Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 мая 2001 г. N 49-Г01-25 О признании недействующим Закона Республики Башкортостан от 13 июля 1998 г. N 166-з "Об основах лицензирования отдельных видов деятельности в Республике Башкортостан"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 мая 2001 г. N 49-Г01-25

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 4 мая 2001 г. дело по кассационным жалобам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Кабинета Министров Республики Башкортостан на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 декабря 2000 г. по заявлению прокурора Республики Башкортостан о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Республики Башкортостан "Об основах лицензирования отдельных видов деятельности в Республике Башкортостан" от 13 июля 1998 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.А.В., объяснения представителя Государственного Собрания Республики Башкортостан и Кабинета Министров Республики Башкортостан В.К.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ В.Т.А., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

прокурор Республики Башкортостан обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению Закона Республики Башкортостан "Об основах лицензирования отдельных видов деятельности в Республике Башкортостан" ссылаясь на то, что он регламентирует вопросы, касающиеся выдачи специального разрешения на осуществление отдельных видов деятельности (лицензии). В силу ст. 2 ГК РФ определение правового положения участников гражданского оборота относится к сфере регулирования гражданского законодательства. Отношения, возникающие в связи с осуществлением лицензирования отдельных видов деятельности, урегулированы Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 25 сентября 1998 г. Названный Закон предусматривает для субъектов федерации лишь возможность определения собственным законодательством органов, осуществляющих лицензирование перечисленных в Федеральном законе видов деятельности (п. 2 ст. 6). Закон Республики Башкортостан выходит за пределы предоставленных указанной нормой полномочий и содержит регулирование всего комплекса правоотношений, связанных с осуществлением лицензирования.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 декабря 2000 г. заявление прокурора удовлетворено.

В кассационной жалобе Государственного Собрания Республики Башкортостан и Кабинета Министров Республики Башкортостан ставится вопрос об отмене решения суда по мотивам его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований для отмены решения суда не находит.

В соответствии с ч. 3 п. 1 ст. 49 части первой Гражданского кодекса РФ перечень лицензируемых видов деятельности определяется законом и относится к предмету ведения гражданского законодательства.

В этой связи перечень лицензируемых видов деятельности, как вопрос, регулируемый гражданским законодательством, на основании п. "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации, как правильно указано в решении суда, относится к ведению Российской Федерации, а не к совместному ведению и не к самостоятельному ведению субъекта Российской Федерации.

Пунктом 1 ст. 76 Конституции РФ определено: предметом ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации.

Вопросы, возникающие в связи с осуществлением лицензирования отдельных видов деятельности урегулированы Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 25 сентября 1998 г. (с последующими изменениями и дополнениями).

В данном Законе дано понятие лицензирования (ст. 2) и установлено, что оно на территории Российской Федерации осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом и вступившими в силу до момента вступления в силу настоящего Федерального закона иными федеральными законами (ст. 6).

Исходя из указанных положений федерального законодательства, а также ст.ст. 1, 3, 5 и 6 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", определяющих цели и сферу применения данного Закона, основные принципы осуществления лицензирования, полномочия Российской Федерации и субъектов Российской Федерации при осуществлении лицензирования, у суда не было оснований (с учетом содержания оспариваемого Закона) для вывода о том, что им урегулированы вопросы, относящиеся к совместному ведению Российской Федерации и субъекта Российской Федерации.

Само название оспариваемого Закона свидетельствует о том, что им урегулирован вопрос об основах лицензирования отдельных видов деятельности, который уже урегулирован названным выше Федеральным законом и не нуждается в этой связи в дополнительном регулировании другими нормативными актами.

С учетом указанных выше обстоятельств, суд правильно не принял во внимание доводы заинтересованных лиц о том, что деятельность по выдаче лицензий содержит элементы административно-правовых отношений и поэтому Государственное Собрание Республики Башкортостан вправе было принять Закон Республики Башкортостан "Об основах лицензирования отдельных видов деятельности в Республике Башкортостан".

По этим же основаниям судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что оспариваемый Закон принят по вопросу совместного ведения субъекта РФ и Российской Федерации.

Утверждение о том, что на момент принятия оспариваемого Закона отсутствовал Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности", не свидетельствует о незаконности решения суда, поскольку он проверял его соответствие действующему на момент принятия судом решения федеральному законодательству.

Кроме того, судебная коллегия учитывает и то обстоятельство, что оспариваемый Закон в настоящее время, а именно, 21 января 2001 г., с момента опубликования в газете "Республика Башкортостан" Закона Республики Башкортостан "Об организации лицензирования отдельных видов деятельности в Республике Башкортостан" признан утратившим силу (ст. 7).

Руководствуясь ст.ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 декабря 2000 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Государственного собрания Республики Башкортостан и Кабинета Министров Республики Башкортостан - без удовлетворения.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 мая 2001 г. N 49-Г01-25


Текст определения официально опубликован не был