Л.А. Новоселова. Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации" (Наиболее актуальные вопросы предпринимательской деятельности. Комментарии судебной практики ВАС РФ. / Отв. ред. Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова). - Специально для системы ГАРАНТ, 2009 г.

Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации"

ГАРАНТ:

См. справку "Наиболее актуальные вопросы предпринимательской деятельности. Комментарии судебной практики ВАС РФ. / Отв. ред. Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова"


1. Подготовка разъяснений по применению законодательства, регулирующего отношения, связанные с использованием иностранных платежных средств на территории Российской Федерации, была вызвана необходимостью корректировки судебной практики.

Полагая, что законодательство содержит соответствующий запрет, суды в случаях, когда иностранная валюта была предусмотрена договором в качестве средства платежа и платеж в валюте не противоречил требованиям валютного законодательства Российской Федерации, выносили решения о взыскании с должника суммы долга в рублях.

Например, суды удовлетворяли требования вкладчиков к банкам о выплате валютного вклада, вынося решение о взыскании суммы задолженности в рублях. Такие решения обосновывались ссылками на ст. 75 Конституции РФ (предусматривающую, что денежной единицей в Российской Федерации является рубль), п. 1 ст. 140 ГК РФ (устанавливающий, что рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации), а также на п. 1 ст. 317 ГК РФ (в соответствии с которым денежное обязательство должно быть выражено в рублях).

Приведенные выше положения трактовались судами в том смысле, что национальный суд вправе вынести решение только в национальной валюте (валюте государства суда), поскольку только она является законным платежным средством на соответствующей территории. В этом нельзя не увидеть влияния старинного принципа обычного (англо-американского) права, который наиболее четко был выражен в решении британского суда 1898 г. по делу Manners v. Pearson, где было сказано следующее: "Британские суды не имеют права предписать уплату денег иначе как в британской валюте. Идет ли речь о приказе уплатить капитал, проценты или о возмещении убытков, сумма, подлежащая уплате, всегда должна быть выражена в британской денежной единице, иначе судебный приказ не может быть обращен к принудительному исполнению в порядке обычного writ of execution"*(1). Объяснение этому подходу видят как в новирующей силе решения суда по англо-американскому праву, так и в том, что иск о взыскании долга рассматривается как иск об убытках. Следует отметить, что для германского права характерен иной подход, допускающий возможность в целом ряде случаев взыскания судом суммы долга в иностранной валюте*(2).

Серьезные затруднения возникли при применении судами п. 2 ст. 317 ГК РФ в условиях обусловленного инфляцией широкого использования валютных оговорок во внутренних договорных отношениях.

В целом ряде случаев суды расценивали условия договоров, содержащие краткую форму валютной оговорки ("цена товара составляет... долларов"), как недействительные, полагая, что в данном случае стороны включили в договор условие, противоречащее требованиям указанных выше статей ГК РФ и валютного законодательства.

Различалась судебная практика применения ответственности за просрочку денежного обязательства в случаях, когда обязательство было выражено в иностранной валюте и подлежало оплате в рублях (п. 2 ст. 317 ГК РФ).

2. Причиной возникших проблем явилось отсутствие четкого определения значения и условий применения таких используемых законодателем понятий, как "средство платежа", "законное платежное средство". Сказывалось и отсутствие в течение длительного периода во внутреннем обороте расчетов в иностранной валюте и использования валютных оговорок, а также привычное отношение судов к платежам в иностранной валюте как к противоправным действиям.

В указанных условиях, учитывая, что неясность и противоречия, возникшие в судебной практике по делам, связанным с неисполнением денежных обязательств, в том числе и с участием иностранных участников, оказывают негативное воздействие на хозяйственную практику, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ решил обобщить судебную практику в этой области и выработать необходимые рекомендации. Подготовка соответствующих разъяснений осуществлялась с учетом доктринальных положений, посвященных анализу денежных обязательств, их природы, структуры, определению соотношения понятий платежного средства и законного платежного средства.

Государство, писал Г.Ф. Шершеневич, заинтересовано в правильной постановке денежного обращения; государственное вмешательство выражается, во-первых, в том, что государство определяет, какое благо должно играть роль денег, и во-вторых, в том, что государство берет на себя всю техническую часть по приспособлению этого блага к требованиям денежного обращения*(3). "Принудительное обращение, или так называемый принудительный курс, составляет основной отличительный признак бумажных денег. Государство признает за ними способность погашать денежные обязательства как в отношении казны, так и в отношении частных лиц. В силу того что казна и частные лица обязаны принимать бумажные деньги, последние приобретают ценность, которая им совершенно чужда как вещам, как бумажным листкам. Бумажные деньги принимаются в обмен на товары не ради них самих, а потому, что их можно обменивать на товары"*(4).

Таким образом, в понятии законного платежного средства отражается роль государства в регулировании процесса денежного обращения.

В советской юридической литературе понятие законного платежного средства наиболее полно было исследовано в работах Л.А. Лунца, который связывал возможность установления государством правил, определяющих обязательность для кредитора принятия определенного вида имущества для целей прекращения обязательств с развитием функции денег как средства платежа*(5). Когда момент исполнения отсрочен, для государства "появляется возможность назвать тот предмет, который должен служить крайним и принудительным средством исполнения обязательств:

- крайним в том смысле, что предмет этот заменяет собой действительный предмет долга, если предоставление последнего становится невозможным без того, чтобы эта невозможность освободила должника;

- принудительным в том смысле, что должник может освободиться от обязательства предоставлением этого предмета, а веритель должен его принять, если не хочет впасть в просрочку"*(6).

В действующем законодательстве положения о законном средстве платежа содержатся в ГК РФ (ст. 140) и Федеральном законе от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (ст. 27-30; далее - Закон о Центральном банке).

В соответствии со ст. 140 ГК РФ законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации, является рубль. Закон о Центральном банке устанавливает, что официальной денежной единицей (валютой) Российской Федерации является рубль.

Закон о Центральном банке также определяет, что единственным законным платежным средством наличного платежа на территории Российской Федерации являются банкноты (банковские билеты) и монеты Банка России. Банкноты и монеты являются безусловными обязательствами Банка России, обеспечиваются всеми его активами и обязательны к приему по нарицательной стоимости во всех видах платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории Российской Федерации.

Данный Закон в части установления правил о денежном обращении имеет универсальный характер, содержащиеся в нем нормы применяются ко всем платежам независимо от основания их проведения. Положения ГК РФ регулируют более узкий круг отношений: при отсутствии специальных указаний они не распространяются на отношения публично-правового характера, возникающие при уплате налогов, обязательных платежей и т.п.

В Законе о Центральном банке отсутствует прямое указание на то, что номинал выпускаемых им монет и банкнот должен выражаться в рублях. Однако с учетом положений ст. 75 Конституции и ст. 27 Закона о Центральном банке обязательность номинирования (обозначения платежной силы) выпускаемых Банком России денежных знаков в официальной денежной единице Российской Федерации - рублях очевидна.

В обороте могут использоваться различные средства, исполняющие денежные функции, в том числе и функции средства платежа. Если закон не устанавливает обязательности их приема кредитором по номинальной стоимости, это само по себе не препятствует добровольному принятию их кредитором в оплату за товары, работы и услуги. Виды имущества, которые, по общему воззрению, передаются и принимаются как деньги, если их использование в качестве платежного средства государство не запрещает, как правило, признаются деньгами, а их передача кредитору рассматривается правом как действие по исполнению денежного обязательства (платеж).

В целях защиты национальной валюты государство, как правило, запрещает или ограничивает использование иностранных денежных знаков на своей территории. Так, денежные знаки в иностранной валюте могут использоваться для платежей на территории Российской Федерации в рамках, определенных законодательством о валютном регулировании и валютном контроле. Как устанавливает п. 2 ст. 140 ГК РФ, случаи, порядок и условия использования иностранной валюты на территории Российской Федерации определяются законом или в установленном им порядке.

Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле"*(7) (далее - Закон о валютном регулировании) предусматривает, что валютные операции между резидентами и нерезидентами осуществляются без ограничений, за исключением ряда операций, связанных с движением капитала, в отношении которых предусматриваются требования о резервировании и требования об использовании специальных счетов.

Валютные операции (в число которых входит и использование валютных ценностей в качестве средства платежа) между резидентами запрещены. Исключения из этого правила установлены ст. 9 Закона о валютном регулировании, которая, в частности, допускает использование валютных средств по операциям, связанным с выплатой по внешним ценным бумагам (в том числе закладным), за исключением векселей; по операциям при оплате и (или) возмещении расходов физического лица, связанных со служебной командировкой за пределы территории Российской Федерации; операций, связанных с переводами при исполнении бюджетов бюджетной системы Российской Федерации в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации.

Без ограничений осуществляются расчетные операции между резидентами и уполномоченными банками, связанные:

- с получением и возвратом кредитов и займов, уплатой сумм процентов и штрафных санкций по соответствующим договорам;

- с внесением денежных средств резидентов на банковские счета (в банковские вклады) (до востребования и на определенный срок) и получением денежных средств с банковских счетов (банковских вкладов) (до востребования и на определенный срок);

- с банковскими гарантиями, а также с исполнением резидентами обязательств по договорам поручительства и залога;

- с приобретением резидентами у уполномоченных банков векселей, выписанных этими или другими уполномоченными банками, предъявлением их к платежу, получением по ним платежа, в том числе в порядке регресса, взысканием по ним штрафных санкций, а также с отчуждением резидентами указанных векселей уполномоченным банкам в порядке, установленном Федеральным законом от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе";

- с куплей-продажей физическими лицами наличной и безналичной иностранной валюты и чеков (в том числе дорожных чеков), номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте, за валюту Российской Федерации и иностранную валюту;

- с уплатой уполномоченным банкам комиссионного вознаграждения;

- с иными валютными операциями, отнесенными к банковским операциям в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Валютные операции по сделкам между уполномоченными банками, совершаемыми ими от своего имени и за свой счет, осуществляются в порядке, установленном Центральным банком РФ.

Закон о валютном регулировании предусматривает также особый порядок осуществления валютных операций между нерезидентами (ст. 10).

Таким образом, законодательство не запрещает использование денежных знаков в виде банкнот, казначейских билетов, монет, находящихся в обращении и являющихся законным платежным средством наличного платежа на территории соответствующего иностранного государства (группы иностранных государств), в качестве средств платежа на территории Российской Федерации, но серьезно ограничивает их использование.

Однако в рамках, установленных Законом о валютном регулировании, расчеты в иностранной валюте могут быть произведены. И следовательно, нет препятствий для вынесения судом решения о взыскании с должника по денежному обязательству, если денежное обязательство в соответствии с его условиями должно (и в рамках законодательства о валютном контроле может) быть исполнено посредством передачи денежных средств в иностранной валюте.

Содержащиеся в комментируемом письме разъяснения (п. 1 и 2) основаны на рассмотренных выше теоретических положениях и обращают внимание судов на необходимость более детального исследования вопроса о наличии права кредитора требовать взыскания долга в иностранной валюте.

3. Бремя доказывания наличия предусмотренных законом оснований для осуществления расчетов в иностранной валюте возлагается на истца (п. 2 и 3 комментируемого письма). При вынесении решения о взыскании суд указывает взыскиваемые суммы в иностранной валюте в соответствии с правилами, предусмотренными процессуальным законодательством.

4. Решения суда о взыскании суммы долга в иностранной валюте подлежали исполнению в соответствии с порядком, установленным Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве"*(8) (далее - Закон об исполнительном производстве), то есть либо посредством направления исполнительного листа в банк или иное кредитное учреждение, где должник имеет счет в указанной в решении иностранной валюте, либо посредством передачи его взыскателем судебному приставу-исполнителю.

Банк или иное кредитное учреждение исполняли судебное решение в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 6 Закона об исполнительном производстве: банк или иная кредитная организация, осуществляющие обслуживание счетов должника, в трехдневный срок со дня получения исполнительного документа от взыскателя или судебного пристава-исполнителя исполняли содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств либо делали отметку о полном или частичном неисполнении указанных требований в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя.

При отсутствии на счете должника денежных средств в валюте, указанной в судебном решении, взыскание фактически не могло быть произведено. Исполнительный лист, предусматривающий взыскание в иностранной валюте, не мог быть предъявлен взыскателем банкам, ведущим рублевые счета должника, поскольку закон не предоставлял банкам право изменять порядок исполнения судебного решения.

При направлении исполнительного листа судебному приставу-исполнителю последний осуществлял его исполнение в соответствии с порядком, предусмотренным законом. Судебный пристав мог направить исполнительный лист для взыскания банку или иному кредитному учреждению, в котором находился счет должника в валюте, указанной в судебном решении.

При отсутствии у должника банковских счетов в указанной иностранной валюте или денежных средств на этих счетах исполнение решения арбитражного суда производилось судебными приставами за счет иного имущества должника, на которое обращалось взыскание. Имеющаяся у должника соответствующая наличная валюта изымалась и передавалась кредитору. Денежные средства в рублях передавались кредитору в количестве, определяемом по официальному курсу взыскиваемой иностранной валюты на день фактического исполнения (платежа).

Комментируемое письмо содержит разъяснения порядка исполнения решений в иностранной валюте (п. 6). Необходимость их подготовки была вызвана тем, что Закон об исполнительном производстве 1997 г. не урегулировал отношения, возникающие при исполнении судебных решений о взыскании денежных средств в иностранной валюте. Указанное обстоятельство не могло рассматриваться как довод, подтверждающий невозможность вынесения таких решений. Речь шла о явном законодательном пробеле, поскольку необходимость такого исполнения может возникнуть также при исполнении решений иностранного суда.

Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"*(9) предусмотрел, что взыскание по исполнительным документам при исчислении долга в иностранной валюте обращается на денежные средства должника в иностранной валюте, указанной в исполнительном документе, иной иностранной валюте или в рублях, о чем судебный пристав-исполнитель выносит соответствующее постановление.

При обращении взыскания на денежные средства должника в иностранной валюте, указанной в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель своим постановлением обязывает банк или иную кредитную организацию, в которых указанные денежные средства находятся на счетах и во вкладах, перечислить денежные средства в иностранной валюте на депозитный счет подразделения судебных приставов или на счет взыскателя (п. 4 и 2 ст. 72 указанного Закона).

При обращении взыскания на денежные средства должника в рублях судебный пристав-исполнитель своим постановлением обязывает банк или иную кредитную организацию, в которых указанные денежные средства находятся на счетах и во вкладах, купить иностранную валюту в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, и перечислить денежные средства в иностранной валюте в указанном выше порядке.

При обращении взыскания на денежные средства должника в иной иностранной валюте, чем указана в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель своим постановлением обязывает банк или иную кредитную организацию, в которой денежные средства должника находятся на счетах и во вкладах, продать иностранную валюту в размере задолженности, приобрести иностранную валюту, указанную в исполнительном документе, и перечислить денежные средства на счет службы судебных приставов или на счет взыскателя.

Если денежные средства должника находятся на счетах и во вкладах в банках или иных кредитных организациях, которым в соответствии с лицензией на осуществление банковских операций не предоставлено право осуществлять куплю-продажу иностранной валюты, то судебный пристав-исполнитель обязывает банк или иную кредитную организацию перечислить денежные средства в банк, имеющий такое право (п. 3 ст. 72 Закона).

Взыскатель может непосредственно обратиться в банк или кредитную организацию, в которых денежные средства должника находятся на счетах и во вкладах в той иностранной валюте, в которой произведено взыскание. В этом случае банк перечисляет денежные средства со счета должника на основании исполнительного документа на счет, указанный взыскателем, в порядке, установленном ст. 70 Закона.

В связи с изменением порядка исполнения судебных актов о взыскании долга в иностранной валюте соответствующие положения комментируемого информационного письма не подлежат применению.

При отсутствии денежных средств судебный пристав-исполнитель осуществляет продажу иного имущества должника. Такая продажа может производиться на территории Российской Федерации только за рубли. Вырученные от продажи денежные средства в рублях подлежат передаче кредитору в количестве, определяемом в приведенном выше порядке.

Принудительная и окончательная платежная сила рубля как законного платежного средства на территории Российской Федерации в данном случае проявляется в том, что кредитор в конечном счете должен удовлетвориться средствами в рублях по официальному курсу на дату исполнения и будет считаться просрочившим при отказе принять эти средства.

Аналогичное положение складывается и в ходе процедур банкротства, предусматривающих выплату кредиторам, чей долг был определен и подлежал погашению в иностранной валюте, денежных средств в рублях по курсу, определенному в установленном законом порядке. В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"*(10) состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, выраженных в иностранной валюте, определяются в рублях по курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации, на дату введения каждой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.

5. В связи с существенным изменением валютного законодательства и принятием после издания комментируемого разъяснения Закона о валютном регулировании в новой редакции п. 5 комментируемого письма, требующий для доказательства возможности осуществления расчетов в иностранной валюте представления разрешения Центрального банка РФ, не подлежит применению.

В соответствии с п. 2 ст. 5 Закона о валютном регулировании Центральный банк РФ и Правительство РФ издают в пределах своей компетенции акты органов валютного регулирования, обязательные для резидентов и нерезидентов. Если порядок осуществления валютных операций, порядок использования валютных счетов (включая установление требования об использовании специального счета) не установлены органами валютного регулирования в соответствии с Законом о валютном регулировании, валютные операции осуществляются, счета открываются и операции по счетам проводятся без ограничений. При установлении требований об использовании специального счета органы валютного регулирования не вправе вводить ограничения, не предусмотренные Законом о валютном регулировании. Пункт 3 ст. 5 Закона о валютном регулировании не допускает установления органами валютного регулирования требований о получении резидентами и нерезидентами индивидуальных разрешений.

6. В денежном обязательстве на должника возлагается обязанность передать кредитору определенную или определимую денежную сумму, которая выражается в денежных единицах. Традиционно в денежных обязательствах выделяют:

- валюту долга - денежную единицу, в которой выражена сумма обязательства, его ценностное значение;

- валюту платежа - денежные знаки, в которых должно производиться фактическое исполнение обязательства.

Действующее гражданское законодательство (п. 1 ст. 317 ГК РФ) требует, чтобы денежные обязательства были выражены в рублях. Данная норма содержит общее правило определения валюты по денежным обязательствам. Отсутствие в ней прямого указания на предписываемую валюту платежа восполняется правилами ГК РФ об объектах гражданских прав.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 140 ГК РФ рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации.

Приведенные выше положения ст. 27-30 Закона о Центральном банке позволяют сделать вывод, что при исполнении денежных обязательств на территории Российской Федерации платеж, как правило, должен производиться в валюте Российской Федерации - рублях. Такой платеж признается надлежащим, и кредитор не вправе отказаться от принятия законных платежных средств.

Использование средств в иностранной валюте для платежей возможно только в случае и порядке, предусмотренных законодательством о валютном регулировании и валютном контроле (п. 3 ст. 317 ГК РФ). Использование иностранных денежных единиц для целей определения суммы долга гражданским законодательством допускается без каких-либо ограничений. Не содержит таких ограничений и валютное законодательство.

ГК РФ содержит нормы, предусматривающие право сторон установить в денежных обязательствах валюту долга в иностранных или условных денежных единицах при сохранении рубля как средства (валюты) платежа (так называемые валютные оговорки). Соответствующая норма содержится в п. 2 ст. 317 ГК РФ: в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или условных денежных единицах. В этом случае подлежащая уплате сумма в рублях определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.

Полная форма валютной оговорки чаще всего выражается формулой: "Должник обязан уплатить цену товара (работ, услуг) ... долларов США (евро и т.п.), оплата производится в рублях по ... курсу на ... (дата определения курса)". В приведенном примере используется форма валютной оговорки, когда фиксация цены производится в более стабильной валюте.

По денежным обязательствам между резидентами, подлежащим исполнению на территории Российской Федерации, указание суммы долга в иностранной валюте или специальных правах заимствования чаще всего имеет целью только фиксацию цены, т.е. является косвенной валютной оговоркой. Кредитор, как правило, в указанных случаях может освободиться от долга, уплатив рублями по установленному в соответствии с законом официальному курсу.

Исходя из этого, в комментируемом письме (п. 3) обращается внимание на то, что в случае, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте без указания о его оплате в рублях, суду следует рассматривать такое договорное условие как предусмотренное п. 2 ст. 317 ГК РФ. Данное разъяснение предлагает судам исходить из соответствующей презумпции, которая может быть опровергнута, если при толковании договора суд придет к выводу о том, что стороны имели в виду произвести расчет в иностранной валюте.

7. В целях сохранения стабильности и обеспечения устойчивости оборота в разъяснении судам предлагается исходить из того, что стороны имели в виду валютную оговорку и в том случае, когда договором предусмотрено, что обязательство выражается и оплачивается в иностранной валюте, однако в силу правил валютного законодательства оно не может быть исполнено в иностранной валюте. Естественно, разъяснение указывает лишь на определенную презумпцию, которая должна быть использована судом, но которая может быть опровергнута при рассмотрении конкретного спора, с учетом условий конкретного договора.

В соответствии с п. 1 ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

О том, что стороны имели намерение произвести расчеты в иностранной валюте, могут, в частности, свидетельствовать: наличие у них права производить такие расчеты в соответствии с требованиями валютного законодательства; указание валютного счета кредитора или должника как счета, на который или с которого производятся расчеты.

Как указывает п. 2 ст. 431 ГК РФ, если буквальное толкование не позволяет определить содержание договора в целом, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующую практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

О намерении сторон установить в качестве валюты платежа иностранную валюту, к примеру, могут свидетельствовать такие факты, как осуществление ранее по аналогичным обязательствам платежей в иностранной валюте, платеж (полный или частичный) в иностранной валюте по денежному обязательству, возникшему из спорного договора.

Если суд с учетом изложенных выше презумпций все же придет к выводу, что стороны в нарушение требований валютного законодательства имели целью произвести платеж в иностранной валюте, то данное условие договора может быть признано недействительным, что по общему правилу не влечет недействительности договора в целом. В соответствии со ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что она была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Суд может признать недействительной сделку в целом, если по обстоятельствам дела установлено, что сделка без условия о расчетах в иностранной валюте не была бы сторонами совершена. Например, гражданин сдает в аренду автомобиль по договору, предусматривающему выплату арендной платы в иностранной валюте, поскольку арендодатель рассчитывает за счет полученных платежей погасить валютный кредит.

При отсутствии иных условий в договоре, содержащем валютную оговорку, сумма долга в рублях определяется по официальному курсу валюты или условных денежных единиц, в которых выражен долг. Фиксация курса национальной денежной единицы на данный момент называется валютной котировкой. Обязанность по установлению и публикации официальных котировок возложена на Банк России (ст. 53 Закона о Центральном банке).

8. Официальный курс рубля публикуется в средствах массовой информации ("Российская газета" и "Известия") способом прямой котировки. При прямой котировке за единицу принимается иностранная валюта (например, 1 доллар США равен ... рублям).

Поскольку диспозитивная норма п. 2 ст. 317 ГК РФ отсылает при определении курса к официальному курсу соответствующей валюты, в комментируемом информационном письме с учетом положений ст. 53 Закона о Центральном банке разъясняется, что под официальным курсом валют (условных денежных единиц) к рублю понимается курс, устанавливаемый Банком России.

В письме рассматривается порядок применения указанных норм в том случае, когда оговорка связывает курс рубля с курсом валюты, не котируемой Банком России (ситуация, достаточно редко встречающаяся на практике). В этом случае судам предложено исходить из данных о курсе этой валюты (единицы), устанавливаемом уполномоченным органом (банком) соответствующего государства или международной организацией к одной из иностранных валют или условных денежных единиц, котируемых Банком России. Таким образом, предлагается использовать метод непрямого пересчета, установив официальный курс соответствующей валюты (валюты долга) по отношению к одной из валют, котируемых Банком России, и с учетом этого определить курс данной валюты к рублю.

Такой же порядок предлагается использовать судам и в случаях, когда стороны выразили денежное обязательство в валюте (условных денежных единицах), не котируемой Банком России, и определили курс, отличный от официального, если стороны не могут представить доказательств существования такого курса и (или) порядка определения его размера (абз. 2 п. 13 и абз. 2 п. 14 комментируемого письма).

При использовании предусмотренной п. 2 ст. 317 ГК РФ валютной оговорки стороны могут установить иной порядок определения курса, поскольку официальный курс Банка России не всегда отражает цену валюты на рынках, доступных участникам расчетов. Банк России не обязан продавать и покупать валюту по объявленным им официальным курсам.

Учитывая диспозитивный характер положений п. 2 ст. 317 ГК РФ, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ обратил внимание судов на то, что стороны вправе в соглашении, предусматривающем валютную оговорку, установить собственный курс пересчета иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли или установить порядок определения такого курса (п. 12 комментируемого письма).

9. Положения п. 2 ст. 317 ГК РФ позволяют сторонам установить не только порядок, но и дату определения курса.

Датой платежа в судебной практике признается дата фактического платежа, а не установленный договором срок (дата) исполнения обязательств должником. Такой подход был избран судами при применении положений ст. 395 ГК РФ, которая привязывает определение размера процентов по общему правилу к дате платежа.

Пункт 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 указывает, что исходя из п. 1 ст. 395 ГК РФ в случаях, когда сумма долга уплачена должником с просрочкой, судом при взыскании процентов применяется учетная ставка банковского процента на день фактического исполнения денежного обязательства (уплаты долга), если договором не установлен иной порядок определения процентной ставки*(11).

Хотя никаких серьезных оснований для иной трактовки используемого в законе понятия не имелось, в ряде случаев суды при применении п. 2 ст. 317 ГК РФ под датой платежа понимали дату исполнения денежного обязательства, установленную в договоре. В связи с этим в комментируемом письме указывается, что, если законом или соглашением сторон дата пересчета не установлена, курс определяется на дату фактического платежа (п. 13).

10. Положения п. 2 ст. 317 ГК РФ оставляют открытым вопрос о том, на какой момент и по какому курсу должна определяться сумма платежа в рублях при предъявлении иска о взыскании просроченной задолженности, ценность которой выражена в иностранных или условных денежных единицах, что вызвало серьезные затруднения в судебной практике.

Поскольку платеж еще не произведен, ни кредитор, ни суд не могут определить размер задолженности на момент будущего фактического платежа, как это предусмотрено данной нормой. Поэтому суды, применяя указанное положение при рассмотрении споров о взыскании задолженности по денежным обязательствам с валютной оговоркой, предлагали следующие решения:

а) сумма задолженности определяется в рублях на дату предъявления иска и в дальнейшем не пересчитывается;

б) сумма задолженности в рублях определяется на дату вынесения решения и в дальнейшем не пересчитывается;

в) сумма задолженности в рублях может быть определена судом исходя из интересов кредитора либо на момент предъявления иска, либо на момент вынесения решения;

г) твердая сумма задолженности в рублях судом не определяется, а в решении указывается, что взысканию подлежит сумма в рублях, эквивалентная определенному количеству денежных единиц, в которых был выражен долг, по курсу на день фактического платежа.

Первый вариант в ситуации, когда стоимость валюты долга в отношении рубля, как правило, увеличивается, представляется в наибольшей степени несправедливым, поскольку кредитор не получает полного возмещения, на которое он рассчитывал, включая в договор валютную оговорку. По этой же причине неудовлетворителен и второй вариант.

Положительные моменты третьего варианта состоят в том, что суд может выбрать из двух возможных более выгодный для кредитора курс пересчета. Кроме того, такой подход отражает методику, нашедшую отражение в п. 1 ст. 395 ГК РФ, в соответствии с которой при взыскании долга в судебном порядке процентная ставка определяется судом либо на момент предъявления иска, либо на момент вынесения решения. При этом суд выбирает ставку, наиболее близкую к ставкам, существовавшим в период просрочки. Однако и при третьем варианте последующие после принятия судебного решения изменения курса не могут быть учтены, что побуждает должника затягивать погашение долга в надежде на дальнейшее обесценение валюты платежа.

Негативные стороны этого подхода могут быть устранены, если признать право кредитора требовать возмещения убытков, вызванных просрочкой уплаты долга, в том числе в виде убытков от обесценения валюты платежа в период просрочки, за которую должник отвечает, определяемых как разница между суммой в рублях по курсу на день вынесения решения (предъявления иска) и суммой в рублях по курсу на момент фактического платежа.

Четвертый вариант - вынесение решения без определения точной суммы в рублях - достаточно широко практиковался судами общей юрисдикции по искам граждан к банкам о выдаче валютных вкладов. Такое решение наиболее полно учитывает как цели, преследуемые сторонами при использовании валютной оговорки, так и норму закона, устанавливающую в качестве общего правила определение рублевого эквивалента на момент фактического платежа. В комментируемом разъяснении именно этот вариант был рекомендован судам.

Так, п. 10 комментируемого письма предусматривает, что, если согласно закону или договору курс для пересчета иностранной валюты в рубли должен определяться на дату вынесения решения или на более раннюю дату, суд самостоятельно осуществляет пересчет иностранной валюты в рубли и указывает в резолютивной части решения сумму основного долга в рублях.

Если же суд удовлетворяет требование о взыскании денежных сумм, которые подлежат уплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах, то в резолютивной части решения, как требует п. 11 комментируемого письма, должны, в частности, содержаться:

- указание об оплате взыскиваемых сумм в рублях и размер сумм в иностранной валюте (условных денежных единицах) с точным наименованием этой валюты (единицы);

- точное наименование органа (юридического лица), устанавливающего курс, на основании которого должен осуществляться пересчет иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли;

- указание момента, на который должен определяться курс для пересчета иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли.

Нельзя не отметить, что подобные решения вызывают сомнения с точки зрения их определенности.

Хотя процессуальные законы формально не требуют, чтобы в решении о взыскании денежная сумма была твердо установлена, вместе с тем резолютивная часть решения должна излагаться кратко, в императивной форме, чтобы у сторон и других лиц, участвующих в деле, а также у судебного исполнителя не было сомнений в ее содержании. Судебный приказ должен содержать указание на размер денежных сумм, подлежащих взысканию (п. 6 ч. 1 ст. 127 ГПК РФ). В соответствии с п. 1 ст. 171 АПК РФ в резолютивной части суд указывает общий размер подлежащих взысканию сумм с раздельным определением основной задолженности, убытков и неустойки (штрафов, пеней).

Решение о взыскании суммы в рублях в количестве, эквивалентном определенному числу денежных единиц в иностранной валюте по определенному курсу, точного указания о размере взыскания не содержит, что может вызвать и вызывает на практике серьезные затруднения при его исполнении. Судебному приставу-исполнителю для определения взыскиваемой суммы необходимо производить расчет по определенному курсу на дату платежа (или даты платежей, если погашение долга будет производиться частями).

Одновременно возникают проблемы определения даты платежа (момент выставления инкассового документа судебным приставом-исполнителем, момент списания средств со счета, момент поступления средств на счет судебного пристава-исполнителя, момент зачисления на счет взыскателя или выдачи ему средств и т.д.). Затруднения могут возникнуть у судебного пристава-исполнителя и при определении курса, по которому производится пересчет, если он установлен договором (например, по текущему курсу определенной биржи на дату платежа).

Закон об исполнительном производстве не предусматривает порядка исполнения решений судов, требующих расчета подлежащих взысканию сумм в рублях, что если не препятствует, то создает значительные затруднения при реализации прав взыскателя.

Еще большие проблемы возникают при исполнении решений о взыскании денежных средств через банки и иные кредитные организации (п. 2 ст. 6 Закона об исполнительном производстве). Обязанности указанных организаций по расчету сумм подлежащих взысканию средств в нормативном порядке не предусмотрены. Их роль состоит в списании средств на основании исполнительных документов; возложение на них функций определения взыскиваемой суммы противоречит их роли в процессе исполнения. В связи с этим на данный момент отказ банков от исполнения требований, в которых сумма взыскания точно не определена, нет оснований рассматривать как неправомерное действие.

11. Пункты 8 и 9 комментируемого письма касаются вопросов начисления процентов и пени по денежным обязательствам, выраженным в иностранной валюте.

В соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ размер процентов определяется учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо - в месте его нахождения.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (п. 51; далее - Постановление от 1 июля 1996 г. N 6/8) разъясняет, что в отношениях между организациями и гражданами Российской Федерации подлежат уплате проценты в размере единой учетной ставки Банка России по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования). В случаях, когда в соответствии с законодательством о валютном регулировании и валютном контроле денежное обязательство выражено в иностранной валюте и отсутствует официальная ставка банковского процента по валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, судам рекомендовалось определять размер процентов на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора.

В п. 8 комментируемого письма указывается, что в качестве одного из возможных источников информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора, судам следует рассматривать "Вестник Банка России", в котором публикуются средние по России ставки по таким краткосрочным кредитам.

Если отсутствуют и такие публикации, размер подлежащих взысканию процентов должен определяться на основании представляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам (п. 52 Постановления от 1 июля 1996 г. N 6/8).

12. Серьезные затруднения возникли при определении порядка начисления процентов при просрочке платежа в случаях применения валютной оговорки (п. 2 ст. 317 ГК РФ).

В целом ряде случаев арбитражные суды при начислении процентов за просрочку платежа применяли ставку рефинансирования Центрального банка РФ, начисляя ее на рублевый эквивалент суммы задолженности на день договорной даты платежа. Такой подход можно признать правомерным лишь для случаев, когда в соответствии с условиями обязательства конверсия (пересчет) должна производиться на указанный выше день. С этого момента задолженность выражается в рублях, а процентная ставка определяется в общем порядке.

Если же пересчет производится на дату фактического платежа, то проценты должны начисляться в порядке и размере, установленных для денежного долга, выраженного в иностранной валюте (п. 52 Постановления от 1 июля 1996 г. N 6/8).

Начисленная в таком порядке сумма процентов в денежных единицах (валюте) долга должна переводиться в рубли на дату конверсии, предусмотренную обязательством (по общему правилу - на дату фактического платежа).

Именно этот вариант нашел отражение в разъяснении, содержащемся в п. 9 комментируемого письма, предусматривающего, что законные или договорные проценты на сумму денежного обязательства, выраженного в соответствии с п. 2 ст. 317 ГК РФ, начисляются на сумму в иностранной валюте (условных денежных единицах), выражаются в этой валюте (единицах) и взыскиваются в рублях по правилам п. 2 ст. 317 ГК РФ. Аналогичные правила примеряются судом при начислении и при взыскании неустойки по денежному обязательству, выраженному в соответствии с п. 2 ст. 317 ГК РФ.

Если решение вынесено о взыскании рублей в сумме, эквивалентной определенному количеству валюты долга, проценты в соответствии с п. 11 комментируемого письма должны начисляться в валюте долга до дня фактической уплаты, а затем эта сумма должна переводиться в рубли. Обоснованность практики вынесения решений о взыскании процентов не в твердой сумме, а в сумме, определяемой на момент фактического взыскания, вызывает серьезные сомнения, поскольку решение утрачивает определенность. Более правильным и удобным с точки зрения практической реализации представляется определение твердой суммы процентов в рублях на дату вынесения решения.

Указанный вывод подтверждает и то обстоятельство, что суды крайне редко прибегают к вынесению подобных решений. Если же они выносятся, то во многих случаях взыскатель сталкивается с практическими затруднениями при его исполнении (например, в связи с отказом банков исполнять инкассовые поручения взыскателя, не соответствующие исполнительному листу ни по сумме, ни по валюте долга). В этих ситуациях суды вынуждены выносить определения об изменении порядка исполнения решения и определять твердую сумму (в том числе и процентов) в рублях на дату вынесения определения.

13. Поскольку Закон РФ от 9 декабря 1991 г. N 2005-1 "О государственной пошлине"*(12) предусматривал оплату госпошлины по искам и заявлениям, рассматриваемым в арбитражных судах, в рублях, при рассмотрении споров, связанных со взысканием сумм в иностранной валюте, у судов возникли многочисленные вопросы о порядке расчета сумм госпошлины. В частности, подлежит ли она оплате в валюте или в рублях и, если госпошлина уплачивается в рублях, как и на какой момент должна определяться сумма, с которой уплачивается пошлина.

В целом ряде случаев суды при вынесении решения производили пересчет сумм госпошлины, уплаченной в рублях с суммы долга в рублевом эквиваленте на момент подачи иска, исходя из сумм рублевого эквивалента на момент вынесения решения. Необходимость последующего пересчета обсуждалась и в ситуациях, когда истцом заявлялись требования об исполнении денежных обязательств с валютной оговоркой (п. 2 ст. 317 ГК РФ).

Учитывая возникавшие вопросы, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ разъяснил, что при взыскании в судебном порядке долга в иностранной валюте либо выраженного в иностранной валюте или условных денежных единицах по правилам п. 2 ст. 317 ГК РФ, а равно начисленных неустойки и (или) процентов цена иска определяется судом в рублях в соответствии с правилами п. 2 ст. 317 ГК РФ на день подачи искового заявления. Изменение курса иностранной валюты или условных денежных единиц по отношению к рублю в период рассмотрения спора не влияет на размер государственной пошлины.

В настоящее время отношения по уплате государственной пошлины регулируются гл. 25.3 Налогового кодекса РФ, который также устанавливает в рублях как цену иска, так и ставки госпошлины. Специальных правил, определяющих порядок определения цены иска при обращении в арбитражные суды при взыскании сумм в иностранной валюте и по обязательствам с валютной оговоркой, Налоговый кодекс РФ не содержит. В связи с этим нет оснований для признания содержащихся в п. 16 комментируемого письма разъяснений не подлежащими применению.

Определенные сомнения возникают в связи с положениями, содержащимися в подп. 3 п. 1 ст. 333.22 Налогового кодекса РФ, в соответствии с которым при увеличении истцом размера исковых требований недостающая сумма государственной пошлины доплачивается в соответствии с увеличенной ценой иска, а при уменьшении истцом размера исковых требований сумма излишне уплаченной государственной пошлины возвращается. Однако в рассматриваемом нами случае истец не увеличивает и не уменьшает цену иска; цена иска в иностранной валюте остается неизменной. В связи с этим данное положение не может быть применено к отношениям, связанным с подачей исковых требований в иностранной валюте, и по обязательствам с валютной оговоркой.


Л.А. Новоселова,

судья Высшего Арбитражного Суда РФ,

доктор юридических наук,

профессор


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Цит. по: Лунц Л.А. Денежные обязательства в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран // Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999. С. 300.

*(2) См.: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. С. 298 - 299.

*(3) Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 2: Товар. Торговые сделки. М., 2003. С. 51.

*(4) Там же. С. 54.

*(5) Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства: Юридическое исследование. М., 1927; Он же. Денежные обязательства в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран. М., 1948. В настоящее время данные работы переизданы: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999.

*(6) Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. С. 27 - 28.

*(7) Собрание законодательства Российской Федерации (далее - СЗ РФ). 2003. N 50. Ст. 4859; в редакции Федеральных законов от 29 июня 2004 г. N 58-ФЗ (СЗ РФ. 2004. N 27. Ст. 2711) и от 18 июля 2005 г. N 90-ФЗ (СЗ РФ. 2005. N 30 (ч. 1). Ст. 3101).

*(8) СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3591.

*(9) СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

*(10) СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

*(11) Вестник ВАС РФ. 1998. N 11.

*(12) СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 19. Утратил силу с принятием Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Л.А. Новоселова. Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации" (Наиболее актуальные вопросы предпринимательской деятельности. Комментарии судебной практики ВАС РФ. / Отв. ред. Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова). - Специально для системы ГАРАНТ, 2009


Автор


Новоселова Людмила Александровна - судья Высшего Арбитражного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор