Письмо Ассоциации российских банков от 2 ноября 2009 г. N А-01/5-684 "О правомерности наличия договорного условия об изменении процентной ставки по кредиту"

Письмо Ассоциации российских банков от 2 ноября 2009 г. N А-01/5-684
"О правомерности наличия договорного условия об изменении процентной ставки по кредиту"


Ассоциация российских банков благодарит за ответ, подготовленный Главным управлением по надзору за исполнением федерального законодательства Генеральной прокуратуры РФ (далее - Ответ), и изучение проблемы, означенной в письме АРБ от 14.09.2009 N А-01/5-558, по вопросу о правомерности наличия договорного условия о праве кредитной организацией на изменение в одностороннем порядке процентной ставки по кредиту.

В то же время банковское сообщество не может согласиться с аргументацией, предлагаемой Генеральной прокуратурой РФ, по основаниям, изложенным в Заключении АРБ (прилагается).

Полагаем, что точка зрения, изложенная в Ответе, не учитывает требований действующего законодательства, особенностей кредитного договора и позиции Конституционного Суда РФ.

Кроме того, в Ответе проигнорирован такой довод, как наличие позиции Правительства РФ по отклоненному законопроекту, предусматривающему поправки в статью 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", на основании которых устанавливается запрет на определение в кредитных договорах, заключаемых с физическими лицами, права банков на увеличение процентной ставки по кредиту в одностороннем порядке, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

В этой связи полагаем, что правовая позиция Генеральной прокуратуры РФ может быть уточнена на основании проведения более тщательного анализа норм, регулирующих кредитные правоотношения.

Также необходимо отметить, что наличие в действующем законодательстве нормы, предоставляющей возможность предусматривать в кредитном договоре право банка на изменение размера процентной ставки в одностороннем порядке, является обоснованным и с экономической точки зрения.

Установление процентных ставок по кредитам, выдаваемым банками, находится в прямой зависимости от нескольких параметров, в том числе от стоимости привлечения средств, которая формируется, в том числе с учетом размера ставки рефинансирования Банка России, норм обязательного резервирования и других параметров, значения которых подвержены колебаниям во времени, в связи с чем предсказать с достаточной степенью вероятности их изменение в средне- и долгосрочной перспективе не представляется возможным. При этом достоверность прогноза снижается пропорционально увеличению сроков кредитования.

Заключение с заемщиком кредитного договора с условием возможного повышения процентной ставки позволяет банку учитывать риски удорожания стоимости привлеченных средств в течение срока действия договора. Таким образом, повышение банками ставок по ранее выданным кредитам в подавляющем большинстве случаев обусловлено необходимостью минимизации потерь и сохранения ликвидности, особенно в условиях финансового кризиса.

В условиях отсутствия действенного механизма хеджирования процентных рисков в долгосрочной перспективе, а также недостаточности источников долгосрочного финансирования с фиксированной процентной ставкой введение предлагаемого запрета на увеличение процентной ставки неизбежно приведет к ухудшению финансового состояния и устойчивости банков и, как следствие, непосредственно затронет интересы кредиторов этих банков, в том числе физических лиц - вкладчиков, поскольку на определенном этапе может повлиять на способность банков своевременно и в полном объеме исполнять обязательства по депозитам.

Принимая во внимание изложенное, Ассоциация российских банков просит Вас еще раз вернуться к рассмотрению вопроса о правомерности наличия договорного условия об изменении процентной ставки по кредиту.

При этом полагаем, что данная проблема может быть предварительно рассмотрена в рамках рабочей встречи с участием должностных лиц Генеральной прокуратуры РФ и представителей банковского сообщества. С этой целью Ассоциация российских банков выражает готовность в ближайшее время организовать такую встречу, включив в повестку дня и иные вопросы, связанные с применением норм действующего законодательства.

В этой связи просим Вас принять участие в указанной встрече и согласовать с АРБ дату и время ее проведения.

Приложение на 5 л.


С уважением,

Президент

Г.А. Тосунян


Заключение
Ассоциации российских банков на ответ Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства Генеральной прокуратуры РФ от 05.10.2009 N 73/1-1391-09


Специалисты Ассоциации российских банков проанализировали позицию Генеральной прокуратуры РФ, изложенную в ответе от 05.10.2009 N 73/1-1391-09 (далее - Ответ) на письмо АРБ от 14.09.2009 N А-01/5-558, по вопросу о правомерности наличия договорного условия о праве кредитной организацией на изменение в одностороннем порядке процентной ставки по кредиту и сообщают следующее.

1. В Ответе указано, что Федеральный закон от 01.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закона N 395-1) "не конкретизирует особенности заключения и исполнения кредитных договоров с гражданами-потребителями". Кроме того, в Ответе говорится, что "право банка на одностороннее изменение (увеличение или уменьшение) ставки по кредитному договору, заключенному с гражданином, не являющимся индивидуальным предпринимателем, должно быть прямо предусмотрено в законе. Статья 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", положения ГК РФ и иных федеральных законов такого права банка прямо не предусматривают".

Для обоснования такой позиции приводятся нормы статьи 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закона N 15-ФЗ) и нормы статьи 310 ГК РФ.

1.1. Согласно статье 9 Закона N 15-ФЗ в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-I "О защите прав потребителей" (далее - Закон N 2300-I) и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

Пунктом 1 статьи 1 Закона N 2300-I установлено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом РФ, Законом N 2300-I, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Так, порядок заключения кредитного договора установлен параграфом 2 Главой 42 "Заем и кредит" ГК РФ, а также специальным Законом N 395-I, регулирующим банковскую деятельность, к которой относится, в частности, размещение привлеченных денежных средств (кредитование).

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 N 6, от 25.10.1996 N 10, от 17.01.1997 N 2, от 21.11.2000 N 32, от 10.10.2001 N 11, от 06.02.2007 N 6, от 11.05.2007 N 24) (далее - Постановление N 7) Верховный Суд РФ, ссылаясь на статью 9 Закона N 15-ФЗ и пункт 1 статьи 1 Закона N 2300-I, разъяснил, что в тех случаях, когда отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей, помимо норм ГК РФ, регулируются и специальными законами Российской Федерации, то к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон N 2300-I может применяться в части, не противоречащей ГК РФ и специальному закону. При этом необходимо учитывать, что специальные законы, принятые до введения в действие части второй ГК РФ, применяются к указанным правоотношениям в части, не противоречащей ГК РФ и Закону N 2300-I.

Необходимо отметить, что на основании Федерального закона от 03.02.1996 N 17-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" (вступил в силу 10.02.1996) Закон N 395-I полностью изложен в новой редакции. Закон N 395-I не противоречит второй части ГК РФ и принят после вступления в силу Закона N 2300-I.

Таким образом, специальные нормы банковского законодательства, в частности статья 29 Закона N 395-I, пользуются приоритетом перед нормами Закона N 2300-I.

1.2. Из буквального толкования нормы части второй статьи 29 Закона N 395-I следует, что банк вправе в одностороннем порядке изменять, в частности размер процентов по кредитам и вкладам (депозитам), если такое право установлено в законе или договоре. При этом в части второй статьи 29 Закона N 395-I не определен субъектный состав лиц, с которыми банк заключает соответствующие договоры. Такими лицами могут быть граждане и юридические лица.

По общим правилам в договоре может быть установлено любое, не противоречащее закону условие (статьи 421 ГК РФ).

Действующим законодательством установлены правила определения банком размера процентов по вкладам. Так, по вкладу, внесенному до востребования, банк вправе изменять, в том числе уменьшать размер процентов (пункт 2 статьи 838 ГК РФ), а по срочным вкладам, внесенным гражданином, банк не вправе уменьшать размер процентов, если иное не предусмотрено законом (пункт 3 статьи 838 ГК РФ, часть третья статьи 29 Закона N 395-I). При этом по договору такого банковского вклада, заключенному банком с юридическим лицом, размер процентов не может быть односторонне изменен, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 3 статьи 838 ГК РФ).

Обращаем внимание на тот факт, что конструкция норм пункта 2 статьи 838 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что правила об одностороннем уменьшении процентов по вкладу до востребования распространяются как на юридических, так и на физических лиц, в том числе не являющихся индивидуальными предпринимателями. Вместе с тем, в пункте 3 статьи 838 ГК РФ четко определено право банка на уменьшение (изменение) размера процентов по договорам срочного банковского вклада, заключенного с гражданами и с юридическими лицами.

Таким образом, порядок изменения (уменьшения) процентов по вкладу четко регламентирован законом.

Согласно пункту 1 статьи 16 Закона N 2300-I условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Вместе с тем, действующее законодательство, в том числе Закон N 2300-I, не содержит правил о порядке установления процентов по кредиту по договорам, заключенным с определенными субъектами правоотношений, в частности с физическими лицами, не осуществляющими предпринимательскую деятельность.

В соответствии со статьей 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Системное толкование вышеуказанных норм позволяет сделать вывод о том, что закон, в частности статья 29 Закона N 392-I, позволяет банку предусмотреть в договоре с клиентом условие об изменении процентной ставки по кредиту в одностороннем порядке, в том числе в сторону увеличения.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного Федерального закона следует читать как "N 395-I"


Таким образом, наличие в договоре с физическим лицом такого условия не может рассматриваться как противоречащее действующему законодательству и ущемляющее права гражданина.

2. В Ответе в обоснование позиции приводится ссылка на Постановление Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П (далее - Постановление N 4), в котором приведен анализ правоотношений, вытекающих из договора срочного банковского вклада. Из Ответа следует, что "выводы Конституционно Суда РФ применимы к договору кредитования, заключаемому между гражданином и кредитной организацией".

Полагаем, что такая точка зрения является необоснованной по следующим основаниям.

В Постановлении N 4-П приведен анализ требований пункта 3 статьи 838 ГК РФ во взаимосвязи со статьей 29 Закона N 395-I в редакции, действовавшей до внесения на основании Федерального закона от 02.11.2007 N 248-ФЗ в нее изменений.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что Гражданский кодекс РФ, в отличие от части второй статьи 29 Закона N 395-I, не допускает включения в договор срочного банковского вклада с гражданином условия о возможности одностороннего изменения банком процентных ставок в случаях, когда это предусмотрено только договором.

Кроме того, в Постановлении N 4-П сделан акцент на то, что договор банковского вклада относится к договорам присоединения, имеющим публичный характер, условия которого определяются банком в стандартных формах.

Вместе с тем, кредитный договор не является публичным договором и не относится к договорам присоединения, исходя из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Однако пунктом 1 статьи 819 ГК РФ установлено, что по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. Из формулировки пункта 1 статьи 819 ГК РФ следует, что банк самостоятельно устанавливает условия предоставления кредита. При этом согласно требованиям Банка России, содержащимся в Положении Банка России от 26.03.04 N 254-П "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности", при предоставлении кредита банки обязаны оценивать кредитные риски с учетом финансового состояния заемщика и обеспечения возврата кредитных и иных факторов, способных влиять на платежеспособность заемщика. При этом при наличии сомнений в платежеспособности потенциального заемщика банк вправе отказать ему в предоставлении кредита.

Кредитные организации при заключении с физическими лицами кредитных договоров нередко используют разработанные ими типовые формы таких договоров. Однако в таких формах договоров всегда отсутствует сумма кредита и срок его погашения, поскольку указанные условия заключения договоров с использованием таких форм могут быть разными даже при предоставлении кредитов определенного вида. Например, используя разработанную банком форму кредитного договора, банк предоставляет потребительские кредиты разным заемщикам - физическим лицам с разными сроками погашения ссудной задолженности и/или на разные суммы. Таким образом, заемщик всегда согласовывает с банком такие существенные условия кредитного договора, как его срок и сумма кредита.

Из этого следует, что заключенный банком кредитный договор с физическим лицом с использованием разработанной банком формы договора не может рассматриваться как договор присоединения, поскольку в такой форме отсутствует один из признаков договора присоединения - неизменяемые условия договора, включая срок и сумму кредита.

Таким образом, исходя из правового и экономического смысла предоставления кредита, кредитный договор не может быть квалифицирован как договор присоединения и не может носить публичный характер (статья 426 ГК РФ), поскольку банк не обязан предоставлять кредит каждому, кто к нему обратится. Обязанность по предоставлению кредита конкретному лицу возникает у банка только после заключения договора.

Кроме того, в ГК РФ отсутствуют специальные правила о заключении кредитного договора, что свидетельствует о том, что порядок заключения кредитного договора должен подчиняться общим положениям о заключении гражданско-правового договора, содержащимся в главе 28 ГК РФ (статьи 432-449 ГК РФ). Следовательно, кредитный договор считается заключенным, если он совершен в простой письменной форме и если сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (статья 432 ГК РФ), к которым, в частности относятся сумма кредита и срок его возврата.

Данная позиция подтверждается в монографии М.И. Брагинского и В.В. Витрянского (см. М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований". Книга 5. В 2-х томах, Том 1, Статут, 2006. С. 378). Указанные авторы утверждают следующее:

"Применительно к кредитному договору модель договора присоединения вовсе не применима, поскольку она исключает возможность выработки каких-либо условий договора по воле обеих сторон и урегулирования договорных разногласий. Кроме того, условия кредитного договора не могут быть стандартными, одинаковыми для всех заемщиков, напротив, они должны учитывать финансовое положение каждого из заемщиков и их возможности по возврату полученных кредитов.

Таким образом, применительно к порядку заключения кредитного договора мы можем констатировать не только отсутствие в ГК РФ специальных правил, регулирующих его заключение, но и невозможность применения общих положений об особом порядке заключения договоров, рассчитанных на определенные типовые договорные конструкции (публичный договор, реальный договор, договор присоединения).".

На основании изложенного считаем, что ссылка в Ответе на позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Постановлении N 4-П, является неправомерной и необоснованной в силу разного правового регулирования кредитного договора и договора банковского вклада.

Необходимо отметить, что содержащийся в действующем законодательстве запрет на уменьшение процентной ставки по договору срочного вклада (депозита) является обоснованным, поскольку, исходя из доктринального толкования данных правоотношений, внесение денег в депозит по существу рассматривается как заем, где заемщиком является банк, а гражданин - кредитором. Однако в кредитных правоотношениях наоборот банк несет кредитные риски.

Следует обратить внимание на то, что подобный подход сформулирован в пункте 1 Определения Конституционного Суда РФ от 29.01.2009 N 190-О-О, в котором подчеркивается, что в условиях, когда заявитель выступает не в качестве кредитора, а в качестве должника банка "сама по себе часть вторая статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", согласно которой кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, во взаимосвязи с иными положениями гражданского законодательства не может расцениваться как нарушающая какие-либо конституционные права и свободы заявителя. Определение же в федеральном законе оснований для изменения кредитной организацией в одностороннем порядке размера процентной ставки по кредитному договору, на чем настаивает заявитель, относится к исключительной компетенции федерального законодателя".

Кроме того, из смысла Определения Конституционного Суда РФ от 16.04.2009 N 494-О-О следует, что позиция Конституционного суда РФ, приведенная в Постановлении N 4-П, применима исключительно к договору банковского вклада.

Пунктом 2 статьи 3 ГК РФ установлено, что нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу РФ.

Норма части второй статьи 29 Закона N 395-I не противоречит Гражданскому кодексу РФ, что подтверждается вышеприведенным анализом действующего законодательства и позицией Конституционного Суда РФ.

Принимая во внимание изложенное, полагаем, что правовая позиция, приведенная в Ответе Генеральной прокуратуры РФ, не основана на законе и не учитывает специфики правового регулирования кредитных отношений.


Исполнительный
вице-президент АРБ
по правовым вопросам

А.В. Емелин




Письмо Ассоциации российских банков от 2 ноября 2009 г. N А-01/5-684 "О правомерности наличия договорного условия об изменении процентной ставки по кредиту"


Текст письма размещен на сайте Ассоциации российских банков в Internet (http://www.arb.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.