Письмо Ассоциации российских банков от 10 апреля 2007 г. N А-01/1Е-183 "О приведении Постановления Правительства Российской Федерации от 25.05.05 N 328 в соответствие со статьей 13.1 Федерального закона "О банках и банковской деятельности"

Письмо Ассоциации российских банков от 10 апреля 2007 г. N А-01/1Е-183
"О приведении Постановления Правительства Российской Федерации от 25.05.05 N 328 в соответствие со статьей 13.1 Федерального закона "О банках и банковской деятельности"

ГАРАНТ:

См. также письмо Ассоциации российских банков от 23 ноября 2007 г. N А-01/5-604


Ассоциация российских банков третий раз обращается к Вам просьбой рассмотреть вопрос о приведении пункта 24 Постановления Правительства РФ от 25.05.07 N 328 "Об утверждении Правил оказания услуг подвижной связи" (далее - Постановление N 328) в соответствие со статьей 13.1 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках). В ответ на первый запрос АРБ от 16.10.06 N А-01/5-516 мы получили ответ Министерства информационных технологий и связи Российской Федерации (письмо от 13.11.06 N БА-П12-4070 прилагается), в котором был сделан вывод, что внесение изменений в Постановление N 328 является нецелесообразным. В ответ на второй запрос АРБ от 09.02.07 N А-01/5-75, адресованный в Правительство РФ, был получен ответ из Министерства информационных технологий от 14.03.07 N БА-П12-1187 (письмо прилагается), из которого следует, что никаких противоречий между нормами статьи 13.1 Закона о банках и пункта 24 Постановления N 328 не усматривается. Ассоциация российских банков не согласна с позицией Мининформсвязи России по следующим основаниям.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату названного постановления Правительства РФ следует читать как "25 мая 2005 г."


Федеральным законом от 27.07.06 N 140-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" и статью 37 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" (далее - Закона N 140-ФЗ) Закон о банках дополнен статьей 13.1, которая установила специальный порядок совершения платежей через некредитные организации. Согласно указанной норме, некредитная коммерческая организация получила право принимать наличные платежи за услуги связи от физических лиц при условии обязательного выполнения следующих требований: во-первых, некредитная организация должна заключить договор с кредитной организацией; во-вторых, кредитная организация должна заключить договор с оператором связи. Только в этом случае коммерческая организация получает право заключить договор с потребителем услуг связи.

Таким образом, операцию по приему платежей за услуги связи через некредитную коммерческую организацию, согласно статье 13.1 Закона о банках, должны обслуживать два договора, а расчеты - проводиться только при обязательном участии кредитных организаций.

Пункт 24 Постановления N 328 устанавливает иное правило, согласно которому оператор связи может напрямую, т.е. минуя кредитную организацию, заключить договор с третьим лицом (некредитной организацией) на прием платежей.

Из сказанного следует, что механизм расчетов, предусмотренный пунктом 24 Постановления N 328, не соответствует требованиям, установленным статьей 13.1 Закона о банках, т.е. актом, имеющим большую юридическую силу, при этом участие кредитной организации в осуществлении переводов не предполагается.

По мнению Мининформсвязи России, правоотношения, установленные пунктом 24 Постановления N 328 не противоречат статье 13.1 Закона о банках, поскольку они не связаны с банковским переводом. Следовательно, статья 13.1 Закона о банках к ним не применяется. Мининформсвязи России полагает, что правоотношения, урегулированные пунктом 24 Постановления N 328, следует квалифицировать как агентский договор, который регулируется главой 52 ГК РФ. Указанная позиция ничем не отличается от позиции ряда недобросовестных коммерческих организаций, которые "прикрываются" конструкцией агентского договора с целью обхода Закона о банках. Ассоциация российских банков считает аргументацию Мининформсвязи России необоснованной с правовой точки зрения и опасной с точки зрения нарушения государственных интересов по следующим причинам.

Любые расчетные операции могут быть определены как действия, направленные на получение или передачу денежных средств в интересах клиента. При этом в качестве юридической формы таких действий может быть использована практически любая гражданско-правовая конструкция посреднического характера (договор поручения, договор комиссии, агентский договор). Лица, желающие переслать денежные средства, могут также использовать различные способы - они могут воспользоваться услугами банков (банковский перевод), организаций связи (почтовый перевод), действующих в Российской Федерации платежных систем или неформальных операторов денежных переводов, включая индивидуальных предпринимателей, торговцев, туристические агентства, бензозаправочные станции и т.п.

На практике используются, в основном, две правовые конструкции: осуществление платежей на основании агентских договоров, заключенных торговыми организациями с получателями денежных средств, или с использованием предоплаченных карт эмитентов, не являющихся кредитными организациями (например, через Интернет).

Независимо от того, является ли данный вид деятельности основным или вспомогательным, и известны операторы переводов денег властям или нет, они все выполняют одинаковую услугу: принимают денежные средства от населения в одном месте с обязательством выплатить эти средства в другом месте.

Следовательно, указанные действия всегда подпадают под определение перевода средств независимо от того, каким посредником и в какой форме они осуществляются. Таким образом, вид договора (юридическая форма), заключенного между оператором связи и получателем платежа, не может изменить юридическую квалификацию подобных операций как переводов денежных средств, которая вытекает из их экономической сущности.

Вместе с тем, переводы средств без открытия счета, выполняемые некредитными организациями, оказываются вне государственного надзора и вне сферы действия законодательства, обеспечивающего финансовую и валютную безопасность государства, вне мероприятий по борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма. Очевидно, что именно неформальные операторы перевода денег чаще всего становятся объектом использования преступниками и террористами. Международная практика показывает, что риск отмывания денег и финансирования терроризма резко повышается в случае осуществления больших объемов международных расчетов вне банковской системы, в отношении которых контрольные органы не имеют полной информации.

Отсутствие гарантий прав физических лиц, осуществляющих платежи через небанковских операторов денежных переводов, аналогичных гарантиям, предоставляемых кредитными организациями, а также уполномоченного надзорного органа, осуществляющего контроль за деятельностью таких операторов, приводит к возникновению мошеннических схем, позволяющих незаконно завладеть денежными средствами граждан, а также к массовым неплатежам за коммунальные услуги и услуги за обслуживание жилищного фонда, при абсолютной исправности плательщика. Так, например, еще в начале 2005 года в Саратове был открыт псевдопункт по приему коммунальных платежей. За период с 17 января по 15 февраля 2005 года мошенникам удалось собрать с населения около 140 тысяч рублей ("Саратовская панорама, 18.02.05 N 15). И подобные факты не единичны.

Именно в целях борьбы с указанными негативными явлениями и был принят Закона N 140-ФЗ. Он должен был поставить неформальных операторов связи под косвенный контроль государства (Банка России), обязав их переводить принятые от граждан средства только через кредитные организации, которые, в свою очередь, поднадзорны Банку России. По нашему мнению, позиция, занятая Мининформсвязи России, препятствует надлежащему исполнению Закона о банках на практике, поскольку неформальные операторы связи до настоящего времени ссылаются на норму статьи 24 Постановления N 328.

Длительное нерешение данного вопроса может стать причиной оспаривания заинтересованными лицами нормы статьи 24 Постановления N 328 в судебном порядке.

В связи с изложенным, Ассоциация российских банков просит Вас еще раз вернуться к решению вопроса о признании пункта 24 Постановления N 328 утратившим силу.


Президент Ассоциации

Г.А.Тосунян



Письмо Ассоциации российских банков от 10 апреля 2007 г. N А-01/1Е-183 "О приведении Постановления Правительства Российской Федерации от 25.05.05 N 328 в соответствие со статьей 13.1 Федерального закона "О банках и банковской деятельности"


Текст письма размещен на сайте Ассоциации российских банков в Internet (http://www.arb.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.