Энциклопедия судебной практики. Нарушение санитарно-эпидемиологических правил (Ст. 236 УК)

Энциклопедия судебной практики
Нарушение санитарно-эпидемиологических правил
(Ст. 236 УК)

 

Перейти к позициям высших судов

 

1. Обязательность соблюдения санитарно-эпидемиологических правил и общие требования к ним

 

1.1. Определение санитарно-эпидемиологических норм и правил дано в Федеральном законе от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения"

 

Решение Верховного Суда РФ от 5 ноября 2015 г. N АКПИ15-1059

Отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией Российской Федерации прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду, регулируются Федеральным законом от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения".

В соответствии с абзацем десятым статьи 1 названного Федерального закона санитарно-эпидемиологические требования - это обязательные требования к обеспечению безопасности и (или) безвредности для человека факторов среды обитания, условий деятельности юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, используемых ими территорий, зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования, транспортных средств, несоблюдение которых создаёт угрозу жизни или здоровью человека, угрозу возникновения и распространения заболеваний и которые устанавливаются государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и гигиеническими нормативами, а в отношении безопасности продукции и связанных с требованиями к продукции процессов её производства, хранения, перевозки, реализации, эксплуатации, применения (использования) и утилизации, которые устанавливаются документами, принятыми в соответствии с международными договорами Российской Федерации, и техническими регламентами.

 

1.2. Нормы ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" имеют общий характер и регулируют отношения, в том числе связанные с предупреждением распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений)

 

Решение Верховного Суда РФ от 10 июня 2016 г. N АКПИ16-290

Нормы Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ, предусматривая требования к обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, имеют общий характер и регулируют отношения, в том числе связанные с предупреждением возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений).

 

1.3. Федеральный закон от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ закрепил обязательность санитарно-эпидемиологических правил

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 22)

Соблюдение санитарных правил, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц (ч. 3 ст. 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", пункты 1.3, 2.6, 2.7, 10.1, 13.1 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1/3.2.3146-13 "Общие требования по профилактике инфекционных и паразитарных болезней", утвержденных постановлением Врио Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 16 декабря 2013 г. N 65).

 

1.4. Санитарно-эпидемиологические правила обязательны для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц

 

Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2013 г. N 1239-О

В целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду (статьи 41 и 42 Конституции Российской Федерации) Федеральным законом "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" предусмотрено утверждение федеральных санитарных правил, которые являются обязательными как для граждан, так и для индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

 

1.5. Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утверждается Правительством РФ исходя из высокого уровня первичной инвалидности и смертности населения, а также снижения продолжительности жизни

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 22)

Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утверждается Правительством Российской Федерации исходя из высокого уровня первичной инвалидности и смертности населения, снижения продолжительности жизни заболевших.

 

1.6. Ответственность может наступать за нарушение только таких санитарно-эпидемиологических правил, которые утверждены государственным органом в пределах его полномочий, надлежаще зарегистрированы и опубликованы

 

Решение Верховного Суда РФ от 10 июня 2016 г. N АКПИ16-290

Нормативными правовыми актами, устанавливающими санитарно-эпидемиологические требования, являются государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила, санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы); санитарные правила, утверждённые Роспотребнадзором, подлежат государственной регистрации.

В силу пунктов 8, 9 Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций или имеющие межведомственный характер, прошедшие государственную регистрацию в Минюсте России, подлежат обязательному официальному опубликованию, кроме актов или отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти в течение 10 дней после дня их государственной регистрации подлежат официальному опубликованию в "Российской газете" или Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, издаваемом еженедельно государственным учреждением - издательством "Юридическая литература" Администрации Президента Российской Федерации, и размещению (опубликованию) на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru).

Таким образом, оспариваемые в части нормативные правовые акты утверждены постановлениями Главного государственного санитарного врача Российской Федерации как руководителем Роспотребнадзора в пределах предоставленных ему полномочий и изданы с соблюдением требований, установленных для их государственной регистрации и опубликования.

 

1.7. Ответственность может наступать за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, установленных не только федеральным органом, но и субъектом РФ в пределах его полномочий

 

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2018) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28 марта 2018 г.) (пункт 37)

Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду регулируется Федеральным законом от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", согласно п. 2 ст. 2 которого полномочиями в названной сфере общественных отношений обладают наряду с Российской Федерацией и субъекты Российской Федерации, расходным обязательством которых является осуществление мер по предупреждению эпидемий и ликвидации их последствий и которые вправе осуществлять в названной сфере правовое регулирование (ст. 6 этого же закона).

Между тем, такое регулирование не может быть произвольным и должно осуществляться в соответствии с федеральным законодательством, в пределах предоставленных полномочий и не нарушать принцип разделения вопросов ведения между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации.

 

1.8. Государственным органом, утверждающим санитарно-эпидемиологические правила, является Роспотребнадзор

 

Решение Верховного Суда РФ от 5 июня 2020 г. N АКПИ20-217

Роспотребнадзор в соответствии с п. 1 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 322, является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере защиты прав потребителей, здорового питания, в области организации питания, обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, материалов и изделий, контактирующих с пищевыми продуктами, разработке и утверждению государственных санитарно-эпидемиологических правил и гигиенических нормативов, а также по организации и осуществлению федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора и федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей.

 

1.9. Дискреция органа власти, уполномоченного утверждать санитарно-эпидемиологические правила, ограничена Конституцией и законодательством РФ

 

Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 2101-О

Дискреция федерального органа исполнительной власти, уполномоченного утверждать федеральные санитарные правила, ограничена требованиями Конституции Российской Федерации, в том числе в ее истолковании Конституционным Судом Российской Федерации, а также законодательства Российской Федерации.

 

1.10. Санитарно-эпидемиологические правила не должны противоречить нормативно-правовым актам большей юридической силы

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Решение Верховного Суда РФ от 8 ноября 2011 г. N ГКПИ11-1654

Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 14 ноября 2001 г. N 36, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 22 марта 2002 г., регистрационный N 3326, введены в действие с 1 июля 2002 г. санитарно-эпидемиологические правила и нормативы СанПиН 2.3.2.1078-01 "Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов".

С доводом заявителя о незаконности установления в оспариваемом предписании допустимого уровня содержания токсичного элемента кадмия в арахисе для промышленной переработки в размере не более 0,1 мг/кг суд согласиться не может, так как каких-либо нормативных правовых актов большей юридической силы, закрепляющих большее предельно допустимое значение содержания кадмия в арахисе, не имеется.

 

1.11. Санитарно-эпидемиологические правила имеют большую юридическую силу по сравнению с нормами охраны труда, строительными, ветеринарными и фитосанитарными нормами

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Решение Верховного Суда РФ от 5 ноября 2015 г. N АКПИ15-1059

Согласно пункту 4 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ нормативные правовые акты, касающиеся вопросов обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, принимаемые федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, решения юридических лиц по указанным вопросам, строительные нормы и правила, правила охраны труда, ветеринарные и фитосанитарные правила не должны противоречить санитарным правилам.

Установлена большая юридическая сила санитарных правил относительно упоминаемых в них нормативных правовых актов, а также актов технического регулирования и иных актов.

 

1.12. Ограничения, установленные санитарно-эпидемиологическими правилами, не должны быть чрезмерными

 

Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 2101-О

В целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду (статьи 41 и 42 Конституции Российской Федерации) оспариваемые заявителем законоположения наделяют федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, полномочиями по разработке и утверждению в соответствии с законодательством Российской Федерации общеобязательных федеральных санитарных правил.

Вместе с тем, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, вводя федеральным законом ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями, государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры (средства); данное конституционное требование обращено не только к законодателю, но и к правоприменительным органам (Постановление от 27 декабря 2012 года N 34-П, определения от 16 июля 2013 года N 1239-О и от 2 июля 2015 года N 1523-О).

 

1.13. Ответственность не может наступать за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, утративших силу

 

Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2013 г. N 1184-О

Оспаривая конституционность норм Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", заявительница указывает, что они допускают применение недействующих санитарных правил. Между тем сами по себе оспариваемые положения пункта 2 статьи 37, абзаца восьмого пункта 2 статьи 38 и пункта 1 статьи 39 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" не допускают и не предполагают возможность применения федеральных санитарных правил, утративших силу.

 

1.14. Санитарно-эпидемиологические правила необходимо отличать от организационно-распорядительных актов Роспотребнадзора, не имеющих нормативно-правового значения

 

Решение Верховного Суда РФ от 5 июня 2020 г. N АКПИ20-217

В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. N 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами" разъяснено, что признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений. Существенными признаками, характеризующими акты, содержащие разъяснения законодательства и обладающие нормативными свойствами, являются: издание их органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, уполномоченными организациями или должностными лицами, наличие в них результатов толкования норм права, которые используются в качестве общеобязательных в правоприменительной деятельности в отношении неопределенного круга лиц.

Письмо не обладает названными признаками нормативного правового акта, а также признаками акта, содержащего разъяснения законодательства и обладающего нормативными свойствами, носит организационно-распорядительный характер, не содержит норм права, обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений. Его содержание основано на разъяснении, изложенном в письме ЕАК от 20 декабря 2019 г. N НВ-3122/1, которое доведено Руководителем Роспотребнадзора в соответствии с полномочиями в установленной сфере деятельности до своих территориальных органов, и им же поручено принять меры по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения Российской Федерации.

 

1.15. Клинические рекомендации, утвержденные Минздравом РФ, не считаются санитарно-эпидемиологическими нормами и правилами

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Решение Верховного Суда РФ от 18 апреля 2019 г. N АКПИ19-115

В настоящее время Клинические рекомендации не носят обязательный характер и используются при оказании медицинской помощи на добровольной основе.

Минздрав России, являясь в силу пункта 1 Положения о Министерстве здравоохранения Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 19 июня 2012 г. N 608, федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, обязательного медицинского страхования, обращения лекарственных средств для медицинского применения, включая вопросы организации профилактики заболеваний, в том числе инфекционных заболеваний и СПИДа, медицинской помощи, санитарно-эпидемиологического благополучия населения (за исключением разработки и утверждения государственных санитарно-эпидемиологических правил и гигиенических нормативов), организацию среднего профессионального, высшего и дополнительного профессионального медицинского и фармацевтического образования, Письмом направил Клинические рекомендации в органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения, медицинские организации, в том числе противотуберкулезные, для использования в работе при организации медицинской помощи, а также в учебном процессе.

Письмо не обладает нормативными свойствами, поскольку не содержит положений, разъясняющих законодательство.

 

1.16. Санитарно-эпидемиологические правила, обязывающие использовать товары конкретных торговых марок, считаются незаконными

 

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

 

Решение Верховного Суда РФ от 2 апреля 2018 г. N АКПИ18-91

СанПиН 2.1.4.2496-09 устанавливают гигиенические требования к качеству воды и организации систем централизованного горячего водоснабжения, а также правила контроля качества воды, подаваемой системами централизованного горячего водоснабжения, и являются обязательными для исполнения всеми юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями, чья деятельность связана с организацией и (или) обеспечением систем централизованного горячего водоснабжения.

Устанавливая требования к стабилизационной обработке горячей воды СанПиН 2.1.4.2496-09 в пункте 3.3.4 предусматривает использование для противонакипной обработки воды реагентов "СИЛИФОС", силиката натрия и других, разрешенных для применения в установленном порядке, а для антикоррозионной и противонакипной обработки воды - ингибиторов комплексного действия ("Эктоскейл", "ОПТИОН"). Упоминание в нормативном правовом акте конкретных торговых марок, служащих для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, не соответствует требованиям антимонопольного законодательства Российской Федерации.

 

2. Санитарные нормы и правила, которые могут учитываться в целях привлечения к ответственности по ст. 236 УК РФ

 

2.1. Поскольку диспозиция ст. 236 УК РФ является бланкетной, в обвинении должны быть указаны конкретные санитарно-эпидемиологические правила, нарушенные обвиняемым (подсудимым)

 

Итоги работы судов Тверской области по результатам проверки уголовных дел Судебной коллегией по уголовным делам Тверского областного суда в 2014 году. Анализ причин отмены и изменения судебных решений

Приговор Пролетарского районного суда г. Твери от 10 сентября 2014 года в отношении Ф., осужденного по ч. 1 ст. 236 УК РФ к штрафу в размере 60000 рублей; Т., осужденного по ч. 1 ст. 236 УК РФ к штрафу в размере 50000 рублей, отменен с возвращением уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, в связи с нарушением судом требований ч. 2 ст. 252 УПК РФ и ст. 47 УПК РФ, а также права на защиту Ф., которое выразилось в изменении обвинения с п. "а" ч. 2 ст. 238 УК РФ на ч. 1 ст. 236 УК РФ, диспозиция которой носит бланкетный характер, а вмененные Ф. конкретные пункты санитарно-эпидемиологических правил 2.3.6. 1079-01 от 6.11.2001 года и ст. 11 ФЗ N 52 от 30.03.1999 года "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", нарушение которых, по мнению государственного обвинителя, повлекли наступление последствий, указанных в ч. 1 ст. 236 УК РФ, тогда как в ранее предъявленном Ф. обвинении нарушение конкретных пунктов (статей) указанных нормативных положений не вменялось.

Примечание

Основанием для привлечения к ответственности по ст. 236 УК РФ может быть признано, в частности, нарушение Санитарно-эпидемиологических требований к организации питания обучающихся в общеобразовательных учреждениях, учреждениях начального и среднего профессионального образования (СанПиН 2.4.5.2409-08), Санитарно-эпидемиологических требований к организациям общественного питания, изготовлению и оборотоспособности в них пищевых продуктов и продовольственного сырья (СП 2.3.6.1079-01) (смотрите приговор Прибайкальского районного суда Республики Бурятия от 23 августа 2019 г. по делу N 1-128/2019). Далее в теме 2 настоящего Обзора приводится судебная практика об обжаловании санитарных норм и правил, нарушение которых не исключает уголовно-правовые последствия.

2.2. Санитарные правила "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов. СП 2.3.6.1066-01" являются законными

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Решение Верховного Суда РФ от 5 ноября 2015 г. N АКПИ15-1059

Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 6 сентября 2001 г. утверждены санитарные правила "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов. СП 2.3.6.1066-01" (далее - Санитарные правила), которые введены в действие с 1 января 2002 г. постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 7 сентября 2001 г. N 23.

Оспариваемый нормативный правовой акт утверждён Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий. Санитарные правила зарегистрированы 28 сентября 2001 г. в Минюсте России, регистрационный номер 2956, и опубликованы 8 октября 2001 г. в издании "Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти", N 41, 10 октября 2001 г. в "Российской газете".

Имея своей целью предотвращение возникновения и распространения инфекционных и неинфекционных заболеваний (отравлений) среди населения Российской Федерации, Санитарные правила в оспариваемой части не содержат предписаний, которые по своему правовому регулированию нарушают права граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду, гарантированные Конституцией РФ (часть 1 статьи 41 и часть 1 статьи 42 соответственно).

 

2.3. Санитарно-эпидемиологические правила СанПиН 2.1.3.2630-10 "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность" и Санитарно-эпидемиологических правила СП 3.1.5.2826-10 "Профилактика ВИЧ-инфекции" являются законными

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Решение Верховного Суда РФ от 10 июня 2016 г. N АКПИ16-290

Доводы административного истца о противоречии санитарных правил СанПиН 2.1.3.2630-10 и СП 3.1.5.2826-10 в оспариваемых частях нормативным правовым актам, указанным им в административном исковом заявлении, следует признать неправильными, так как они основаны на нормативных правовых актах, действующих в области охраны труда, имеющей по сравнению со сферой охраны здоровья гражданина или обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения иной предмет регулирования. Нормативные правовые акты Минздрава России, которые приведены административным истцом в обоснование его требований, не имеют большей юридической силы по сравнению с оспариваемыми нормативными положениями.

Предусмотренные санитарными правилами СанПиН 2.1.3.2630-10 и СП 3.1.5.2826-10 требования направлены не только на выявление заболевания у соответствующих медицинских работников и его дальнейшую профилактику, но имеют своей целью предупреждение возникновения и распространения ВИЧ-инфекции среди населения, что не снижает уровень гарантий государства, установленных статьёй 4 Федерального закона от 30 марта 1995 г. N 38-ФЗ, в число которых входит и эпидемиологический надзор за распространением ВИЧ-инфекции на территории Российской Федерации.

Регулирующее воздействие названных санитарных правил на отношения, возникающие в связи с осуществлением медицинской деятельности, направлено не только на проведение необходимых профилактических и противоэпидемических мероприятий, связанных с условиями и охраной труда персонала, хирургический профиль работы которого может не исключать случаев небезопасного контакта с кровью или иными материалами, заражёнными вирусом иммунодефицита человека, но и на обеспечение приоритета интересов пациента при оказании медицинской помощи и охраны его здоровья. Осуществляемое регулирование обеспечивает право каждого на охрану здоровья (часть 1 статьи 41 Конституции РФ) и соответствует требованиям Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ и Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ.

 

2.4. Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.2.3114-13 "Профилактика туберкулеза" являются законными

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Решение Верховного Суда РФ от 17 февраля 2015 г. N АКПИ14-1454

Оспариваемый заявителем пункт 1.3 [Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13 "Профилактика туберкулеза" (далее - Правила), утв. постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 22.10.2013 г. N 60, зарегистрированном в Минюсте РФ 6.05.2014 г., регистрационный N 32182] полностью соответствует [ст. 10, п. 3 ст. 39 Федерального закона от 30.03.1999 г. N 52-ФЗ] и фактически их воспроизводит.

Статья 10 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ предусматривает, что граждане обязаны заботиться о здоровье, гигиеническом воспитании и об обучении своих детей и не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

Установленное вторым абзацем п. 5.7 Правил требование о допуске детей, туберкулинодиагностика которым не проводилась, в детскую организацию при наличии заключения врача-фтизиатра об отсутствии заболевания, направлено на предупреждение возникновения, распространения туберкулеза, а также соблюдение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

Поскольку оспариваемые нормативные положения не нарушают права и законные интересы заявителя, не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, то в соответствии с ч. 1 ст. 253 ГПК РФ в удовлетворении заявленных требований надлежит отказать.

 

2.5. Санитарные нормы СанПиН 2.1.4.1110-02, Санитарно-эпидемиологические правила СП 2.2.1.1312-03 и Санитарные правила СанПиН 2.1.5.980-00 являются законными

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Решение Верховного Суда РФ от 20 декабря 2017 г. N АКПИ17-833

Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 14 марта 2002 г. N 10 введены в действие с 1 июня 2002 г. санитарные правила и нормативы "Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения. СанПиН 2.1.4.1110-02", утвержденные Главным государственным санитарным врачом РФ 26 февраля 2002 г. (далее - СанПиН 2.1.4.1110-02). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции РФ 24 апреля 2002 г., регистрационный номер 3399, опубликован в "Российской газете" 8 мая 2002 г., "Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти" 13 мая 2002 г., N 19.

Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 30 апреля 2003 г. N 88 введены в действие с 25 июня 2003 г. санитарно-эпидемиологические правила "Гигиенические требования к проектированию вновь строящихся и реконструируемых промышленных предприятий. СП 2.2.1.1312-03", утвержденные Главным государственным санитарным врачом РФ 22 апреля 2003 г. (далее - СП 2.2.1.1312-03). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 19 мая 2003 г., регистрационный номер 4567, опубликован в "Российской газете" 20 июня 2003 г.

Санитарные правила и нормы СанПиН 2.1.5.980-00 "2.1.5. Водоотведение населенных мест, санитарная охрана водных объектов. Гигиенические требования к охране поверхностных вод" (далее - СанПиН 2.1.5.980-00) утверждены Главным государственным санитарным врачом РФ 22 июня 2000 г. и введены в действие с 1 января 2001 г. Источник публикации: М., Федеральный центр госсанэпиднадзора Минздрава России, 2000, "Бюллетень нормативных и методических документов госсанэпиднадзора", N 2, 2001 (по заключению Минюста России документ в государственной регистрации не нуждается, письмо от 1 ноября 2000 г. N 9295-ЮД).

Оспариваемые положения нормативных правовых актов направлены на охрану источников водоснабжения, поскольку согласно п. 1 ст. 19 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" питьевая вода должна быть безопасной в эпидемиологическом и радиационном отношении, безвредной по химическому составу и должна иметь благоприятные органолептические свойства, и не могут рассматриваться как нарушающие права административных истцов на благоприятную окружающую среду.

 

2.6. СанПиН 2.3.2.1078-01 "Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов" являются законными

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 27 декабря 2011 г. N КАС11-746

Постановлением Главного санитарного врача РФ от 14 ноября 2001 г. N 36 с 1 июля 2002 г. введены в действие санитарно-эпидемиологические правила и нормативы СанПиН 2.3.2.1078-01 "Гигиенические требования к безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов" (далее - СанПиН). Постановление зарегистрировано в Министерстве юстиции РФ 22 марта 2002 г., регистрационный номер 3326, опубликовано в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 3 июня 2002 г., N 22 (до прил. 1 включительно), Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 10 июня 2002 г., N 23 (окончание), "Российской газете" 15 июня 2002 г. Пунктом 1.7.1 Приложения 1 к СанПиН, в частности, для семян арахиса допустимый уровень токсичного элемента кадмия определен как не более 0,1 мг\кг.

Исходя из положений статей 38, 39 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", а также пунктов 3, 6 Положения об осуществлении государственного санитарно-эпидемиологического надзора РФ, утверждённого постановлением Правительства РФ от 15 сентября 2005 г. N 569, суд пришёл к правильному выводу о том, что оспариваемое заявителем предписание пункта 1.7.1 Приложения 1 к СанПиН не противоречит вышеприведённым законоположениям.

 

2.7. Санитарно-эпидемиологические правила 2.1.5.2582-10 "Санитарно-эпидемиологические требования к охране прибрежных вод морей от загрязнения в местах водопользования населения" являются законными

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Решение Верховного Суда РФ от 14 марта 2013 г. N АКПИ13-53

Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 27 февраля 2010 г. N 15 утверждены и введены в действие с 5 апреля 2010 г. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы 2.1.5.2582-10 "Санитарно-эпидемиологические требования к охране прибрежных вод морей от загрязнения в местах водопользования населения" (далее - СанПиН 2.1.5.2582-10). Постановление зарегистрировано Министерством юстиции РФ 23 марта 2010 г., N 167003, опубликовано в "Российской газете" 26 марта 2010 г.

Оспариваемые положения [пункта 4.7.1 и таблицы 3 СанПиН 2.1.5.2582-10] не противоречат части 4 статьи 44 Водного кодекса РФ, согласно которой сброс сточных вод и (или) дренажных вод может быть ограничен, приостановлен или запрещен по основаниям и в порядке, которые установлены федеральными законами, поскольку СанПиН 2.1.5.2582-10 не устанавливают запрет или ограничение на сброс сточных вод, а лишь регламентируют условия сброса сточных вод в охраняемых районах с целью предупреждения или устранения существующего загрязнения прибрежных вод морей, которое может привести к развитию интоксикаций, возникновению инфекционных, паразитарных заболеваний, кожно-раздражающего действия и снижению оздоравливающего эффекта морского водопользования населения.

Нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу по отношению к оспариваемым СанПиН 2.1.5.2582-10, которые бы устанавливали иную протяженность глубоководных выпусков, чем предусмотрено таблицей 3, либо иной порядок их определения не имеется. Учитывая, что оспариваемые нормативные положения не противоречат федеральному законодательству, прав и свобод заявителя не нарушают, суд в соответствии с ч. 1 ст. 253 ГПК РФ принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.

 

2.8. Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.3.2352-08 "Профилактика клещевого вирусного энцефалита" являются законными

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Решение Верховного Суда РФ от 7 декабря 2015 г. N АКПИ15-1239

Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.3.2352-08 "Профилактика клещевого вирусного энцефалита" (далее - Санитарные правила) утверждены постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 7 марта 2008 г. N 19. Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции РФ 1 апреля 2008 г., регистрационный номер 11446, опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 12 мая 2008 г., N 19.

Оспариваемые Санитарные правила устанавливают требования в области профилактики и борьбы с клещевым вирусным энцефалитом. Предусмотренные пунктом 8.4.1 Санитарных правил требования об обработке акарицидом наиболее часто посещаемых населением участков территорий (мест массового отдыха, летних оздоровительных лагерей и детских образовательных организаций, прилегающих к ним территорий не менее 50 м) относятся к профилактическим мероприятиям. По смыслу данной нормы Санитарных правил условием обработки является наличие эпидемиологических показаний на участке высокого риска заражения людей клещевым энцефалитом. При этом данная норма определяет места, где должны проводиться обработки акарицидом.

Оспариваемые положения нормативного правового акта предоставляют правоприменителю право в каждом конкретном случае принять во внимание все обстоятельства дела (содержание санитарных правил, характер их нарушения, наличие реального вреда и его объем, последствия применения в отношении нарушителя той или иной меры государственного принуждения) и, руководствуясь требованием нахождения баланса прав и интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, и граждан, чьи права и интересы затрагиваются этой деятельностью, применить меру государственного принуждения, соразмерную совершенному нарушению санитарных правил.

В удовлетворении административного искового заявления отказать.

 

3. Причинная связь между нарушением санитарно-эпидемиологических правил и массовым заболеванием (отравлением)

 

3.1. Для привлечения к ответственности по ст. 236 УК РФ необходимо доказать причинную связь между нарушением санитарно-эпидемиологических правил и массовым заболеванием (отравлением)

 

Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 19 мая 2015 г. по делу N 22-2745/2015

К. и Д. признаны виновными в нарушении санитарно-эпидемиологических правил, повлекшем по неосторожности массовое заболевание людей.

Судом установлена причинно-следственная связь между нарушениями санитарно-эпидемиологического законодательства по обеспечению санитарно-эпидемиологических требований к пищевым продуктам и организации питания населения, выразившихся в нарушении 16 октября 2013 года К. - п. 6.11, п. 8.22 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 9.3 СП 2.3.6.1079-01, Д. - п. 6.11 СанПиН 2.4.5.2409-08 при приготовлении пищи (борща и котлет из говядины), и распространением сальмонеллеза с последующим массовым (172 случая) заболеванием людей в период с 16 октября по 01 ноября 2014 года.

Действия К. и Д. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 236 УК РФ.

 

3.2. Причинная связь между нарушением санитарно-эпидемиологических правил и массовым заболеванием (отравлением) может подтверждаться актами санитарно-эпидемиологического или эпидемиологического расследования, заключением эпидемиологической экспертизы, показаниями свидетелей

 

Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 19 мая 2015 г. по делу N 22-2745/2015

К. и Д. признаны виновными в нарушении санитарно-эпидемиологических правил, повлекшем по неосторожности массовое заболевание людей.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, заслушав стороны, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Вывод суда о доказанности вины осужденных К. и Д. в совершении преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах:

актом санитарно-эпидемиологического расследования от 07 ноября 2013 года, из которого следует, что выявлены нарушения технологии приготовления борща К. 16 октября 2013 г., повлекшее нарушения п. 6.11, п. 8.22 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 9.3 СП 2.3.6.1079-01, а также выявлены нарушения технологии приготовления котлет из говядины Д. 16 октября 2013 г., повлекшее нарушения п. 6.11, п. 8.8 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 8.5 СП 2.3.6.1079-01;

актом эпидемиологического расследования очага сальмонеллезной инфекции с установлением причинно-следственной связи от 15 ноября 2013 г., из которого следует, что причиной возникновения вспышки сальмонеллеза послужило употребление готовых блюд, приготовленных 16 октября 2013 г. на пищеблоке МАОУ "СОШ N **" ИП В3. с грубым нарушением технологии приготовления (борщ, котлета из говядины) и реализованных с нарушением сроков (борщ);

заключением эпидемиологической экспертизы от 01 апреля 2014 г., согласно которого причиной вспышки массового заболевания людей в период с 16 октября по 01 ноября 2013 г. в МАОУ "СОШ N **" явилась сальмонеллезная инфекция; источником ее распространения может являться только животное, птица (курица); механизм распространения (путь передачи) инфекции - пищевой и в 100% случаев связан с употреблением пищевых продуктов, приготовленных 16 октября 2013 г. на пищеблоке ИП В3, где установлен факт нарушения технологии приготовления, реализации, хранения готовых блюд 16 октября 2013 г. (борщ со сметаной, котлета из говядины); появление возбудителя инфекции в готовых блюдах произошло в результате несоблюдения санитарно-эпидемиологического законодательства по обеспечению санитарно-эпидемиологических требований к пищевым продуктам и организации питания населения: ст. 15, ст. 17 ФЗ N 52 от 30.03.1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", п. 6.11, п. 8.8, п. 8.22 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 8.5, п. 9.3 СП 2.3.6.1079-01;

заключением дополнительной эпидемиологической экспертизы от 08 мая 2014 г., согласно которого материалами эпидемиологического расследования от 15 ноября 2013 г. подтвержден вывод о причине возникновения вспышки сальмонеллеза; промежуточным фактором передачи возбудителя инфекции явилось мясо кур, установлен механизм инфицирования готовых блюд (борща и котлет) в результате нарушения технологии приготовления и сроков реализации, исключена в качестве источника возбудителя инфекции сотрудница пищеблока; проведена достаточная для выводов оценка технологии приготовления блюд; выделение ДНК Salmonella из котлеты и борща не исключает, что в момент исследования в продуктах находились неживые сальмонеллы, однако ДНК в продукте исходно могло произойти только с живыми бактериями; причины различия в заболеваемости лиц (по количеству) в зависимости от места употребления готовых блюд (1 и 3 корпус) в том, что в корпус N 3 пищу привозят в термосах и там не употребляли борщ; методика опроса заболевших и лиц контрольной группы соответствует установленным требованиям; вспышка заболевания не связана с употреблением воды или с ее использованием при приготовлении блюд;

свидетели К23 и П9 подтвердили результаты проведенного на пищеблоке ИП В3 эпидемиологического расследования, К23 также пояснила о возможности размножения инфекции путем вторичного обсеменения при контакте готовых зараженных блюд с инвентарем, посудой и исключила возможность заболевания детей от больного ребенка, инфицированного в другом месте;

свидетель П19 показала, что сальмонеллез может быть вызван только живой сальмонеллой либо клеточной стенкой, которая жизнеспособна при кипячении более 2,5 часов. Обнаружение ДНК сальмонеллы в готовых блюдах свидетельствует об инфицировании этих блюд живыми бактериями. Другие блюда, приготовленные на пищеблоке, могли быть инфицированы в результате вторичного обсеменения. При соблюдении технологии приготовления мяса кур, инфицированных сальмонеллезом, исключается заражение человека.

Судом установлена причинно-следственная связь между нарушениями санитарно-эпидемиологического законодательства по обеспечению санитарно-эпидемиологических требований к пищевым продуктам и организации питания населения, выразившихся в нарушении 16 октября 2013 года К. - п. 6.11, п. 8.22 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 9.3 СП 2.3.6.1079-01, Д. - п. 6.11 СанПиН 2.4.5.2409-08 при приготовлении пищи (борща и котлет из говядины), и распространением сальмонеллеза с последующим массовым (172 случая) заболеванием людей в период с 16 октября по 01 ноября 2014 г. Действия К. и Д. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 236 УК РФ.

 

3.3. Причинная связь между нарушением санитарно-эпидемиологических правил и массовым заболеванием (отравлением) может подтверждаться заключением судебно-медицинской экспертизы

 

Постановление Самарского областного суда от 01 февраля 2013 г.

При расследовании уголовного дела была проведена судебно-медицинская экспертиза, из заключения которой следует, что на молочной кухне МБУЗ г.о. Тольятти "Городская поликлиника N" имеются нарушения санитарно-эпидемиологических правил, имеющие причинно-следственную связь с заболеванием детей.

 

3.4. Обвинение по ст. 236 УК РФ не может основываться на предположительном заключении судебной экспертизы о нарушении санитарно-эпидемиологических правил и наличии причинной связи между нарушением и массовым заболеванием

 

Апелляционное постановление Верховного Суда Республики Карелия от 25 июня 2018 г. по делу N 22-821/2018

Согласно обвинительному заключению С. обвинялась в том, что, работая в должности повара в муниципальном бюджетном дошкольном образовательном учреждении, 22 ноября 2016 г. допустила нарушение предписанной санитарно-эпидемиологическими правилами технологии приготовления готового блюда "запеканка творожная со сгущённым молоком", вследствие чего блюдо было инфицировано бактериями сальмонеллы. В результате нарушения санитарно-эпидемиологических правил заболели сальмонеллезом семнадцать воспитанников детского учреждения.

Не согласившись с предъявленным обвинением, суд оправдал С. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 236 УК РФ, ввиду непричастности к совершению преступления. Вывод суда первой инстанции о том, что С. не подлежит уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 236 УК РФ, является правильным.

С. вину не признала, заявив, что ХХ.ХХ.ХХ творожную запеканку приготовила с соблюдением технологии приготовления данного блюда, также вместе с завхозом Р. пробовала это блюдо, однако не заболела.

Сторона обвинения в качестве доказательств вины С. в совершении преступления в судебном заседании сослалась на показания свидетелей Г, Р, Е, Г, Ш, В, З, Т, К, заключение судебной санитарно-эпидемиологической экспертизы, критически оценила показания законного представителя потерпевшего С. Суд, проанализировав данные доказательства, показания законных представителей потерпевших, пришёл к обоснованному выводу о том, что содержащиеся в них сведения не свидетельствуют о заболевании потерпевших сальмонеллезом вследствие употребления творожной запеканки, приготовленной 22 ноября 2016 г. С.

По показаниям законного представителя С. её сын не ест молочные продукты, в том числе творог, поэтому 22 ноября 2016 г. не мог есть и сгущённое молоко, с которым давали творожную запеканку. В подтверждение этого свидетелем представлена медицинская справка, в которой отмечается, что у [сына] непереносимость молочных продуктов, рекомендовано исключить из питания творог, молоко, сметану. Из показаний свидетелей Р. и Т, завхоза и заведующей детского сада, следует, что 22 ноября 2016 г. они употребляли творожную запеканку, однако сальмонеллез у них не обнаружен.

Согласно заключению санитарно-эпидемиологической экспертизы от 26 февраля 2018 года вспышка сальмонеллеза зарегистрирована с 25 ноября 2016 г., но могла возникнуть до 22 ноября 2016 г., и могла возникнуть в случае контаминации яиц возбудителем сальмонеллеза, не обработки должным образом яиц, входящих в состав блюд "Запеканка творожная со сгущённым молоком" и "Суп с фрикадельками, гренками, яйцом", однако источник заболевания не установлен, лабораторные исследования остатков пищевых продуктов или блюд (суточные пробы), приготовленных 22 ноября 2016 г., не проводились, так как они не изымались.

Таким образом обвинение С. в нарушении санитарно-эпидемиологических правил при приготовлении блюда "Запеканка творожная со сгущённым молоком", повлекшем массовое заболевание людей, основано на предположении.

 

4. Признак массовости заболевания (отравления)

 

4.1. Применительно к ст. 236 УК РФ понятие "массовое заболевание (отравление)" является оценочным

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 14)

Применительно к части 1 статьи 236 УК РФ, что следует понимать под "массовым заболеванием или отравлением людей" либо "созданием угрозы наступления таких последствий"?

Ответ: Данный признак преступления является оценочным.

 

4.2. При решении вопроса об отнесении заболевания (отравления) к массовому учитываются не только количество заболевших (отравившихся), но и тяжесть заболевания

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 14)

Применительно к части 1 статьи 236 УК РФ, что следует понимать под "массовым заболеванием или отравлением людей" либо "созданием угрозы наступления таких последствий"?

Ответ: При решении вопроса об отнесении заболевания или отравления к массовому следует принимать во внимание не только количество заболевших или получивших отравление людей, но и тяжесть заболевания (отравления).

 

4.3. Для определения масштабов заболевания (отравления) суд вправе привлечь соответствующих специалистов

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 14)

Для определения масштабов заболевания или отравления суд вправе привлечь соответствующих специалистов, например, представителей федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор или надзор в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

 

4.4. Признак массовости заболевания, являясь оценочным, устанавливается в зависимости от фактического количества заболевших (в частности, заболевание сальмонеллезом 172 человек вследствие нарушения санитарно-эпидемиологических требований к пищевым продуктам и организации питания населения считается массовым)

Примечание

Также массовым может быть признано, например, заболевание 40 человек вследствие нарушения санитарно-эпидемиологических требований (смотрите приговор Прибайкальского районного суда Республики Бурятия от 23 августа 2019 г. по делу N 1-128/2019). Кроме того, в судебной практике встречается точка зрения, обоснованная постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 4 февраля 2016 г. N 11 "О представлении внеочередных донесений о чрезвычайных ситуациях санитарно-эпидемиологического характера", согласно которой для признания заболевания массовым достаточно более 5 пострадавших (см. п. 4.5 данного Обзора).

Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 19 мая 2015 г. по делу N 22-2745/2015

К. и Д. признаны виновными в нарушении санитарно-эпидемиологических правил, повлекшем по неосторожности массовое заболевание людей.

Судом установлена причинно-следственная связь между нарушениями санитарно-эпидемиологического законодательства по обеспечению санитарно-эпидемиологических требований к пищевым продуктам и организации питания населения, выразившихся в нарушении 16 октября 2013 г. К. - п. 6.11, п. 8.22 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 9.3 СП 2.3.6.1079-01, Д. - п. 6.11 СанПиН 2.4.5.2409-08 при приготовлении пищи (борща и котлет из говядины), и распространением сальмонеллеза с последующим массовым (172 случая) заболеванием людей в период с 16 октября по 01 ноября 2014 г.

Действия К. и Д. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 236 УК РФ.

 

4.5. В случае нарушения предприятием общественного питания санитарно-эпидемиологических правил массовым считается отравление не менее пяти человек

 

Апелляционное определение СК по уголовным делам Брянского областного суда от 27 ноября 2017 г. по делу N 22-1735/2017

При оценке содеянного В. и О., судом не учтены последствия нарушения санитарных правил В. и О.

Допрошенная в суде апелляционной инстанции в качестве специалиста, начальник отдела санитарного надзора управления Роспотребнадзора по Брянской области ФИО20 пояснила, согласно постановлению Главного государственного санитарного врача РФ N 11 от 4.02.2016 г. критерием отнесения пищевого отравления к массовым является количество заболевших - пять и более человек, если это заболевание было связано с употреблением продукции предприятия общественного питания. В данном случае пострадало семь человек, в связи с чем, это заболевание носит массовый характер.

 

5. Ответственность за создание угрозы массового заболевания (отравления)

 

5.1. Уголовная ответственность за создание угрозы массового заболевания (отравления) может наступать только в случае реальности этой угрозы

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 14)

Уголовная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, создавшее угрозу наступления таких последствий, может наступать только в случае реальности этой угрозы.

 

5.2. Угроза массового заболевания (отравления) считается реальной, если последствия не наступили лишь в результате мер, вовремя принятых соответствующими органами, или вследствие иных обстоятельств, не зависящих от нарушителя

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 14)

Уголовная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, создавшее угрозу наступления таких последствий, может наступать только в случае реальности этой угрозы, когда массовое заболевание или отравление людей не произошло лишь в результате вовремя принятых органами государственной власти, местного самоуправления, медицинскими работниками и другими лицами мер, направленных на предотвращение распространения заболевания (отравления), или в результате иных обстоятельств, не зависящих от воли лица, нарушившего указанные правила.

 

6. Соотношение ст. 236 УК РФ со смежными составами преступлений

 

6.1. Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее массовое заболевание или отравление, квалифицируется по ч. 1 ст. 236 УК РФ, а не по ст. 238 УК РФ

 

Апелляционное определение СК по уголовным делам Брянского областного суда от 27 ноября 2017 г. по делу N 22-1735/2017

В соответствии с имеющимися в деле доказательствами, суд правильно признал и указал в приговоре на прямой умысел В. и О. на нарушение санитарно-эпидемиологических правил.

Из показаний В. и О. следует, что ФИО16 предложил им поработать в павильоне "данные изъяты" на изготовлении и продаже шаурмы. В. опыта в изготовлении шаурмы не имел, санитарную книжку не оформлял, договор не заключал, продукты привозил ФИО27, а они изготавливали шаурму и продавали. В павильоне отсутствовал водопровод и канализация, уборку помещения производили без использования чистящих средств.

Из показаний свидетелей ФИО20, ФИО45, ФИО46 следует, что они являются сотрудниками отдела санитарного надзора Управления Роспотребнадзора по Брянской области. 20 января 2017 г. из ГБУЗ "Брянская областная инфекционная больница" поступили экстренные извещения о семи случаях пищевого отравления с одинаковыми симптомами в период с 16 по 19 января 2017 г. Все заболевшие употребляли в пищу шаурму, приобретенную в павильоне. При проверке павильона были установлены грубые нарушения санитарно-эпидемиологических требований и санитарных правил: отсутствовало централизованное водоснабжение, централизованная канализация, не были соблюдены условия хранения продукции, хранилась продукция с истекшим сроком годности, и отсутствовали документы, подтверждающие происхождение, качество, безопасность используемых продуктов, а также отсутствовали личные медицинские книжки у работников павильона В. и О., осуществляющих изготовление продукции. В отобранном образце готовой продукции - шаурме было обнаружено превышение содержания количества мезофильных аэробных и факультативно-анаэробных микроорганизмов, а также наличие бактерий группы кишечной палочки. Выявленные отклонения от норм связаны с нарушением санитарно-эпидемиологических норм при производстве и реализации пищи в торговом павильоне, повлекшие инфекционные заболевания потерпевших.

Вышеизложенные обстоятельства подтверждаются протоколами лабораторных исследований, заключениями экспертов, согласно которым у потерпевших выявлено кишечно-инфекционное заболевание - сальмонеллез средней тяжести, повлекшее кратковременное расстройство здоровья потерпевших, продолжительностью не свыше 3-х недель и квалифицированное как легкий вред здоровью и другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Вместе с тем, при оценке содеянного В. и О., судом не учтены последствия нарушения санитарных правил В. и О. Допрошенная в суде апелляционной инстанции в качестве специалиста, начальник отдела санитарного надзора управления Роспотребнадзора по Брянской области ФИО20 пояснила, согласно постановлению Главного государственного санитарного врача РФ N 11 от 4.02.2016 года критерием отнесения пищевого отравления к массовым является количество заболевших - пять и более человек, если это заболевание было связано с употреблением продукции предприятия общественного питания. В данном случае пострадало семь человек, в связи с чем, это заболевание носит массовый характер. Вышеприведенные доказательства свидетельствуют о наличии в действиях В. и О. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 236 УК РФ.

При таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и обоснованным. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 389.26 УПК РФ действия В. и О. подлежат переквалификации с п. "а" ч. 2 ст. 238 УК РФ на ч. 1 ст. 236 УК РФ, то есть нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание людей. Так, В. и О. осознавали, что нарушают санитарные правила, желали совершать эти действия, не предвидели наступления общественно-опасных последствий, но должны были и могли предвидеть такие последствия.

 

6.2. Переквалификация обвинения с ч. 1 ст. 238 на ч. 1 ст. 236 УК РФ возможна в судебном заседании без возвращения дела прокурору, если привлечение к ответственности по ст. 236 УК РФ основано на тех же фактических обстоятельствах

 

Апелляционное постановление Омского областного суда от 26 июня 2017 г. по делу N 22-1966/2017

Возвращая уголовное дело прокурору, суд мотивировал свое решение тем, что квалификация действий подсудимой существенно отличается по фактическим обстоятельствам от предъявленного обвинения (по субъекту, субъективной стороне, объекту и объективной стороне), что лишает суд вынести решение на основе имеющегося обвинительного заключения. Обвинительное заключение в отношении С. составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, которое не может быть устранено в ходе судебного разбирательства, поскольку государственный обвинитель, предложив на стадии судебных прений переквалифицировать действия С. на ч. 1 ст. 236 УК РФ, переложил на суд обязанность самостоятельно устанавливать фактические обстоятельства по уголовному делу, что противоречит требованиям ст. 252 УПК РФ, и решение о переквалификации действий подсудимой в стадии прений лишает ее возможности защищаться от предъявленного обвинения, что является нарушением права на защиту С.

Возвращая уголовное дело прокурору по таким основаниям, суд первой инстанции не учитывал, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ основанием для возвращения дела прокурору являются такие нарушения, допущенные при составлении обвинительного заключения, которые исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Однако таких оснований судом первой инстанции в постановлении не приведено, а приведенные основания не исключают возможности вынесения приговора или иного решения.

Санкция ч. 1 ст. 236 УК РФ является менее тяжкой по отношению к санкции ч. 1 ст. 238 УК РФ. Кроме того, как обосновано отмечено в апелляционном представлении, предложенная государственным обвинителем переквалификация преступных действий С. на ч. 1 ст. 236 УК РФ не имеет существенного отличия по фактическим обстоятельствам от предъявленного обвинения, поскольку как следует из обвинения, С. вменен в вину факт умышленного нарушения норм санитарно-эпидемиологического законодательства при эксплуатации руководимой ею водоснабжающей организацией водопроводных сетей в "...", то есть в оказании услуг водоснабжения, не соответствующих требованиям безопасности здоровья потребителей, что в свою очередь привело к заболеванию 21 жителя указанного населенного пункта ротовирусной и норовирусной инфекциями.

 

7. Отграничение ответственности по ст. 236 УК РФ от административной ответственности

 

7.1. Если в результате деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ, причинен вред здоровью, но отсутствует массовое заболевание и его угроза, содеянное квалифицируется по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ, а не по ч. 1 ст. 236 УК РФ

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 15)

Если в результате действий (бездействия), составляющих объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 6.3 КоАП РФ, наступили последствия в виде причинения вреда здоровью человека (одного человека или нескольких лиц), то содеянное полностью охватывается составом данного административного правонарушения при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 236 УК РФ (не установлено наличие массового заболевания или отравления людей либо создание угрозы наступления таких последствий).

 

7.2. Если нарушение санитарно-эпидемиологических правил повлекло массовое заражение (отравление) людей, виновный должен быть привлечен к уголовной ответственности, а производство по административному делу подлежит прекращению

 

Постановление Самарского областного суда от 01 февраля 2013 г.

Как следует из представленных прокурором документов, в результате нарушения требований санитарных норм, допущенных при производстве молочной продукции в молочной кухне МБУЗ г.о. Тольятти "Городская поликлиника N", в период с 13 по 16 марта 2012 г. отмечены факты массового заболевания детей острыми кишечными инфекциями. По указанному факту следственным отделением 16.03.2012, т.е. до рассмотрения административного дела мировым судьей, возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 238 УК РФ (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров или продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), которое 25.04.2012 было переквалифицировано на ч. 1 ст. 236 УК РФ (нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекших по неосторожности массовое заболевание или отравление людей).

Таким образом, действия должностного лица С., исходя из тяжести общественно-опасных последствий - массового заболевания детей, охватываются не административным правонарушением, а уголовно наказуемым деянием, предусмотренным ч. 1 ст. 236 УК РФ и ч. 1 ст. 293 УК РФ.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что ст. 14.43 КоАП РФ относится к административным правонарушениям в области предпринимательской деятельности, тогда как уголовное дело первоначально возбуждено по ст. 238 УК РФ, отнесенной к преступлениям против здоровья населения и общественной нравственности, в связи с чем отсутствуют основания для отмены постановления мирового судьи от 24.05.2012, необоснован, поскольку противоправные действия должностного лица С. охватываются диспозициями ч. 1 ст. 293 и ч. 1 ст. 236 УК РФ, по которым расследуются уголовные дела.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи от 24.05.2012 и решение районного суда от 26.11.2012 подлежат отмене, производство по данному делу прекращению на основании п. 2 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием в действиях С. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ.

 

8. Последствия привлечения к ответственности по ст. 236 УК РФ

 

8.1. Наличие судимости по ст. 236 УК РФ препятствует трудовой деятельности в сфере образования, воспитания и развития несовершеннолетних детей

Примечание

О соответствии указанных ограничений Конституции РФ см. постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2013 г. N 19-П.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2013 г. N 52-КГПР12-4

Приказом начальника Отдела образования администрации МО "Чемальский район" от 27 сентября 2000 г. Т. назначена на должность заведующей МДОУ "Детский сад "...", в силу возложенных на неё обязанностей она непосредственно осуществляет трудовые функции в сфере образования, связанные с обучением и воспитанием несовершеннолетних дошкольного возраста. Согласно справке информационного центра МВД по Республике Алтай от 20 сентября 2011 г. Т. была осуждена приговором районного суда от 8 июня 2007 г. по ч. 1 ст. 236 УК РФ (несоблюдение требований санитарного законодательства). Таким образом, на Т. распространяются ограничения, предусмотренные частью второй ст. 331 и ст. 351.1 Трудового кодекса РФ, в связи с чем трудовой договор с ней подлежит прекращению на основании п. 13 части первой ст. 83 Трудового кодекса РФ.

Учитывая, что Т. имеет судимость за преступление против жизни и здоровья, то данное обстоятельство исключает возможность осуществления ею трудовой функции в сфере образования, воспитания и развития несовершеннолетних детей, следовательно, трудовой договор с ней подлежит прекращению по обстоятельствам, независящим от воли сторон трудового договора, в связи с возникновением ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности, на основании п. 13 части первой ст. 83 Трудового кодекса РФ, с соблюдением процедур, установленных Трудовым кодексом РФ.

 

9. Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, связанное с распространением COVID-19

 

9.1. Постановлением Правительства РФ от 31.01.2020 г. N 66 новая коронавирусная инфекция внесена в Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 16)

Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2020 г. N 66 новая коронавирусная инфекция внесена в Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих.

 

9.2. Обязательность санитарно-эпидемиологических правил предусмотрена Санитарно-эпидемиологическими правилами СП 3.1/3.2.3146-13 "Общие требования по профилактике инфекционных и паразитарных болезней"

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 22)

Соблюдение санитарных правил, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц (ч. 3 ст. 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", пункты 1.3, 2.6, 2.7, 10.1, 13.1 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1/3.2.3146-13 "Общие требования по профилактике инфекционных и паразитарных болезней", утвержденных постановлением Врио Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 16 декабря 2013 г. N 65).

 

9.3. Обстоятельства распространения COVID-19 на территории РФ относятся к обстоятельствам, представляющим угрозу жизни и безопасности граждан

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 12)

Относятся ли обстоятельства распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Российской Федерации к обстоятельствам, представляющим угрозу жизни и безопасности граждан, на которые указано в примечании к статье 207.1 УК РФ и в пункте 2 примечаний к статье 13.15 КоАП РФ?

Ответ: Да, относятся, поскольку распространение новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Российской Федерации в настоящее время повлекло и может еще повлечь человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения, и на противодействие ее распространению направлены принимаемые меры по обеспечению безопасности населения и территорий.

 

9.4. Объективная сторона состава преступления по ст. 236 УК РФ охватывает в том числе нарушение Правил, утвержденных постановлением Правительства РФ от 02.04.2020 N 417, или правил поведения, установленных при введении на территории субъекта РФ режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации

Примечание

В приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, однако сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 17)

Правительство РФ устанавливает обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации (подпункт "а.2" пункта "а" статьи 10 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ (в редакции от 1 апреля 2020 г.) "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера"). Такие правила утверждены постановлением Правительства РФ от 2 апреля 2020 г. N 417 (далее - Правила).

Правила предусматривают, в том числе, что при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, граждане обязаны выполнять законные требования должностных лиц, осуществляющих мероприятия по предупреждению чрезвычайных ситуаций; при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации гражданам запрещается осуществлять действия, создающие угрозу собственной безопасности, жизни и здоровью, а также осуществлять действия, создающие угрозу безопасности, жизни и здоровью, санитарно-эпидемиологическому благополучию иных лиц, находящихся на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации (подпункт "б" пункта 3, подпункты "в", "г" пункта 4 Правил).

Органы государственной власти субъектов РФ принимают в соответствии с федеральными законами законы и иные нормативные правовые акты в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций межмуниципального и регионального характера и обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, а также с учетом особенностей чрезвычайной ситуации на территории субъекта Российской Федерации или угрозы ее возникновения во исполнение правил поведения, установленных в соответствии с подпунктом "а.2" пункта "а" статьи 10 названного федерального закона, могут предусматривать дополнительные обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации (подпункт "б" пункта 6 статьи 4.1, пункты "а", "у", "ф" части 1 статьи 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ (в редакции от 1 апреля 2020 г.) "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера").

Граждане РФ обязаны соблюдать законы и иные нормативные правовые акты РФ, законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, выполнять установленные правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации (статья 19 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ (в редакции от 1 апреля 2020 г.) "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера").

Из анализа приведенных норм в их системной взаимосвязи следует, что граждане, должностные лица, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридические лица подлежат привлечению к административной ответственности по части 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ как за нарушение Правил, так и за нарушение обязательных, а также дополнительных обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении на территории субъекта Российской Федерации режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

 

10. Соблюдение санитарно-эпидемиологических правил при совершении процессуальных действий в условиях угрозы распространения COVID-19

 

10.1. Рассмотрение ходатайств органов предварительного расследования о наложении ареста на имущество или продлении срока ареста имущества не может быть ограничено в связи с угрозой распространения COVID-19

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 17)

Можно ли отнести к материалам, требующим безотлагательного рассмотрения, ходатайства органов предварительного расследования о наложении ареста на имущество и продлении срока ареста этого имущества?

Ответ: В соответствии с ч. 1 ст. 160.1 УПК РФ если по уголовному делу установлено, что совершенным преступлением причинен имущественный вред, для возмещения которого потерпевшим может быть предъявлен гражданский иск, а также в других случаях, указанных в этой норме, следователь, дознаватель обязаны незамедлительно принять меры по обнаружению имущества подозреваемого, обвиняемого или лиц, которые в соответствии с законодательством РФ несут ответственность за вред, причиненный подозреваемым, обвиняемым, и наложению ареста на такое имущество путем обращения в суд с соответствующим ходатайством. С учетом того, что возложение на следователя, дознавателя данной обязанности обусловлено необходимостью защиты гарантированного Конституцией РФ (статья 52) права лиц, пострадавших от преступления, на возмещение причиненного им ущерба, и связано с ограничением конституционного права на частную собственность, рассмотрение ходатайства органов предварительного расследования о наложении ареста на имущество и продлении срока ареста этого имущества следует признать безотлагательным.

 

10.2. Рассмотрение ходатайства или представления об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (ст. 79 УК РФ) не может быть ограничено в связи с угрозой распространения COVID-19

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 18)

Подлежат ли безотлагательному рассмотрению судами ходатайства осужденных и их защитников, представления учреждений или органов, исполняющих наказание, об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в соответствии со статьей 79 УК РФ?

Ответ: Да, подлежат, поскольку право осужденных просить о смягчении наказания, гарантированное частью 3 статьи 50 Конституции РФ, которое охватывает и решение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, а также право осужденных, страдающих тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, просить суд об освобождении от отбывания наказания, не может быть ограничено какими-либо обстоятельствами, в том числе связанными с распространением новой коронавирусной инфекции.

 

10.3. Рассмотрение ходатайства или представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ) не может быть ограничено в связи с угрозой распространения COVID-19

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 18)

Подлежат ли безотлагательному рассмотрению судами ходатайства осужденных и их защитников, представления учреждений или органов, исполняющих наказание_ о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в соответствии со статьей 80 УК РФ?

Ответ: Да, подлежат, поскольку право осужденных просить о смягчении наказания, гарантированное частью 3 статьи 50 Конституции РФ, которое охватывает и решение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, а также право осужденных, страдающих тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, просить суд об освобождении от отбывания наказания, не может быть ограничено какими-либо обстоятельствами, в том числе связанными с распространением новой коронавирусной инфекции.

 

10.4. Рассмотрение ходатайства или представления об освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного (ст. 81 УК РФ) не может быть ограничено в связи с угрозой распространения COVID-19

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 18)

Подлежат ли безотлагательному рассмотрению судами ходатайства осужденных и их защитников, представления учреждений или органов, исполняющих наказание_ об освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного в соответствии со статьей 81 УК РФ?

Ответ: Да, подлежат, поскольку право осужденных просить о смягчении наказания, гарантированное частью 3 статьи 50 Конституции РФ, которое охватывает и решение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, а также право осужденных, страдающих тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, просить суд об освобождении от отбывания наказания, не может быть ограничено какими-либо обстоятельствами, в том числе связанными с распространением новой коронавирусной инфекции.

 

10.5. При принятии решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока ее действия в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, суд вправе учитывать угрозу распространения COVID-19

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 19)

Исходя из того, что мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, может быть избрана или продлена лишь в исключительных случаях и при наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ, вправе ли суд при наличии таких оснований принять решение об избрании иной, более мягкой, меры пресечения либо об изменении заключения под стражу на иную, более мягкую, меру с учетом ситуации, связанной с распространением на территории РФ новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и рисков ее распространения в изоляторах временного содержания и в следственных изоляторах?

Ответ: Решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока действия данной меры пресечения в отношении лица, подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, может быть принято судом лишь в исключительных случаях. Причем наличие обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ, само по себе не является безусловным основанием для удовлетворения ходатайства органов предварительного расследования.

При принятии решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока действия данной меры пресечения в отношении лица, подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, суд в условиях распространения на территории РФ новой коронавирусной инфекции (COVID-19) наряду с другими обстоятельствами вправе также учитывать и факт проведения карантинных мероприятий в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах.

 

10.6. Невозможность рассмотрения дела в связи с введением правового режима, ограничивающего свободное перемещение граждан и их нахождение в общественных местах, может быть основанием для отложения судебного разбирательства

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 1)

Являются ли меры по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) основанием для отложения судебного разбирательства?

Ответ: Введение в соответствии с Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" правовых режимов, предусматривающих ограничения свободного перемещения граждан, их нахождения в общественных местах, государственных и иных учреждениях, предполагает возложение на граждан обязанностей публично-правового характера. Невозможность рассмотрения дела в связи с введением указанных правовых режимов может являться основанием для отложения судебного разбирательства в силу статьи 169 ГПК РФ, статьи 158 АПК РФ, статьи 152 КАС РФ, части 1 статьи 253 УПК РФ.

 

10.7. Суд вправе приостановить производство по гражданскому или административному делу, если участвующие в нем лица лишены возможности присутствовать в судебном заседании в связи с ограничительными мерами по противодействию распространению COVID-19

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 1)

В случае необходимости суд, арбитражный суд вправе приостановить производство по делу (часть 4 статьи 1, абзац второй статьи 216 ГПК РФ, часть 5 статьи 3, пункт 4 статьи 144 АПК РФ, часть 4 статьи 2, пункт 4 части 1 статьи 191 КАС РФ), если лица, участвующие в деле, лишены возможности присутствовать в судебном заседании в связи с принимаемыми ограничительными мерами по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции.

 

10.8. Суд обязан приостановить производство по уголовному делу, если в связи с ограничительными мерами по противодействию распространению COVID-19 обвиняемый (подсудимый) не может участвовать в судебном разбирательстве

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 1)

Являются ли меры по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) основанием для приостановления производства по делу?

Ответ: Если по поступившему в суд уголовному делу или при рассмотрении судом уголовного дела возникли обстоятельства, исключающие возможность участия обвиняемого, подсудимого в судебном разбирательстве, судья (суд) приостанавливает производство по делу (статья 238, часть 3 статьи 253 УПК РФ).

 

10.9. Сложность рассмотрения дела в условиях распространения COVID-19 может быть основанием для продления срока его рассмотрения

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 1)

Сложность рассмотрения дела в условиях распространения на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции может являться основанием для продления срока рассмотрения дела председателем суда, заместителем председателя суда, председателем судебного состава (часть 6 статьи 154 ГПК РФ, статья 141 КАС РФ), председателем арбитражного суда (часть 2 статьи 152 АПК РФ).

 

10.10. Вопрос об отложении разбирательства, приостановлении производства по делу и продлении срока его рассмотрения должен решаться судом применительно к конкретному делу с учетом необходимости соблюдения сроков рассмотрения и разумного срока судопроизводства

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 1)

Являются ли меры по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) основанием для отложения судебного разбирательства, приостановления производства по делу, продления срока его рассмотрения?

Ответ: Вопрос о необходимости отложения разбирательства дела, приостановлении производства по делу, продлении срока рассмотрения дела должен решаться судом, арбитражным судом, в производстве которого находится дело, самостоятельно применительно к каждому конкретному делу с учетом необходимости соблюдения сроков рассмотрения дела судом соответствующей инстанции и разумного срока судопроизводства (статья 6.1 ГПК РФ, статья 6.1 АПК РФ, статья 10 КАС РФ, статья 6.1 УПК РФ).

 

10.11. Учитывая обстоятельства дела и режим ограничительных мер, введенных в субъекте РФ в связи с противодействием распространению COVID-19, суд вправе самостоятельно принять решение о рассмотрении дела, не относящегося к категории безотлагательных

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 1)

С учетом обстоятельств дела, мнений участников судопроизводства и условий режима, введенного в субъекте Российской Федерации, суд вправе самостоятельно принять решение о рассмотрении в период действия ограничительных мер, связанных с противодействием распространению новой коронавирусной инфекции, дела, не относящегося к категории безотлагательных.

 

10.12. Если лицо, участвующее в административном деле, заявило обоснованное ходатайство о его неотложном рассмотрении, суд обязан принять меры для рассмотрения дела независимо от его категории

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) (вопрос 1)

По обоснованному ходатайству лица, участвующего в административном деле, о неотложном рассмотрении и разрешении административного дела суд принимает необходимые меры для незамедлительного рассмотрения административного дела любой категории, в том числе административного дела, производство по которому было приостановлено (часть 4 статьи 135 КАС РФ).

 

11. Ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил при осуществлении предпринимательской деятельности

 

11.1. Индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны приостановить либо прекратить деятельность, нарушающую санитарно-эпидемиологические правила

 

Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2013 г. N 1239-О

Индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны приостановить либо прекратить свою деятельность или работу отдельных цехов, участков, эксплуатацию зданий, сооружений, оборудования, транспорта, выполнение отдельных видов работ и оказание услуг в случаях, если при осуществлении указанных деятельности, работ и услуг нарушаются санитарные правила.

Органы же и должностные лица, проверяющие соблюдение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, вправе требовать от лица, в том числе в судебном порядке, приостановить или прекратить осуществление деятельности, нарушающей санитарные правила, а суд по их заявлению вправе приостановить или запретить осуществление соответствующей деятельности.

Соответственно, правоприменительные органы имеют возможность выбрать меры, адекватные для конкретной правоприменительной ситуации, исходя из того, какие санитарные требования нарушаются, характера нарушения и размера причиняемого вреда, а также с учетом того, что приостановление деятельности необходимо, как правило, в случае, если нарушения санитарных правил носят устранимый характер, а прекращение деятельности, будучи более строгой по своему правовому эффекту мерой государственного принуждения, необходимо в случае, когда иным образом нарушения устранены быть не могут или нарушитель уклоняется от их устранения.

 

11.2. Трудности исполнения санитарно-эпидемиологических правил считаются предпринимательским риском и не освобождают от ответственности за их нарушение

Примечание

Хотя в приведенной позиции речь идет об административных правоотношениях, сделанный вывод имеет значение и при применении ст. 236 УК РФ.

Определение Верховного Суда РФ от 26 октября 2015 г. N 301-КГ15-13172

Трудности исполнения предписания являются предпринимательским риском общества и не могут служить основанием для неисполнения требований действующего санитарно-эпидемиологического законодательства.

 

12. Нарушение санитарно-эпидемиологических правил при осуществлении общественного питания

 

12.1. Санитарно-эпидемиологические правила деятельности по общественному питанию установлены СанПиН 2.3.6.1079-01

 

Решение Верховного Суда РФ от 20 февраля 2018 г. N АКПИ17-1116

Санитарные правила "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям общественного питания, изготовлению и оборотоспособности в них пищевых продуктов и продовольственного сырья. СанПиН 2.3.6.1079-01", утвержденные Главным государственным санитарным врачом РФ 6 ноября 2001 г., устанавливают общие требования к предприятиям (объектам) общественного питания.

 

12.2. Для привлечения к ответственности по ст. 236 УК РФ в связи с ненадлежащей деятельностью по общественному питанию необходимо установить нарушение конкретных санитарно-эпидемиологических правил

 

Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 19 мая 2015 г. по делу N 22-2745/2015

К. и Д. признаны виновными в нарушении санитарно-эпидемиологческих правил, повлекшем по неосторожности массовое заболевание людей.

Вывод суда о доказанности вины осужденных К. и Д. в совершении преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах:

актом санитарно-эпидемиологического расследования от 07 ноября 2013 г., из которого следует, что выявлены нарушения технологии приготовления борща К. 16 октября 2013 г., повлекшее нарушения п. 6.11, п. 8.22 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 9.3 СП 2.3.6.1079-01, а также выявлены нарушения технологии приготовления котлет из говядины Д. 16 октября 2013 г., повлекшее нарушения п. 6.11, п. 8.8 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 8.5 СП 2.3.6.1079-01.

Судом установлена причинно-следственная связь между нарушениями санитарно-эпидемиологического законодательства по обеспечению санитарно-эпидемиологических требований к пищевым продуктам и организации питания населения, выразившихся в нарушении 16 октября 2013 года К. - п. 6.11, п. 8.22 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 9.3 СП 2.3.6.1079-01, Д. - п. 6.11 СанПиН 2.4.5.2409-08 при приготовлении пищи (борща и котлет из говядины), и распространением сальмонеллеза с последующим массовым (172 случая) заболеванием людей в период с 16 октября по 01 ноября 2014 г.

Действия К. и Д. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 236 УК РФ.

 

12.3. Для привлечения к ответственности по ст. 236 УК РФ за нарушение санитарно-эпидемиологических правил при осуществлении общественного питания необходимо установить очаг распространения инфекции

 

Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 19 мая 2015 г. по делу N 22-2745/2015

К. и Д. признаны виновными в нарушении санитарно-эпидемиологческих правил, повлекшем по неосторожности массовое заболевание людей.

Вывод суда о доказанности вины осужденных К. и Д. в совершении преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах:

актом эпидемиологического расследования очага сальмонеллезной инфекции с установлением причинно-следственной связи от 15 ноября 2013 г., из которого следует, что причиной возникновения вспышки сальмонеллеза послужило употребление готовых блюд, приготовленных 16 октября 2013 г. на пищеблоке МАОУ "СОШ N **" ИП В3 с грубым нарушением технологии приготовления (борщ, котлета из говядины) и реализованных с нарушением сроков (борщ);

заключением эпидемиологической экспертизы от 01 апреля 2014 г., согласно которого причиной вспышки массового заболевания людей в период с 16 октября по 01 ноября 2013 г. в МАОУ "СОШ N **" явилась сальмонеллезная инфекция; источником ее распространения может являться только животное, птица (курица); механизм распространения (путь передачи) инфекции - пищевой и в 100% случаев связан с употреблением пищевых продуктов, приготовленных 16 октября 2013 г. на пищеблоке ИП В3., где установлен факт нарушения технологии приготовления, реализации, хранения готовых блюд 16 октября 2013 г. (борщ со сметаной, котлета из говядины); появление возбудителя инфекции в готовых блюдах произошло в результате не соблюдения санитарно-эпидемиологического законодательства по обеспечению санитарно-эпидемиологических требований к пищевым продуктам и организации питания населения: ст. 15, ст. 17 ФЗ N 52 от 30.03.1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", п. 6.11, п. 8.8, п. 8.22 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 8.5, п. 9.3 СП 2.3.6.1079-01;

заключением дополнительной эпидемиологической экспертизы от 08 мая 2014 г., согласно которого материалами эпидемиологического расследования от 15 ноября 2013 г. подтвержден вывод о причине возникновения вспышки сальмонеллеза; промежуточным фактором передачи возбудителя инфекции явилось мясо кур, установлен механизм инфицирования готовых блюд (борща и котлет) в результате нарушения технологии приготовления и сроков реализации, исключена в качестве источника возбудителя инфекции сотрудница пищеблока; проведена достаточная для выводов оценка технологии приготовления блюд; выделение ДНК Salmonella из котлеты и борща не исключает, что в момент исследования в продуктах находились неживые сальмонеллы, однако ДНК в продукте исходно могло произойти только с живыми бактериями; причины различия в заболеваемости лиц (по количеству) в зависимости от места употребления готовых блюд (1 и 3 корпус) в том, что в корпус N 3 пищу привозят в термосах и там не употребляли борщ; методика опроса заболевших и лиц контрольной группы соответствует установленным требованиям; вспышка заболевания не связана с употреблением воды или с ее использованием при приготовлении блюд;

Судом установлена причинно-следственная связь между нарушениями санитарно-эпидемиологического законодательства по обеспечению санитарно-эпидемиологических требований к пищевым продуктам и организации питания населения, выразившихся в нарушении 16 октября 2013 г. К. - п. 6.11, п. 8.22 СанПиН 2.4.5.2409-08, п. 9.3 СП 2.3.6.1079-01, Д. - п. 6.11 СанПиН 2.4.5.2409-08 при приготовлении пищи (борща и котлет из говядины), и распространением сальмонеллеза с последующим массовым (172 случая) заболеванием людей в период с 16 октября по 01 ноября 2014 г. Действия К. и Д. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 236 УК РФ.

 

12.4. Наличие среди потерпевших лиц, которые не употребляли блюд, приготовленных с нарушением санитарных правил, не опровергает виновности подсудимого, если доказано вторичное обсеменение бактериями сальмонеллы иных продуктов от этих блюд

Примечание

Виновность привлекаемого к ответственности по ст. 236 УК РФ считается доказанной и в случае, когда обсеменение возбудителем сальмонеллеза выявлено в отношении не продуктов питания, а оборудования предприятия общественного питания - например, весов для пищевой продукции, окна раздачи продуктов (смотрите приговор Прибайкальского районного суда Республики Бурятия от 23 августа 2019 г. по делу N 1-128/2019).

Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 19 мая 2015 г. по делу N 22-2745/2015

К. и Д. признаны виновными в нарушении санитарно-эпидемиологческих правил, повлекшем по неосторожности массовое заболевание людей.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат С. в интересах осужденной К. выражает несогласие с приговором... Считает, что выводы свидетеля П19 об инфицировании в результате вторичного обсеменения бактериями сальмонеллы продуктов или предметов в пищеблоке МАОУ "СОШ N **" являются предположениями и не могут быть положены в основу приговора в соответствии со ст. 75 УПК РФ.

В апелляционной жалобе адвокат Ж. в интересах осужденной Д. выражает несогласие с приговором. Отмечает, что вывод суда об установлении причинно-следственной связи о заболеваемости учащихся и сотрудников МАОУ "СОШ N **", которые 16 октября 2013 г. питались в школе, но не употребляли в пищу борщ и котлеты, а также которые только присутствовали в помещении школы, основан лишь на показаниях свидетеля П19 об инфицировании путем вторичного обсеменения.

Вывод суда о доказанности вины осужденных К. и Д. в совершении преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах:

свидетели К23 и П9 подтвердили результаты проведенного на пищеблоке ИП В3 эпидемиологического расследования, К23 также пояснила о возможности размножения инфекции путем вторичного обсеменения при контакте готовых зараженных блюд с инвентарем, посудой и исключила возможность заболевания детей от больного ребенка, инфицированного в другом месте.

Оснований для признания показаний свидетеля П19 недопустимым доказательством не имеется, ее выводы об инфицировании части потерпевших в результате вторичного обсеменения бактериями сальмонеллы готовых продуктов и предметов пищеблока МАОУ "СОШ N **" не противоречат проведенному в результате массового заболевания людей Управлением Роспотребнадзора по краю эпидемиологическому расследованию, правильность выводов которого подтверждена экспертными заключениями, и согласуются с ними.

 

13. Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 236 УК РФ)

 

13.1. Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее смерть человека, квалифицируется по ч. 2 ст. 236 УК, а не по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ

 

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30 апреля 2020 г.) (вопрос 15)

Как следует разграничивать уголовную ответственность по части 2 статьи 236 УК РФ и административную ответственность по части 3 статьи 6.3 КоАП РФ?

Ответ: Административная ответственность по части 3 статьи 6.3 КоАП РФ наступает лишь в тех случаях, когда действия (бездействие) правонарушителя не содержат уголовно наказуемого деяния. В связи с тем, что за нарушение физическим лицом санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть человека, предусмотрена уголовная ответственность, в случае наступления последствий в виде смерти человека действия (бездействие) виновного следует квалифицировать по части 2 статьи 236 УК РФ.

 

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Уголовный кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Уголовного кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на октябрь 2020 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики


См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Уголовный кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные доктором юридических наук Ю.В. Романцом.