Постановление Европейского Суда по правам человека от 29 сентября 2005 г. Дело "Мэтью против Нидерландов" [Mathew v. Netherlands] (жалоба N 24919/03) (III Секция) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(III Секция)

 

Дело "Мэтью против Нидерландов"
[Mathew v. Netherlands]
(Жалоба N 24919/03)

 

Постановление Суда от 29 сентября 2005 г.
(извлечение)

 

Обстоятельства дела

 

Заявитель был арестован на Арубе* (* Остров в архипелаге Малые Антильские острова, в Вест-Индии, в Карибском море, владение Нидерландов (прим. перев.).) по обвинению в причинении тяжких телесных повреждений. В период между октябрем 2001 года и до конца апреля 2004 года он находился в предварительном заключении в исправительном учреждении острова Аруба [Korrektie Instituut Aruba]. Большую часть этого срока он содержался под стражей в условиях особого режима, приравнивавшегося к одиночному заключению. Особый режим, имевший целью изолировать заявителя от других заключенных, был ему назначен после инцидента, в котором он нанес серьезную травму исполняющему обязанности начальника исправительного учреждения. После этого инцидента заявитель еще в двух других случаях нападал на сотрудников учреждения. Условиями режима предусматривалось, что заявителю не разрешалось покидать камеру без наручников и ножных кандалов (применение ножных кандалов прекратили спустя некоторое время). Ограничены были и контакты с внешним миром. Определенный период времени в потолке камеры, в которой содержался заявитель, была дыра, через которую проникал дождь. Камера была расположена на втором верхнем этаже здания тюрьмы исправительного учреждения, и заявитель подвергался действию жары от солнца. В здании не было лифтов. В июне 2002 года у заявителя установили наличие тяжелого заболевания позвоночника. Единственный нейрохирург на Арубе констатировал, что заявитель страдает грыжей межпозвонкового диска поясничного отдела позвоночника, и счел, что Мэтью необходима хирургическая операция. Врач попросил, чтобы заявителя обследовал другой нейрохирург для составления второго заключения, но второе обследование другим специалистом произведено не было. В августе 2002 года заявителю предоставили инвалидную коляску, но разрешение использовать ее было отменено после инцидента, случившегося в феврале 2003 года, когда он оторвал кусок металла от своего инвалидного кресла и использовал его как оружие против сотрудников учреждения. В определенные периоды времени заявитель проходил курс физиотерапии в больнице, но это лечение было прервано, предположительно, из-за того, что ввиду своего физического состояния он не мог передвигаться из камеры в автомобиль, который должен был доставлять его в больницу, и не мог сидеть прямо в автомобиле. Заявитель возбудил производство в суде, требуя улучшения условий содержания под стражей. Местный суд постановил, чтобы администрация учреждения периодически проверяла бы необходимость сохранения особого режима содержания заявителя.

В апреле 2003 года заявитель был признан виновным в инкриминируемом ему преступлении Объединенным судом правосудия Арубы и Нидерландских Антильских островов* (* Нидерландские Антильские острова - официальное название владения Нидерландов в Вест-Индии. Расположено на Малых Антильских островах. Остров Аруба в 1986 году вышел из федерации Антильских островов и получил статус территории Королевства Нидерландов с внутреннимсамоуправлением (прим. перев.).). Ему было назначено сравнительно мягкое наказание (лишение свободы сроком три года и шесть месяцев вместо пяти лет) по сравнению с тем, которое было бы обосновано тяжестью совершенного им преступления, ввиду назначенного ему необычно строгого режима содержания под стражей до суда. Обстоятельства дела оспариваются сторонами. Заявитель утверждает, что в дополнение к тому, что он содержался в одиночном заключении в унизительных условиях, он подвергался физическому насилию со стороны сотрудников учреждения, применение ножных кандалов причиняло ему физические травмы, и ему было отказано в срочно необходимом медицинском лечении.

 

Вопросы права

 

По поводу предварительных возражений государства-ответчика, касающихся статуса заявителя как жертвы нарушения требований Конвенции. Хотя Объединенный суд правосудия назначил заявителю сравнительно мягкую меру наказания с тем, чтобы таким образом компенсировать необычно строгий тюремный режим, назначенный ему, суд не признал - прямо или по сути - что заявитель является жертвой нарушения требований Статьи 3 Конвенции (предварительные возражения государства-ответчика отклонены).

По поводу соблюдения требований Статьи 3 Конвенции, что касается вопроса об отказе в предоставлении необходимого медицинского лечения. Европейский Суд приемлет тот факт, что с июня 2002 года заявитель страдал тяжким заболеванием позвоночника, что весьма вероятно затрудняло его физическую активность и делало ее болезненной для него. Однако Европейский Суд не может считать установленным, что заявитель утратил свои физические способности до степени обездвиженности.

Статью 3 Конвенции нельзя толковать таким образом, что якобы она требует, чтобы реализовывалось бы каждое желание и предпочтение заключенного относительно медицинского лечения. Из практических требований законного содержания под стражей могут вытекать ограничения, которые заключенный должен принять. Как правило, следует уважать выбор заключенным своего лечащего врача при условии, что заключенный сам оплачивает дополнительные любые расходы, не вызванные истинными медицинскими причинами.

Европейский Суд не счел, что отсутствие второго медицинского заключения по поводу необходимости проведения заявителю хирургической операции может быть поставлено в вину властям Нидерландов, поскольку доступная Суду информация указывает, что заявитель был готов выдвинуть условия принятия медицинского лечения.

Что касается отмены разрешения на использование инвалидного кресла после того, как заявитель оторвал кусок металла от своего инвалидного кресла и применил его как оружие против сотрудников учреждения, то власти были вправе считать это необходимой мерой по обеспечению безопасности персонала учреждения.

Что же касается курса физиотерапии, который потребовал для себя заявитель, то вопрос состоит в том, было ли лечение в тюрьме необходимо ввиду состояния здоровья заявителя. Хотя Европейский Суд приемлет тот факт, что перевозка в больницу причиняла заявителю неудобство в такой степени, что он, скорее, предпочел бы, чтобы физиотерапевт навещал бы его в тюрьме, по делу не было установлено, что состояние здоровья заявителя требовало именно лечения в тюрьме. В некоторые моменты времени заявитель был явно способен к чрезвычайной физической нагрузке (о чем свидетельствует эпизод с отрыванием куска металла от своего инвалидного кресла), а физиотерапевт, который обследовал его до освобождения, пояснил, что, несмотря на девять месяцев без лечения, заявитель мог самостоятельно пройти дистанцию, по меньшей мере, в 90 метров и выполнять сложные физические действия, такие как сгибание тела и подъем по ступеням лестницы. В этих обстоятельствах Европейский Суд пришел к выводу, что по делу не было установлено, что заявитель был лишен необходимой медицинской помощи.

 

Постановление

 

Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования Статьи 3 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу соблюдения требований Статьи 3 Конвенции, что касается вопроса об условиях содержания под стражей. Европейский Суд приемлет, что администрация исправительного учреждения сочла невозможным контролировать поведение заявителя иначе как в условиях строго режима. Однако администрация отдавала себе отчет в том, что заявитель не был тем лицом, которое можно было содержать в учреждении в обычных условиях, и что особый режим, разработанный для него, причинял ему необычные страдания. Были сделаны попытки смягчить положение заявителя до некоторой степени, но государство-ответчик могло и должно было сделать больше в этом направлении. В соответствующее время на Арубе не было помещения, пригодного для содержания заключенных, находившихся в таком же плачевном состоянии, как заявитель (такое помещение только сейчас начали там строить), но, похоже, не было предпринято никаких попыток подыскать надлежащее место содержания под стражей для заявителя где-либо еще в Нидерландах.

В заключение Европейский Суд отмечает, что имело место нарушение Статьи 3 Конвенции в том, что заявитель содержался в одиночном заключении чрезмерно длительный и неоправданно затянувшийся период времени, содержался, по крайней мере, в течение семи месяцев в камере, в которой ему не обеспечивалась адекватная защита от погоды и климатических условий, и в таком месте тюрьмы, откуда он мог выйти на прогулку и разминку на свежем воздухе только за счет излишних физических страданий, которых можно было избежать.

 

Постановление

 

Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 29 сентября 2005 г. Дело "Мэтью против Нидерландов" [Mathew v. Netherlands] (жалоба N 24919/03) (III Секция) (извлечение)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2006


Перевод: Власихин В.А.