведенных норм закона указывает на то, что судебный пристав-исполнитель в процессе принудительного исполнения, исходя из своих прав и обязанностей и перечня исполнительных и иных действий, самостоятельно определяет какие исполнительные действия и меры принудительного исполнения и в каком объеме необходимо применить в каждом конкретном случае, исходя из характера требований исполнительного документа и обстоятельств дела. Бездействие при исполнении судебным приставом-исполнителем своих должностных обязанностей предполагает полное отсутствие или не совершение действий, предусмотренных законом.


1.4. Возможность совершения иных исполнительных действий и реализации полномочий судебного пристава-исполнителя, помимо прямо указанных в законе, не предполагает ее произвольного применения и должна быть обусловлена необходимостью обеспечения своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов


Определение Конституционного Суда РФ от 27 мая 2010 г. N 770-О-О

Что касается части 1 статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", то она не предполагает ее произвольного применения и не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе, поскольку направлена на реализацию конституционного права каждого на судебную защиту, которое включает в себя право на своевременное и полное исполнение вступившего в законную силу судебного постановления. Дополнительной гарантией реализации данного права служит возможность подачи заявления об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя по исполнению конкретного исполнительного документа.


Определение СК по административным делам Ленинградского областного суда от 19 июня 2014 г. по делу N 33-2678/2014

В ч. 1 ст. 64 [Федерального] Закона N 229-ФЗ [от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве"] закреплено право судебного пристава-исполнителя совершать исполнительные действия для создания условий для применения к должнику мер принудительного исполнения, а равно на понуждение его к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, реализуя которое судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа вправе производить розыск должника, его имущества; накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение; в порядке и пределах, которые установлены настоящим Федеральным законом [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], производить оценку имущества; устанавливать временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации; совершает иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Судебный пристав, исходя из указанных обстоятельств, а также принимая во внимание значительность суммы долга, длительный период времени принудительного взыскания, должен был при сложившихся обстоятельствах своевременно принять меры по ограничению должника в правах на распоряжение имуществом, на выезд из Российской Федерации, совершить иные действия, необходимые для исполнения исполнительного документа. Действия судебного пристава-исполнителя должны быть направлены на правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа в пределах установленного законом срока. При этом, судебный пристав-исполнитель, используя весь объем предоставленных ему законом полномочий и средств, должен обеспечивать исполнение судебных актов со стороны должников в порядке и в сроки, установленные законом.

Указание в законе об исполнительном производстве на право судебного пристава-исполнителя совершать исполнительные действия не означает, что он пользуется им по собственному усмотрению. Реализация судебным приставом данного права должна также соответствовать соблюдению баланса прав взыскателя и должника, не нарушать принципа соразмерности. В данном случае, должник длительное время не исполняет решение суда, чем нарушает права взыскателя.


Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 7 сентября 2011 г. N 33-13657/2011

Перечень полномочий по совершению исполнительных действий, исходя из указаний п. 17 ч. 1 ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" действительно не является исчерпывающим. Однако, при этом возможность совершения иных исполнительных действий и реализации полномочий судебного пристава-исполнителя, помимо указанных в данной норме, должна быть обусловлена необходимостью обеспечения своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов. Отсутствие таковой необходимости лишает судебного пристава-исполнителя права выходить за пределы установленного перечня, в связи с чем, в постановлении о совершении соответствующего исполнительного действия, не входящего в установленный перечень, должна быть мотивирована необходимость их совершения.


Определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 08 июня 2011 г. по делу N 33-3667/11

Помимо исполнительных действий, перечисленных в пунктах 1-16 части 1 статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", в соответствии с пунктом 17 названной статьи судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, то есть перечень действий и мер принудительного исполнения не является закрытым, и поэтому судебным приставом-исполнителем могут применяться различные не противоречащие принципам исполнительного производства меры для принуждения должника к исполнению требования исполнительного документа.

Поскольку содержащийся в статье 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" перечень исполнительных действий, которые в процессе исполнения требований исполнительных документов вправе совершать судебный пристав-исполнитель, не является исчерпывающим, судебный пристав-исполнитель вправе применить иные меры, в том числе обязать должника находиться по адресу, указанному в исполнительном документе.

При этом критериями, которыми должен руководствоваться судебный пристав-исполнитель, принимая решение о совершении исполнительного действия, не содержащегося в перечне статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", являются: направленность действия на своевременное и правильное исполнение требований исполнительного документа по возбужденному исполнительному производству и оформление данного решения постановлением в соответствии со статьей 14 указанного [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"].


1.5. Судебный пристав-исполнитель в ходе принудительного исполнения имеет право требовать от всех органов, организаций, должностных лиц и граждан совершения отдельных действий, необходимых для исполнения судебных актов


Апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Республики Карелия от 13 октября 2014 г. по делу N 33-3886/2014

Разрешая дело, суд руководствовался ч. 1 ст. 6 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", в соответствии с которой законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с п. 17 ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" в компетенцию судебного пристава-исполнителя входит совершение любых действий, необходимых для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Из анализа указанных норм права следует, что судебный пристав-исполнитель в ходе принудительного исполнения имеет право требовать от всех органов, организаций, должностных лиц и граждан совершения отдельных действий, необходимых для эффективного исполнения судебных и иных актов.


Определение СК по административным делам Ленинградского областного суда от 03 апреля 2014 г. по делу N 33-1544/2014

Согласно ч. 1 ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] судебный пристав-исполнитель вправе совершать следующие исполнительные действия: запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки; проводить проверку, в том числе проверку финансовых документов, по исполнению исполнительных документов; давать физическим и юридическим лицам поручения по исполнению требований, содержащихся в исполнительных документах; запрашивать у сторон исполнительного производства необходимую информацию; совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

По смыслу приведенных положений Федерального закона основанные на законе требования судебного пристава-исполнителя обязательны к исполнению. В соответствии с частью 1 статьи 6 Федерального закона законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации.

Из перечисленных нормоположений следует, что судебный пристав-исполнитель вправе издавать требования о предоставлении информации и документов, такие требования подлежат исполнению всеми лицами безвозмездно и в установленный судебным приставом срок.


1.6. Судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать только такую информацию, которая может быть передана лицом, у которого она испрашивается, при условии отсутствия запрета на ее предоставление


Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июля 2010 г. N ВАС-6336/10

Коллегия судей полагает, что статья 64 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве не исключает необходимости соблюдения судебным приставом-исполнителем требований действующего законодательства о том, что он вправе запрашивать только информацию, которая может быть передана лицом, у которого она испрашивается и при отсутствии запрета на ее предоставление. Поскольку [Федеральный] Закон [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве устанавливает право судебного пристава-исполнителя запрашивать исчерпывающий перечень строго у определенных субъектов, в число которых не включены операторы связи, располагающие сведениями, составляющими тайну частной жизни абонентов - граждан, тайну связи, персональные данные, в связи с чем судебный пристав-исполнитель не вправе требовать от операторов связи предоставления информации о пользователях услугами связи (физических лицах) и об оказанных услугах связи.

Таким образом, [Федеральные] Законы [от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ] о судебных приставах и [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве не предоставляют судебным приставам-исполнителям права получать персональные данные (сведения о номере телефона абонента) без их согласия, не устанавливают условия получения таких данных, а также полномочия судебного пристава-исполнителя по обработке персональных данных. Из этого следует, что данные Законы [Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" и Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах"] не являются теми федеральными законами, на основании которых пункт 2 статьи 6 [Федерального] Закона [от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ] о персональных данных допускает обработку (получение) персональных данных без согласия их субъектов.

Следовательно, направленные обществу запросы судебного пристава-исполнителя неправомерны, не предоставление оператором связи судебному приставу-исполнителю сведений об абоненте - физическом лице не образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 17.14 КоАП РФ [Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях].


1.7. В целях обеспечения исполнения исполнительного документа отдельные исполнительные действия могут быть осуществлены судебным приставом-исполнителем в период приостановления исполнительного производства


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства"

Последствия приостановления исполнительного производства заключаются в недопущении применения мер принудительного исполнения, предусмотренных частью 3 статьи 68 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве, в период приостановления исполнительного производства до его возобновления (часть 6 статьи 45 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"]).

С учётом положений части 1 статьи 64 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве в период приостановления исполнительного производства (приостановления исполнения судебного акта) в целях обеспечения исполнения исполнительного документа судебным приставом-исполнителем могут быть осуществлены отдельные исполнительные действия, например, наложение ареста, установление запрета на распоряжение имуществом.


1.8. Судебный пристав-исполнитель в ходе исполнительного производства вправе входить в нежилые помещения и хранилища, занимаемые должником или другими лицами либо принадлежащие им, в том числе, без их согласия, вскрыв помещение с разрешения старшего судебного пристава при участии понятых


Апелляционное определение Московского городского суда от 22 июля 2015 г. N 33-25942/15

Из приведенных нормативных положений [ч. 1 ст. 64 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве] следует, что судебный пристав-исполнитель вправе входить в процессе исполнения требований исполнительных документов в нежилые помещения и хранилища, занимаемые должником или другими лицами либо принадлежащие должнику или другим лицам, в целях исполнения исполнительных документов, налагать арест на имущество должника в месте его нахождения.

При этом Федеральный закон [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" наделяет судебного пристава-исполнителя правом входить в помещения, занимаемые должниками или принадлежащие им в отсутствие согласия последнего, вскрыв указанное жилое помещение с разрешения старшего судебного пристава при участии понятых.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 02 июля 2014 г. по делу N 33-4007/2014

По правилам статьи 64 ФЗ [Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. В силу статей 68, 107 указанного [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] принудительное выселение должника из жилого помещения относится к мерам принудительного исполнения, применяемая судебным приставом-исполнителем после возбуждения исполнительного производства и истечения установленного срока для добровольного исполнения требования о выселении с участием понятых с составлением акта о выселении и описи имущества, обеспечением хранения имущества выселенного должника.

Согласно нормам действующего жилищного законодательства и статье 107 ФЗ "Об исполнительном производстве", выселение включает в себя освобождение помещения, указанного в исполнительном документе, от выселяемого лица, его имущества, домашних животных, и запрещение выселяемому лицу пользоваться освобожденным помещением. На основании части 2 статьи 12 ФЗ [Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ] "О судебных приставах", подпункта 5 части 1 статьи 64 ФЗ [Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", судебный пристав-исполнитель имеет право, в том числе входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или иными лицами, производить осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их в целях исполнения исполнительных документов.

Таким образом, в указанных нормах прямо предусмотрено, что судебный пристав-исполнитель вправе входить без согласия собственника и лица, обладающего правом их пользования, в нежилое помещение - как принадлежащие должнику (в том числе занимаемое другим лицом), так и принадлежащее другому лицу (в том числе занимаемое должником).


1.9. Судебный пристав-исполнитель не вправе отступать от требований исполнительного документа


Кассационное определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 27 июля 2016 г. N 44-КГ16-10

Как вытекает из содержания пункта 6 части 1 статьи 13 Закона об исполнительном производстве, в исполнительном документе должна быть указана резолютивная часть решения суда, содержащая требование о возложении на должника обязанности по совершению в пользу взыскателя определённых действий или воздержанию от совершения определённых действий.

Из совокупного толкования приведённых законоположений следует, что судебный пристав-исполнитель в процессе принудительного исполнения судебного акта должен требовать исполнения его в точном соответствии с выданным исполнительным листом.


Примечание

См. также кассационное определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2016 г. N 49-КГ16-2


1.10. Невыполнение требований судебного пристава-исполнителя, в том числе непредоставление или предоставление недостоверной информации, а также воспрепятствование исполнению служебных обязанностей судебным приставом-исполнителем влечет ответственность, предусмотренную законодательством РФ


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 октября 2010 г. N 6336/10

Статья 64 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве предусматривала, что в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки. Информация в объеме, необходимом для исполнения судебным приставом служебных обязанностей, предоставляется по его требованию в виде справок, документов и их копий безвозмездно и в установленный им срок.

При этом требование о предоставлении соответствующих сведений в силу статьи 64 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве относится к исполнительным действиям.

Невыполнение таких требований, в том числе непредоставление или предоставление недостоверной информации, а также воспрепятствование исполнению служебных обязанностей судебным приставом-исполнителем в силу части 3 статьи 6 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве и пункта 4 статьи 14 [Федерального] Закона [от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ] о судебных приставах влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.


1.11. Меры принудительного исполнения не тождественны исполнительным действиям: первые направлены на непосредственное исполнение требований исполнительного документа, а исполнительные действия имеют целью создание условий для применения мер принудительного исполнения


Апелляционное определение Московского городского суда от 06 июня 2014 N 33-20324/14

Исполнительные действия, перечисленные в ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", предусматривают право судебного пристава-исполнителя вынести постановление в отношении должника, не исполнившего в установленный срок без уважительных причин требования, содержащиеся в исполнительном документе, и направлены на эффективное и своевременное исполнение вступившего в законную силу судебного постановления.

От исполнительных действия отличаются меры принудительного исполнения, понятие которых дано в статье 68 названного [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"]. В соответствии с названной нормой права мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств,

Перечисленные в статье 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" исполнительные действия, как прямо в ней указано, не являются исчерпывающими и, в отличие от мер принудительного исполнения, имеют целью не непосредственное получение имущества должника, в том числе денежных средств, подлежащих взысканию по исполнительному документу, а направлены на создание условий для применения мер принудительного исполнения.


Апелляционное определение Московского городского суда от 18 августа 2015 г. N 33-29482/15

Перечисленные в статье 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" исполнительные действия, как прямо в ней указано, не являются исчерпывающими и, в отличие от мер принудительного исполнения, имеют целью не непосредственное получение имущества должника, в том числе денежных средств, подлежащих взысканию по исполнительному документу, а направлены на создание условий для применения мер принудительного исполнения.

Суд данные требования закона учёл и правильно исходил из того, что исполнительные действия, совершенные судебным приставом-исполнителем в порядке ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" (запрет на совершение регистрационных действий с долей в праве собственности заявителя на квартиру), не тождественны мерам принудительного исполнения решения суда, установленным ст. 68 того же Закона, в частности, с обращением взыскания на жилое помещение.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 июля 2015 г. по делу N 33-12025/2015

Исполнительные действия, перечисленные в статье 64 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" предусматривают право судебного пристава-исполнителя вынести постановление в отношении должника, не исполнившего в установленный срок без уважительных причин требования, содержащиеся в исполнительном документе, и направлены на эффективное и своевременное исполнение судебного постановления.

Согласно ст. 68 указанного ФЗ [Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств.

Перечисленные в статье 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" исполнительные действия не являются исчерпывающими, и в отличие от мер принудительного исполнения не имеют целью непосредственное получение имущества должника или денежных средств, а направлены на создание условий для применения мер принудительного исполнения.


Апелляционное определение СК по административным делам Омского областного суда от 10 июня 2015 г. по делу N 33-3669/2015

Исходя из буквального смыслового значения ст. 64 ФЗ [Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", определенный перечень исполнительных действий не является исчерпывающим, поскольку пункт 17 названной нормы предусматривает право судебного пристава-исполнителя совершать любые иные действия, необходимые для исполнения требований исполнительных документов.

Применение запрета на проведение регистрационных действий в отношении транспортных средств должника также направлено на исключение возможности обременения данного имущества правами третьих лиц.

Примененный запрет не ограничивает права должника пользоваться и владеть указанной недвижимостью, не исключает возможности реализации должником своего права как собственника на распоряжение этим имуществом под контролем судебного пристава-исполнителя, в том числе, в целях исполнения требований исполнительного документа; запрет может быть отменен в случае исполнения требований исполнительного документа.


Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 июля 2015 г. по делу N 33-12521/2015

По смыслу положений приведенных норм [ст. 64, ст. 80 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] следует, что наложение ареста на имущество должника является обеспечительной мерой в рамках возбужденного исполнительного производства, которое не может рассматриваться в качестве меры принудительного исполнения требований исполнительного документа. Пунктом 17 части 1 статьи 64 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" установлено, что в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия, предусмотренные настоящей статьей, а также иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Учитывая установленные по делу обстоятельства, судебная коллегия считает, что запрет на совершение регистрационных действий в отношении транспортных средств должника, как обеспечительные меры, не связанные с обращением взыскания на данное имущество, являются оправданными и не противоречат требованиям Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве".

При этом указанные меры не препятствуют должнику пользоваться принадлежащем ему имуществом, поскольку принятые судебными приставом-исполнителем меры носят обеспечительный характер и направлены на понуждение должника фактически погасить имеющуюся задолженность по исполнительным документам. Данные меры не подразумевают изъятие транспортных средств у заявителя, их принудительную реализацию либо передачу взыскателю. Запрет должнику на право распоряжаться принадлежащим ему имуществом не ограничивает его права пользоваться и владеть указанным имуществом.


2. Основания признания незаконными действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя


2.1. Невыполнение судебным приставом-исполнителем исполнительных действий, направленных на своевременное и полное исполнение требований исполнительного документа, может быть признано судом незаконным бездействием


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 ноября 2014 г. по делу N 33-18113/2014

Согласно ч. 1 ст. 64 Федерального закона от 02.10.07 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия, указанные в ч. 1 ст. 64 настоящего [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], в том числе совершать иные исполнительные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Системное толкование вышеприведенных норм закона указывает на то, что судебный пристав-исполнитель в процессе принудительного исполнения, исходя из своих прав и обязанностей и перечня исполнительных и иных действий, самостоятельно определяет какие исполнительные действия и меры принудительного исполнения и в каком объеме необходимо применить в каждом конкретном случае, исходя из характера требований исполнительного документа и обстоятельств дела. Бездействие при исполнении судебным приставом-исполнителем своих должностных обязанностей предполагает полное отсутствие или не совершение действий, предусмотренных законом.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 23 июля 2014 г. по делу N 33-4694/2014

Из положений ст. 64, 65 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" следует, что судебный пристав-исполнитель самостоятельно определяет перечень необходимых исполнительных действий, в том числе и принимает меры по розыску должника при наличии к тому оснований.

Однако такие меры в своей совокупности должны являться достаточными для своевременного исполнения исполнительного документа. [_]

Разрешая требования о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, необходимо исходить из того, являются ли его действия достаточными и направленными на фактическое исполнение исполнительного документа либо носят формальный характер, чем безусловно нарушают права взыскателя.


Определение СК по административным делам Ленинградского областного суда от 19 июня 2014 г. по делу N 33-2678/2014

[Суд признал незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в ненадлежащем исполнении обязанностей по сводному исполнительному производству]

В ч. 1 ст. 64 [Федерального] Закона N 229-ФЗ [от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве"] закреплено право судебного пристава-исполнителя совершать исполнительные действия для создания условий для применения к должнику мер принудительного исполнения, а равно на понуждение его к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, реализуя которое судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа вправе производить розыск должника, его имущества; накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение; в порядке и пределах, которые установлены настоящим Федеральным законом [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], производить оценку имущества; устанавливать временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации; совершает иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Судебный пристав, исходя из указанных обстоятельств, а также принимая во внимание значительность суммы долга, длительный период времени принудительного взыскания, должен был при сложившихся обстоятельствах своевременно принять меры по ограничению должника в правах на распоряжение имуществом, на выезд из Российской Федерации, совершить иные действия, необходимые для исполнения исполнительного документа. Действия судебного пристава-исполнителя должны быть направлены на правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа в пределах установленного законом срока. При этом, судебный пристав-исполнитель, используя весь объем предоставленных ему законом полномочий и средств, должен обеспечивать исполнение судебных актов со стороны должников в порядке и в сроки, установленные законом.

Указание в законе об исполнительном производстве на право судебного пристава-исполнителя совершать исполнительные действия не означает, что он пользуется им по собственному усмотрению. Реализация судебным приставом данного права должна также соответствовать соблюдению баланса прав взыскателя и должника, не нарушать принципа соразмерности. В данном случае, должник длительное время не исполняет решение суда, чем нарушает права взыскателя.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 29 апреля 2014 г. по делу N 33-2713/2014

Статьи 64, 68 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" предоставляют судебному приставу-исполнителю право совершать целый ряд исполнительных действий и принимать меры принудительного исполнения требований исполнительного документа.

Данных о том, что в рамках исполнительного производства о взыскании в пользу С.Н.А. материального ущерба и судебных расходов судебным приставом-исполнителем после возбуждения исполнительного производства в течение установленного п. 1 ст. 36 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" двухмесячного срока совершения исполнительных действий предприняты меры, необходимые для установления доходов и имущества у должника, не имеется. В течение указанного срока судебным приставом-исполнителем не были направлены запросы о наличии счетов, открытых на имя должника в кредитных организациях, запросы в регистрирующие органы о наличии у должника недвижимого имущества, транспортных средств, иные необходимые запросы. Лишь спустя более чем пять месяцев, в период нахождения исполнительного производства в производстве других судебных приставов, были предприняты необходимые меры, направленные на установление доходов и имущества у должника.

В этой связи суд пришел к правильному выводу о том, что изложенные обстоятельства свидетельствуют о допущенном судебным приставом-исполнителем незаконном бездействии.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 13 августа 2013 г. по делу N 33-2316/2013

В соответствии со ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. Приведенная норма определяет перечень действий, которые вправе осуществить судебный пристав-исполнитель для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов. Данный перечень не является закрытым.

Согласно нормам Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. При этом из смысла названного Федерального закона следует, что судебный пристав-исполнитель самостоятельно определяет какие исполнительные действия и меры принудительного исполнения необходимо применить в каждом конкретном случае, исходя из характера требований исполнительного документа и обстоятельств дела.

Разрешая спор по существу, проанализировав действующее законодательство и представленные суду материалы исполнительного производства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что судебным приставом-исполнителем Курганского городского отдела судебных приставов УФССП России по Курганской области Власовой О.В. не были выполнены необходимые исполнительные действия, направленные на взыскание долга с должника и позволяющие оценить их как активные и исчерпывающие, что свидетельствует о бездействии судебного пристава-исполнителя.


2.2. Отсутствие положительного результата для заявителя от проводимых исполнительных действий не может служить основанием для установления факта незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 ноября 2014 г. по делу N 33-18113/2014

Системное толкование статей 2, 30, 64, 128 Федерального закона от 02.10.07 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", статей 10, 12, 13 Федерального закона от 21.07.97 N 118-ФЗ "О судебных приставах", с учетом обстоятельств настоящего гражданского дела, позволили суду первой инстанции сделать вывод о том, что в рамках исполнительного производства в отношении должника ООО "ОРЛОВ и С" судебным приставом-исполнителем были совершены необходимые исполнительные действия, направленные на выявление имущества должника.

Недостижение желаемого взыскателем результата само по себе не свидетельствует о допущенном приставом-исполнителем незаконном бездействии и нарушении тем самым прав заявителя, поскольку фактически комплекс необходимых исполнительных действий, направленных на принудительное исполнение требований судебного акта судебным приставом-исполнителем произведен.


Апелляционное определение СК по административным делам Саратовского областного суда от 08 октября 2015 г. по делу N 33а-6652/2015

В силу положений статей 64, 68 [Федерального] Закона N 229-ФЗ [от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве"] судебный пристав-исполнитель самостоятельно определяет перечень, характер и объем необходимых, подлежащих применению исполнительных действий и мер принудительного исполнения с учетом принципов целесообразности и достаточности.

Отсутствие положительного результата для заявителя от проводимых исполнительных действий не может служить основанием для установления факта незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя.


Апелляционное определение СК по административным делам Свердловского областного суда от 16 января 2015 г. по делу N 33-887/2014

В процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия, предусмотренные пунктом 2 статьи 64 [Федерального] Закона N 229-ФЗ [от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве"].

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что судебным приставом-исполнителем осуществлялись адекватные и соответствующие закону действия, направленные на исполнение требований исполнительного документа. Между тем, в результате произведенных действий судебному приставу-исполнителю не удалось установить имущество должника, принадлежащих ему денежных средств, равно как и местонахождение организации-должника.

Отсутствие положительного результата для взыскателя от совершенных судебным приставом-исполнителем действий, не может в рассматриваемом случае служить основанием для констатации факта бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнению решения суда.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 09 июля 2014 г. по делу N 33-4240/2014

Приняв во внимание факт совершения судебными приставами-исполнителями комплекса необходимых действий, направленных на исполнение требований исполнительных документов, наличие обстоятельств в виде отсутствия имущества, на которое возможно обратить взыскание, что послужило основанием для вынесения постановления об окончании исполнительных производств и возвращению исполнительных документов взыскателю, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения требований заявителя.

Этот вывод судом мотивирован, подтвержден доказательствами, имеющимися в материалах дела и приведенными в решении суда. Оснований для признания выводов суда первой инстанции неправильными у судебной коллегии не имеется.

Недостижение приставом желаемого взыскателем результата при отсутствии реальной возможности принудительного исполнения не может свидетельствовать о бездействии судебного пристава-исполнителя, поскольку в силу статьи 64 ФЗ Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" на последнего возложены обязанности по совершению исполнительных действий, направленных на обеспечение принудительного исполнения требований исполнительных документов, а обязанность по исполнению самих этих требований лежит на лице, в отношении которого принят судебный акт, то есть на должнике. В связи с чем, суд обоснованно не усмотрел нарушения прав и законных интересов заявителя со стороны указанного должностного лица службы судебных приставов, действовавшего в рамках федерального законодательства.


3. Особенности применения исполнительного действия, связанного с арестом имущества


3.1. Арест имущества в качестве исполнительного действия следует отличать от ареста имущества в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения, которая возможна только в случае, если исполнительное производство возбуждено на основании судебного акта об аресте имущества и в отношении которой установлены иные условия применения


Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 октября 2010 г. N 7300/10

Законодательство об исполнительном производстве различает только два вида ареста:

1) арест как самостоятельная мера принудительного исполнения, применяемая исключительно во исполнение судебного акта об аресте имущества (пункт 5 части 3 статьи 68 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве);

2) арест, накладываемый на имущество должника в целях обеспечения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (статья 80 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве).

Таким образом, в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения арест имущества может выступать лишь в случае, если исполнительное производство возбуждено на основании судебного акта об аресте имущества.


Апелляционное определение СК по административным делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 15 сентября 2015 г. по делу N 33-4428/2015

В соответствии с частью 1 статьи 64 указанного Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Арест на имущество должника может быть наложен судебным приставом-исполнителем в качестве меры по обеспечению исполнения исполнительного документа (пункт 7 части 1 статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве") или в качестве меры принудительного исполнения (статья 80 Закона).

Таким образом, арест имущества должника, наложенный в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, не относится к мерам принудительного исполнения.


Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 01 июня 2015 г. по делу N 33-5188/2015

Частью 1 статьи 64 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ ["Об исполнительном производстве"] установлено, что исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. Судебный пристав-исполнитель вправе в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение (пункт 7 части 1 статьи 64 приведенного [Федерального Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"]).

В соответствии с ч. 1 ст. 80 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ ["Об исполнительном производстве"] судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. Согласно ч. 4 ст. 80 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ ["Об исполнительном производстве"] арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования, о чем судебный пристав-исполнитель делает отметку в постановлении о наложении ареста на имущество должника и (или) акте о наложении ареста (описи имущества).

По смыслу положений приведенных норм следует, что наложение ареста на имущество должника является обеспечительной мерой в рамках возбужденного исполнительного производства, которое не может рассматриваться в качестве меры принудительного исполнения требований исполнительного документа.


Апелляционное определение Московского городского суда от 14 апреля 2015 г. N 33-12512/15

Суд данные требования закона учел и верно разграничил исполнительные действия, установленные ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" (запрет распоряжения квартирой) и меры принудительного исполнения решения суда, установленные ст. 68 того же [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], в частности, с обращением взыскания на жилое помещение.

Соответственно, судебная коллегия соглашается с тем, что ограничения, которые действуют в отношении мер принудительного исполнения (запрет на обращение взыскания на единственное пригодное для проживания помещения) не распространяются на совершение исполнительных действий.

Напротив, в отношении наложения ареста на имущество, который в силу п. 7 ч. 1 ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" относится к исполнительным действиям, действуют иные ограничения, в частности, не допускается:

арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований (п. 3.1 ст. 80 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве");

арест имущества должника по исполнительному документу, содержащему требование о взыскании денежных средств, за исключением ареста денежных средств, ареста заложенного имущества, подлежащего взысканию в пользу залогодержателя, и ареста имущества по исполнительному документу, содержащему требование о наложении ареста, если сумма взыскания по исполнительному производству не превышает 3000 рублей.


Апелляционное определение Московского городского суда от 24 ноября 2014 г. N 33-46547/14

Соответственно, нельзя согласиться с доводами апелляционной жалобы Д.А. о том, что ограничения, которые действуют в отношении мер принудительного исполнения (запрет на обращение взыскания на единственное пригодное для проживания помещения) распространяются на совершение исполнительных действий.

Напротив, в отношении наложения ареста на имущество, который в силу п. 7 ч. 1 ст. 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" относится к исполнительным действиям, действуют иные ограничения, в частности, не допускается:

арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований (п. 3.1 ст. 80 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве");

арест имущества должника по исполнительному документу, содержащему требование о взыскании денежных средств, за исключением ареста денежных средств, ареста заложенного имущества, подлежащего взысканию в пользу залогодержателя, и ареста имущества по исполнительному документу, содержащему требование о наложении ареста, если сумма взыскания по исполнительному производству не превышает 3000 рублей.

Таких оснований, связанных с запретом производить арест, в деле не имеется и заявителем не названо.


4. Особенности применения исполнительного действия, связанного с установлением временного ограничения на выезд из Российской Федерации


4.1. Временное ограничение права гражданина на выезд из РФ в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных на него судом, направлено на защиту конституционно значимых целей и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав заявителя


Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2014 г. N 1563-О

В качестве одной из мер воздействия на должника, уклоняющегося от добросовестного и полного исполнения вынесенного в отношении него судебного постановления, федеральный законодатель установил возможность временного ограничения его права на выезд из Российской Федерации (пункт 5 статьи 15 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", пункт 1 статьи 67 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве").

Наложение такого рода ограничения на гражданина-должника в исполнительном производстве затрагивает его конституционное право свободно выезжать за пределы Российской Федерации (статья 27, часть 2, Конституции Российской Федерации). Между тем такое право не является абсолютным в силу статьи 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации и может быть ограничено федеральным законом на основании статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Следовательно, вынесение судебным приставом-исполнителем в отношении должника в исполнительном производстве постановления о временном ограничении на выезд из Российской Федерации, как направленное на обеспечение исполнимости судебных постановлений и актов иных органов и должностных лиц, не нарушает конституционные права граждан - участников исполнительного производства.


Определение Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 291-О

Предусмотренная пунктом 5 статьи 15 Федерального закона [от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ] "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" возможность временного ограничения права гражданина на выезд из Российской Федерации в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных на него судом, направлена на защиту конституционно значимых целей и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.


Справка по результатам обобщения практики разрешения судами Орловской области дел по заявлениям на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей

В соответствии с п. 5 ст. 15 Федерального закона от 15.08.1996 N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", п. 15 ч. 1 ст. 64, ст. 67 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случае уклонения должника от исполнения требований исполнительных документов.

В определении от 24.02.2005 N 291-О Конституционный Суд РФ указал, что предусмотренная п. 5 ст. 15 [Федерального] Закона N 114-ФЗ [от 15 августа 1996 г. "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию"] возможность временного ограничения права гражданина на выезд из Российской Федерации в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных на него судом, направлена на защиту конституционно значимых целей и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.


4.2 Временное ограничение на выезд должника из РФ является не мерой юридической ответственности гражданина, а исполнительным действием, направленным на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе


Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2014 г. N 1563-О

Постановление судебного пристава-исполнителя о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации по своей правовой природе является не мерой юридической ответственности гражданина за сам факт вынесения против него судебного постановления, возлагающего на него гражданско-правовую обязанность, а исполнительным действием, совершаемым судебным приставом-исполнителем в соответствии с законодательством об исполнительном производстве и направленным на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (часть 1 статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве").


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 16 февраля 2015 г. по делу N 33-644/2015

Как следует из разъяснений, содержащихся в Обзоре судебной практики Верховного суда РФ за первый квартал 2013 года, утвержденного Президиумом Верховного суда РФ 03.07.2013, суд, исходя из чч. 1 и 4 ст. 67 Федерального закона "Об исполнительном производстве", устанавливает неисполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, и наличие уважительных причин, не позволивших эти требования исполнить, а также руководствуясь положениями п. 5 ст. 4 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", устанавливает соразмерность временного ограничения выезда из Российской Федерации требованиям, содержащимся в исполнительном документе.

Из системного толкования приведенных норм права следует, что постановление о временном ограничении на выезд из Российской Федерации направлено на обеспечение исполнимости судебных постановлений и актов иных органов и должностных лиц, по своей правовой природе является не мерой юридической ответственности гражданина за сам факт вынесения против него судебного постановления, возлагающего на него гражданско-правовую обязанность, а исполнительным действием, совершаемым судебным приставом-исполнителем в соответствии с законодательством об исполнительном производстве и направленным на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.


Обзор апелляционной и кассационной практики Пермского краевого суда по гражданским делам за второе полугодие 2014 года (утв. на заседании президиума Пермского краевого суда 27 февраля 2015 г.)

В соответствии с частью 1 статьи 67 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" при неисполнении должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, сумма задолженности по которому превышает десять тысяч рублей, или исполнительном документе неимущественного характера, выданных на основании судебного акта или являющихся судебным актом, судебный пристав-исполнитель вправе по заявлению взыскателя или собственной инициативе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

Таким образом, ограничение права выезда за пределы Российской Федерации является одной из мер воздействия на должника, уклоняющегося от добросовестного и полного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

Временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации по своей правовой природе является не мерой юридической ответственности гражданина за сам факт вынесения судебного постановления, возлагающего на него гражданско-правовую обязанность, а исполнительным действием, совершаемым судебным приставом-исполнителем в соответствии с законодательством об исполнительном производстве и направленным на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (часть 1 статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве").


Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 07 сентября 2015 г. по делу N 33-14240/2015

Исходя из смысла части 1 статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" постановление судебного пристава-исполнителя о временном ограничении права на выезд должника из Российской Федерации по своей правовой природе является не мерой юридической ответственности гражданина за сам факт вынесения против него судебного постановления, возлагающего на него гражданско-правовую обязанность, а исполнительным действием, совершаемым судебным приставом-исполнителем в соответствии с законодательством об исполнительном производстве и направленным на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.


Определение СК по административным делам Ленинградского областного суда от 19 июня 2014 г. по делу N 33-2678/2014

В соответствии с п. 15 ч. 1 ст. 64 [Федерального] Закона N 229-ФЗ [от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве"] в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе устанавливать временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации.

В соответствии с п. 5 ст. 15 Федерального закона [от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ] "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случае, если он уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом, - до исполнения обязательств либо до достижения согласия сторонами.

Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 24.02.2005 N 291-О возможность временного ограничения права гражданина на выезд из Российской Федерации в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных на него судом, признана не нарушающей конституционных прав гражданина, поскольку направлена на защиту конституционно значимых целей.


4.3. Устанавливать временные ограничения на выезд из РФ, в том числе и по заявлению взыскателя, является правом судебного пристава-исполнителя, а не обязанностью


Апелляционное определение СК по административным делам Курганского областного суда от 10 февраля 2015 г. по делу N 33-106/2015

По смыслу части 1 статьи 67 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" временное ограничение на выезд из Российской Федерации может быть применено в исключительных случаях, когда должник, имея реальную возможность, без уважительных причин не исполняет требование по уплате долга, содержащееся в исполнительном документе.

Согласно статьям 64, 67 указанного [Федерального] закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] устанавливать временные ограничения, в том числе и по заявлению взыскателя является правом судебного пристава - исполнителя, а не обязанностью.


4.4. Установление временного ограничения на выезд из РФ возможно только при условии информированности должника о возбуждении в отношении него исполнительного производства и неисполнении им без уважительных причин в установленный судебным приставом-исполнителем срок требований исполнительного документа


Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2014 г. N 1563-О

Часть 2 статьи 67 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" не может применяться в ходе исполнительного производства изолированно, без учета общих для случаев установления судебным приставом-исполнителем временных ограничений на выезд должника из Российской Федерации положений части 1 указанной статьи, а также факта информированности должника о возбуждении в отношении него исполнительного производства и о корреспондирующей такому возбуждению обязанности по добровольному исполнению содержащегося в исполнительном документе требования в установленный срок. Судебный пристав-исполнитель вправе выносить постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации только в случае неисполнения должником требования, содержащегося в исполнительном документе, в пятидневный срок с момента получения постановления о возбуждении исполнительного производства. В случае, если данное условие не соблюдено, содержащееся в заявлении о возбуждении исполнительного производства ходатайство взыскателя о временном ограничении должника на выезд из Российской Федерации не подлежит удовлетворению судебным приставом-исполнителем. Иное приводило бы к несоразмерному ограничению прав должника, в том числе предусмотренного статьей 27 (часть 2) Конституции Российской Федерации права свободно выезжать за пределы Российской Федерации.

Соответственно, оспариваемые заявителем положения части 2 статьи 30 и части 2 статьи 67 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", находящиеся в неразрывной взаимосвязи как между собой, так и с иными положениями данного Федерального закона, не предполагают удовлетворение судебным приставом-исполнителем содержащегося в заявлении о возбуждении исполнительного производства ходатайства взыскателя о временном ограничении должника на выезд из Российской Федерации одновременно с вынесением им постановления о возбуждении исполнительного производства - до истечения установленного в вынесенном постановлении о возбуждении исполнительного производства срока на добровольное исполнение должником содержащегося в исполнительном документе требования, а также до получения судебным приставом-исполнителем сведений о том, что должник обладает информацией о возбужденном в отношении него исполнительном производстве и уклоняется от добровольного исполнения содержащегося в исполнительном документе требования.


Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2014 г. N 1561-О

Постановление судебного пристава-исполнителя о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации по своей правовой природе является не мерой юридической ответственности гражданина за сам факт вынесения против него судебного постановления, возлагающего на него гражданско-правовую обязанность, а исполнительным действием, совершаемым судебным приставом-исполнителем в соответствии с законодательством об исполнительном производстве и направленным на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (часть 1 статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве").

Именно поэтому часть 1 статьи 67 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", предоставляя судебному приставу-исполнителю право вынести по заявлению взыскателя или собственной инициативе постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации, устанавливает в качестве обязательного дополнительного условия для вынесения такого постановления неисполнение должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе.

Законодательство об исполнительном производстве, принципами которого являются законность, уважение чести и достоинства гражданина, соотносимость объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, предусматривает порядок исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах, призванный обеспечивать соразмерность применяемых к должнику исполнительных действий и степени активности его уклонения от добровольного исполнения возложенной на него исполнительным документом обязанности. Так, согласно Федеральному закону [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" при поступлении исполнительного документа в службу судебных приставов во всех случаях, за исключениями, предусмотренными законом, устанавливается срок для добровольного исполнения должником содержащегося в исполнительном документе требования - пять дней с момента получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства (части 11 и 12 статьи 30 [Федерального Закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"]); если должник в этот срок добровольно не исполнит требования исполнительного документа, судебный пристав-исполнитель налагает на него обязанность уплатить исполнительский сбор (статья 112 [Федерального Закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"]) и совершает исполнительные действия, перечисленные в статье 64 данного Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], в том числе устанавливает временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации, которые должны быть утверждены старшим судебным приставом или его заместителем, а копия соответствующего постановления - подлежит направлению должнику (часть 3 статьи 67 [Федерального Закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"]).


Обзор судебной практики рассмотрения судами г. Н. Новгорода и Нижегородской области заявлений об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) за 2 полугодие 2008 г.

В целях недопущения ошибок при рассмотрении дел по заявлениям сторон исполнительного производства об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя по установлению временного ограничения на выезд из Российской Федерации судам следует учитывать следующее.

Во-первых, указанное исполнительное действие осуществляется только в отношении исполнительных документов, выданных на основании судебного акта или являющимся судебным актом. По остальным исполнительным документам судебный пристав-исполнитель не вправе выносить постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации. Если исполнительный документ не является судебным актом и выдан не на основании судебного акта, то взыскатель или судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд с заявлением об установлении для должника временного ограничения на выезд из Российской Федерации.

Во-вторых, должно иметь место неисполнение должником в установленный срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе (ч. 1 ст. 67 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"]).

В-третьих, постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации может быть вынесено не только по инициативе судебного пристава-исполнителя, но и по заявлению взыскателя, в котором должно содержаться ходатайство об установлении для должника ограничений, предусмотренных Федеральным законом (ч. 1 ст. 67 и ч. 2 ст. 30 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"]).

В-четвертых, постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации должно быть утверждено старшим судебным приставом. Копии указанного постановления направляются должнику, в территориальный орган федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, и в пограничные органы.


Обзор апелляционной и кассационной практики Пермского краевого суда по гражданским делам за второе полугодие 2014 года (утв. на заседании президиума Пермского краевого суда 27 февраля 2015 г.)

Указанная норма [ст. 64, ст. 67 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] таким образом, не может применяться без учета факта информированности должника о возбуждении в отношении него исполнительного производства и о корреспондирующей такому возбуждению обязанности по добровольному исполнению содержащегося в исполнительном документе требования в установленный срок.

В случае если данное условие не соблюдено, заявление об установлении для должника временного ограничения на выезд из Российской Федерации не подлежит удовлетворению.


Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 02 сентября 2015 г. по делу N 33-13782/2015

Из анализа приведенных выше норм права [ст. 64, ст. 67 Федерального закона от 02 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] следует, что временное ограничение права на выезд из Российской Федерации возможно в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных судом. Такая предусмотренная законом мера направлена на защиту прав лиц, являющихся взыскателями по возникшим перед ними обязательствам. Ограничение же, наложенное судебным приставом, не является абсолютным, действует только в течение сроков, максимальный предел которых установлен в этом же Федеральном законе [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"].

Поскольку материалами дела подтверждается, что, зная о возбуждении исполнительных производств, об установлении срока для добровольного исполнения требований исполнительных документов и о последствиях неисполнения таких требований в предоставленный срок, должники не совершили действий, направленных на осуществление полного исполнения требований исполнительных документов, у судебного пристава-исполнителя имелись предусмотренные законом основания для применения временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации, что отвечало целям применения указанной меры.


4.5. Отсутствие должника по адресу его регистрации не препятствует извещению должника о вынесении в отношении него постановления о возбуждении исполнительного производства, установлении ему срока для добровольного исполнения решения суда


Апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Республики Коми от 21 сентября 2015 г. по делу N 33а-5048/2015

Доводы жалобы о невозможности установить должнику запрет на временный выезд из страны, ввиду невозможности извещения должника о возбуждении исполнительного производства, не влекут отмену решения суда.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 29 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" лица, участвующие в исполнительном производстве, считаются извещенными, если несмотря на получение почтового извещения, адресат не явился за повесткой, иным извещением, направленными по его адресу. На основании пункта 15 части 1 статьи 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель вправе устанавливать временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации.

В данном случае адрес регистрации должника судебному приставу-исполнителю известен. Поэтому то обстоятельство, что должник по этому адресу отсутствует, не могло воспрепятствовать извещению должника о вынесении в отношении него постановления о возбуждении исполнительного производства, установлении ему срока для добровольного исполнения решения суда. При наличии оснований считать, что должник уклоняется от исполнения решения суда, поскольку о том, что судебный акт состоялся не в его пользу.


4.6. Наличие у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, достаточное для погашения долга, не препятствует применению в отношении него мер по ограничению выезда за пределы РФ и не свидетельствует о незаконности принятой судебным приставом-исполнителем меры


Апелляционное определение Московского городского суда от 30 сентября 2013 N 11-24413/13

По смыслу ст. 64 ФЗ [Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", судебному приставу-исполнителю предоставлено право самостоятельно определять вид исполнительных действий, подлежащих применению в конкретных спорных правоотношениях, если это обусловлено необходимостью обеспечения своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

При таких обстоятельствах, с учетом приведенных норм права а также того факта, что приставом установлен факт неисполнения должником в установленный срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что судебным приставом-исполнителем не было допущено нарушений закона, в том числе принципов, установленных в статье 4 ФЗ [Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" - законности, уважения чести и достоинства, соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения. Должником не было представлено доказательств того, что не исполнение им исполнительного документа вызвано чрезвычайными, объективно непреодолимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимся вне его контроля, при соблюдении им той заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения своих обязанностей.

При этом наличие у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, достаточное для погашения долга (на что неоднократно ссылалась сторона заявителя в ходе судопроизводства), а также то, что должником оплачивается обучение ребенка в школе в связи с чем, по его мнению, на момент вынесения обжалуемого постановления отсутствовала задолженность, не является обстоятельством, препятствующим применению в отношении такого должника мер по ограничению выезда за пределы РФ и не может свидетельствовать о незаконности принятой судебным приставом-исполнителем меры.


4.7. Если каждое из неисполненных должником имущественных требований не превышает установленный законом минимальный размер задолженности, при наличии которого может быть установлено временное ограничение на выезд должника из РФ, а общий объём неисполненных должником имущественных требований по сводному исполнительному производству превышает этот размер, то установление такого ограничения допустимо


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства"

Если каждое из неисполненных должником имущественных требований не превышает минимальный размер задолженности, определённый частью 1 статьи 67 [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] об исполнительном производстве, при наличии которого может быть установлено временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации, а общий объём неисполненных должником имущественных требований по сводному исполнительному производству превышает этот размер, то по смыслу статей 4, 64 и 67 названного [Федерального] Закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] установление временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации допустимо.


4.8. Ограничение на выезд из РФ, наложенное судебным приставом-исполнителем, не является абсолютным, действует только в течение сроков, максимальный предел которых установлен законом


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства"

В случаях, когда в соответствии с пунктом 4 статьи 67 Закона об исполнительном производстве взыскатель или судебный пристав-исполнитель обращаются в суд с заявлением об установлении временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации, срок действия такого временного ограничения по общему правилу устанавливается судом с учётом конкретных обстоятельств дела, но не более срока, указанного заявителем.

Окончание исполнительного производства, в частности в связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе, либо прекращение исполнительного производства влекут за собой в силу закона отмену судебным приставом-исполнителем установленных для должника ограничений и в том случае, когда временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации было установлено судом (часть 1 статьи 44, часть 4 статьи 47 Закона об исполнительном производстве).


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 04 июня 2014 г. по делу N 33-1148/2014

Временное ограничение права гражданина на выезд из Российской Федерации возможно в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных на него судом. Данная мера призвана защищать права взыскателя, ограничение же, наложенное судебным приставом, не является абсолютным, действует только в течение сроков, максимальный предел которых установлен Законом.


Кассационное определение Верховного суда Республики Карелия от 17 января 2012 г. по делу N 33-169/2012

Временное ограничение права гражданина на выезд из Российской Федерации возможно в случае его уклонения от исполнения обязательств, наложенных на него судом. Такая предусмотренная законом мера направлена на защиту прав граждан и юридических лиц, являющихся взыскателями по возникшим перед ними обязательствам. Ограничение же, наложенное судебным приставом, не является абсолютным, действует только в течение сроков, максимальный предел которых установлен в этом же Федеральном законе [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"], и направлено на выполнение задач исполнительного производства.


Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 02 сентября 2015 г. по делу N 33-13782/2015

Пунктом 15 части 1 статьи 64 Федерального закона от 02.10.07 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" предусмотрено, что в процессе исполнения требований исполнительных документов, судебный пристав-исполнитель вправе устанавливать временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 67 Федерального закона от 02.10.07 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" при неисполнении должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе, сумма задолженности по которому превышает десять тысяч рублей, или исполнительном документе неимущественного характера, выданных на основании судебного акта или являющихся судебным актом, судебный пристав-исполнитель вправе по заявлению взыскателя или собственной инициативе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

Из анализа приведенных выше норм права следует, что временное ограничение права на выезд из Российской Федерации возможно в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных судом. Такая предусмотренная законом мера направлена на защиту прав лиц, являющихся взыскателями по возникшим перед ними обязательствам. Ограничение же, наложенное судебным приставом, не является абсолютным, действует только в течение сроков, максимальный предел которых установлен в этом же Федеральном законе.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского областного суда от 22 января 2014 г. по делу N 33-586

Временное ограничение права на выезд из Российской Федерации возможно в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных судом. Такая предусмотренная законом мера направлена на защиту прав граждан, являющихся взыскателями по возникшим перед ними обязательствам. Ограничение же, наложенное судебным приставом, не является абсолютным, действует только в течение сроков, максимальный предел которых установлен в этом же Федеральном законе [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"].


Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда Самарской области от 15 ноября 2013 г. по делу N 33-10982/2013

Судебная коллегия указала, что по смыслу положений Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" для установления ограничения выезда из Российской Федерации достаточно факта наличия задолженности. Данная мера призвана защищать права взыскателя, ограничение же, наложенное судебным приставом, не является абсолютным, действует только в течение сроков, максимальный предел которых установлен Законом.


4.9. Вопросы, связанные с установлением должнику временного ограничения на выезд из РФ, рассматриваются судом общей юрисдикции


Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства"

В случае неисполнения гражданином исполнительных документов несудебных органов временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации вне зависимости от его статуса (физическое лицо, индивидуальный предприниматель, должностное лицо) устанавливается судом общей юрисдикции (часть 4 статьи 67 Закона об исполнительном производстве).

При исполнении исполнительных документов, выданных на основании судебного акта или являющихся судебными актами, временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации устанавливается не судом, а судебным приставом-исполнителем по заявлению взыскателя либо по собственной инициативе (части 1-3 статьи 67 Закона об исполнительном производстве).

Рассмотрение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации относится к компетенции арбитражного суда, если такое ограничение установлено в рамках исполнительного производства, возбуждённого на основании исполнительного документа арбитражного суда, а если такое ограничение установлено в рамках исполнительного производства, возбуждённого на основании исполнительного документа суда общей юрисдикции, - к компетенции суда общей юрисдикции.


Обобщение Верховного Суда РТ "По результатам изучения судебной практики по гражданским делам, связанным с деятельностью судебных приставов-исполнителей"

Согласно части 4 статьи 67 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве", если исполнительный документ не является судебным актом и выдан не на основании судебного акта, то взыскатель или судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд с заявлением об установлении для должника временного ограничения на выезд из Российской Федерации. Однако данный [Федеральный] Закон [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"] не установил, каким судом будет рассматриваться указанное заявление. Этот пробел судами трактуется по-разному.

Поскольку установление временного ограничения на выезд должника из Российской Федерации в соответствии со статьей 64 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" относится к исполнительным действиям, соответственно, вопрос об ограничении права должника на выезд может быть рассмотрен как арбитражным судом, так и судом общей юрисдикции.

Согласно первой позиции, если исходить из критериев разграничения компетенции арбитражного суда и суда общей юрисдикции (вид исполнительного документа и статус должника), то заявление об ограничении права должника на выезд из Российской Федерации будет рассматриваться арбитражным судом в случае возбуждения исполнительного производства на основании исполнительного документа, выданного несудебным органом, и в отношении индивидуального предпринимателя. Согласно второй позиции рассмотрение такого заявления не относится к компетенции арбитражного суда, поскольку данное ограничение связано в первую очередь со статусом гражданина Российской Федерации, а не со статусом должника и его экономической деятельностью, так как ограничивается конституционное право личности на свободу передвижения (ст. 27 Конституции Российской Федерации).

На наш взгляд, рассмотрение вопросов о реализации таких прав не может быть отнесено к компетенции арбитражного суда и данный вопрос подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции в порядке, определенном Разделом 7 Гражданского процессуального кодекса РФ.


Постановление Президиума Верховного Суда Республики Мордовия от 11 марта 2010 г.

Суд первой инстанции пришел к однозначному выводу о том, что спор между налоговым органом (взыскателем) и индивидуальным предпринимателем Л. (должником) связан с осуществлением Л. предпринимательской деятельности и носит экономический характер, с чем согласился и суд кассационной инстанции.

Однако применительно к данному делу судам надлежало учесть, что об установлении временного ограничения на выезд из Российской Федерации затрагивает права и законные интересы Л. не как индивидуального предпринимателя в сфере его предпринимательской деятельности, и как гражданина в сфере осуществления им конституционного права свободно выезжать за пределы Российской Федерации, гарантированного статьей 27 (час 2) Конституции Российской Федерации.

При таких обстоятельствах по характеру спорных правоотношений дело по заявлению ИФНС России по Ленинскому району г. Саранска об установлении для Л. временного ограничения на выезд из Российской Федерации не может быть отнесено к экономическим либо иным, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности, спорам. Таким образом, заявление ИФНС России по Ленинскому району г. Саранска независимо от субъектного состава подведомственно суду общей юрисдикции.


4.10. Вопрос об установлении для должника временного ограничения на выезд из РФ рассматривается судом с обязательным привлечением и извещением сторон исполнительного производства (взыскателя и должника) и судебного пристава-исполнителя


Обобщение Верховного Суда РТ "По результатам изучения судебной практики по гражданским делам, связанным с деятельностью судебных приставов-исполнителей"

В соответствии с пунктом 5 статьи 15 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", пунктом 15 части 1 статьи 64, статьей 67 Федерального закона [от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ] "Об исполнительном производстве" право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случае уклонения должника от исполнения требований исполнительных документов.

Рассматривая такие дела, суды не всегда правильно разрешают поставленные перед ними вопросы.

Вопрос об установлении для должника временного ограничения на выезд из Российской Федерации должен рассматриваться с обязательным привлечением и извещением сторон исполнительного производства (взыскателя и должника) и судебного пристава-исполнителя. Неявка заинтересованных лиц не является препятствием для разрешения поставленного вопроса. По результатам судебного заседания судом выносится определение об ограничении прав на выезд или об отказе в этом. Копия определения в обязательном порядке должна быть направлена сторонам исполнительного производства и судебному приставу-исполнителю. Данное определение может быть обжаловано заинтересованными лицами.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Закон об исполнительном производстве" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Закона Российской Федерации от 02.10.2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на декабрь 2019 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Закон об исполнительном производстве" использованы авторские материалы, предоставленные кандидатом юридических наук, государственным советником юстиции РФ 3 класса Д. И. Тисленко, кандидатом юридических наук Д.В. Лоренцем, Азымовой М.Р., Комлевым Е.Ю., Рожковой Ю.Е., Шумилиным П., Михайлевской М.